<<
>>

Принципы федерализма в России и США: сравнительный аспект А.              С. Автономов, завсектором сравнительного правоведения Института государства и права РАН, доктор юридических наук

  Сравнение принципов федерализма требует, очевидно, обращения к сравнительно-правовому методу исследования. Сравнительно-пра- вовой метод довольно хорошо известен и у нас в стране, и за рубежом; обычно, его относят к сугубо юридическим методам изучения действительности.
Конечно, речь идет не о сравнительном методе вообще, который может применяться в разных науках для изучения самых разнообразных объектов. В данном случае мы будем пользоваться сравнительно-правовым методом, другими словами, специфическим сравнением правовых явлений, которые налагают существенный отпечаток на сам процесс познания в ходе сравнения. Вместе с тем необходимо рассмотреть основу сравнительноправового метода, т. е. то, что роднит его с любым другим отраслевым сравнительным методом, иными словами, методологическую базу познавательного сравнения.

Итак, как только мы начинаем выяснять, что же такое сравнительный метод вообще, что общего у сравнительных методов, прилагаемых к различным объектам, то оказывается, что речь идет о значении сравнения, об определении сравнения, о критериях сравнимости и т. д. Но это — лишь общий методологический подход к сравнительно-правовому методу, а не сам метод. Как раз таким путем пошли А. А. Тилле и Г. В. Швеков, разбирая в своей монографии «Сравнительный метод в юридических дисциплинах» вопросы, связанные с разработкой и использованием сравнительноправового метода. Глава I указанной монографии («Сравнительный метод и сравнительные науки») фактически посвящена методологическим основам сравнительно-правового метода[90], а сам метод раскрывается далее.
Сравнительно-правовой метод требует использования специальных приемов исследования, задаваемых характером объекта, например государственно-властным характером отношений, складывающихся в ходе федеративного строительства, или нормативным характером права. Вместе с тем вовсе не ко всем нормативным системам применим сравнительноправовой метод. Так, еще Иеремия Бейтам в первой трети XIX в. выдвигал задачу описания правовых явлений в «этически нейтральных терминах»[91], т. е. доказывал необходимость отделения морали от законодательства. Действительно, сравнению подвергаются такие вещи, как конституционность, иерархичность правовых актов, имплементация правовых норм и т. п. с применением соответствующих приемов, что совершенно бессмысленно для других нормативных систем (морали, религии и т. д.). При сравнении принципов федерализма в двух странах представляется весьма важным обратить внимание, в первую очередь, на сопоставление правовой регламентации таких принципов в каждом из государств, поскольку именно право представляет собой правила, по которым строятся и развиваются федерации.
В США все современное многонациональное (полиэтническое) население сложилось в результате добровольной или насильственной (негры-рабы) иммиграции. Коренное же население Америки — индейцы — участия в федеративном строительстве не принимало. Индейские племена рассматривались в течение длительного времени как иностранные образования, с ними заключались договоры, которые можно квалифицировать как квазимеждународные. Да и сегодня индейские племена имеют
особый статус.[92] Пришлое население перемешивалось (хотя далее в рамках одних поселений разные этнические общины могут жить довольно обособленно), никаких исторических связей у него с той или иной территорией не было, поэтому никакой заинтересованности и практически никакой возможности создать этнотерриториальные образования не было.

По-разному интерпретируются проблемы суверенитета в США и России. В США традиционно считается, что суверенитетом обладают и Союз (федерация) в целом, и штаты. Такой подход к суверенитету был обоснован еще Дж. Мэдисоном, который полагал, что суверенитет оказался разделенным между штатами и федерацией. По его мнению, «конституция США создала правительство в том же строгом смысле этого слова, в какомЧгравительства штатов созданы их собственными конституциями. У федерального правительства, как и у правительств штатов, есть законодательная, исполнительная и судебная ветви власти. Оно, как и правительства штатов, установило пределы полномочий органов власти... И если в некоторых случаях юрисдикции федерального правительства и правительств штатов совпадают, а в других — исключают друг друга, то в этом проявляется одна из черт, характеризующих своеобразие существующей системы». В России некоторые положения Конституции 1993 г. можно было в течение некоторого времени трактовать таким образом, что республики (они названы государствами) обладают суверенитетом, пока Конституционный Суд не вынес решение, согласно которому субъекты РФ суверенитетом не обладают, а суверенитет сосредоточен исключительно в Федерации. В связи с этим представляется необходимым обратить внимание на следующее обстоятельство. Федерация в современном мире рассматривается как союзное государство, т. е. государство, состоящее из государственных образований: в США, Бразилии, Мексике, Индии и др. субъекты федераций так и именуются «государства» перевод слова «штаты», в Основном Законе ФРГ земли названы государствами. А раз в состав федераций входят государственные образования (государства), то они должны обладать и всеми признаками государства, в том числе и суверенитетом (определенный, хотя и ограниченный, суверенитет прямо признают конституции Мексики и Швейцарии за штатами и кантонами соответственно). В то же время и федерация в целом обладает суверенитетом. Отметим, что главное различие между конфедерацией и федерацией состоит в том, что конфедерация не имеет суверенитета, а федерация имеет.

Как уже отмечалось выше, принципы федерализма не зафиксированы непосредственно в конституциях Российской Федерации и США именно как принципы федерализма, поэтому перечень их остается открытым, разные авторы могут насчитывать разное количество таких принципов, но вряд ли кому-нибудь удастся доказать, что какой-то определенный перечень этих принципов является исчерпывающим.
<< | >>
Источник: Абдулатипов Р. Г.. Федералогия. — СПб.: Питер. — 320 с.. 2004

Еще по теме Принципы федерализма в России и США: сравнительный аспект А.              С. Автономов, завсектором сравнительного правоведения Института государства и права РАН, доктор юридических наук:

  1. Селькова Анастасия Андреевна. ИНСТИТУТ ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНЫХ МЕР В ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИИ И АНГЛИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ, 2018
  2. § 3. Всеобщая история права. Сравнительное правоведение. Правовая этнология. Криминология
  3. Лафитский В.И.. Сравнительное правоведение в образах права. Том первый. — М.: Статут. - С. 429, 2010
  4. Введение. Грани сравнительного правоведения
  5. Сравнительный анализ российского федерализма и международного опыта развития и функционирования федеративных государств можно приводить по различным характеристикам. 
  6. Параграф третий. Школы сравнительного правоведения
  7. Параграф первый. Цели общего сравнительного правоведения
  8. Параграф третий. Уровни сравнительного правоведения
  9. ИНСТИТУТ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ, ИСКЛЮЧАЮЩИХ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ, В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ НЕКОТОРЫХ ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ)
  10. Параграф второй. В поиске целей и методов сравнительного правоведения
  11. Параграф первый. Истоки сравнительного правоведения
  12. Развитие федеративных отношений в России В. Н. Лихачев, доктор юридических наук, профессор, заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации
  13. Параграф второй. Методология общего сравнительного правоведения
  14. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВВЕДЕНИЕ В СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ
  15. ГЛАВА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ СРАВНИТЕЛЬНОГО ПРАВОВЕДЕНИЯ
  16. Субъекты федерации и самоуправление М. Маликов, доктор юридических наук, профессор, декан Стерлитамакского юридического факультета БГУ
  17. ГЛАВА ВТОРАЯ. ПРЕДМЕТ И МЕТОДОЛОГИЯ СРАВНИТЕЛЬНОГО ПРАВОВЕДЕНИЯ
  18. И.С. Семененко, ИМЭМО РАН НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРАКТИКИ ФОРМИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ: ОПЫТ СРАВНИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА
  19. Пустогаров В.В.. Международное гуманитарное право. — М.: Институт государства и права Российской Академии наук. — 55 с., 1997
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -