<<
>>

6 ЧТО СТОИТ ЗА СПОРАМИ О СУВЕРЕНИТЕТЕ?

Принцип государственной целостности Российской Федерации тесно связан с принципом ее безраздельного суверенитета над всей ее территорией. Суверенитет - это один из неотъемлемых атрибутов государства и до возникновения федераций рассматривался исключительно как международно-правовая категория.
С появлением федеративных государств проблема суверенитета значительно усложнилась за счет внутриполитического аспекта. В «старых» федерациях этот вопрос был решен окончательно в пользу суверенитета федерации в острой борьбе сторонников единого и сильного государства с сепаратистами. Тем не менее, например, в Канаде за провинцией Квебек сохраняется право на сецессию, что дает основание полагать за этой провинцией право на суверенитет. Именно поэтому дважды Квебек был на грани выхода из состава федерации, причем в 1995 г. в ходе последнего референдума для реализации этого решения не хватило немногим более 40 тыс. голосов. История дает немало примеров, когда сепаратистские тенденции не удавалось преодолеть и тем самым сохранить целостность федеративного государства. Особенно интересен в этом отношении опыт ряда несостояв- тттихся латиноамериканских федераций. Проблема суверенитета применительно к федеративному государству приобрела особенную остроту в связи с распадом ряда федераций, построенных по территориально-национальному принципу, который с разной степенью драматизма обозначился прежде всего в бывшем СССР и Югославии. Уяснение причин распада этих государств имеет огромное принципиальное значение для Российской Федерации, дабы избежать прежних ошибок. Многочисленные попытки объяснить причины распада СССР сводятся к нескольким концепциям. Проф. А.Н. Аринин, возглавлявший в Государственной Думе 1995-1999 гг. один из подкомитетов Комитета по делам Федерации и региональной политике, предложил классификацию их по доминирующему фактору (см.: Аринин А.Н.
Проблемы развития российской государственности в конце XX века. В кн.: Федерализм власти и власть федерализма. М., 1997. С. 8-9). Первая группа исследователей видит причину распада СССР в фатальности краха тоталитарной системы. Вторая группа во главу угла ставит начало перестроечных процессов, что в конце концов сводит проблему к ошибкам субъективного характера, поскольку сама по себе перестройка носила объективно прогрессивный характер и была изначально направлена не на ослабление союзного государства, а на активизацию его неиспользованного потенциала. Третьи полагают, что всему виной крайнее обострение межнациональных противоречий. Четвертые склоняются к пресловутой подрывной деятельности США и иных антисоветских сил. Наконец, пятая группа видит причину распада СССР в кризисе российской нации как исторической общности. Безусловно, каждая из этих точек зрения не лишена основания, но, на наш взгляд, наиболее адекватно суть рассматриваемой проблемы отражает первая, поскольку остальные только ее развивают и конкретизируют. Что касается последней, то, безусловно, русская нация, как и другие нации, населявшие в прошлом Российскую империю и образовавшие затем СССР, пережила серию серьезных потрясений, которые привели, по утверждению П.А. Сорокина, к развитию многих негативных тенденций, имеющих длительное по времени действие. Самой опасной среди этих тенденций является отрицательная селекция, на преодоление которой требуется достаточно большой временной срок. Однако в составе СССР Россия никогда не стремилась занять доминирующую роль. Со стороны русского народа никогда не наблюдалось проявления великодержавного шовинизма, стремления к русификации страны и т.д. Поэтому попытка объяснить распад СССР результатом кризиса русской нации, на наш взгляд, лишена всяких оснований. Представляется более обстоятельной точка зрения В. Гущина, который считает одной из главных причин распада Советского Союза именно отказ России от роли союзного центра (см.: Независимая газета. 1999. 28 мая).
При этом ни одна из предложенных версий распада СССР не учитывает юридического фактора, заключающегося в наличии у союзных республик конституционного права на выход из состава союзного государства. Более того, при наличии этого права отсутствовал механизм его реализации, что при известных теперь обстоятельствах сделало распад СССР процессом обвальным, хаотическим и драматическим по своим последствиям. Латентная опасность такого распада была заложена изначально, поскольку при образовании союзного государства не был принципиально решен вопрос о суверенитете Союза и отсутствии такового у его субъектов. Данная проблема была отягощена историческим прецедентом. Еще в марте 1990 г., находясь в составе СССР, автономные советские социалистические республики в ситуации острой политической нестабильности стали советскими социалистическими республиками и в течение июля - декабря 1990 г. провозгласили свои суверенитет наряду с уже существовавшими союзными республиками. Вслед за этим четыре автономные области (Адыгейская, Горно-Алтайская, Карачаево-Черкесская и Хакасская) также были преобразованы в республики. Это означало, что СССР фактически становился федерацией, состоящей из 35 субъектов, претендующих на «суверенитет». В Российской Федерации проблема суверенитета, а точнее псевдосуверенитета, не снята и по сей день. В научной литературе дискутируется вопрос о возможности разделения суверенитета между Федерацией и ее субъектами, об ограниченном суверенитете субъектов Федерации, обусловленности суверенитета рядом ценностей современной цивилизации и т.д. (см.: Проблемы суверенитета в Российской Федерации. М., 1994; Михалева Н.А. Конституционные реформы в российских республиках. В кн.: Конституции республик в составе Российской Федерации. М., 1995). За последние годы появился ряд исследований по данной проблеме. Среди них: Суверенитет в государственном и международном праве. Круглый стол // Советское государство и право. 1991. № 5; Разделит ли Россия участь Союза ССР? М., 1993; обстоятельная монография И.А.
Умновой «Конституционные основы современного российского федерализма». М., 1998. В этих и других исследованиях приводятся весьма убедительные доказательства справедливости точки зрения неделимости суверенитета Федерации. Это же подтверждает и весь мировой опыт федерализма. Что же касается практики, то конституции подавляющего большинства республик в составе Российской Федерации закрепляют их «суверенитет» . В ст. 1 Конституции Республики Татарстан говорится, что Татарстан является суверенным государством и что суверенитет есть его неотъемлемое качественное состояние. Гл. 5 специально посвящена суверенитету Татарстана. В ней Республика Татарстан объявляется суверенным государством, субъектом международного права, ассоциированным с Российской Федерацией — Россией на основе Договора о взаимном делегировании полномочий и предметов ведения. Ст. 62 закрепляет международную правосубъектность Татарстана на уровне суверенного государства, самостоятельно определяющего свою внешнюю политику. Аналогичную формулировку содержит и ст. 1 Конституции Республики Башкортостан, согласно которой она является суверенным государством, а республиканские законы обладают верховенством на всей территории республики. Гл. 7 так и называется «Республика Башкортостан - суверенное государство», и в ней государственный суверенитет объявляется ее неотъемлемым качественным состоянием, отношения с Российской Федерацией носят договорной и равноправный характер, хотя и делается оговорка, что «Республика Башкортостан сохраняет за собой всю полноту государственной власти на всей территории республики вне пределов прав, добровольно переданных ею Российской Федерации». Конституция провозглашает Башкортостан субъектом международного права, хотя и ограничивает его международную правосубъектность кругом тех вопросов, которые не переданы по договору в ведение Российской Федерации. О государственном суверенитете, который распространяется на всю территорию республики, говорится в конституциях и других республик в составе Российской Федерации (в 19 из 21).
В результате энергичных действий Президента В. Путина субъекты Федерации в значительной степени привели свои конституции, уставы и региональное законодательство в соответствие с федеральной Конституцией и федеральным законодательством, однако вопрос о суверенитете в республиканских конституциях остается открытым. Проблема суверенитета в Российской Федерации приобрела особую специфику в связи с практикой заключения договоров и соглашений между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов о разграничении предметов ведения и полномочий. В настоящее время принято около полусотни договоров и несколько сотен соглашений. Вся мировая практика однозначно свидетельствует о том, что разделение суверенитета гибельно для федерации. Его не удалось осуществить ни в странах бывшей социалистической системы, ни в Объединенной Республике Камерун, ни в Бирме, ни в других государствах. Всякий поиск политического компромисса в данном вопросе может привести только к обострению сепаратизма и гибели федерации. Особая ситуация сложилась в отношениях между Российской Федерацией и Чеченской Республикой. Рассматривать последнюю в качестве субъекта Российской Федерации можно только условно. Решить проблему путем выхода Чечни из состава Федерации в рамках федеральной Конституции не представляется возможным ввиду целого ряда причин, в том числе и отсутствия правового механизма для официального признания фактического положения дел. Ужесточение режима административной границы с Чеченской Республикой как временная и вынужденная мера имеет смысл. Однако эта акция с правовой точки зрения далеко не безупречна, поскольку является нарушением федеральной Конституции, только уже со стороны Федерации. Мировая практика знает случаи, когда из состава федераций выходили отдельные субъекты. Мирная сецессия имела место в Малайзии при образовании в 1965 г. самостоятельного государства Сингапур; в Пакистане в 1970-х гг. вооруженная борьба Восточной Бенгалии завершилась компромиссом образования Бангладеш; бесплодной оказалась попытка Эфиопии удержать в своем составе Эритрею. И хотя для сохранения целостности федерации должен быть использован весь арсенал конституционных средств, в приведенных случаях учитывалась цена сохранения субъекта федерации в человеческих жизнях, которую приходится платить за насильственное удержание его в составе единого государства. В каждом конкретном случае учитывается прежде всего политическая целесообразность подобной акции.
<< | >>
Источник: Под ред. Ф.Л. Шарова. Конституционное право России: Учеб. пособие. 2010

Еще по теме 6 ЧТО СТОИТ ЗА СПОРАМИ О СУВЕРЕНИТЕТЕ?:

  1. 452. Что признается индивидуальным трудовым спором и чем он отличается от коллективного?
  2. 477. Что такое коллективный трудовой спор?
  3. 486. Какова роль посредника в разрешении коллективного трудового спора?
  4. С ЧЕМ СВЯЗАНО ТО, ЧТО ОДНА ПИЩА ДОСТАВЛЯЕТ УДОВОЛЬСТВИЕ, А ДРУГАЯ ВЫЗЫВАЕТ ОТВРАЩЕНИЕ?
  5. 7.1. Эволюция системы международно-правового урегулирования инвестиционных споров
  6. § 3. Процедура разрешения споров в ООН
  7. XIX РАЗРЕШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРОВ
  8. §2. Разрешение международныхторговых споров международным коммерческим арбитражем
  9. § 75. Ввод во владение по завещанию и споры на завещание. - Различные способы спора. - Пошлины с перехода имений по завещанию
  10. ГОД: ХРУЩЕВ ТОРЖЕСТВУЮЩИЙ «МНЕ ЕСТЬ, ЧТО СПЕТЬ, ПРЕДСТАВ ПЕРЕД ВСЕВЫШНИМ. МНЕ ЕСТЬ, ЧЕМ ОПРАВДАТЬСЯ ПЕРЕД НИМ»?
  11. § 2. Урегулирование споров с применением процедур, предусмотренных Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г.
  12. ЧТО ЖЕ ЭТО ЗА НАУКА — КРИМИНАЛИСТИКА?
  13. Что такое охранительные начала?
  14. Глава III. ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА ПО НАЛОГОВЫМ СПОРАМ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -