<<
>>

Раздел 2 Конституционные следствия из действия принципа разделения властей

Разделение властей требует соблюдения независимости каждой из государственных властей и соблюдения правил о размежевании компетенции, и в частности правила об отдельном функционировании судебной власти и аппарата управления с наделением каждой из них соответствующей компетенцией.
В той мере, в какой разделение властей неразрывно связано с сущностью республиканского режима, может возникнуть также и вопрос о способах пересмотра Конституции. Все государственные органы должны осуществлять свои властные полномочия при полней независимости, естественно, за исключением случаев, когда конституционный акт в точной форме ограничивает эту независимость. Отсюда и ряд следствий. 1. Законодатель не вправе связывать осуществление компетенции исполнительной власти с согласием какой-либо иной власти. На этом основании Конституционный совет опротестовывал законоположения, которые: — подчиняли осуществление регламентарных полномочий правительства правилам, разрабатываемым «независимым управленческим органом» (решение от 18 сентября 1986 г.); — связывали применение закона с «обязательным заключением соглашений между министром сельского хозяйства и представительными организациями частного сельскохозяйственного обучения» (решение от 27 июля 1978 г.); — выдвигали перед правительством настоящие ультимативные требования (решение от 17 января 1979 г.); — обязывали правительство отложить законопроект (решение от 16 января 1962 г.); — в весьма общей форме (речь шла о регламенте палаты Парламента) ограничивали прерогативы правительства или увеличивали полномочия Парламента по отношению к правительству (решения от 24 и 25 июня 1959 г., от 20 ноября 1959 г., от 8 июля 1966 г., от 28 июня 1972 г. и т.д.). 2. Законодатель не вправе ограничивать свою собственную компетенцию; но поскольку законом можно всегда переделать то, что сделано на основе закона, то, соответственно, законоположение, обусловливающее голосование будущего закона какими-либо сроками либо вмешательством другого органа, не имеет обязывающего характера. А поэтому нет никаких оснований проверять его соответствие Конституции (решение от 27 июля 1982 г.). 3. Ни законодатель, ни правительство не вправе подвергать проверке решения судебно-юрисдикционных инстанций или направлять им распоряжения (решение от 22 июля 1980 г.); согласно статье 126 Уголовного кодекса «виновны в нарушении долга службы и караются гражданской деградацией государственные должностные лица, которые по совместному обсуждению решат подать в отставку, целью или последствием которой будет воспрепятствование или прекращение отправления правосудия». 4. Судьи не вправе ни вмешиваться в осуществление законодательной власти, ни налагать запреты на исполнение распоряжений органов управления. Статья 127 Уголовного кодекса объявляет виновными в нарушении долга службы и карает гражданской деградацией судей, которые таким образом выходят за пределы своих полномочий. Надзор за невмешательством судей и прерогативы других властей осуществляет также генеральный прокурор при Кассационном суде, действующий по указанию министра юстиции.
II. Соблюдение правил о компетенции Некоторые из правил о компетенции вытекают из разделения властей и в этом качестве имеют конституционное значение. Но такое качество признается отнюдь не за любой нормой о размежевании компетенции внутри государственного механизма власти; оно признается лишь за нормами, определяющими сущность функций каждой из трех самостоятельных властей. 1. Ни одна из властей не вправе подменять две других. Ни законодатель, ни правительство не могут заменить судебные органы в разрешении подсудных им споров. Этот принцип поднимает проблему относительно сущности законов о толковании. Вот одна из ситуаций такого рода: законодатель может не согласиться с тем, что суды применяют закон в первой инстанции не в соответствии с его намерением, и на этом основании издать «интерпретирующий закон», который в таком случае будет иметь обратную силу. Как должен поступать в этом случае апелляционный суд? Это спорный вопрос, так как законодатель в определенном смысле подменяет здесь судебные органы. Судья не вправе подменять законодателя, издавая регламентирующие судебные постановления общего характера; этот принцип сформулирован в статье 5 Гражданского кодекса и в статье 127 Уголовного кодекса и, несомненно, также имеет конституционное значение. 2. Напротив, сложившиеся в условиях парламентского режима взаимоотношения между законодательной и исполнительной властью затрудняют установление стабильных правил о размежевании компетенции между Парламентом и правительством в условиях их жесткой привязки к принципу разделения. Поэтому Конституционный совет с 1982 г. занял гибкую позицию по этому вопросу, допуская возможность проникновения закона в регламентарную сферу. III. Отделение административной и судебной властей 1. Этот принцип был заложен в общем виде законом от 16 и 24 августа 1790 г. и декретом от 16 фрюктидора III года Республики. Конституционный совет в решении от 23 января 1987 г. определил, что этот принцип сам по себе конституционного значения не имеет, на том основании, что, во-первых, закон 1790 г. был принят в период существования монархии и потому не является республиканским правовым актом, а во-вторых — декрет от 16 фрюктидора был принят Конвентом, но, хотя он обладает качествами закона, конституционного качества так и ни приобрел, ввиду того что заложенный в нем принцип не был увязан с правами и свободами человеческой личности. Поэтому Совет оценил его как документ, заложивший «основы французской концепции разделения властей». 2. Любой принцип, установленный законами Республики, имеет конституционное значение лишь в той мере, в какой он действовал к моменту разработки преамбулы 1946 г. Но со времени Революции накопились изменения двоякого рода: во-первых, административная власть приобрела новые функции, разделившись на активную государственную службу и сферу административных юрисдикций; во-вторых, и законы, и судебная практика развивались в таком направлении, что предоставили судебной власти широкие возможности для вмешательства в управленческую сферу. По этой причине Конституционный совет отказался признавать конституционное качество за самим принципом, но зато признал это качество за сферами исключительной компетенции административной и общегражданской ветвей правосудия. А. Объемные характеристики разделения компетенции между административной и судебной властями 1. Конституционный совет тщательно проанализировал сферу «исключительной компетенции судебной власти в связи с особой природой подведомственных ей вопросов». Встал и вопрос о том, правомочен ли закон изменить эту природу и тем самым передать некоторые вопросы органам административной юрисдикции. Вполне можно предполагать, что спорные вопросы, подсудные общегражданскому суду, подчас выходят за рамки частноправовых отношений и затрагивают реализацию свободы личности в плане действия статьи 66 Конституции. Совет уклонился от ответа на этот вопрос, употребив расплывчатую формулу о том, что, когда спор затрагивает свободу личности, его вправе «принимать к своему рассмотрению компетентные юрисдикционные инстанции», стало быть, и общегражданские и административные. 2. Конституционный совет полагает, что в силу конституционного принципа разделения трех властей «органы административной юстиции компетентны в окончательной форме разрешать спорные вопросы, связанные с аннулированием или преобразованием управленческих решений, принятых в силу соответствующих полномочий органами государственной власти, исполнительно-распорядительными органами, их должностными лицами, территориальными коллективами Республики и находящимися под их властью или контролем публичными органами». Эта формула весьма емкая и составляет то «твердое ядро», которое в конституционной форме отнесено к ведению органов административной юрисдикции. Вообще компетенция административной власти представляется весьма обширной. Тем не менее спорные вопросы косвенного налогообложения чаще всего рассматриваются в рамках общегражданской юстиции, хотя их ядро составляют административно-правовые отношения. Конституционные последствия правила разделения властей в части компетенции органов административной юрисдикции незначительны, и Конституционный совет неоднократно констатировал их пределы. Формула «в интересах наилучшего отправления правосудия» позволяет «унифицировать некоторые правила о подсудности дел» и для органов административной юрисдикции; однако, чтобы такая унификация не противоречила Конституции, необходимо соблюсти два условия. Во-первых, требуется наличие такой ситуации, когда применение обычных правил о компетенции способно породить споры и пререкания по вопросам подсудности дела. Во-вторых, требуется, чтобы такая унификация осуществлялась в пользу принципиально более совершенных процедурных форм. На этом основании Конституционный совет допускает возможность того, что закон может наделить Парижский апелляционный суд правом принимать к своему рассмотрению жалобы на решения Совета по вопросам конкуренции как специального административного учреждения с тем, чтобы «избежать пререканий о подсудности, которые могут возникать при применении и толковании различных правовых норм об условиях конкуренции». 2. Государственный совет, организация и функции которого определены статьями 13 и 37 Конституции, главную свою роль усматривает не в объеме предоставленных ему юрисдикционных функций, а в самом факте своего существования в иерархии административных органов. Таким образом, законодатель — за исключением случаев пересмотра самой Конституции — не вправе полностью упразднить органы административной юрисдикции с тем, чтобы слить различные ветви правосудия в единый судебный аппарат. IV. Разделение властей и республиканская форма правления «Республиканская форма правления не может быть предметом пересмотра», — гласит статья 89 Конституции. Но может ли представлять республиканскую форму правления режим, в котором не осуществлено разделение властей? Декларация 1789 г. в статье 16 провозглашает, что без разделения властей нет и Конституции. И хотя конституционным законом можно выхолостить из некоторых положений Декларации значение норм позитивного права, этого нельзя допускать в отношении сути самого республиканского режима; Конституционный совет может воспротивиться провозглашению такого закона, ссылаясь на статью 89 Конституции. Французская концепция этого режима исходит из того, что Республика основывается на разделении властей. «Республика, — ут верждает Литтрэ — один из самых либеральных авторов Энциклопедии, — это правление нескольких лиц, то есть коллегиальное правление». На этом основании режим Конвента, при котором представительная коллегия* осуществляет все виды власти, в том числе и правительственную, не является единоличным правлением. Но рассуждение в обратном смысле уже будет логичным: режим, при котором правительство зависит от воли одного человека, который в своем лице поглощает и законодательные прерогативы, не отвечает определению Республики. Единоличное правление с правом законода- тельствования несовместимо с республиканской формой правления. В этих рассуждениях можно идти и дальше: из последнего абзаца статьи 89 Конституции вытекает требование о наличии правительства; режим по образцу Конвента, упразднившего правительство, не может быть установлен во Франции без пересмотра нынешней Конституции. Напротив, парламентский режим с параллельным существованием правительства, подотчетного Парламенту, есть республиканский режим; по крайней мере именно это явствует из статьи 89 Конституции, где говорится о порядке и условиях пересмотра Конституции.
<< | >>
Источник: Люшер Ф.. Конституционная защита прав и свобод личности. 1993
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Раздел 2 Конституционные следствия из действия принципа разделения властей:

  1. ПРОЦЕСС РАЗВИТИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРИНЦИПОВ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТИ В РОССИИ
  2. СУДЕБНЫЕ ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ И СТАБИЛЬНОСТЬ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  3. ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ КАК СПОСОБ ОРГАНИЗАЦИИ ВЛАСТИ
  4. ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЕ
  5. 2 Конституционная модель разделения властей в России
  6. Принцип разделения властей
  7. Принцип разделения властей Ш. Монтескье
  8. ОБЕСПЕЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОЙ ГАРАНТИИ НАСЛЕДОВАНИЯ В УСЛОВИЯХ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ
  9. 5. Особенности принципа разделения властей в Великобритании
  10. 5. Разделение властей как принцип правового государства
  11. ЗАКРЕПЛЕНИЕ ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ НА ПРИМЕРЕ КОНСТИТУЦИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЭСТОНИИ
  12. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ В СИСТЕМЕ ПРИНЦИПОВ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ ПО КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  13. РЕАЛИЗАЦИЯ СУБЪЕКТАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ
  14. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ БЮДЖЕТНОГО ПРОЦЕССА ОРГАНАМИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ
  15. ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ И БОРЬБА БОЛЬШЕВИКОВ ЗА УСТАНОВЛЕНИЕ ЕДИНОВЛАСТИЯ СОВЕТОВ НА УРАЛЕ ВЕСНОЙ 1918 Г.
  16. Раздел 1 Конституционное значение этого принципа
  17. 1. Конституционные принципы осуществления судебной власти
  18. I. Трактовка принципа и пределов его действия Конституционным советом
  19. ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ТРУДОВЫХ КОНФЛИКТОВ В ОРГАНАХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТРУДОВОЙ ИНСПЕКЦИИ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -