<<
>>

Глава VII. Компенсационные выплаты

Закон «Об обязательном страховании» вводит институт так называемых «компенсационных выплат». Право на получение компенсационных выплат имеет потерпевший, который в силу тех или иных причин не в состоянии получить страховую выплату от страховщика либо потому, что этот страховщик не может осуществить страховую выплату, либо потому, что страховщик неизвестен, либо потому, что его просто нет, так как владелец транспортного средства не застраховал свою ответственность.
В связи с этим Закон «Об обязательном страховании» устанавливает, что компенсационная выплата в счет возмещения вреда жизни или здоровью потерпевшего производится в случаях, если страховая выплата по договору обязательного страхования не может быть осуществлена вследствие: а) применения к страховщику процедуры банкротства, предусмотренной Федеральным законом; б) неизвестности лица, ответственного за причиненный потерпевшему вред; в) отсутствия договора обязательного страхования, по которому застрахована гражданская ответственность причинившего вред лица, изза неисполнения им установленной настоящим Федеральным законом обязанности по страхованию, если при этом требование потерпевшего о возмещении причиненного вреда не было удовлетворено, несмотря на осуществление потерпевшим предусмотренных законодательством Российской Федерации действий по взысканию причитающегося ему возмещения (п. 1 ст. 18 Закона). Обращает на себя внимание, что Закон говорит о компенсационных выплатах лишь в случаях причинения вреда жизни или здоровью потерпевшего. Следовательно, при причинении вреда имуществу потерпевшего правом на получение компенсационных выплат (даже при наличии всех условий, лежащих в основе возникновения ответственности за причинение вреда) этот потерпевший не обладает. Отметим также, что для возникновения у потерпевшего права на получение компенсационной выплаты вследствие применения к страховщику процедуры банкротства (пп.
«а» п. 1 ст. 18 Закона) не требуется его обращения за возмещением вреда непосредственно к лицу, ответственному за его причинение, как это имеет место при получении компенсационной выплаты при отсутствии договора страхования (пп. «в» п. 1 ст. 30 Закона). Право на получение компенсационных выплат в предусмотренных Законом «Об обязательном страховании» случаях имеют граждане Российской Федерации, а также иностранные граждане и лица без гражданства, постоянно находящиеся на территории Российской Федерации. Временно находящиеся на территории Российской Федерации граждане иностранного государства имеют право на получение указанных компенсационных выплат в случае, если в соответствии с законодательством этого иностранного государства аналогичное право предоставлено гражданам Российской Федерации (п. 2 ст. 18 Закона). Правом на получение компенсационной выплаты обладает только тот гражданин, который является потерпевшим (или его наследники). Таким правом не обладает, скажем, страхователь – владелец транспортного средства, произведший возмещение вреда потерпевшему, в силу чего к нему перешло право на получение страховой выплаты, но который не смог реализовать это право вследствие применения к страховщику процедуры банкротства. Иск по требованиям потерпевших об осуществлении компенсационных выплат может быть предъявлен в течение двух лет (п. 3 ст. 18 Закона). Закон «Об обязательном страховании» предусматривает, что по требованиям потерпевших компенсационные выплаты осуществляются профессиональным объединением страховщиков, действующим на основании учредительных документов и в соответствии с настоящим Федеральным законом. Таким профессиональным объединением является Российский союз автостраховщиков (РСА). Для того чтобы профессиональное объединение могло произвести проверку обоснованности предъявленного к нему требования о компенсационной страховой выплате, Закон «Об обязательном страховании» предусматривает, что органы исполнительной власти Российской Федерации, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, организации и граждане обязаны бесплатно предоставлять по запросам профессионального объединения имеющуюся у них информацию (в том числе конфиденциальную), связанную с событиями, послужившими основанием для предъявления потерпевшими требований о компенсационных выплатах.
При этом профессиональное объединение обязано соблюдать установленные законодательством Российской Федерации режимы защиты, режим обработки получаемой конфиденциальной информации и порядок ее использования, а в случае их нарушения оно несет предусмотренную законодательством Российской Федерации ответственность (п. 1 ст. 30 Закона). Рассмотрение требований потерпевших о компенсационных выплатах, осуществление компенсационных выплат и реализацию прав требования РСА к лицам, ответственным за причинение вреда, а также к страховщикам, не выполнившим своих обязательств, могут проводить страховщики, действующие за счет профессионального объединения на основании заключенных с ним договоров (п. 1 ст. 19 Закона). В данном случае страховщики будут выступать в качестве представителя РСА, поскольку лицом, ответственным за компенсационную выплату, выступает сам РСА. Закон «Об обязательном страховании» устанавливает, что к отношениям между потерпевшим и профессиональным объединением страховщиков по поводу компенсационных выплат по аналогии применяются правила, установленные законодательством Российской Федерации для отношений между выгодоприобретателем и страховщиком по договору обязательного страхования. Соответствующие положения применяются постольку, поскольку иное не предусмотрено Федеральным законом и не вытекает из существа таких отношений (абз. 1 п. 2 ст. 19 Закона). Следовательно, порядок и сроки предъявления требования потерпевшими к РСА о компенсационной выплате должны соответствовать порядку и срокам предъявления требования потерпевших к страховщикам о страховой выплате. В равной мере сам РСА должен рассмотреть требование потерпевшего в 15дневный срок со дня получения его заявления, как это предусмотрено в части рассмотрения требований потерпевших к страховщику о страховой выплате. Из этого также вытекает, что размер компенсационной выплаты соответствует размеру причиненного вреда, однако не может превышать размеров страховой суммы, предусмотренной для договоров обязательного страхования ответственности владельцев транспортных средств, а именно в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью нескольких потерпевших, – 240 тыс.
рублей и не более 160 тыс. рублей при причинении вреда жизни или здоровью одного потерпевшего. Размеры страховых сумм, используемые при страховании ответственности при причинении вреда имуществу потерпевшего, в данном случае не учитываются, так как компенсационные выплаты при причинении вреда имуществу потерпевшего не выплачиваются. Закон «Об обязательном страховании» устанавливает также, что компенсационные выплаты уменьшаются на сумму, равную сумме произведенного страховщиком и/или ответственным за причиненный вред лицом частичного возмещения вреда (абз. 2 п. 2 ст. 19 Закона). Данная норма вполне логична для ситуаций, когда компенсационная выплата полностью возмещает вред, причиненный потерпевшему. Например, жизни или здоровью потерпевшего причинен вред в размере 100 тыс. рублей. Владелец транспортного средства как лицо, ответственное за причинение вреда, частично возместил вред на сумму 80 тыс. рублей – больше с него потерпевший получить не смог в силу, допустим, его имущественного положения. В этом случае РСА выплатит лишь 20 тыс. рублей (10080). Однако эта норма представляется некорректной для ситуаций, когда размер причиненного вреда превышает лимит компенсационной суммы. Скажем, потерпевшему причинен вред в размере 400 тыс. рублей. Владелец транспортного средства возместил 160 тыс. рублей. Исходя из данной нормы, потерпевший вообще не имеет права на получение компенсационной выплаты, так как эта выплата (а ее предельный размер составляет 160 тыс. рублей) уменьшается на сумму частичного возмещения ущерба, произведенного владельцем транспортного средства (160–160 = 0). Отметим, что если бы договор страхования был заключен, то потерпевший в данной ситуации, получив от причинителя вреда 160 тыс. рублей, имел бы право получить от страховщика страховую выплату в полном размере, т. е. тоже 160 тыс. рублей, а всего он получил бы 320 тыс. рублей. Сумма компенсационной выплаты, произведенной потерпевшему при неизвестности лица, ответственного за причиненный потерпевшему вред, а также при отсутствии договора обязательного страхования, взыскивается в порядке регресса по иску профессионального объединения страховщиков (РСА) с лица, ответственного за причиненный потерпевшему вред, т. е.
с соответствующего владельца транспортного средства. Профессиональное объединение страховщиков также вправе требовать от указанного лица возмещения понесенных расходов на рассмотрение требования потерпевшего о компенсационной выплате (п. 1 ст. 20 Закона). При этом не вполне понятно, что имеется в виду под «расходами на рассмотрение требования потерпевшего о компенсационной выплате» (зарплата работников аппарата РСА, занимавшихся рассмотрением данного требования?), а также как и кем эти расходы будут определяться. В пределах суммы компенсационной выплаты, произведенной потерпевшему при применении к страховщику процедуры банкротства, к профессиональному объединению страховщиков (РСА) переходит право требования страховой выплаты по обязательному страхованию, которое потерпевший имеет к страховщику (п. 2 ст. 20 Закона). В данном случае профессиональное объединение (РСА) приобретает права кредитора по отношению к страховой организации. При этом требования РСА в соответствии со ст. 64 ГК удовлетворяются в пятую очередь. По поводу деятельности РСА по осуществлению компенсационных выплат Закон «Об обязательном страховании» предусматривает, что учредительными документами профессионального объединения должна устанавливаться его обязанность по осуществлению предусмотренных настоящим Федеральным законом компенсационных выплат, а в отношении членов профессионального объединения – их субсидиарная ответственность по соответствующим обязательствам профессионального объединения (п. 1 ст. 27 Закона). И действительно, Устав Российского союза автостраховщиков, утвержденный учредительным собранием 8 августа 2002 г., содержит данные положения, целиком воспроизведя ст. 27 Закона «Об обязательном страховании». Возникает естественный вопрос, за счет каких средств РСА, являющийся некоммерческой организацией, будет осуществлять компенсационные выплаты. Закон «Об обязательном страховании» по данному поводу устанавливает, что требования потерпевших о компенсационных выплатах, связанных с применением к страховщику процедуры банкротства, удовлетворяются профессиональным объединением за счет средств, направленных членами профессионального объединения из резервов гарантий, а также средств, полученных от реализации профессиональным объединением права требования к страховщикам, которые не выполнили своего обязательства перед потерпевшим.
Требования потерпевших о компенсационных выплатах, связанных с неизвестностью лица, ответственного за причинение вреда, а также при отсутствии договора страхования, по которому застрахована ответственность причинившего вред лица, удовлетворяются профессиональным объединением за счет средств, направленных членами профессионального объединения из резервов текущих компенсационных выплат, а также средств, полученных от реализации профессиональным объединением права требования к лицу, ответственному за причиненный потерпевшему вред (п. 2 ст. 27 Закона). Таким образом, основным источником компенсационных выплат, которые осуществляет РСА, выступают денежные перечисления страховщиков, производимые за счет двух фондов: резерва гарантий и резерва текущих компенсационных выплат. В свою очередь эти денежные фонды страховых организаций формируются за счет страховой премии, выплачиваемой страхователем, для чего в структуре страхового тарифа заложен, как уже было сказано выше, резерв компенсационных выплат в размере 3 % страхового тарифа, в том числе резерв гарантий – 1 %, резерв текущих компенсационных выплат – 2 %. В то же время Закон «Об обязательном страховании» устанавливает, что страховщики несут субсидиарную ответственность по обязательствам РСА, возникающим при осуществлении компенсационных выплат, а именно: – по обязательствам профессионального объединения в части осуществления компенсационных выплат, связанных с применением к страховщику процедуры банкротства, в пределах сформированных ими резервов гарантий; – по обязательствам профессионального объединения в части осуществления компенсационных выплат, связанных с неизвестностью лица, ответственного за причинение вреда, а также при отсутствии договора страхования, по которому застрахована ответственность причинившего вред лица, в пределах сформированных ими резервов текущих компенсационных выплат (п. 3 ст. 27 Закона). Отметим, что при субсидиарной ответственности существует два вида должников: основной (в данном случае – РСА) и дополнительный (в данном случае – члены РСА – страховые организации). В соответствии со ст. 399 ГК до предъявления требования к страховым организациям, которые несут ответственность дополнительно к ответственности РСА, являющегося основным должником (т. е. субсидиарную ответственность), потерпевший, выступающий в качестве кредитора, должен предъявить требование к основному должнику (т. е. к РСА). Если основной должник (РСА) отказался удовлетворить требование кредитора (потерпевшего) или кредитор (потерпевший) не получил от него в разумный срок ответа на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность (т. е. страховой организации). Следует иметь в виду, что в соответствии с п. 3 ст. 399 ГК страховщик как лицо, несущее субсидиарную ответственность по обязательствам РСА, должен до удовлетворения требования, предъявленного ему потерпевшим, предупредить об этом основного должника – РСА, а если к страховщику предъявлен иск – привлечь РСА к участию в деле. В противном случае РСА в качестве основного должника имеет право выдвинуть против регрессного требования страховщика возражения, которые РСА имел против потерпевшего. Из этого также вытекает, что если страховщик будет привлечен к субсидиарной ответственности потерпевшим, то он имеет право регрессного требования к РСА в размере той суммы, которую выплатил потерпевшему. Надо признать, что вопрос о порядке финансирования РСА в связи с осуществлением им компенсационных выплат прописан в Законе «Об обязательном страховании» крайне нечетко, если не сказать, туманно и даже загадочно. С одной стороны, РСА является плательщиком компенсационных выплат, и именно к нему потерпевшие должны предъявлять свои требования об их выплате. Следовательно, субъектом обязательства по производству компенсационных выплат выступает сам РСА. Как гласит Закон, требования потерпевших удовлетворяются профессиональным объединением (РСА) за счет средств, направленных членами профессионального объединения (т. е. страховщиками) из резервов гарантий и текущих компенсационных выплат. Из этого вытекает, что, вопервых, источником финансирования компенсационных выплат, производимых РСА, являются денежные перечисления, производимые Союзу страховыми организациями. Однако, вовторых, эти перечисления страховщиков становятся собственностью РСА. Поэтому, втретьих, РСА как должник в обязательствах по компенсационным выплатам рассчитывается с кредиторами (потерпевшими) за счет собственных денежных средств. Кстати, Закон «Об обязательном страховании» хотя и не называет (по не вполне понятным причинам) перечисления страховщиками средств из резервов гарантий и текущих компенсационных выплат в числе источников формирования имущества РСА, однако оговаривает, что «средства, предназначенные для финансирования компенсационных выплат, обособляются от иного имущества Союза». Кроме того, Закон предусматривает, что «средства, предназначенные для финансирования компенсационных выплат, отражаются на отдельных балансах Союза, и по ним ведется отдельный учет. Для расчетов по деятельности, связанной с осуществлением каждого из указанных видов компенсационных выплат, Союзом открывается отдельный банковский счет» (п. 2 ст. 28 Закона). Закон «Об обязательном страховании» устанавливает, что федеральным органом исполнительной власти по надзору за страховой деятельностью могут устанавливаться требования в отношении минимальной суммы средств для финансирования компенсационных выплат, осуществляемых в связи с применением к страховщику процедуры банкротства и находящихся на банковском счете профессионального объединения (п. 4 ст. 28 Закона). Предусмотрено также, что средства, полученные профессиональным объединением от реализации прав требования к страховщику, не выполнившим своих обязательств перед потерпевшим, и к лицам, ответственным за причинение вреда, направляются этим объединением для финансирования только компенсационных выплат (п. 5 ст. 28 Закона). С другой стороны, утверждается, что страховщики несут субсидиарную ответственность по обязательствам РСА, возникающим в связи с производством компенсационных выплат, причем в пределах резервов гарантий и текущих компенсационных выплат. Но одни и те же денежные средства (денежные фонды в виде резерва гарантий и резерва текущих компенсационных выплат) не могут быть одновременно и денежными средствами РСА, перечисленными ему страховщиками и предназначенными для исполнения его собственных денежных обязательств, и денежными средствами страховщиков, предназначенными для исполнения также их собственных обязательств (в виде субсидиарных). В результате из текста Закона «Об обязательном страховании» совершенно непонятно, какие деньги должны перечислять страховщики в РСА для финансирования исполнения его обязательств по компенсационным выплатам, а какие деньги они должны оставить себе для финансового обеспечения исполнения своих собственных (субсидиарных) обязательств по этим же самым компенсационным выплатам, так как в обоих случаях источник финансирования назван один – резервы гарантий и текущих компенсационных выплат. Непонятно, в каком размере страховщики обязаны перечислять профессиональному объединению из фондов резерва гарантий и резерва текущих компенсационных выплат: подлежат ли перечислению все 3 % страховой премии, предназначенные для формирования этих фондов, либо будет перечисляться лишь какаято их часть. Неясен и порядок привлечения страховщиков к субсидиарной ответственности, особенно в части сроков и оснований предъявления к ним требований потерпевшим. Очевидно лишь то, что потерпевший вправе предъявить требование к любому страховщику, являющемуся членом РСА. Ситуация еще больше запутывается в случае, когда страховщик произвел полное перечисление профессиональному объединению (РСА) средств резервов гарантий и текущих компенсационных выплат, – в этом случае страховщик вообще не несет ответственности по обязательствам РСА, связанным с компенсационной выплатой. И если РСА установит порядок обязательного и полного перечисления ему указанных средств, то вся субсидиарная ответственность страховщиков приобретет мнимый характер. Представляется, что вся эта нечеткость и невразумительность в регулировании механизма компенсационных выплат и источников их финансирования не является результатом того, что разработчики проекта Закона «Об обязательном страховании» не смогли качественно справиться с поставленной задачей, а выступает результатом общей неправомерности всего механизма, которую надо было замаскировать. Чтобы обосновать данную мысль, выясним правую природу компенсационных платежей. Начнем с того, что «компенсационные выплаты» не являются разновидностью страховых выплат, являющихся продуктом страхового обязательства (т. е. страхового правоотношения). И это касается любого случая производства компенсационной выплаты: а) применения к страховщику процедуры банкротства; б) неизвестности лица, ответственного за причиненный потерпевшему вред; в) отсутствия договора страхования. Так, в ситуации, когда владелец транспортного средства не осуществил страхования своей ответственности, страховое отношение вообще не возникло, и нет того страховщика, который мог бы произвести страховую выплату. Неизвестность лица, ответственного за причиненный потерпевшему вред, означает, что страховой случай, порождающий обязанность страховщика осуществить страховую выплату, не произошел: если нет лица, которого можно привлечь к ответственности, то нет и самого факта привлечения к ответственности, а если нет факта привлечения к ответственности определенного лица (что является страховым случаем), то механизм страхования вообще не включается. В результате ситуация выглядит следующим образом: вред причинен, но получить страховую выплату невозможно. Следовательно, и в данной ситуации «компенсационная выплата» не выполняет функцию страховой выплаты. Больше всего компенсационная выплата похожа на страховую выплату при банкротстве страховой организации. Здесь РСА, казалось бы, выступает в качестве гаранта исполнения страховщиком своего обязательства по производству страховой выплаты, и даже образуемый страховщиками соответствующий фонд, за счет которого финансируется РСА при осуществлении компенсационных выплат, именуется «резервом гарантий». Однако при внимательном рассмотрении компенсационные выплаты и в этом случае не носят характера страховых выплат, так как банкротство страховой организации означает ее ликвидацию в качестве юридического лица. Ликвидация страховой организации означает прекращение страхового отношения. Прекращение страхового отношения влечет прекращение страхового обязательства, а соответственно и права выгодоприобретателя на получение страховой выплаты (ст. 419 ГК). Иначе говоря, конструкция выстраивается таким образом, что потерпевший обратится к профессиональному объединению страховщиков лишь тогда, когда он утратит статус выгодоприобретателя, имеющего право на страховую выплату. При этих обстоятельствах «компенсационная выплата» с юридической точки зрения не выступает страховой выплатой. К этому можно добавить, что во всех трех случаях РСА не выступает ни в качестве страховой организации, ни в качестве гаранта (по договору или в силу закона) страховщика, ни в качестве лица, которое замещает страховщика в страховом обязательстве, что давало бы возможность именовать производимые РСА платежи потерпевшим страховыми выплатами. Кстати, в Уставе РСА прямо предусмотрено, что «Союз не осуществляет страховой деятельности» (п. 2.1). Таким образом, «компенсационная выплата» не является страховой выплатой. Но чем же тогда она является? Ответ, собственно, содержит сам Закон «Об обязательном страховании», определивший, что назначение компенсационной выплаты – возмещение вреда, причиненного потерпевшему в условиях, когда потерпевший либо не может реализовать свое право на страховую выплату, либо вообще не обладает таким правом в силу того, что владелец транспортного средства, ответственный за причинение вреда, или вообще не известен, или не выполнил обязанности по страхованию своей ответственности. Это означает, что профессиональное объединение страховщиков (РСА) не осуществляет страховую защиту выгодоприобретателей, заменяя в этом качестве некие страховые организации (т. е. не выступает гарантом исполнения ими своего обязательства), а выступает в качестве субъекта, осуществляющего собственную деятельность по возмещению вреда потерпевшим. При этом сами потерпевшие не могут возместить причиненный им вред ни за счет владельца транспортного средства как лица, ответственного за причинение вреда (за исключением случая применения к страховщику процедуры банкротства, где право на получение компенсационной выплаты не обусловлено возможностью возмещения вреда за счет его причинителя), ни за счет страховщика посредством получения страховой выплаты. Таким образом, профессиональное объединение страховщиков (РСА) при выплате компенсационных выплат выступает в качестве лица, возмещающего вред, причиненный другим лицом (в данном случае – владельцем транспортного средства), а сама компенсационная выплата призвана возместить причиненный потерпевшему вред. При этом объединение страховщиков как лицо, возместившее вред, ответственность за который несет другое лицо (владелец транспортного средства), имеет право регресса к этому лицу, что прямо предусмотрено Законом «Об обязательном страховании». Но здесь возникает вопрос, в силу чего объединение страховщиков обязано возмещать вред указанным потерпевшим? Какова юридическая природа отношения, возникающего между потерпевшим и объединением страховщиков (РСА)? Ясно, что объединение страховщиков не состоит с потерпевшим в отношении вследствие причинения вреда, поскольку само это объединение никакого вреда этому потерпевшему не причиняло. Не состоит оно и ни в каких отношениях с причинителем вреда, будучи связанным с ним обязательством возместить вместо него причиненный им вред, хотя и является носителем обязательства возместить причиненный им потерпевшему вред. Следовательно, отношение между потерпевшим и объединением страховщиков не является гражданскоправовым отношением вследствие причинения вреда. В то же время осуществление компенсационной выплаты не является добровольным актом благотворительной деятельности этого объединения. К тому же у данного объединения, которое является некоммерческой организацией, по самому, что называется, определению простонапросто нет и не может быть собственных денежных средств, которые позволили бы осуществлять эту деятельность. Совершенно очевидно, что возложение на объединение страховщиков обязанности по возмещению вреда потерпевшим есть результат государственного принуждения, зафиксированного Законом «Об обязательном страховании». Данный Закон гласит: «Учредительными документами профессионального объединения должна устанавливаться его обязанность по осуществлению предусмотренных настоящим Федеральным законом компенсационных выплат» (п. 1 ст. 27 Закона). Необходимо отметить, что государство в данном случае избрало довольно своеобразную формулу для установления обязанности негосударственной организации по осуществлению компенсационных выплат: своим правовым актом (законом) оно установило обязанность данной организации своим учредительным документом возложить на себя обязанность (?!) по осуществлению выплат, предусмотренных этим Законом. То есть вроде бы имеет место самообязывание объединения страховщиков по возмещению в определенных условиях вреда, причиненного владельцами транспортных средств. Но если отбросить всю эту юридическую эквилибристику, то совершенно очевидно, что мы имеем дело со случаем, когда данная обязанность не вытекает из учредительного документа, добровольно принятого участниками объединения, а предопределена законом. Таким образом, обязанность профессионального объединения по компенсационной выплате, за которой стоит обязанность по возмещению вреда потерпевшему, не охваченному страховой защитой, носит не гражданскоправовой, а публичноправовой характер. Иначе говоря, отношение по компенсационной выплате, субъектами которого выступают потерпевший и объединение страховщиков, является отношением из причинения вреда, но не гражданскоправовым, а публичноправовым, так как сама обязанность по данной выплате возникает у объединения в силу требования Закона и обусловлена его правовым положением, также определяемым Законом33. В том, что государство проявляет заботу о членах общества, которые пострадали в результате дорожнотранспортного происшествия, нет ничего плохого. Напротив, это очень хорошо. Заботиться о своих пострадавших гражданах – это обязанность государства, это его функция. Но имело ли право государство возлагать в принудительном порядке на негосударственную организацию осуществление государственной функции – это большой вопрос. Во всяком случае в условиях правового государства, коим себя объявила Российская Федерация своей Конституцией, такое обязывание выглядит более чем сомнительным. Кроме того, если эта функция является государственной, то она должна финансироваться за счет государственных денежных фондов, в формировании которых все общество участвует посредством уплаты налогов. Так, например, формируется фонд социального страхования, за счет которого государство оказывает помощь пострадавшим, в том числе и в результате автотранспортных происшествий. Владельцы транспортных средств платят налоги так же, как и все остальные лица, выполнив при их уплате свои финансовые обязательства перед государством. Кстати, эти владельцы в отличие от всех прочих налогоплательщиков и без того облагаются специальным налогом – налогом с транспортных средств. Почему же помимо налогов они должны еще платить чтото в целях финансирования государственной функции? Если же эта функция негосударственная, то почему владельцы транспортных средств, собственность большинства из которых относится к частной собственности, должны финансировать функции, осуществляемые негосударственной организацией (профессиональным объединением), также действующей на основе частной собственности? И на каком основании государство вообще заставляет владельцев транспортных средств это делать, принудительно отчуждая их собственность в пользу другого лица (в виде PCA)? Но при всех обстоятельствах, если государство обязывает негосударственного субъекта осуществлять государственную функцию, оно, по крайней мере, должно обеспечить финансирование деятельности данного субъекта по реализации этой функции. И действительно, государство обеспечивает такое финансирование. Делается это путем включения в состав страховой премии специальных отчислений в такие фонды страховщиков, как резерв гарантий (в размере 1 % страховой премии) и резерв текущих компенсационных выплат (в размере 2 % страховой премии). В дальнейшем страховщики передают указанные денежные средства в РСА, обеспечивая его финансовыми ресурсами, необходимыми для производства компенсационных выплат потерпевшим. Выше, при рассмотрении вопроса о страховой премии, отмечалось, что включение в состав страховой премии таких платежей является незаконным, так как страховая премия выступает платой страхователя страховщику за страхование (страховую защиту, страховую услугу). Данные же отчисления, будучи предназначенными для возмещения вреда, причиненного потерпевшему, не имеют никакого отношения ни к страховой защите, которую страхователь (владелец транспортного средства) оплачивает посредством страховой премии, ни к страхованию вообще, поскольку компенсационные выплаты не являются страховыми выплатами. Иначе говоря, включение в состав страховой премии указанных отчислений является искажением как сути самой страховой премии, так и страхования вообще. Таким образом, именно владельцы транспортных средств за счет тех 3 % страховой премии, предназначенных для формирования страховщиками резервов гарантий и текущих компенсационных выплат, фактически финансируют деятельность РСА по производству компенсационных выплат потерпевшим. Заметим, что владелец транспортного средства никаких компенсационных выплат лицам, которым он сам не причинил вреда, производить не обязан. Какова же природа отношений профессионального объединения (РСА) со страхователями (владельцами транспортных средств) и почему они должны фактически финансировать его деятельность, связанную с компенсационными выплатами? Какова правовая природа платежа, соответствующая 3 % страховой премии и фактически предназначенного для финансирования компенсационных выплат, производимых РСА потерпевшим? Отвечая на эти вопросы, отметим, что, вообщето говоря, никаких отношений у владельца транспортных средств с профессиональным объединением не существует. С тем потерпевшим, которому РСА будет производить компенсационную выплату за счет средств владельца транспортного средства, у этого владельца никаких отношений также не существует, и ровным счетом никаких обязательств перед потерпевшим с гражданскоправовой точки зрения он не несет и нести не может. Платеж, соответствующий 3 % страховой премии, не является гражданскоправовым платежом, так как не носит двусторонний, возмездный и эквивалентный характер, что свойственно платежам в гражданскоправовых отношениях. Поэтому, собственно, он и не вписывается в категорию страховой премии, которая является разновидностью гражданскоправового платежа: назначение 3 %ного платежа не есть плата за страхование; его назначение – финансирование возмещения вреда лицам, оказавшимся вне сферы страховой защиты. Данный денежный платеж имеет иную правовую природу. В отличие от гражданскоправовых платежей он является властным установлением государства, носит обязательный, односторонний, безвозмездный и безэквивалентный характер, выражает собой принудительное отчуждение частной собственности (в данном случае – владельца транспортного средства). Вообщето такие признаки свойственны налоговым (финансовоправовым) платежам, чем он, по существу, и является. Очевидно и то, что обязанность по уплате данного платежа, несмотря на то, что он включен в состав страховой премии (гражданскоправового платежа), носит публичный (финансовоправовой) характер – его уплата обусловлена требованием закона, и к самому страхованию он не имеет никакого отношения. Однако государство вовсе не заинтересовано признать данный платеж налогом. Напротив, оно, маскируя его под гражданскоправовой платеж, всячески старается скрыть его истинную правовую и экономическую природу. Отсюда и неизбежные нарушения порядка его установления как налогового платежа. В первую очередь это выражается в том, что такого вида платежа нет в перечне налогов и сборов, предусмотренных Налоговым кодексом РФ, при его уплате не происходит смены формы собственности с частной на государственную, адресатом данного платежа выступает не государство в лице соответствующего фонда государственных денежных средств (например, бюджета), а негосударственная организация (хотя и с учетом того, что на нее возложено осуществление государственной функции). В последнем случае, увеличивая количество допущенных нарушений правопорядка, возникает вопрос, а в силу, собственно, каких полномочий государство установило в пользу негосударственной организации, каковой является РСА, обязательный, односторонний, безвозмездный и безэквивалентный платеж, выражающий собой принудительное отчуждение частной собственности владельца транспортного средства с обращением ее в собственность РСА (т. е. в другую частную собственность)? В итоге мы имеем довольно неуклюжее включение в состав гражданскоправового платежа (страховой премии) финансовоправового по своей правовой и экономической природе платежа, что выражает собой придание страхованию фискальной функции и означает смешение таких качественно разнородных правовых отношений, как гражданскоправовые и финансовые отношения. С политической и социальной точек зрения это означает установление круговой (коллективной) ответственности сообщества владельцев транспортных средств за тот вред, который был причинен кемлибо из этих владельцев лицу, оказавшемуся в силу тех или иных причин вне сферы страховой защиты. Однако сам по себе принцип коллективной ответственности – это средневековый принцип. В современных условиях данный принцип не вписывается в категории правового и цивилизованного государства. В равной мере на владельцев, предположим, собак можно возложить коллективную ответственность за причинение вреда всем покусанным, когда владелец собаки неизвестен либо у нее просто нет хозяина. При этом обязанность по «компенсационным выплатам» возложить на какоенибудь общество собаководов. Ситуацию не меняет (а лишь еще больше запутывает) то обстоятельство, что деньги в РСА поступают не непосредственно от владельцев транспортных средств, а от страховых организаций – членов этого объединения. В принципе, в данном случае страховые организации выполняют роль лишь промежуточной инстанции, через которую данный платеж, собранный с владельцев транспортных средств под видом страховой премии, доводится до своего адресата – РСА. Поэтому фактическим плательщиком данного платежа, носящего финансовоправовой характер, выступают именно владельцы транспортных средств. Но если даже исходить из того, что плательщиком этого платежа выступают страховые организации, то и здесь возникают те же самые вопросы, которые возникали применительно к рассмотренной выше ситуации, когда плательщиком рассматривался владелец транспортного средства. Так, совершенно непонятно, почему страховые организации должны финансировать деятельность РСА по возмещению вреда, что вовсе не связано со страховой деятельностью. Страховые организации не имеют к такому потерпевшему никакого отношения и никаких гражданскоправовых обязательств перед ним не несут. Они не причиняли ему никакого вреда и поэтому возмещать его не обязаны. И почему они должны за счет своего дохода, которым является страховая премия, возмещать вред этим потерпевшим – совершенно непонятно. (Правда, сами страховщики по данному поводу не особенно переживают, так как деньги для этой цели заложены в состав страховой премии, причем в принудительном порядке для страхователей. И эти 3 % страховой премии страховщики заведомо не рассматривают в качестве «своих» денег. Хотя, между прочим, деньги, полученные страховщиками в форме страховой премии, представляют их частную собственность. Установление обязанности страховщиков по перечислению части этой страховой премии РСА есть принудительное отчуждение их частной собственности, что также противоречит Конституции РФ.) Неправомерно поэтому и возложение государством на страховщиков обязанности по формированию таких денежных фондов, как резерв гарантий и резерв текущих страховых выплат. И если формирование резерва гарантий еще можно изобразить как способ коллективной ответственности страховщиков, входящих в состав профессионального объединения, за того из своих сочленов, который в силу банкротства не выполнил своего обязательства перед выгодоприобретателем, то формирование резерва текущих компенсационных выплат, предназначенного для возмещения вреда тем потерпевшим, которые оказались вне сферы страхования, вообще лишено какихлибо правовых оснований (если не считать государственнопринудительного характера данной обязанности). В равной мере попытка изобразить обязанность по перечислению страховыми организациями отчислений из резервов гарантий и текущих страховых выплат в пользу РСА как их обязанность, вытекающую из членства в профессиональном объединении и определяемую его Уставом, не выдерживает никакой критики, так как включение в Устав РСА данной обязанности предопределено требованием Закона. Фактически это означает, что данная обязанность вытекает из Закона и носит публичный характер. В итоге следует признать, что вся эта юридическая круговерть, когда под видом «государственного регулирования страховых тарифов» и установления его «структуры» в состав страховой премии как гражданскоправового платежа включен платеж финансовоправового характера, не имеющий к плате за страхование (и вообще к страхованию) никакого отношения и фактически предназначенный для финансирования государственной функции, возложенной почемуто на негосударственную организацию (РСА), где этот платеж вносят (через страховую организацию) владельцы транспортного средства, не несущие перед потерпевшим (как и страховые организации) никаких обязательств, в результате чего имеет место принудительное отчуждение частной собственности как у данных владельцев, так и страховщиков, обязанных почемуто нести еще и «субсидиарную ответственность» по обязательствам своего объединения, которое они, заметим, содержат, является полностью антиконституционной. И было бы весьма правильным, если бы ктонибудь возбудил в Конституционном Суде дело о признании антиконституционным как самого 3 %ного платежа, так и всего предусмотренного Законом «Об обязательном страховании» механизма компенсационных выплат. Безусловно, государство довольно ловко (как ему кажется) решило проблему обеспечения возмещения причиненного гражданам некими владельцами транспортного средства вреда, не вводя какихлибо новых налогов, не тратя ни копейки из бюджета и вообще возложив все это дело на негосударственную организацию. Однако, при всей важности и социальной значимости данной проблемы, государству ее необходимо решать законными средствами. Финансирование деятельности профессионального объединения по осуществлению компенсационных выплат, что представляет собой реализацию государственной функции, должно осуществляться не за счет владельцев транспортных средств и даже не за счет страховщиков, а производиться самим государством за счет тех налогов, которые оно установило законным образом.
<< | >>
Источник: Алексей Алексеевич Худяков, Алексей Иванович Худяков. Страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств Теория и практика гражданского права и гражданского процесса. 2004

Еще по теме Глава VII. Компенсационные выплаты:

  1. § 6. Подотрасли международного экономического права
  2. Соглашение о Партнерстве и Сотрудничестве Полный текст соглашения, подписанного 24 июня 1994 года на о. Корфу между Европейским Союзом и Российской Федерацией
  3. Глава VII ПРАВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  4. Глава VII. Компенсационные выплаты
  5. Исполнение наказания в виде исправительных работ
  6. Исторические этапы развития страхования
  7. Исторические этапы развития страхования
  8. Система правового регулирования отношений по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  9. Документы к казусу № 7
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -