<<
>>

§ 2. ТОЛКОВАНИЕ ДОГОВОРА

Английские юристы, особенно авторы курсов договорного права, уделяют толкованию договора бол<ецое внимание. В некоторой степени это связано с характерным для английского права смешением материально-правовых и процессуально-правовых элементов.
Значительная часть того материа ла, который содержат теоретические работы в разделах о толковании договоров, по существу относится к правилам о доказывании существования и действительности договора в целом или отдельных его частей.

Подробное рассмотрение этих норм, относящихся к доказательственному праву, не входит в нашу задачу.1 Следует лишь отметить, что к этим нормам целиком относится общая характеристика английского доказательственного права, данная А. Я. Вышинским. Формализм английского доказательственного права, его казуистичность и внутренняя противоречивость, сохранение в нем пережитков теории формальных доказательств, показанные А. Я Вышинским на материале английского доказательственного права, со всей полнотой проявляются и в нормах, регулирующих доказательства существования договора и отдельных его частей49.

Так, при наличии письменного договора не допускаются устные доказательства фактов, противоречащих письменному договору, изменяющих или дополняющих его. Договор, заключенный в письменной форме, нс может быть изменен или дополнен на основании того, что свидетельскими показаниями будет доказано несовпадение действительной воли сторон с тем, что выражено в письменном документе. Даже в отношении самого характера письменного документа (для установления того, является или не является этот документ договором) не допускаются свидетельские показания, если документ таков, что у “нормального разумного человека” может сложиться убеждение, что это —договор50.

Однако это правило является далеко не безусловным. В предыдущей главе мы указывали на право суда “ректифицировать” документ, т. е. изменить его содержание в соответ-сгвии с тем, что суд считает “действительной волей сторон”.

В решении по делу Уэбстера против Хиггина (1948) устное условие о том, что продавец гарантирует пригодность мотора, было признано действительным, хотя в письменном тексте

соглашения этого'условия не было51. В деле Хэмсон и сый (Лондон) против Джонсон и К° (A. Hamson and Soni (London) v. S. Martin Johnson and Co, 1953) суд признал подразумеваемым условием договора купли-продажи тракторов умелую и осторожную погрузку тракторов на судно52. '

Таким образом, формальные ограничения в отношении устных показаний по существу ничем не связывают суд. Он может ими воспользоваться тогда, когда это для него удобно, но может, прибегнув к тому же критерию “нормального разумного человека” или иным фикциям, отойти от этого правила.

Гораздо большее значение имеют нормы, касающиеся так называемого “конструирования” договоров, вернее — их толкования. Этот вопрос представляет значительный' интерес, так как именно благодаря толкованию договоров стороны часто обязываются к таким действиям,' которых они^вовсе не имели в виду, заключая договор.

Согласно положениям, декларируемым законодательством, толкование договора имеет целью раскрыть подлинную волю сторон при заключении договора. Так, ст. 1636 Гражданского уложения Калифорнии, представляющего собой в основном кодификацию английского “общего права” (почему мы и пользуемся иногда этим источником для характеристики тех или иных 'положений английского договорного права), провозглашает: “Договор должно толковать так, чтобы осуществилось обоюдное намерение сторон в том виде, в каком оно существовало во время заключения договора...”53

Однако действительность оказывается прямо противоположной этим декларациям. Толкуя и интерпретируя договоры, суды часто вкладывают в них совершенно иное содержание, нежели го, которое имели в виду стороны или, вернее, одна из сторон. Возможность суда толковать договор, предоставленная ему английским правом, настолько широка, что даже один из апологетов английского “общего права” американский судья Холмс вынужден был сознаться: “Стораны связаны договором таким образом, как он интерпретируется судом, хотя бы ни одна из них не имела в виду того, что суд установил как сказанное ими” 54.

Иногда применение судом подразумеваемых условии имеет в виду восполнить волю сторон, если последние не предусмотрели в договоре решения какого-либо возникшего в связи с исполнением договора вопроса, 'который не разрешен законом. Например, имел место случай, когда поставщик фарфора послал покупателю образцы, а покупатель, возвращая эти образцы железной дорогой, не упаковал их надлежащим образом, вследствие чего фарфор 'был поврежден. Суд признал, что подразумеваемым условием договора был возвраг образцов в надлежащем состоянии55. В этом деле суд восполнил волю сторон, исходя из критериев здравого смысла и используя торговые обыкновения. Однако в ряде случаев суд использует подразумеваемые условия в других целях.

В главе II настоящей работы мы указывали на теорию подразумеваемого договора (implied contract), дающую возможность суду конструировать договор между сторонами, в то время как никакого договора между ними в действительности не было. Цель этого приема — возложить на одну из сто-, рон обязательство, возникающее не из договора, а из совершенно других оснований.

Теория, или, вернее, фикция подразумеваемых условий, в значительной мере 'направлена на достижение той же цели. Именно благодаря подразумеваемым условиям суд может внести в договор ряд положений, которые стороны могли и не иметь в виду при заключении договора. Об этом прямо и недвусмысленно говорит лорд-судья Уотсон в решении по делу Даля против Нельсона (Dahl v. Nelson, 1881). Он указывает на то, что многие возможности не могли быть учтены при заключении договора. Если эти возможные обстоятельства становятся фактом, задача суда не выявить намерение сторон, каким оно было, когда они вступали в договор (так как стороны в .это время не предполагали наступления этих обстоятельств), а установить," как разрешили бы этот вопрос “разумные люди”, если бы они вступали в договор, имея в виду эти сб^гоятельства56. Таким образом, суд располагает чрезвычайно широкими возможностями в определении конкретных условий договора, которые дает ему созданный фикцией “разумный человек”.

Более того, из обстоятельств заключения договора, его характера 'и специфики предмета суд может установить, что

287

стороны поставили действительность заключенного ими договора в зависимость от наступления или ^ ненаступления какого-либо незафиксированного ими, но 'подразумеваемого условия. Наличие такого подразумеваемого условия устанавливает суд, решающий тем самым вопрос о судьбе договора.

Так, в одном из упомянутые выше “коронационных дел” — деле Крелла против Генри (Krelfv. Henry, 1903) суд признал, что коронационная процессия была тем подразумеваемым условием, в связи с которым был заключен договор аренды комнат, выходивших окнами на улицу, по которой должна была пройти процессия в дни коронационных торжеств. Отмена процессии повлекла за собой прекращение договора* и освобождение сторон от их взаимных обязан ностей. *

Какое сильное оружие имекп в руках суды v виде фикции подразумеваемых условий, видно из того, что именно благодаря этой фикции суды сумели, формально не нарушая старого принципа “общего права” о безусловной ответственности должника за исполнение договорного обязательства, фактически ввести в английское право оговорку изменившихся обстоятельств, освобождающую должника от ответственности при последующей невозможности исполнения.

Однако далеко нс всегда суд применяет положение о подразумеваемом условии. В некоторых случаях суд становится на позиции cipororo соблюдения буквы договора тогда, когда применение подразумеваемого условия могло бы дать более рациональный результат. С этой точки зрения интересно дело Линча против Торна (Lynch v. Thorne, 1956). Ответчик продал истцу участок земли со строящимся на нем жилым домом. По договоренности с истцом, ответчик закончил строительство дома в соответствии с проектом, приложенным к договору. Проект предусматривал толщину наружных стен в 9 дюймов. Когда дом был закончен строительством, оказалось, что наружная стена не предохраняла от воды во время дождя и пользоваться частью комнат было невозможно.

Эксперты установили, что в условиях расположения дома стена толщиной в 9 дюймов не могла предохранять от дождя. Истец требовал возмещения убытков, ссылаясь на то, что пригодность возводимого дома для жилья была подразумеваемым условием договора. Суд графства удовлетворил требование истца, однако апелляционный суд стал на сторону ответчика В своем решении суд указал, что здание возводилось в соответствии с проектом, подтвержденным истцом, что все явно выраженные условия договора были соблюдены, а всякие отклонения от проекта, направленные на то, чтобы предохранить

288

здание от воды, были бы нарушением точных условий договора 57.

Трудно понять такое сугубо формальное решение, полно-. стью освобождающее подрядчика от ответственности за качество выстроенного им дома. Приняв на себя строительство дома, подрядчик был обязан проверить проект и указать заказчику на недостаточную толщину стен и на возможные последствия этого. Если бы заказчик после такого предупреждения настаивал на указанной в проекте толщине наружных стен, то это могло бы служить основанием для освобождения подрядчика от ответственности. Если уж пользоваться понятием подразумеваемого условия, как это обычно делается в английском праве, то именно в данном случае были все основания для признания наличия подразумеваемого условия о годности для жилья возводимого жилого дома.

В этой связи необходимо упомянуть и о другом явлении. В эпоху господства монополий последние зачастую стремятся гарантировать себя от возможности неблагоприятного (в каком-либо частном случае) для себя решения суда, основанного на толковании договора и на устанавливаемых судом подразумеваемых условиях. Поэтому в свои типовые договоры с массовыми потребителями отдельные фирмы включают специальный пункт о том, что договор содержит все необходимые условия, и что все подразумеваемые условия и предположения, вытекающие из закона или из иного основания (очевидно, имеется в виду, в первую очередь “общее право”.— Р. X.) исключаются58.

Таким образом монополистические фирмы Могут освободить себя от ответственности в тех случаях, когда такая ответственность, хотя прямо и не предусмотрена договором, но с очевидностью из него вытекает.

Так, в деле Лэстрендж против компании Граукоб (L'Est-range v. Graucob (F), Ltd, 1934) ответчики продали истице в рассрочку машину-автомат. Истица задержала последний платеж фирме .и обратилась в суд с иском о возмещении убытков, причиненных нарушением договора со стороны (Ьир-мы, так как присланная ей машина-автомат оказалась негодной для использования по назначению. Ответчики отрицали свою ответственность и предъявили встречный иск об уплате последнего взноса за машину. В свое оправдание ответчики ссылались на то, что в тексте соглашения, представлявшего собой стандартное типовое соглашение — “формуляр”, не было указано, что они несут ответственность за качество продаваемых ими машин. Что же касается общих положений об

289

ответственности продавца за качество продаваемых вещей, io эта ответственность исключалась вследствие содержавшейся:

в договоре оговорки об отказе от всяких подразумеваемых условий или предположений, установленных законом или ка- . ким-либо иным основанием. Суд, признав возражения ответчиков вполне убедительными, отказал истице и удовлетворил встречный иск ответчиков.

Решение по этому делу вызвало критику даже в английской юридической литературе. Мельвиль в статье, посвященной вопросу о цели договора, отмечает, что это решение санкционирует полную безответственность одной из сторон за исполнение договора. Автор высказывает мнение о том, что обязательство, составляющее существо, сердцевину договора (the core of a contract), без исполнения которого не может быть достигнута цель договора, должно рассматриваться как основное, определяющее условие договора и не может быть предметом оговорок об освобождении от ответственности59.

Не менее широкие возможности для конструирования договора суд получает благодаря тому, что в случае спора он, определяет, что является основными условиями (conditions) договора и что является его второстепенными условиями:

/(warranties).

Под основными условиями понимаются такие обстоятельства, которые составляют существо договора и ненаступление которых может служить, основанием для прекращения договора. Если совершение каких-либо действий одной из сторон представляет собой основное условие договора, несовершение этих действий дает основание контрагенту отказаться от дого-' вора и считать сторону, не выполнившую основного условия, виновной в нарушении договора.

Если же действие представляло собой не основное, а второстепенное условие договора, его неисполнение не дает оснований для прекращения договора и для освобождения контрагента от исполнения его договорного обязательства;

в этом случае возможно лишь взыскание убытков с лица, не-исполнившего обязанности, являющейся второстепенным усло-i вием договора.

Определение того, представляет собой то или иное обязательство или обстоятельство основное либо второстепенное условие договора, в каждом отдельном случае предоставляется суду Устанавливая значение тех или иных частей и условий договора, суд решает его судьбу, зачастую совершенно не учитывая первоначальную волю сторон, превращенную таким путем в этих случаях в чистейшую фикцию.

J3 “общем праве” _имеется ряд норм, устанавливающих ——лравил а толков ан ия' договоров. Правил а~этй~отличаются фор * мализмом"и^на первый'взТляд кажутся очень строгими Однако неограниченная возможность суда применять фикцию подразумеваемых условий по существу избавляет суд от эгих правил и ведет к сочетанию внешнего формализма с почти неограниченным произволом суда, столь характерным для английского права.

Основное правило, касающееся толкования договоров, заключается в том, что слова в договоре должны быть истолкованы в их обычном значении. Это должно иметь место даже тогда, когда есть основания считать, что такое толкование нс вполне совпадает с намерением сторон в момент заключения договора б0.

Лишь тогда, когда из всего контекста договора с полной очевидностью следует, что такое толкование не соответствует ) воле сторон, суд должен истолковать договор в соответствии с его общим смыслом. Допускается толкование отдельных слов в соответствии с местными обычаями или с торговым обыкновением, если будет доказано, что обе стороны в момент заключения договора имели в виду этот специальный смысл , слов.

Так слово “год” в договоре актеров с администратором театра означает “театральный сезон”; в некоторых ограсляк торговли 1000 предметов означает 1200 (100 дюжин) и т. д. Суд может исправить отдельные грамматические ошибки, расставить знаки препинания, добавить отдельные слова, если из текста документа явствует, что допущены ошибки или пропуски. В случаях употребления неясных или двусмысленных вы-! ражений, эти выражения толкуются в смысле неблагоприятном для стороны, их употребившей. Если какие-либо отдель-) ные положения договора несовместимы с договором в целом, они могут быть судом отброшены.

Все эти положения, содержащиеся в нормах “общего права”, нисколько не связывают суд. В необходимых случаях суд может опереться на эти формальные нормы и толковать договор буквально, даже если это не соответствует воле сторон в момент заключения договора; но он может, если это будет соответствовать интересам господствующего класса, воспользоваться предоставленной ему возможностью “конструировать^ подразумеваемые условия и толковать договор вне всякой связи с его буквальным смыслом.

Таким образом, правила о толковании договоров, несмо;

1ря на их внешний формализм, предоставляют суду

60 “Halsbury's Law& of England”, v. VII, p 319

291

чрезвычайно широкие возможности в интерпретации воли сторон. Эти возможности настолько широки, что суды могут вложить в-договор содержание, о котором стороны в момент заключения договора и не помышляли61.

<< | >>
Источник: Р. О. ХАЛФИНА. ДОГОВОР В АНГЛИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. 1959

Еще по теме § 2. ТОЛКОВАНИЕ ДОГОВОРА:

  1. Глава 19. Толкование права
  2. ж) Валютные контракты и толкование Договора о МВФ
  3. 17.5. Особенности толкования норм международного права
  4. 7.4. Вступление договора в силу
  5. Заключение договора. Действие, действительность и толкование международных договоров
  6. 7.6. Толковние международного договора
  7. § 6. Толкование договора
  8. 17.1. Понятие, содержание и виды гражданскоправовых договоров
  9. 28. ДЕЙСТВИЕ И ТОЛКОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ДОГОВОРА
  10. 12.6. Толкование международных договоров
  11. 21.2 Правовое регулирование применения силы и толкование п. 4 ст. 2 Устава ООН в практике государств
  12. IV. Договоры
  13. § 29. Различные виды договоров. Толкование договоров. Обеспечение договоров
  14. II. Толкование договора
  15. § 16. Истолкование договора. - Общие правила истолкования по римскому праву и по русскому законодательству
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -