<<
>>

1. Построение Российской Федерации на сочетании национально- территориального и территориального начала

В период существования СССР, характеризуя принципы советской федерации, исследователи, как правило, отмечали, что она строится по национальному признаку. Основания для такого утверждения были, поскольку субъектами Союза ССР являлись союзные республики, создаваемые по национальному принципу, и это отражалось в их наименованиях (Грузинская ССР, Узбекская ССР и т.д.).
Но все-таки это была федерация, построенная не просто по национальному, а по национально-территориальному признаку. Иначе говоря, лишь компактно проживающие на определенной территории нации доходили в реализации своего национального суверенитета до создания государств и становились субъектами федерации. Так, субъектом СССР являлась Армянская ССР, выражавшая интересы тех армян, которые проживали на ее территории, а отнюдь не всех армян, живших в СССР, хотя по численности последних было больше, нежели армян в Армении. Становясь субъектом СССР, соответствующая республика как государство выражала интересы не только той нации, которая дала имя государству, но и всех других граждан, проживающих на данной территории, те. и в этом отношении субъект федерации был организован по территориальному признаку. Здесь уже в основе субъекта был не национальный суверенитет, а народный суверенитет, т.е. граждане любых национальностей образовывали единый народ, его интересы и власть республика олицетворяла как государство. К примеру, немалое число узбеков и русских проживало на территории Таджикистана. Титульная нация — таджики вместе с гражданами и названных, и других национальностей образовывали единое целое — народ Таджикистана, интересам которого служило данное государство. На последнем этапе существования СССР, когда волна борьбы за самостоятельность субъектов достигла неимоверных размеров, в ряде союзных республик представители националистически настроенной властной элиты из числа титульной нации хотели записать в конституциях, что республика является государством данной нации и тем самым как бы отделить граждан других национальностей от «своего» государства, иначе говоря — отождествить свою нацию с народом.
В некоторых государствах — бывших республиках СССР — и сейчас не скрывают своего намерения сделать людей других национальностей гражданами второго сорта. Для сегодняшней Российской Федерации этот вопрос также нс абстрактен. В ее составе имеются 21 республика, одна автономная область и 10 автономных округов. Это единицы, имеющие национальное начало в своем образовании и названии. Если утверждать, что они построены по национальному признаку, это может вызвать кое-где представления об особом статусе нации, давшей имя соответствующему субъекту, о ее приоритетах в органах власти и т.п. Между тем эти единицы созданы не только по национальному, но и по территориальному признаку, т.е. они объединяют всех граждан, проживающих на соответствующей территории. Безусловно, национапьный момент в ряде отношений учитывается, например, в плане языка, образования, культуры, обычаев и т.п. Однако он не может иметь абсолютного значения и не дает права считать соответствующий субъект образованием лишь данной нации, иметь большее число депутатов в местном парламенте, главу исполнительной власти субъекта РФ из числа лиц непременно титульной нации и т.д. О национально-территориальном принципе, положенном в основу структуры Российской Федерации, надо говорить также в связи с фактором, который для России абстрактен, но вообще не упомянуть о нем было бы неверно. Речь идет об идее сообществ (общин) из граждан соответствующей национальности или языка и создании федерации как союза этих общин. Такого рода федерация существует, например, в Бельгии, где ее субъекты представлены тремя языковыми сообществами (общинами) — фламандским (голландский язык), валлонским (французский язык) и немецкоязычным. Занимаются сообщества преимущественно вопросами национального образования, языка и культуры. Однако подавляющая часть граждан соответствующей языковой группы проживает компактно, и со временем в стране все-таки пришлось обозначить границы языковых территорий. Кроме того, для управления административными делами страна поделена на три области, при этом для фламандцев территория языковой общины и области совпадают, немецкоязычная обшина находится в составе валлонской области, а в качестве третьей области выступает регион Брюсселя, где проживают как валлоны, так и фламандцы. В этой федерации языковый и территориальный принципы как бы разделены, но на самом деле они переплетаются.
Представить себе такую федерацию в России трудно — слишком много возникнет проблем. Допустим, мы решили создавать национально-языковые сообщества как субъекты РФ. Если свое межтерриториальное сообщество образуют, к примеру, татары, из которых примерно одна треть проживает в Татарстане, или буряты, имя которых сегодня упоминается в названии одной республики и двух автономных округов, неумолимо дело дойдет и до создания русского сообщества. Казалось бы, что здесь плохого? Однако создание таких сообществ может привести к разобщению, конкуренции интересов сообществ, к их противостоянию. В общем, идею паннационального единства лучше воплотить в национально-культурной автономии, а основой федерации оставить национально-территориальный признак. Причем к национальнокультурной автономии надо относиться осторожно — она должна объединять только тех лиц соответствующей национальной принадлежности, которые живут за пределами территории компактного проживания данного этноса, если эта территориия получила статус республики или национально-территориального образования. Новым для России стало введение территориального признака в федеративное устройство, т.е. считавшиеся ранее административно- территориальными единицами края, области, города федерального подчинения стали субъектами РФ. Тем самым прежние административно-территориальные единицы не превратились в государства, однако уровень обычных административно-территориальных единиц переросли: у них есть свои полномочия как у субъектов РФ и право теми или иными способами либо участвовать в осуществлении полномочий Российской Федерации, либо воздействовать на этот процесс; они управе — на базе общефедеральных принципов и при координирующей роли Федерации — формировать и проводить свою (внутреннюю) политику, строить систему своих органов и организацию местного самоуправления, иметь бюджет и налоги; имеют собственное законодательство (ранее они нормативно регулировали определенные общественные отношения, но среди их актов rfe было таких, как уставы и законы); спорные вопросы на федеральном уровне эти субъекты теперь тоже решают путем согласительных процедур, органы Федерации не могут отменять их акты, если требуется, обращаются в этих целях в Конституционный Суд РФ и другие суды; эти субъекты РФ получили право на представительство на федеральном уровне, на внесение проектов федеральных законов, обращений к Президенту или Правительству РФ, запросов в Конституционный Суд РФ. Как известно, в этих субъектах большинртво населения являются русскими. Почему же мы тогда говорим о реализации здесь территориального, а не национально-территориального принципа? Не следует ли утверждать, что каждый из этих субъектов как бы воплощает частицу национального суверенитета русской нации? Дело в том, что суверенитет нации — это обобщенная категория, относящаяся к нации в целом. В этом плане интересы русских выражает все российское государство. А отдельные края, области, города существуют не д ля воплощения русской идеи, а для рационализации управления. Естественно, они учитывают то, что большинство здесь составляют русские. Однако не абсолютизируют этого. В республике обобщенной категорией для всех, кто на данной территории проживает, является понятие «народ». Оно охватывает всех людей, которые здесь проживают, независимо от их национальной принадлежности, и республика должна выражать интересы всех. В национально-территориальных и территориальных субъектах РФ все проживающие здесь люди охватываются категорией «население», и она воплощает единство всех граждан независимо от их национальной принадлежности. Естественно, так же как республика наряду с интересами всех лиц воплощает интересы и титульной нации, давшей имя республике, край, область, город федерального значения воплощают интересы русских, которые здесь проживают, а также граждан иной национальной принадлежности.
<< | >>
Источник: Авакьян С.А.. Конституционное право России: Учебный курс. — В 2 т. Т. 2. 2005

Еще по теме 1. Построение Российской Федерации на сочетании национально- территориального и территориального начала:

  1. Административно-территориальное устройство субъектов Российской Федерации
  2. § 3. Территориальные органы прокуратуры Российской Федерации
  3. § 8. Административно-территориальное устройство субъектов Российской Федерации
  4. §6. Административно-территориальное устройство субъектов Российской Федерации
  5. ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВНУТРЕННИХ МОРСКИХ ВОДАХ, ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ МОРЕ И ПРИЛЕЖАЩЕЙ ЗОНЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  6. Право мирного прохода через территориальное море Российской Федерации кораблей и судов
  7. ГЛАВА 2 ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  8. Е.А. Дмитриева, И.В. Дудукина, А.Б. Кузнецов, П.А. Мясоедов, О.В. Монтилья, В.А. Панарина, А.В. Плотницкий, А.В. Прошунин, К.Б. Ряховский, А.В. Устюжанин, Г.В. Чернякова. МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ЮРИСКОНСУЛЬТА ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО ОРГАНА МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА РАЙОННОМ УРОВНЕ, 2018
  9. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В СУБЪЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ИМЕЮЩИХ В СВОЕМ СОСТАВЕ АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ЕДИНИЦЫ С ОСОБЫМ СТАТУСОМ
  10. ПРИКАЗ ГЕНЕРАЛЬНОГО ПРОКУРОРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О разграничении компетенции территориальных прокуроров и прокуроров специализированных прокуратур" от 9 апреля 1996 г. № 24
  11. Глава II. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕЖИМА МОРСКИХ ПОРТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ВНУТРЕННИХ МОРСКИХ ВОД И ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО МОРЯ
  12. 2.З.2.З. Территориальный уровень. Организация единой территориальной государственной системы экологического мониторинга (АТСЭМ) в Алтайском крае
  13. § 8. Национально-территориальная автономия в КНР
  14. Меньшинства не имеющие национально-территориальных образований
  15. 67. АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ УСТРОЙСТВО И НАЦИОНАЛЬНАЯ АВТОНОМИЯ. МЕСТНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И САМОУПРАВЛЕНИЕ В КНР
  16. ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ВОДЫ (Территориальное море)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -