<<
>>

1) Договоры, заключенные несовершеннолетними.

Высокий возраст совершеннолетия в Англии и США -ОУ-год) придает большое практическое значение вопросу о действительности договоров, заключенных несовершеннолетними. Лица, вполне способные сознавать значение своих поступков и отвечать за них, но не достигшие официального совер-

71 //Tho I ч"' Т"""— ""'•"' " ~ ~

1945, May 7i.

Это решение было впоследствии от-удом (“The Law Times”. 19Я4 .Гч'^ w м- .,-—

71 “The Law Times^, шти, .nay /i. ото решение было впоследствии отменено апелляционным судом (“The Law Times”, 1964, Ju'y 23). Из решения, однако, неясно, чем руководствовался апелляционный суд, HP применяя в данном случае норму о недействительности договора как противоречащего публичному порядку.

72 В решении по делу Ennis v. Purser (1954) суд установил, что поскольку истица, выходя замуж за ответчика, не знала о том, что он женат, она должна быть поставлена в такое финансовое положение и получать от него такую сумму на жизнь, как" если бы она была его женой (“Current Law”, 1955, N 3, § 381).

222

шеннолетия, зачастую активно участвуют в жизни, вступают в трудовые и брачные отношения, поступают на военную службу, вступают 'в профессиональные союзы и т. д. Однако статутное и “общее право” ограничивают правовую силу договоров, заключаемых этими лицами, признавая многие из них недействительными.

Этот раздел англо-американского права, так же как и другие, чрезвычайно запутан и казуистичен. Так, один из опытнейших английских юристов Самонд отмечает противоречивость и неясность прецедентов, отсутствие единой точки зрения в литературе и практике и т. п.73. Как будет показано при дальнейшем изложении, в разрешении этого вопроса весьма сильно сказались феодально-аристократические пережитки в праве Англии.

Договоры, заключенные несовершеннолетними, регламентируются “общим правом” и Законом 1874 г. о защите несовершеннолетних (Infants Relief Act).

Однако в законе не регламентированы многие стороны этих сложных отношений; тем самым их регулирование предоставлено “общему праву”. Кроме того, в законе имеются значительные технические несовершенства: неточность терминов, противоречивость, пробельность. Это отмечают даже английские авторы, вообще не склонные критиковать действующее право 74.

Прежде всего следует указать на то, ,что английское гражданское право_не предусматривает возраста частичной дееспособности или института эмансипации. Понятие “несовершеннолетнего” (infant или minor) в равной мере относится ко всем лицам, не достигшим 21 года, независимо от того, идет ли речь о ребенке, не сознающем значения своих действий, или о зрелом человеке 20 лет, имеющем свою семью, профессию, работу 'и т. д. Суд в каждом отдельном случае должен установить, в состоянии ли данное лицо, учитывая его возраст и развитие, сознавать значение своих поступков или нет.

“Общее право” различает три категории договоров, заключенных несовершеннолетними:

1. Договоры, касающиеся необходимых предметов (necessaries) . Эти договоры признаются действительными.

2. Договоры, действительные и обязывающие несовершеннолетнего до тех пор, пока он не отказался от них в период своего несовершеннолетия или в “разумный” срок после достижения им 21 года 75. К этой группе относятся договоры о приобретении

7а См. Самонд и Вильяме. Указ. соч., стр. 351—352.

74 См. там же.

75 В США несовершеннолетний может отказаться от договора, касающегося недвижимой собственности, в течение 15—20 лет, если только, до истечения этого срока он своими конклюдентными действиями не подтвердит договор (см. L. Teller Op cit., p. 11&).

223

имущественного интереса в недвижимости, об аренде имущества, приобретении акций, паев, вступлении в договор товарищества и другие, если несовершеннолетний вступил в договор, предполагающий длительные отношения, и получил из этого договора какую-либо выгоду.

Если несовершеннолетний отказался от такого договора, его действие прекращается на будущее время, но несовершеннолетний не может требовать возмещения уже произведенных им расходов.

Так, в деле Валантини против Канали (Valentini v. Canali, 1889) несовершеннолетний нанял дом и купил обстановку за 102 ф. ст. В счет причитающейся суммы он уплатил 68 ф. ст., но, прожив несколько месяцев в доме, отказался от договора. Суд признал договор недействительным, освободил несовершеннолетнего от платежа остатка суммы, но отказал ему в иске о возврате уплаченных денег на/том основании, что он в течение нескольких месяцев пользовался мебелью 76.

Такое решение отнюдь не “защищало” интересы несовершеннолетнего, так как суд не учел соотношения уплаченной суммы и выгоды, полученной несовершеннолетним. Как всегда в подобных случаях, для обоснования решения судья прибег к понятию “естественной справедливости”. Даже буржуазные юристы Че-шайр и Фифут называют это “очень опасным обоснованием”. Очевидно в данном случае “естественная справедливость” в понимании суда заключалась в защите интересов домовладельца. Этот случай показателен и далеко не единичен. Ансон приводит несколько аналогичных казусов, в которых суд, якобы защищая несовершеннолетних, ставил их в крайне невыгодное положение77.

Если несовершеннолетний в период своего несовершеннолетия или в “разумный” срок после наступления полной дееспособности не откажется от заключенного им договора, относящегося к рассматриваемой группе, он теряет возможность отказаться от этого договора впоследствии. “Разумность” срока, истекшего после наступления совершеннолетия до отказа от договора, устанавливается в каждом отдельном случае судом.

3. Договоры, действительные в том случае, если они подтверждены несовершеннолетним по достижении 21 года. Сюда относятся все договоры, подлежащие исполнению в будущем и не касающиеся необходимых предметов. Эти договоры признаются действительными только в том случае, если сторона, достигнув 21 года, подтвердила свое обязательство. Поскольку по “общему праву” договоры, заключенные с несовершеннолет-

"•См.СамондиВяльямс. Указ. соч., стр. 373; G. С. С h e s h i r e and С. H. S. Fifoot.

Op. cit., p. 340—341.

77 См. Вильям Р. Ансон. Указ. соч., стр. 120—123.

•224

ними, признаются не ничтожными, а оспоримыми, несовершеннолетний может требовать исполнения обязательства контрагентом. Однако контрагент такого права не имеет.

Английский Закон о защите несовершеннолетних 1874 г. не устанавливал общих норм о дееспособности несовершеннолетних, а содержал следующие положения: 1) все заключенные несовершеннолетним формальные или неформальные договоры, предусматривающие возврат денег, взятых им взаймы, либо подлежащих передаче ему взаймы, абсолютно ничтожны (absolutely void); 2) ничтожны договоры, предусматривающие оплату несовершеннолетним поставленных или имеющих быть поставленными ему товаров; 3) ничтожны все признанные несовершеннолетним долговые обязательства; 4) если после совершеннолетия лицо подтвердит свое обязательство, возникшее во время его несовершеннолетия из обещания или договора, иск, основанный на таком подтверждении, не может быть предъявлен, независимо от того, имелось ли для такого подтверждения новое “встречное удовлетворение” или нет.

Это половинчатое и крайне неудачное в юридико-техниче-ском смысле законодательное разрешение вопроса о пределах дееспособности несовершеннолетних не внесло единообразия в практику и предоставило еще больший простор для усмотрения суда. Что касается “помощи несовершеннолетним”, то ее оказание зависит оттого, о каком “несовершеннолетием” в каждом конкретном случае идет речь. Закон и особенно практика его применения имеют явно выраженный классовый характер. В абстрактных и, на первый взгляд, узкотехнических нормах закона ясно проявляется его классовая сущность. , Какие выводы были сделаны из закона о защите несовершеннолетних 1874 г.? Хотя это не вытекает ни из буквы, ни из смысла закона, практика и литература единодушно считают, 4io отношения, возникающие из приобретения несовершеннолетним какого-либо, носящего длительный характер интереса в имуществе (т. e. те договоры, которые по “общему праву” считались действительными до отказа от них несовершеннолетнего), не подпадают под действие этого закона и продолжают регулироваться изложенными выше нормами “общего права”.

В практике были попытки ограничить действие закона только договорами займа, купли-продажи, а также мены товаров78. Однако эта точка зрения была отвергнута и невозможность предъявления иска из договора, заключенного несовершеннолетним и подтвержденного им по достижении 21 года, была признана в отношении всех договоров, которые по “общему праву” тре;

бовали такого подтверждения.

78 См. Q. С. Cheshire and С. H. S, Fifoot. Op. cit., p. 342. 15 Р. О. Халфина- 225

Поскольку закон говорит не о недействительности подтвержденных после наступления совершеннолетия договоров, а только о невозможности предъявления иска из такого договора, практика делает вывод, что такое подтверждение, подобно договору, лишенному 'исковой защигы, создает некоторые правовые последствия. Такое подтверждение может быть иногда использовано как возражение против требования; освобождение от обязательства, возникшего в силу подтверждения, может рассматриваться как “встречное удовлетворение” для нового договора и т. п. (подробнее см. п. 3 § 4 гл. II настоящей работы).

Недопустимость иска, основанного на подтверждении дееспособным лицом обязательства по договору; заключенному до наступления совершеннолетия, не исключает предъявления иска из договора, заключенного лицом, достигшим 21- года, хотя бы содержание такого договора целиком совпадало с тем обязательством, которое было дано в период несовершеннолетия. В связи с этим возникает чрезвычайно сложный и запутанный вопрос о том, является ли волеизъявление несовершеннолетнего по достижению совершеннолетия ..новым договором или подтверждением старого.

Закон говорит об абсолютной ничтожности договоров займа и купли-продажи, заключаемых несовершеннолетним. Однако практика вкладывает в это понятие иное содержание и признает определенные правовые последствия таких договоров, которые иногда с$впадают с намерениями несовершеннолетнего. Так, обычно признается, что если, во исполнение такого договора, несовершеннолетнему было передано в собственность какое-либо имущество, то право собственности переходит к несовершен- , нолетнему.

Если продавец, не получивший от несовершеннолетнего платежа ввиду признания договора ничтожным, обнаружит впоследствии переданные им несовершеннолетнему вещи у третьего лица, добросовестно приобретшего эти вещи от несовершеннолетнего, он не сможет их истребовать. Если несовершеннолетний уплатил деньги по такому договору, суд, как правило (кроме тех случаев, когда совершенно отсутствовало “'встречное удовлетворение”), не допускает возврата уплаченных денег.

Выше указывалось, что “общее право” и законодательство признают действительными договоры, заключенные несовершеннолетними в отношении необходимых предметов (necessaries). Если объект договора признается таким необходимым предметом, договор действителен и стоимость переданных несовершеннолетнему вещей может быть взыскана из его имущества. Что такое необходимые предметы? В разрешении этого вопроса с особой ясностью выступает классовая направленность этого, казалось бы, чисто юридико-технического института.

226

Определение того, являются ли данные вещи для данного несовершеннолетнего необходимыми предметами, всегда строго индивидуально и решается судом. Закон о продаже товаро& 1893 г. определяет эти предметы как “товары, соответствующие условиям жизни данного несовершеннолетнего и его действй-юльной потребности во время продажи и передачи”79. Определение соответствия объекта договора “условиям жизни” и действительной потребности лица предоставляется суду. В одном из ранних решений, ставших прецедентом, судья Олдерсон указал, что при определении необходимых предмсюв следует исходить из имущественного положения несовершеннолетнего,, его общественного положения, образования, рода занятий, исповедуемой им религии и т. д. В определенных кругах общества такой “необходимостью” для несовершеннолетнего может быть-наем слуги или нескольких слуг. Предметы роскоши как таковые не могут рассматриваться как необходимые предметы, но-если они имеют какое-либо практическое назначение, они могут быть необходимыми и т. п.

Интересно и другое обстоятельство: суд может признать, что данные предметы для данного несовершеннолетнего являются необходимыми, но если он уже имел такие предметы в достаточном количестве, то дополнительно приобретенные предметы не признаются необходимыми, -и договор, заключенный в отношении них, объявляется ничтожным.

Каким, однако, образом поставщик, осведомившийся об' имущественном, общественном, семейном положении своего несовершеннолетнего контрагента, о его образовании, религии,. вкусах, может 'знать, имеет ли 'последний или будет иметь к моменту доставки заказанных вещей такие же вещи в достаточном количестве? Тем не менее портному, предъявившему счет несовершеннолетнему на 122 ф. ст. за поставленные костюмы, было отказано в иске на том основании, что юноша уже имел надлежащий гардероб, “соответствующий его -положению” 80.

Нетрудно увидеть, чьи интересы охраняют эти нормы. Речь. идет прежде всего о защите представителей “золотой молодежи”, богатых наследников, пользующихся кредитом у поставщиков. Ведущие казусы по этому вопросу касаются таких “необходимых” предметов, как бриллиантовые запонки, костюмы “с 11 роскошными жилетами”, вина и редкие фрукты для званых обедов, ливреи для лакеев, верховые лошади, автомобили

79 Такое же определение на основании новейшей практики США дает L. Teller (Op. dt., р. 114).

80 Nash v. Inman (1908). Текст решения суда ом. G C.iCheshire and С. Н. S. Fi.foo't.-Cases on'the-Law of Contract, 'p. 256—258,

и т. п.,81 При этом суды неизменно встают на защиту интересов “таких несовершеннолетних, и если вещи оказываются не необходимыми, объявляют договоры недействительными, т. е., говоря проще, узаконивают бесплатное присвоение имущества несовершеннолетним.

Так, в часто цитируемом решении по делу Райдера против Уомбуелла (Ryder v. Wombwell, 1868), несовершеннолетний сын баронета, “обладающего хорошим состоянием”, заказал у ювелира позолоченный кубок и запонки, украшенные бриллиантами и рубинами для подарка своему другу. Суд признал, что эти вещи не являлись необходимыми предметами и освободил ловкого юношу от ответственности 82. /

Судебная практика по этому вопросу весьма последовательна и лишает возможности контрагентов несовершеннолетних тем или иным путем обезопасить себя от риска. Интересно в этом отношении дело Коутс и К° против Браун-Лекки и др. \(Cowtts and Co v. Brown-Lecky and others, 1946). Несовершеннолетний, имея счет в банке истца, просил разрешения взять большую сумму, нежели та, которая находилась на счете, с тем, чтобы к определенному сроку покрыть перерасход. Банк согласился па это при условии представления несовершеннолетним двух гарантий. Гарантии были представлены, и деньги банком выданы. Однако несовершеннолетний клиент денег не вернул, Когда банк попытался взыскать деньги с гарантов, суд признал, что гарантия как акцессорный договор, действительна только тогда, когда действительно основное требование. Поскольку последнее ничтожно, ничтожна и гарантия83.

Возложение на совершеннолетних контрагентов всех последствий признания договора ничтожным и риска того, что иоставленные вещи не будут признаны судом необходимыми предметами или же, хотя и будут признаны таковыми, окажутся к моменту поставки в достаточном количестве у несовершеннолетнего — все это имеет целью понудить поставщиков к .отказу от сделок в кредит.'с несовершеннолетними. Это — одно из средств борьбы с широко развитым в английском быту явлением, когда несовершеннолетние, принадлежащие к обеспеченным семьям, успевают благодаря услужливости поставщиков в кредит растратить значительную часть своего состояния до того, как они получат право им распоряжаться.

'81 См. “Chitty's Treatise on the Law of Contracts”, p. 380—381, H. F L u s k. Business Law. Chicago, 1947, p. 134—138.

82 Теист решения см. G. С. Cheshire and С. H S. pifoot Op cit, p. 252—253. Изложение этих казусав см. Q. С. С h e s h i r e and С. H. S. F i-f о о t The Law of Contract, p. 332—334; “Chitty's Treatise on the Law ot Contracts”, “p. 380—381.

83 Cut. “The Times Law Reports and Commercial Cases”, v.62, 1946, N 19.

Однако карана резко меняется,, когда перед судом предстает молодежь, не заказывающая .званых обедов, не катающаяся верхом, не дарящая бриллиантовых запонок и не имеющая своих счетов в банке. Как строги и непреклонны становятся тогда судьи, как требовательны они к таким несовершеннолетним. Мы имеем в виду прежде всего так называемые договоры об обучении и договоры личного найма, заключаемые несовершеннолетними.

Под видом обучения зачастую осуществляется жестокая эксплуатация несовершеннолетних Конечно, в подавляющем 'большинстве случаев конфликты, возникающие на основании таких договоров, до суда не доходяг. Однако, когда огдсльные случаи все же доходят до суда, последний признает действительными обязательства несовершеннолетних, возникающие из договоров об обучении и договоров личного найма, как бы невыгодны'и тягостны для несовершеннолетнего они ни были.

Приведем для иллюстрации решение по делу Дойля про-. тив компании Уайт-Сити Стадион (Doyle v. White City Sta' dium, Ltd., 1935). Дойль, 18-летний юноша, зарабатывал на жизнь тем, что был профессиональным боксером. Для того чтобы выступать в матчах, Дойль должен был иметь разрешение Британского бюро контроля над боксом. Один из пунктов устава этого бюро гласил, что при нарушении боксером во время матча правил бокса, бюро может его дисквалифицировать и распорядиться причитающимся гонораром по своему усмотрению,

По договору со своим антрепренером Дойль должен был выступить в матче и получить гонорар в 3 тыс. ф. ст., независимо от исхода матча. Во время матча Дойль нарушил правила, и бюро его дисквалифицировало. Ссылаясь на свое не' совершеннолетие, на то, что он принес свои извинения, и на то^что он уже дисквалифицирован и не может выступать и зарабатывать на жизнь, Дойль просил выплатить ему его гонорар за уже состоявшееся выступление. Однако тот самыц суд, который санкционировал присвоение богатыми юношами товаров и денег, не счел нужным сохранить несовершеннолетнему боксеру с таким трудом достающийся ему заработок 84.

Ярким примером классовой направленности норм англий' ского права, регулирующих договорные отношения с участием несовершеннолетних, и практики применения этих норм, является положение о том, что договор, заключенный несовершеннолетним, действителен, если он “в целом” на пользу

84 Текст решения см. G С. С h e s h i r e and С H S F i f о о t Cases on the Law of Contract, p. 258—264.

229

несовершеннолетнему. Как бы ни были тяжелы и невыгодны для несовершеннолетнего отдельные условия договора, несовершеннолетний не может отказаться от договора, .если суд признает, что договор “в целом” для него выгоден. Это правило было сформулировано в решении по делу Слэйд против Метродент (Slade v. Metrodent, 1953) 85. Если к этому прибавить, что суд всегда признает “в целом” полезным для несовершеннолетнего договор об обучении, то станет'ясным, что тем самым суд санкционирует самые невыгодные для несовершеннолетнего условия, содержащиеся в этом договоре86.

Признавая недействительными договоры, заключаемые несовершеннолетними, английское право не признает и деликт-ной ответственности несовершеннолетних, если вред был причинен несовершеннолетним в связи с заключенным им договором. Так, если во исполнение договора, заключенного с несовершеннолетним, контрагент передает несовершеннолетнему во временное пользование какое-либо имущество, н последний вернет это имущество поврежденным, контрагент не может требовать не только обусловленной арендной платы за пользование имуществом, но и не может требовать возмещения за вред, причиненный имуществу.

Это правило установлено рядом старых прецедентов и твердо принято в практике87. Оно основывается на том, что признание обязанности несовершеннолетнего возместить вред, причиненный в связи с исполнением договора, признанного недействительным, означало бы на деле санкционирование такого договора и создание обходного пути для его принудительного исполнения.

Следует, однако, иметь в виду, что правило об освобождении несовершеннолетних от обязанности возмещения ущерба, причиненного при исполнении заключенных ими договоров, являющихся недействительными, применяется с некоторыми ограничениями. Так, в одном из обязательных прецедентов—в деле Бэрнард против Хаггиса (Burnard v. Haggis, 1863) на несовершеннолетнего была возложена обязанность возместить ущерб, причиненный тем, что он загнал нанятую им у истца лошадь. Обстоятельства этого дела отличались от других аналогичных дел, в которых несовершеннолетний освобождался от ответственности за причиненный

85 См. “Current Law”, 1963, N 6, § 168.

86 Ансон приводит ряд Примеров, которые наглядно показывают, что суды признают действительными самые невыгодные для несовершеннолетних договоры, если это договоры об обучении или найме (см. Вильям Р. А неон. Указ. соч., стр. 130—132).

87 Jennings v. Rundall (1799), Leslie (R.)\ Ltd. v. Sheil (1914); Fawcett v. Smethurst (1914). Изложение этих казусов см. во всех курсах английского договорного права,

230

им вред88 тем, что 'в договоре было указано, что лошадь должна быть использована только для бега, а не для прыжков через препятствия; ответчик же использовал се именно для прыжков через препятствия и, совершая такой прыжок, лошадь пострадала и пала.

В решении суда, признавшем несовершеннолетнего ответчика обязанным возместить ущерб, было указано, что если бы вред был причинен ненадлежащим исполнением договора (например, в результате слишком быстрой езды), истец не мог бы требовать возмещения ущерба. Но вред был причинен не исполнением договора, а совершением того действия, которое договором прямо запрещалось. Поэтому ущерб, причиненный таким действием, может быть возмещен.

Это дело Поллок приводит в качестве иллюстрации выдвинутого им положения о том, что если вред причинен в связи с договором, заключенным несовершеннолетним и признанным недействительным, но причинен действием, не представляющим собой исполнение такого договора, такой вред подлежит возмещению89. Нетрудно увидеть непоследовательность такого решения. Ведь вред в рассматриваемых случаях мог быть причинен несовершеннолетним только в связи с заключенным им договором. Если бы не этот договор, то имущество не могло бы попасть к несовершеннолетнему и он не мог бы причинить ущерб. Значит, в этом случае санкционируются определенные правовые последствия договора, признанного недействительным.

Кроме того, очень трудно провести грань между действием, совершенным в связи с договором, но не составляющим исполнение договора, и действием, представляющим собой ненадлежащее исполнение договора. В приведенном выше деле Бэрнард против Хаггис использование лошади для прыжков через препятствия может, пожалуй, с большим основанием рассматриваться как ненадлежащее исполнение договора, нежели в качестве действия, не составляющего исполнения договора.

Разграничение этих двух понятий в большинстве случаев является произвольным. Однако это не мешает тому, что оно принято в современной практике. Так, в деле Бэллет против

88 В одном из старых прецедентов, до сих пор являющемся обязательным прецедентом по этому вопросу (Jenning v. Rundall, 1799), дело касалось также найма лошади. Несовершеннолетний ответчик загнал нанятую им лошадь. Суд отказал в иске о возмещении ущерба, ссылаясь на то, что договор найма лошади был недействительным и нельзя требовать возмещения ущерба, причиненного ненадлежащим исполнением договора, признанного недействительным.

w “Pollocks's Principles of Contract”, p. 63.

231

Мингэй (Ballet v. Mingay, 1934) суд удовлетворил деликтный иск к- несовершеннолетнему о возврате вещей, переданных ему в пользование по договору, признанному недействительным. Основанием для такого решения было то, что ответчик, без согласия истца, одолжил эти вещи своему другу, в то время как договор не предусматривал передачи этих вещей третьему лицу. Суд признал такую передачу действием, не составляющим исполнение договора и применил'правило, установленное прецедентом Бэрнард против Хаггис90.

Несовершеннолетний не несет ответственности и в тех случаях, когда обманным путем, скрывая свой возраст, заключает договор, в силу которого он получает от контрагента какие-либо вещи, а от исполнения своего обязательства отказывается, ссылаясь на свое несовершеннолетие. Контрагент в этом случае не может искать защиты,“в праве” (in law), так как договор ничтожен и деликтный иск об обмане не может быть применен. Но “справедливость” (equity) допускает в этих случаях требование о возврате несовершеннолетним полученных им и сохранившихся в натуре индивидуально-определенных вещей.

Однако в практике постоянно подчеркивается, что эта норма должна толковаться ограничительно. Она может применяться только в случаях обмана со стороны несовершеннолетнего и только для возврата индивидуально-определенной вещи; применение этой нормы не должно носить характера компенсации за причиненный ущерб. Таким образом, даже при наличии вины несовершеннолетнего, последний может “по праву” пользоваться плодами своего обмана81. Защита интересов контрагента очень ограничена. Надо, впрочем, сказать, что такая безнаказанность является привилегией только тех несовершеннолетних, которые имеют материальную возможность пользоваться услугами искушенных в “общем праве” и “праве справедливости” адвокатов.

<< | >>
Источник: Р. О. ХАЛФИНА. ДОГОВОР В АНГЛИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. 1959

Еще по теме 1) Договоры, заключенные несовершеннолетними.:

  1. Вопрос 55. Брачный договор
  2. § 1. Договоры в авторском праве
  3. 3.4.3. Правовое регулирование ответственности несовершеннолетних в России на современном этапе
  4. § 2. Разновидности договора купли-продажи
  5. § 2. Элементы договора имущественного найма
  6. § 2. Элементы договора ссуды
  7. 3) Договоры, лишенные исковой защиты
  8. 1) Договоры, заключенные несовершеннолетними.
  9. 2) Договоры, заключенные душевнобольными или лицами, находящимися в состоянии опьянения
  10. § 1. СТОРОНЫ ДОГОВОРА
  11. 1. Нормы, регулирующие вопрос об участниках договора
  12. § 241. Понятие консенсуальных договоров
  13. Понятие, форма и содержание брачного договора.
  14. Порядок заключения, исполнения, изменения, расторжения и признания недействительным соглашения об уплате алиментов.
  15. §1. Понятие, стороны, содержание, сроки трудового договора и порядок вступления его в силу
  16. ТИТУЛ III О ДОГОВОРАХ ИЛИ ДОГОВОРНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ ВООБЩЕ
  17. § 1. Защита прав и интересов несовершеннолетних в исполнительном производстве по исполнению требований о взысканииалиментов
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -