<<
>>

1) Буржуазный принцип “свободы договора” и использование его монополиями в период империализма

Противоречие договора норме объективного права делает договор недействительным. Такой договор не может иметь правовых последствий и является ничтожным. '

“Публичное право' не может быть ''изменено частным соглашением”,— это правило с большей или' меньшей последовательностью проводится во всех буржуазных правовых системах.

Договор в буржуазном государстве' не может иметь своим предметом действия, противоречащие " норме права, установленного этим государством. Запрещая^' объявляя недействительными те или иные виды договоров, буржуазное государство осуществляет политику, господствующего класса в экономической и социальной области. Вопрос о том, насколько широко вмешивается государство в договорные отношения, насколько оно допускает частную автономию и свободу договора, является поэтому вопросом ' большого значения.

Политика господствующего класса в этой. области, будучи обусловлена, в •',' конечном счете, состоянием экономики, в свою очередь оказывает обратное воздействие на .экономический базис. Эта политика может выразиться в том, что государство предоставляет широкое поле для частной автономии, признает максимально возможную свободу договора и удовлетворяется ролью пресловутого “ночного сторожа”. Эта политика может выразиться и в том, что государство, превратившись в прямое орудие кучки монополистов, осуществляет в интересах этих монополистов детальную регламентацию хозяйства (как это имело место в фашистской. Германии). В обоих случаях буржуазное государство, как надстройка, различными методами оказывает влияние на экономический базис. Соотношение этих методов было разным в различные 'периоды развития буржуазного государства.

• Свобода договора и максимальное ограничение вмешательства государства в хозяйство были боевым знаменем буржуазии в ее борьбе 'против феодального неравенства и абсолютистского государства, пытавшегося мелочной регламентацией и всевозможными ограничениями искусственно задержать рост производительных сил и сохранить обветшалую и негодную для новых экономических условий правовую и государ-.

ственную форму. Лозунг свободы договора был одним из, самых популярных в эпоху борьбы буржуазии за власть. Он выводился из основных прирожденных прав. человека.. He-184 . •

случайно буржуазные теоретики этого периода считают, что-самим своим существованием государство обязано договору..

Требование, свободы договора было обусловлено новой, капиталистической формой эксплуатации, пришедшей на смену феодальной. Одним из основных институтов, в которых эта новая форма эксплуатации находила свое правовое закрепление,, был договор.

“Но заключать договоры,— пишет Энгельс,— могут люди,. которые в состоянии свободно располагать своей личностью, поступками и имуществом и равноправны по отношению друг к другу. Создание таких “свободных” и “равных” людей именно и было одним из главнейших дел капиталистического производства” н. О том, что означают эти “свобода” и “равенство”, Маркс и Энгельс говорят неоднократно. “Свобода” означает свободу эксплуатации, “освобождение” лица не только и не столыко от 'пут феодальной зависимости, сколько от орудий и средств производства. Как писал Маркс, “превращение-индивидуальных и распыленных средств .производства в общественно концентрированные, следовательно превращение карликовой собственности многих в гигантскую собственность • немногих, экспроприация у широких народных масс земли,, жизненных средств, орудий труда,—эта ужасная и трудная. экспроприация народной массы образует пролог истории капитала” ,12.

Появление миллионов обезземеленных и лишенных крова крестьян, разоренных ремесленников, истребление или обречение на вымирание народов в колониях — все это создало предпосылки для торжества новой формы эксплуатации и, для. провозглашавшегося в этот период буржуазией принципа свободы договора.

В Англии со времени ее вступления на .путь капиталистического развития принцип свободы договора широко обосновывался в литературе и применялся в практике. Достаточно вспомнить посвященные этому вопросу страницы произведений Адама Смита, Локка, Рикардо и др.

Именно в Англии, рано вступившей на путь капиталистического развития, принцип. свободы договора, неразрывно связанный с капиталистической формой эксплуатации в этот период ее развития, получил особенно широкое распространение. Буржуазные идеи свободы договора, свободы .конкуренции получили широкое распространение и в США, начиная еще с XVIII и особенно к концу XIX в.13 . • . .

"К. Маркс, Ф. Энгельс. Избранные произведения, т. II. Госполитиздат, М., 1955, стр. 224.

12 К. Маркс. Капитал, т. I. Госполитиздат, М., 1955, стр. 765.

13 Изложение теорий, основанных на так называемой “доктрине индивидуализма” см. М. J a k о b s о n. The Development of American Political

Г8&

Свобода договора в период промышленного капитализма означала на деле безграничную свободу эксплуатации. На эту пресловутую “свободу договора” ссылались английские фабриканты в конце XVIII и в XIX вв., покупая под видом договоров об обучении у родителей или в работных домах пятишестилетних детей и заставляя их работать в нечеловеческих условиях по 14 часов в сутки. На эту же “свободу” ссылались английские капиталисты, протестуя против законов, устанавливавших самые элементарные условия труда на фабриках, и всячески саботируя эти законы.

С уничтожающей иронией и сарказмом Маркс пишет об этой “свободе”: “Сфера обращения, или обмена товаров, в рамках которых осуществляется купля и продажа рабочей силы, есть настоящий эдем прирожденных 'пр_ав человека. Здесь господствуют только свобода, равенство, собственность и Бен-там. Свобода! Ибо покупатель и продавец товара, напр. рабочей силы, подчиняются лишь велениям своей свободной воли. Они вступают в договор как свободные, юридически равноправные лица. Договор есть тот конечный результат, в котором их воли находят свое общее юридическое выражение. Равенство! Ибо они относятся друг к другу лишь как товаровладельцы и обменивают эквивалент на эквивалент..1'.

Прощаясь с этой сферой простого обращения, или обмена товаров, из которой фритредер vulgaris черпает все свои взгляды, понятия, масштаб всех своих суждений об обществе капитала и наемного труда,— расставаясь с этой сферой, мы замечаем, что начинают несколько изменяться физиономии наших dramatis personae...

Бывший владелец денег шествует впереди как капиталист, владелец рабочей силы следует за ним как его рабочий; один многозначительно посмеивается и горит желанием приступить к делу; другой бредет понуро, упирается как человек, который продал на рынке свою собственную шкуру и потому не видит в будущем никакой перспективы, кроме одной:

что эту шкуру будут дубить” 14.

Маркс привел пример договора в области трудовых отношений, где эксплуататорский характер договора выступает наиболее обнаженно; но и в сфере гражданско-правовых отношений договор часто прикрывает отношения эксплуатации. Свобода договора — это орудие в руках более сильной экономически стороны для использования более слабой. Вот почему свобода договора была боевым лозунгом буржуазии и одним из краеугольных камней буржуазного права.

Thought. N. Y, 1932, См. также R. Pound. The Formative Era of American Law Boston, 1938; R. P о u n d The Role of the Will in Law. “Harvard Law Review”, v. 68, 1954, N 1, р. 1—19.

н К. Маркс Капитал, т. I, стр. 182—183

'186

В период империализма и общего кризиса капитализма положение меняется. Противоречия, раздирающие капиталистический строй, в этот период его развития достигают предельной остроты. Буржуазия отказывается от многих принципов, выдвигавшихся ею на заре развития капиталистического способа производства.

В предисловии к французскому и немецкому изданиям своего гениального труда “Империализм, как высшая стадия капи-тализмЯ” Ленин шисал: “Частная собственность, основанная на труде мелкого хозяина, свободная конкуренция, демократия,— все эти лозунги, которыми обманывают рабочих и крестьян капиталисты и их пресса, орались далеко позади. Капитализм перерос во всемирную систему колониального угнетения и финансового удушения горстью “передовых” стран гигантского большинства населения земли” 15.

В этих новых условиях загнивания капитализма буржуазный принцип свободы договора и равенства сторон в нем претерпевает существенные изменения. Буржуазное право не откавывается от этого принципа целиком.

Это делается по нескольким причинам.

Во-первых, 'формальное сохранение этого принципа предоставляет монополиям большую свободу действий. Когда отдельные органы буржуазного государства, отражая интересы мелкой и средней буржуазии, пытаются несколько ограничивать господство монополий, последние, ссылаясь па лозунг -свободы договора, давно фактически ими же отмененный, стараются обеспечить себе полную свободу действий.

Во-вторых, господство монополий не означает уничтожения капиталистической конкуренции, а только видоизменение i;

обострение ее. Ленин указывает: “Производство становится общественным, но присвоение остается частным. Общественные средства производства остаются частной собственностью небольшого числа лиц. Общие рамки формально признаваемой свободной конкуренции остаются, и гнет немногих монополистов над встальным населением становится во сто раз тяжелее, ощутительнее, невыносимее” 16. Формально признаваемой свободной конкуренции, сохраняющейся в очень измененном виде в период империализма, соответствует и формально при-анаваемая свобода договора. Но так же, как и свобода конкуренции в условиях господства монополий, так называемая свобода договора в этих условиях подвергается значительным изменениям 'в целях лучшего удовлетворения интересов монополий.

15 В. И Ленин Соч, т 22, стр.

16 Там же, стр 193—194

187

“Свободный” .договор широко используется монополиями для полного 'подчинения себе мелких и средних собственников, для установления .монопольных цен, для. устранения -конкурентов и аутсайдеров. • ,

В этих целях монополисты широко применяют так называемые “коллективные соглашения” — соглашения производителей, поставщиков, покупателей, устанавливающие определен-

• ные условия производства, продажи, ва.купок той или иной

• продукции и 'меры принудительного осуществления этих уело-. .вий. Условия этих коллективных .соглашений диктуются фирмами — 'монополистами данной отрасли, которые ставят своих контрагентов перед дилеммой: либо присоединиться к продиктованным ими условиям соглашения, либо лишиться источников сырья, возможностей сбыта" или подвергаться иной дискриминации в деловых отношениях, -у.

.' ' Для раскрытия подлинного характера этих коллективных , соглашений .перечислим наиболее часто встречающиеся в практике виды таких соглашений. Сюда относятся: 1) соглашения поставщиков о продаже продукции'только определенным покупателям, так 'называемым “покупателям 'по одобренному списку”, либо о продаже продукции определенной группе покупателей' на льготных условиях (например, со скидкой с продаж-

•^ ной цены); 2) соглашения 'покупателей о том, что они обязуются покупать товар только у определенных поставщиков, которые, в свою очередь, обязуются продавать товар только покупателям, участвующим в этом соглашении; 3) соглашение поставщиков о продаже товаров только тем покупателям, ко-

- торые соглашаются поддерживать определенный уровень цен

•при .перепродаже товара или .при продаже его в розницу;

4) соглашения поставщиков о мерах,, обеспечивающих выпол-

• нение покупателями- условий о поддержании определенного .уровня цен или иных договорных условий. Сюда относятся \-соглашения о составлении “черных списков (stoplists), .т. е;

списков лиц, с которыми ни один из участников соглашения не имеет .права вступать в сделку, о штрафах за нарушение условий, о бойкоте фирм или товаров; 5) соглашения покупателей о том, что они обязываются 'покупать товар только у определенных поставщиков и не вправе приобретать его -у других продавцов; 6) соглашения о скидках постоянным покупателям в соответствии с размером закупок; 7) соглашения между производителями 'о количестве выпускаемой продукции и о распределении рынков сбыта 17.

183 ' ...

Уже из этого краткого изложения содержания основных >видов коллективных соглашений видно, что они являются правовой формой, используемой монополиями для того, чтобы заставить мелких и средних собственников под видом “свободного” договора принять на себя обязанность полностью подчиняться монополиям во всей своей деятельности. Комиссия, специально обследовавшая практику этих коллективных соглашений, доклад которой был представлен в парламент мини-стром-торговли в июне 1955 г., вынуждена была признать, что в результате этих коллективных соглашений “независимый •производитель” в ряде отраслей не может найти себе рынка 18. В результате соглашений оптовиков о 'покупке товаров только у определенных поставщиков преграждается путь в ту или иную отрасль промышленности новым производителям 19. Комиссия вынуждена была констатировать, что в результате этих соглашений часто ограничивается конкуренция и создаются “привилегированные группы”, с которыми никто не конкурирует20. В такой несколько туманной форме комиссия вынуждена была признать привилегированное положение 'монополий.

Среди коллективных соглашений, которые более правильно было бы назвать монопольными соглашениями, большое место | занимают соглашения, направленные на поддержание опреде- j ленного уровня цен. Таким “определенным” уровнем является, конечно, предельно возможный высокий уровень. В результате таких соглашений о ценах в некоторых отраслях .монополистам удается добиться исключительно высоких прибылей. Так, компания Дэнтсплай, входящая в объединение, почти полностью монополизировавшее 'производство искусственных зубов и зубных протезов, в .1949 г. получила чистую прибыль в размере 86% на капитал. Комиссия по делам монополий, расследовавшая деятельность этой компании, установила, что в результате монополизации этой отрасли цены на искусственные зубы и зубные протевы были слишком высоки и в публичных интересах желательно их снижение21.

Одним из результатов рассматриваемых нами монопольных соглашений является создание системы штрафных санкций, вернее наказаний, применение которых осуществляется

rictive Businnes Practices and the Public Interest. A Statement by the Federation of British Industries”. L., 1956.

18 “The Monopolies and Restrictive Practices Commission. Collective Discrimination...”, p. 40.

19 Ibid., p. 66—68.

20 Ibid., .p. 81—82.

21 The Monopolies and Restrictive Practices (Dental Goods) Order, 1951, N 1200. См. также R. Evely. Monopoly Good and Bad. L., 1954, p. 7—8.

189

частными лицами и организациями. Такие меры, как коллективный бойкот, включение в “черные списки”, штрафы, примемте ся на основании отдельных соглашений самими участниками этих соглашений. Даже в английской литературе указывалось на то, что такая система частных наказаний, исключающая возможность обращения к суду и применения процессуальных гарантий, является нежелательной22.

Так, положение буржуазного права о свободе договора используется в целях 'прямо противоположных тем, которые в нем прокламируются, и служит для полного подчинения монополиям их .контрагентов.

Монапольные соглашения не являются единственным способом использования буржуавного 'принципа свободы догово-'' ра в интересах монополий. Другим видоизменением 'этого буржуазного принципа в эпоху империализма можно считать появление так называемых договоров присоединения 'или договоров через присоединение.

Этот термин введен французской литературой, в 'которой впервые и наиболее полно по сравнению с литературой других буржуазных стран была дана конструкция этого вида договоров. „

Под договорами присоединения понимаются такие договоры, в которых одна из сторон (обычно монополист в данной отрасли проивводства или торговли) предписывает свои условия 'контрагенту, последний же может либо вступить в договор на предлагаемых ему условиях, либо не вступить в договор; обсуждать или изменить что-либо в этих условиях он не может. Следует прибавить, что возможность отказаться от вступления в договор в этих 'случаях чисто иллюзорная, формально-юридическая. Как 'правило, в силу экономических условий контрагент не может отказаться от вступления в Договор 23.

22 R. Evely. Op cit., p. 17. Автор стоит на буржуазно-либеральных позициях и пытается доказать, что можно законодательным путем “ис-_ править” монополии. Но и он вынужден признать противоречие системы частных наказаний, устанавливаемой монопольными соглашениями, элементарным требованиям законности.

23 О договорах присоединения и “формулярном праве” см. “Гражданское и торговое право капиталистических стран”. Госюриздат, М., 1949, стр. 232—233; “Всеобщая история государства и права”, ч. IV, Юриздат, М., 1947, стр. 292; Е. А. Флейшиц. Буржуазное гражданское право на службе монополистического капитала. Юриздат, М., 1948; Л. А. Л у н ц. Основной экономический закон современного капитализма и реакционная сущность буржуазного гражданского права. “Советское государство и право”, 1953, № 2—3, стр. 115—117. Во французской литературе по этому • вопросу см. L. Josserand. Cours de droit civil positif francais, t. II, 1930, p. 18—19; M. Planiol. Traite elementaire de droit civil, t. II. Paris, 1949, p. 21; A. Colin et H. Capitant. Cours elementaire de droit civil fran-

190

Договоры присоединения наиболее распространены в таких областях капиталистического хозяйства, как железнодорожный и водный транспорт, внутригородской транспорт, банковское дело, страхование, коммунальные услуги—снабжение населения электричеством, водой, газом и т. д. Из приведенного перечня отраслей хозяйства видно, что так называемые до-• говоры присоединения охватывают важнейшие сферы экономического оборота и являются на деле теми обязательными правилами, которые монополии предписывают своим контрагентам.

При помощи конструкции договоров присоединения буржуазная правовая наука пытается вавуалировать господствующее положение монополий в современном капиталистическом хозяйстве и 'представить отношения, возникающие между 'монополией и контрагентом, как отношения равных сторон. Действительно, если договор 'присоединения — все-таки договор, то здесь есть и “свободное волеизъявление” и “равенство сторон в договоре” и прочие атрибуты буржуазной свободы договора. Если лицо может отказаться от присоединения к договору, значит, такое присоединение есть акт его свободной воли и т. д.

Конструкция договоров присоединения нужна буржуазной правовой науке также для того, чтобы 0'босновать свободное толкование договора судом. Отмечая особенности договора присоединения, буржуазные авторы указывают, что суду должны быть 'предоставлены широкие права при толковании этих договоров с тем, чтобы он мог устранять имеющиеся в отдельных случаях злоупотребления24. Классовая направленность этого положения очевидна. Оно должно оправдать тот 'процесс отказа буржуазии в эпоху империализма от ею же созданной законности, тот процесс распада буржуазной законности, анализ которого дан Лениным в статье “Два мира” 25.

Наконец, конструкция договоров присоединения используется буржуазной наукой в качестве одного-из аргументов для обоснования новейших “теорий” государственного регулирования капиталистического хозяйства. Игнорируя клас-

cais, t. II, Р., 1948, р. 274, 450, G. R i p e r t. La regle morale dans les obligations civiles. P, Ю26, p. 93—100. См. такж)е Q. R i p e r t. Le regime de-mocratique et le droit civil moderne. P., 1936; E. de G a u d i n de L a g r a n-ge. La crise du contrat et le role du ]Uge, P., il935.

24 См. E. de Gaudin de Lagrange. Op. cit., p. 33 ss; G. М о r i n. La loi et le contrat. La decadence de leur souverainete. P., 1927, p. 50—52. Критику толкования договора буржуазным судом, даваемую с буржуазно-либеральных повиодй, но содержащую 'немало справедливых замечаний, см. И. А. Покровский. Основные проблемы гражданского права, Пг, 1917, стр. 265—270.

25 См. В И. Ленин. Соч., т 16, стр. 278 и след.

191)

"оовую сущность 'буржуазного государства, пытаясь представить буржуазное государство в эпоху империализма как орган “защиты слабого против сильного”, некоторые буржуазные авторы указывают, что господство монополий должно умеряться, регулироваться буржуазным государством,, которое якобы при-ввано защищать более 'слабую экономически сторону от отдельных злоупотреблений со стороны монополий.' Наличие. договоров присоединения используется для того, чтобы доказать необходимость государственного регулирования 26.

Мы остановились на французской конструкции договоров присоединения, так как в ней наиболее открыто и последовательно отражаются попытки буржуазных авторов согласовать господство монополий в период империализма с лозунгами "и принципами эпохи промышленного капитал-а.

В английской правовой литературе нет такой последовательной конструкции договора в эпоху империализма, как французская конструкция договоров присоединения. Когда английские авторы пишут о договорах, условия которых полностью диктуются одной из сторон, они обычно ссылаются на французскую конструкцию договоров присоединения27.

В Англии, и особенно в США, где, концентрация капитала достигает высокой степени, вначительное количество договоров представляет собой именно 'предписывание монополиями установленных ими условий своим контрагентам. Однако правовая наука и практика в этих странах также рассматривают такие навязанные одной стороне договоры как обычные договоры, как “свободное волеизъявление сторон” со всеми вытекающими отсюда последствиями. Лишь в самое последнее время появляются попытки анализа такого рода договоров.

В английской и американской литературе появляется термин “принудительный договор” (compulsory contract). Многие авторы, перефразируя известное положение Мейна о том, что развитие человеческого общества характеризуется движением от статуса к договору, подвергнутое резкой критике Энгель-

26 См. G. Morin. Op cit, р. 163—164; G. Riper t. Le regime democra-tique et le droit civil moderne, p. 177 ss; G. R i p e r t. Aspects juridiques du capitalisme moderne. 1948.

27 См. G. S. С h e s h i r e and С. H. S. F i f о о t. The Law of Contract, Fourth Edition, L. 1956, p. 23—24; H. В. Sales. Standard Form Contracts. “The Modern Law Review”, v. 16, 1963, N 3, ip. 318—342. Сейлс, говоря о договорах, заключаемых в стандартной форме, указывает, что имеет в виду договоры присоединения. При этом автор совершенно справедливо отмечает, что чем больше расширяется деятельность монополий, тем меньше места остается для договора и что в отношениях между монополией и мелким производителем существует такое же неравноправие сторон, как в отношениях между железнодорожной компанией и пассажиром (Ibid., р.319).

192

сом28, пишут о том, что в современном праве намечается обратное движение—от договора к статусу. При этом, если в английской литературе отмечается, что так называемые договоры присоединения то существу исключают возможность волеизъявления потребителя и являются договорами только формально29, то в юридической литературе США этот вопрос получил совершенно иное освещение30.

Рассматривая принудительные договоры, многие американские авторы анализируют не принудительные договоры, которые монополии навязывают своим контрагентам, а имеют в виду законодательное регулирование трудовых отношений, в результате которого сюронам “предписываются” основные условия трудового договора; государственное регулирование хозяйственной деятельности, в частности административные акты, определяющие в некоторых случаях 'порядок деятельности компаний в области коммунального обслуживания, и, наконец, обязанность таких компаний вступать в договор с каждым потребителем, “на разумных условиях”.

Таким образом, все переворачивается с ног на голову. Не компании-монополисты диктуют свои условия контрагентам, вынужденным принимать эти условия, а, наоборот, компании объявляются “жертвами” принудительных договоров, в которые их якобы заставляют вступать в силу их 'положения. Некоторые американские юристы утверждают, что компании, оказывающие так “называемые общественные услуги,— крупные монополии, осуществляющие коммунальное обслуживание в США, “ограничены в своей договорной свободе”, вынуждены вступать 'в договоры со всеми потребителями и действовать на определенных условиях, установленных в разрешениях, на основании которых функционируют эти компании31.

Между тем хорошо известно, что монополизация так называемых общественных услуг является весьма выгодным делом. Уже перёд 'второй мировой войной удельный все корпораций в производстве 'электроэнергии и газа составлял 100%;

40 крупнейших корпораций, объединяющих предприятия,

28 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения, т. II, стр. 224.

29 См. R. H. G r a v e s о n. The Movement from Status to Contract. “Modern Law Review”, v. IV, 1941, N 4; G. S. С h es h i r e and C. H. S. F i-f о о t. Op. cit, p. 23—24; H. B. Sales. Op. cit.

•30 CM. A. L e n h о f f. The Scope of Compulsory Contracts Proper; F. К e s-sler. Contracts of Adhesion—Some Thoughts about Freedom of Contract;

E. Patterson. Compulsory Contracts in the Crystal Ball. “Columbia Law Review”, v. 43, 1943, N 5.

31 См. указанные выше статьи Ленхофа н Патерсоиа, а также М. R а-din. Contract Obligation and the Human Will (“Columbia Law Review”, v. 43, 1943, N 5).

13 Р. О. Халфнна

193

оказывающие эти услуги (коммунальные предприятия, телефон, телеграф и т. in.), владели более чем 80% всех средств-предприятий общественного пользования; 45 крупнейших транспортных корпораций владели 92% транспортных средств страны. К тому же законодательные акты штатов, регулирующие деятельность этих компаний, не ставят им никаких преград в 'использовании их монопольного положения 32. '

Некоторые авторы в США, не отрицая того, что в условиях современного капитализма договорные отношения 'в подавляющем большинстве случаев не выражают действительной воли сторон, пытаются обосновать это тем, что в условиях современного капиталистического оборота воля вообще теряет свое значение 'в праве. Право, по их мнению, не может об-спечить осуществление воли лица; оно должно обеспечить его интересы в той мере, 'в какой общество на данном этапе может их охранять33.

Совершенно очевидно, что такая постановка вопроса призвана скрыть тот факт, что буржуазное право осуществляет волю очень немногих лиц и подавляет волю большинства. Весьма показательно, что маститый буржуазный автор вынужден открыто признать, что в условиях современного капитализма ничего не осталось от прежних утверждений буржуазной правовой науки, о том, что право осуществляет волю людей.

<< | >>
Источник: Р. О. ХАЛФИНА. ДОГОВОР В АНГЛИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. 1959

Еще по теме 1) Буржуазный принцип “свободы договора” и использование его монополиями в период империализма:

  1. ГЛАВА ПЕРВАЯ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ США В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ
  2. 2. XXIV съезд КПСС
  3. Глава I ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
  4. Глава VI ДУНАЙСКАЯ ПРОБЛЕМА НА ПАРИЖСКОЙ МИРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ (1946 г.).
  5. Глава X ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ РЕШЕНИЕ ДУНАЙСКОЙ ПРОБЛЕМЫ НА БЕЛГРАДСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ (1948 г.)
  6. 1. Банкротство агрессивной политики «интернационализации» войны в Индокитае
  7. ОБМЕН ИНФОРМАЦИЕЙ МЕЖДУ ЕВРОПЕЙСКИМИ ГОСУДАРСТВАМИ
  8. IV. Договоры
  9. 3. Юридико-социальные теории
  10. § 1. Понятие юридического лица
  11. Глава первая ОЧЕРК ИСТОРИИ ПОНЯТИЯ ПРАВА НА ИСК
  12. 1) Буржуазный принцип “свободы договора” и использование его монополиями в период империализма
  13. Глава 2 ПРИРОДА НОРМ, РЕГУЛИРУЮЩИХ ОХРАНУ РЕЗУЛЬТАТОВ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  14. § 2. Содержание понятия охраняемого уголовным правом общественного отношения А. Участники общественного отношения
  15. 2. ПРАВЛЕНИЕ НЕОКОНСЕРВАТОРО
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  17. ТЕОРИЯ ПАРТИЗАНА ВЧЕРА И СЕГОДНЯ
  18. Конституции капиталистических государств о правах человека и гражданина
  19. § 2. Социалистические политико-правовые учения
  20. Терроризм — особый вид преступлений международного характера
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -