<<
>>

§ 2. Виды ценных бумаг

Документы, объявленные ГК ценными бумагами. Определения отдельных ценных бумаг и законодательство. Определение облигации. Определение чека Определение векселя. Определение акции. Определени коносамента. Определение банковских сертификат и их соотношение со смежными документами. Опре деления ценных бумаг, ранее отсутствовавшие в Основах (инскрипция, сберкнижка, приватизационные бумаги).

Статья 143. Виды ценных бумаг

К ценным бумагам относятся: государственная облигация, облигация, ве к- сель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сбере а- пельная книжка на предьявителя, коносамент, акция, приватизационные цен- 1ые бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или і ктановленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг.

(Соответствует абзац 3 пункта 1 статеж 3! Основ:

".К ценным бумагам относятся облигации, чеки, векселя, акции, коносамент пы, сберегательные сертификаты и другие документы, выпускаемые в со т vmcmeuu с законодательством в качестве иенных бумаг 1} \

Сравнение комментируемой нормы с ранее действовавшей аналогичной нормой Основ

Комментируемая норма ГК РФ практически не отличается от ранее действовавшей аналогичной нормы Основ. Среди отличий можно указать на следующие: —

включение в перечень ценных- бумаг государственных облигаций (обязательств) или инскрипций; —

включение в перечень ценных бумаг банковской сберегательной книжки на предъявителя; —

закрепление в ГК (Федеральном Законе) статуса ценной бумаги за депозитным сертификатом; —

констатация факта возможности использования ценных бумаг при 'распределении государственного имущества в процессе приватизации (приватизацией-

Гпани I

Ценные бумаги А полом Гражданском кодексе Российской Феі>ерацгщ

ных ценных бумаг); —

изменение порядка отнесения документов к категории ценных бумаг.

Из отмеченных отличий наиболее существенными являются придание статуса ценной бумаги сберегательной книжке на предъявителя и изменение порядка отнесения документов к категории ценных бумаг. Все иные отличия к моменту принятия ГК РФ уже нашли свое отражение в практике и подзаконных нормативных актах. И многочисленные государственные обязательства, и депозитный сертификат были объявлены ценными бумагами в нормативных актах, регулирующих их выпуск и обращение. Практике также стал известен уже отошедший в прошлое первый вид российской приватизационной ценной бумаги — приватизационный чек (ваучер), который, хотя и был объявлен Президентом России ценной бумагой, по нашему мнению более напоминал денежный суррогат, нежели ценную бумагу.

Определения отдельных ценных бумаг

Вопросы о том, в каком нормативном акте следует ''сконцентрировать" определения понятий всех ценных бумаг, и о том, нужен ли такой акт в принципе, до сих пор остаются открытыми и не могут получить однозначного ответа. Как мы помним, ранее действовавшие Основы гражданского законодательства в статьях 33 — 38 содержали определения таких ценных бумаг, как облигация, чек, вексель, акция, коносамент и сберегательный сертификат, то есть тех документов, которые были прямо названы в качестве ценных бумаг самими Основами. Часть первая нового ГК РФ аналогичных статей не содержит, оставляя их, по всей видимости, для Законов о ценных бумагах. Определения некоторых отдельных ценных бумаг имеются также в проектечасти второй ГК (о них далее по тексту).

Какой из предложенных подходов является правильным или целесообразным в современных условиях в России?

В пользу подхода, предлагаемого ГК РФ, можно выдвинуть следующие аргументы: 1)

Закрепление определений понятий отдельных ценных бумаг в федеральном общегражданском законе (Основах или Гражданском кодексе) не соответствует структуре этих Законов.

Так, Глава 6 ГК РФ, предусматривающая статус объектов гражданских прав за вещами, дает только их классификацию (движимость — недвижимость, делимые и неделимые, простые и сложные и пр.). Выделение ряда вещей, для которых даются и определения (предприятия, животные, деньги) носит достаточно случайный характер и основывается (по крайней мере, отчасти) лишь на конъюнктурном подходе к оценке чначимости этих объектов в современных условиях России.

По нашему мнению этот аргумент имеет чисто формалистский характер, не неся никакой практической нагрузки. Включению в текст ГК норм, устанавливающих определения отдельных ценных бумаг, это соображение никак не препятствует. 2)

Закрепление определений понятий отдельных ценных бумаг в федеральном общегражданском законе (Основах или Гражданском кодексе) не соответствует целям и задачам этих Законов. Задачами Основ законодательства и Кодексов является определение общих и особенных положений, касающихся тех или иных правовых институтов. Частное же (единичное) всегда составляет предмет регламентации специальных законов или иных нормативных актов.

Аргумент основан на подмене понятий. Ведется речь не о регламентации отдельных видов ценных бумаг Гражданским кодексом, а о выработке и помещении в него определений понятий ценных бумаг. Наличие же законодательного определения какого-либо правового института еще не означает его всесторонней правовой регламентации, которая, бесспорно, составляет задачу отдельных законов. 3)

Закрепление определений понятий отдельных ценных бумаг в федеральном общегражданском законе (Основах или Гражданском кодексе) будет препятствовать дальнейшему развитию практики выпуска и обращения новых видов ценных бумаг, определения понятий которых будут вырабатываться позднее в ходе практической деятельности. Это "препятствование" будет выражаться в необходимости внесения изменений в закон, а данная процедура, как известно, отнимает много сил, средств и времени.

Действительно, законодательный механизм России достаточно сложен, инертен, а эффективность его функционирования определяется в основном не столько насущными потребностями российской экономики и хозяйственной жизни, сколько заинтересованностью групп и отдельных лиц. Поэтому ни о каких частых изменениях и дополнениях федеральных законов (тем более таких, как ГК), не может вестись и речи.

Однако, ничто не мешает дать определения ценных бумаг таким образом, чтобы возникающие в практике новые документы автоматически (то есть вне зависимости от формального наименования) подпадали под действие уже имеющихся норм, до тех пор, пока законодателем не будут выработаны нормы специального порядка. Для этого необходимо законодательно закрепить разделение ценных бумаг по цели их выпуска — на инвестиционные, торговые и товарораспорядительные, дать определение каждого отдела классификации и определения тех ценных бумаг, которые подпадают в каждый из отделов.

Таким образом, аргументы "против" включения определений отдельных ценных бумаг в Гражданский кодекс вполне опровержимы. I

Какое же положение с аргументами "за"? 1)

Включение определений отдельных ценных бумаг в федеральный закон уровня Гражданского кодекса будет содействовать единообразному пониманию отдельных видов ценных бумаг на всех уровнях — законодательном, подзаконном и правоприменительном. Это создаст предпосылки для дальнейшей систематизации законодательства о ценных бумагах, стеснит "свободу" подзаконного и ведомственного нормотворчества, а также будет способствовать скорейшей наработке судебной и арбитражной практики применения правовых норм, регламентирующих ценные бумаги.

Аргумент, на наш взгляд, достаточно серьезный. Гораздо проще и эффективнее один раз заложить в законодательство некое систематизирующее начало, чтобы впоследствии руководствоваться таковым при разработке иных актов, документов, вынесении судебных решений, применении правовых норм. Учитывая также чрезвычайную "плодоносность" нормотворчества российских министерств и ведомств, свобода которого часто оборачивается произволом, такие нормы надели бы кангу на извечное чиновничье стремление все отрегулировать и проконтролировать. 2)

Закрепление определений понятий отдельных ценных бумаг в федеральном общегражданском законе (Основах или Гражданском кодексе) позволит создать более эффективную защиту интересов непрофессиональных участников рынка ценных бумаг, поможет им сориентироваться в ситуации, не прибегая к дорогостоящей профессиональной помощи.

Это действительно так, поскольку мало кто из инвесторов- непрофессионалов знаком с многочисленными ведомственными нормативными актами, которые, якобы устанавливая специальные правоположения (например, по вопросам налогообложения, регистрации сделок, ведения реестра акционеров, деятельности депозитариев и пр.), по существу искажают само понятие ценной бумаги. Постановка задачи ознакомления с понятием ценных бумаг через Гражданский кодекс должна также преследовать и иную цель — дать потенциальным инвесторам разъяснения по существу содержания и последствий норм, устанавливающих определения ценных бумаг. 3)

Закрепление определений понятий отдельных ценных бумаг в федеральном общегражданском законе (Основах или Гражданском кодексе) делает соответствующие нормы правилами прямого действия, обладающими высшей юридической силой. Несомненно, это обстоятельство налагает на законодателя обязанность более ответственного отношения к разработке таких норм, позволяет участвовать в ней самому широкому кругу специалистов как представителей науки, так и практиков, что увеличивает вероятность создания грамотных формулировок. Излишне говорить об увеличении авторитета этих норм относительно правил специальных и ведомственных законов.

Аргумент вполне самодостаточен и в комментировании, на наш взгляд, не нуждается. При всей своей важности в современной экономической жизни России ценные бумаги действительно пока не имеют столь же адекватно авторитетного правового регулирования. В случае, если Ьудет признано целесообразным помещение определений отдельных ценных бумаг в Гражданский кодекс или Закон о ценных бумагах, законодателю нелишне помнить о задачах такой категории, как определение. Определение всегда имеет целью лишь отграничить то или иное понятие от иных, смежных и сходных с ним понятий и категорий. Определение не преследует целью дать исчерпывающую характеристику или описание категории — эта задача встает при намерении ответить на вопрос о понятии того или иного предмета или явления.

Определение, таким образом, — это всего лишь малая часть описания, предназначенная исключительно для обозначения минимума таких характеристик и признаков предмета или явления, которые отличают его от всех иных субстанций, своего рода набор реквизитов того или иного понятия. При их наличии мы можем заключить, о чем идет речь, даже не имея информации ни о каких иных обстоятельствах. При отсутствии же (хотя бы одного из них) мы никогда не сможем с уверенностью правильно судить о предмете, хотя бы у нас имелись сведения об иных его характеристиках.

Вторая задача определения — символизация той или иной реальности, обозначение понятия неким набором буквенных или цифровых символов, знаков. Следовательно, наличие определения предполагает установление единообразия в его понимании и толковании.

Мы упомянули о том, что Основы содержали определения ряда отдельных ценных бумаг. Приведем их здесь и кратко прокомментируем.

Определение облигации

Статья 33. Облигация

Облигацией признается ценная бумага, удостоверяющая права ее держ а' "“ля на получение от лица, выпустившего облигацию, * предусмотренный e a срок номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквив, яен- т "Облигация предоставляет ее держателю также право на получение фик - сированного в Ней процента от номинальной стоимости обшгащп * Либо и ные имущественные права.

Облигации могут быть предъявительскими либо именными, свободно о бра- И&ющимисялибо е ограниченным кругом обращения." I

Определение достаточно удачно подчерки- ,

вает два традиционных права держателей обли- , Щ

гаций (облигационеров) — право на получение суммы основного долга (обычно — номинальной стоимости (иного имущественного эквивалента)) и право на получение вознаграждения за использование эмитентом облигации этой суммы (в виде процентов или дисконта (разницы между номиналом и ценой приобретения)). Подчеркивается также срочность облигации — обязанность (право требования) исполнения в обусловленный срок, выделяются типы облигаций7.

Недостатком определения, на наш взгляд, является "привязка" его к сугубо формальному признаку — наименованию документа "облигация". Это находит свое отражение в ряде подзаконных нормативных актов, в частности — Положении об акционерных обществах от 25 декабря 1990 г.8 (пункты 60 и 61) и Приложении ? № 5 к Положению Министерства финансов РФ от 17 сентября 1992 г. № 5-1-049. Между тем практика знакома с выпуском ряда ценных бумаг, по существу являющихся облигациями, но формально представляющих собой векселя (так называемые "банковские векселя"). Это приводит к распространению на них льгот, непредусмотренных законодателем для облигаций. В частности, эти льготы выражаются в упрощенной процедуре оформления и размещения выпуска ценных бумаг, а также необоснованном уклонении от соблюдения ряда экономических нормативов, необходимых для выпуска облигаций.

В связи с этим рассмотренное определение можно было бы уточнить следующим образом:

"Облигация — всякая (вне зависимости от наименования) именная или предъявительская ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя (облигационера), принадлежащего к кругу установленных эмитентом субъектов, на получение от лица, выпустившего обли-

гацию, в предусмотренный ею срок номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквивалента, а также право на получение фиксированного, в ней процента от номинальной стоимости облигации либо иные имущественные права.

Облигации "до востребования" или с возможностью их досрочного погашения ничтожны". 0

соотношении определений облигации, инскрип- ции и банковского сертификата — см. далее.

Кроме того, в законодательстве необходимо привести исчерпывающий перечень субъектов, имеющих право на выпуск облигационных займов. На наш взгляд, таковыми должны быть юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, а также государственные и муниципальные органы власти и управления.

Об облигации упоминается также в части 2 статьи 102 ГК, которая устанавливает условия выпуска облигаций акционерным обществом. Ранее действовавшее законодательство содержало подобные условия только для облигаций коммерческих банков10. Согласно же нормам ГК всякое акционерное общество может выпускать облигации только при условии полной оплаты уставного капитала: —

на сумму, не превышающую размера уставного капитала (вероятно — на момент выпуска); —

либо на сумму обеспечения, предоставленного для этих целей третьими лицами.

При отсутствии обеспечения облигации могут быть выпущены не ранее третьего года существования акционерного общества и при условии надлежащего утверждения к этому времени двух годовых балансов общества.

I

Определение чека

Статья 34. Чек

"Щком признается ценная бумага, содержащая ничем не обусловлн письменное распоряжение чекодателя банку уплатить держателю чек зонную в нем сумму

Чек должен быть предъявлен к оплате в течение срока, установленной конооательством "

Комментируемое определение несколько отличается от определения, содержащегося в действующем специальном нормативном акте — Положении о чеках11. Согласно ему, чеком признается безусловное письменное предложение чекодателя плательщику (банку или иному учреждению, имеющему лицензию на совершение банковских операций) произвести платеж чекодержателю указанной на чеке денежной суммы (абзац 1 статьи 1)

Аналогичное понимание чека встречается и в Единообразном Законе о чеках, являющемся Приложением № i к Женевской чековой конвенции 1931 года.

Такое определение представляется не совсем точным, поскольку оно не отражает специфики чека в сравнении с переводным векселем. Если исходить из этого определения, можно подумать, что вся разница между этими бумагами состоит исключительно в том, что плательщиком по векселю может быть кто угодно, а плательщиком по чеку — только банк. Это далеко не все различия, а кроме того, названное различие таково, что оно не отражает специфики юридической природы чека

В отличии от переводного векселя, который представляет собой предложение уплатить, адресованное векселедателем третьему лицу, чек являет собой приказ об уплате (кореллат), отказ в выполнении которого может" повлечь неблагоприятные последствия как для чекодателя, так и для плательщика, вне зависимости от того, акцептовал последний чек или нет. Такое положение вполне понятно, поскольку выдача переводного векселя определяется исключительно усмотрением векселедателя. Выдача чека же не может быть произведена без предварительного согласия лица — потенциального плательщика оплачивать эти чеки. Такое согласие достигается и выражается документом, называемым чековым, договором.

По чековому договору банк или иное кредитное учреждение, уполномоченное вести счета и принимать вклады, обязуется передать клиенту обусловленное количество собственных чековых бланков определенного образца и оплачивать выписанные, в соответствии с иными требованиями договора, на этих бланках чеки, а клиент обязуется соблюдать условия договора (в частности — выписывать чеки, лишь обеспеченные покрытием на счете и не превышающие определенной суммы), а также вносить плату банку за оказываемые им услуги.

Заключив чековой договор, банк обязуется тем самым выполнять приказы клиента об уплате сумм, выраженные в выставляемых клиентом чеках. Поэтому акцепт чека утрачивает всякое правовое значение и к чеку не должен применяться (см., например, статью 4 Положения о чеках).

В связи с этим представлялось бы наиболее предпочтительным следующее определение чека:

"Чек — ценная бумага, выполненная на бланке установленной плательщиком формы, содержащая приказ чекодателя плательщику уплатить названному в нем лицу или его приказу — чекодержателю — определенную денежную сумму"-

Иных, помимо комментируемой статьи 143, норм о чеке Гражданский кодекс не содержит.

Определение векселя

Это одно из немногих, откровенно неправильных определений, имевшихся в Основах гражданского законодательства1. Согласно ему получается, что переводный вексель только тогда может быть признан ценной бумагой (да и самим переводным векселем вообще), когда он содержит обязательство его плательщика об уплате вексельной суммы. Однако, процедура принятия на себя плательщиком обязательства платежа по векселю, называемая Положением о переводном и простом векселе акцептом векселя, в странах — участницах Женевской системы вексельного права, в частности — в России, носит характер случайной принадлежности векселя. Мыслимы и на практике встречаются неакцептованные переводные векселя, то есть не содержащие обязательства плательщика об уплате определенной денежной суммы. Такая позиция законодателя вполне объяснима, ибо акцепт векселя необходим для обеспечения прав векселедержателя, но не последующих его приобретателей. Ни права, ни, тем ? более, их обеспечение не могут навязываться законом.

Более того, само Положение о переводном и простом векселе, давая определение переводного векселя, говорит, что он должен содержать лишь предложение уплатить, но ни словом не упоминает об обязательстве уплаты. Со стороны плательщика оно может появиться только в случае акцепта векселя, а со стороны векселедателя — только при возникновении у векселедержателя права на регресс.

Далее, при специальном исследовании вопроса о правовой природе переводного векселя, мы сделаем вывод, что переводный вексель — это не что иное, как оферта трассанта, адресуемая трассату, о заключении с ним договора об уплате в пользу третьего лица — векселедержателя (ремитента).

В свете вышеизложенного логично было бы в новых российских нормативных актах поместить определение векселя примерно следующего содержания:

"Вексель (соответственно — простой и перевод-

ный) — ценная бумага, содержащая вексельную метку и воплощающая простое и ничем не обусловленное обещание векселедателя (сускриптера) либо — предложение векселедателя (трассанта), адресованное третьему лицу (плательщику или трассату) об уплате в предусмотренный срок определенной суммы векселедержателю (бенефициарию или ремитенту)".

Все иные требования к векселю должны быть установлены специализированным вексельным законодательством. На сегодняшний день — это Положение о переводном и простом векселе от 24 июня 1991 г, изданное на основе Единообразного Вексельного Закона, мвержденного Женевской конвенцией № 358 1930 г. В плане законотворческих работ — разработка и принятие так называемого Вексельного Закона Российской Федерации.

Гражданский кодекс Российской Федерации нигде более (кроме как в комментируемой статье) о векселе не упоминает.

Определение акции

Статья 36. Акция

"/ Акцией признается ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя (акцис.ери) на получение части прибыли акционерного общества в виде Оиви- ОенОов па участие в управлении делами акционерного общества и на часть имущее mm, оставшегося после его ликвидации.

Акции могут быть предъявительскими либо именными, свободно обращающимися пибо с ограниченным кругом обращения. 2

Акционерное общество вправе выпускать в установленных законодательством пределах привилегированные акции, гарантирующие их держателям п<>\чаше сШвиОеноов в фиксированных процентах от номинальной стоимости акции независимо от результатов предпринимательской деятельности акционерного общества, а также дающие им преимущественное по сравнению с другими акционерами право на получение части имущества, оставшегося после ликвидации акционерного общества.

Присилегированные акции не дают их держателям права на участие в управлении делами акционерного общества, если иное не предусмотрено его уставом". -

Акция — наиболее часто упоминаемая ценная бумага в новом Гражданском кодексе. Помимо комменти- , руемой статьи 143 об акции говорят часть 7 статьи 66, часть 2 статьи 68, часть 1 статьи 96, части 1 и 2 статьи 97, части 1, 3 и 6 статьи 98, части 1 — 3 и 5 статьи 99, части 1 и 3 статьи 100, части 1 и 2 статьи 101, часть 1 статьи 102, части 1 и 2 статьи 106, часть 3 статьи 109 ГК Российской Федерации. Тем не менее определения акции как ценной бумаги в указанных нормах мы не встретим. Из части 1 статьи 96 следует лишь, что акция — это доля в уставном капитале акционерного общества. Соответственно акция как документ должна пониматься как ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя (акционера) на доход (часть прибыли) акционерного общества в виде дивиденда, приходящегося на принадлежащие данному акционеру акции, а также предоставляющая акционеру иные права, установленные законом (например, частью 1 статьи 67 ГК РФ).

Определение Основ также указывало на два классических права, предоставляемых обыкновенной акцией — право на участие в управлении акционерным обществом и право на часть его имущества, оставшегося после ликвидации.

' Не воспроизведя данного определения, ГК добавил следующие нормы об акциях, которых не существовало в Основах: 1)

Запрет на выпуск акций хозяйственными Нмы* товариществами, обществами с дополнительной ‘>бт и ограниченной ответственностью (часть 7 статьи 66); 2)

Возложение субсидиарной ответственности по обязательствам АО, созданного в порядке преобразования товарищества, на его бывших товарищей, причем даже при отчуждении ими акций, на срок два года (часть 2 статьи 68); 3)

Обязанность немедленной публикации хозяйственным обществом, приобретшим более 20 % акций какого-либо АО сведений об этой сделке в предусмотренном законодательством порядке (часть 2 статьи 106); 4)

Определение характера акционерного общества (открытое или закрытое) должно производиться по признаку отсутствия (наличия) ограничений акционеров в праве распоряжения акциями по согласию других акционеров (части 1 и 2 статьи 97); 5)

Наделение акции закрытого акционерного общества также правом акционера на преимущественное приобретение акций, продаваемых другими акционера-

ми (часть 2 статьи 97); наделение правом преимущественной покупки дополнительно выпускаемых акций акционеров обществ любого типа в случаях, предусмотренных Уставом общества в рамках Закона об акционерных обществах (часть 3 статьи 100); 6)

Сведения о категориях выпускаемых акций, порядке их размещения, номинальной стоимости и количестве акций должны содержаться в уставе общества (части 1 и 3 статьи 98); 7)

Возможность приобретения одним лицом всех акций общества (часть 6 статьи 98); 8)

Недопустимость освобождения акционера от обязанности оплаты акций, в том числе путем зачета требований к обществу (часть 2 статьи 99); 9)

Обязательность распределения акций среди учредителей при учреждении общества (часть 3 статьи 99); 10)

Недопустимость открытой подписки на акции до полной оплаты уставного капитала (часть 3 статьи 99); 11)

Возможность предусмотрения в Законах или Уставах ограничений числа, суммарной номинальной стоимости акций или максимального числа голосов, принадлежащих одному акционеру (часть 5 статьи 99); 12)

Возможность изменять номинальную стоимость акций по решению собрания акционеров (часть 1 статьи i

00 и часть 1 статьи 101); 13)

Возможность выпускать дополнительные акции и выкупать уже выпущенные, по решению собрания акционеров (часть 1 статьи 100, часть 2 статьи 101); 14)

Ограничение доли привилегированных акций в общем объеме уставного капитала двадцатью пятью процентами (часть 1 статьи 102); 15)

Придание акционерному обществу статуса зависимого, если иное хозяйственное общество имеет более двадцати процентов его голосующих акций (часть 1 статьи 106); 16)

Запрет на выпуск акций кооперативами (часть 3 статьи 109).

Кроме того, сопоставление норм ГК с нормами Положения об акционерных обществах, различающих "акции обыкновенные", "привилегированные" и "голосующие", можно заключить, что законодательство допус-

І Глава і

Ценные бумаги в новям Гражданском кодексе Российской Федерации

кает отход от определения, ранее проводимого Основами, поскольку позволяет обыкновенным акциям быть неголосующими, и, наоборот, привилегированным — голосующими Разумеется, такие исключения из правила должны прямо оговариваться в Уставе общества

Определение коносамента

Статья 37. Коносамент

"Коносаментом признается товарораспорядительный документ, удо рякщий право его держателя распоряжаться указанным в коносамент *' мм и получить груз после завершения перевозки Коносамент может быть предъявительским, ордерным или именным\ При составлении коносамента в нескольких подлинных экземплярах вы груза по первому предъявленному коносаменту прекращает действие ос

Классическое определение коносамента, принятое Основами, базируется на нормах Кодекса Торгового мореплавания Союза ССР и нормах международных конвенций (см. об этом главу о товарораспорядительных документах).

О коносаменте говорится также в части 3 статьи 224 Кодекса, которая устанавливает, что передача коносамента (или иного товарораспорядительного документа) і

в руки нового держателя приравнивается к передаче вещи (груза, указанного в коносаменте или ином документе) в собственность этого лица. і

Определение сберегательного сертификата

Статья 38. Сберегательный сертификат "Сберегательным сертификатом признается письменное свидетель банка о вкладе денежны * средств, удостоверяющее право вклаО-тка н чение по истечении установленного срока суммы вклада и процентов по любом учреждении данного банка,

В случае досрочного предъявления сертификата к оплате выплачивае м сумма вклада и проценты, начисленные по пониженной ставке Сберегательные сертификаты могут быть предъявительскими и им ми"

Предложенное Основами определение вряд ли следует считать удовлетворительным. Дело в том, что подзаконные нормативные акты, регулирующие выпуск и обращение сертификатов, предусматривают два их вида — сберегательный и депозитный. Не проводя между ними никаких юридических различий (кроме ограничения круга потенциальных держателей первых лицами физическими, а вторых — юридическими), они давали повод к сомнению — а являются ли ценными бумагами сертификаты депозитные? На наш взгляд, закон должен был бы объединить эти документы одним наименованием, например — "банковские сертификаты", а уж делить их на виды и подвиды должен подзаконный документ.

Кроме того, определение не отражает ряда правовых качеств сертификатов. В существовавшем виде это определение практически ничем не отличается от сложившегося в России понятия так называемого "финансового векселя", а применительно к коммерческим банкам — "банковского векселя". Последний же, как мы заметили выше, является ничем иным, как разновидностью облигаций. По экономической природе сертификаты, возможно, похожи на облигации. Но мы говорим здесь о юридических признаках, которые существенно разнятся у облигаций и сертификатов.

Определение сертификата (депозитного или сберегательного) можно было бы сформулировать следующим- образом:

"Банковский сертификат (депозитный или сберегательный) — всякая (вне зависимости от названия) именная или предъявительская ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя (бенефициара) получить в предусмотренный ею срок или в любое время по предъявлении номинальную стоимость сертификата и процентное вознаграждение, исчисленное Ъо ставке, указанной в сертификате".

Разграничение облигаций, сертификатов и простых векселей

Из рассмотренных определений ценных бумаг видно, что определения облигации, банковского сертификата и простого векселя достаточно похожи друг на друга. Причем, похожими настолько, что в практике бесчисленны попытки заменить один инструмент другим, что делается без всякого учета той специфики, которая данному инструменту присуща. І Гwin} J '•

Ценные бумаги в новом Гражданском кодексе Российской Федерации Jr

Табл. ' 1 1 Параметр Облигация Сертификат | Простой вексель Наименование Любое Банковский (депозитный или сберегательный) сертификат Только ' вексель" Выпуск Только массовый Массовый или индивидуальный Только индивидуальный Эмитент Коммерческие

организации Коммерческие

банки Физические и ; юридические ; лица Возможность выпуска бумаг со сроком "до востребования" Отсутствует Отсутствует Имеется ’ ; Срок обращения Три года и более До одного года Любой і Право получения

номинальной

стоимости Не ранее предусмотренного в бумаге срока В предусмотренный срок или досрочно Не ранее предусмотренного в бумаге срока Право получения

процентного

вознаграждения По оговоренной в бумаге ставке, с равной периодичностью По оговоренной в бумаге ставке, единовременно при погашении Только по бума* гам с неопределимым в момент , - выпуска сроком исполнения по оговоренной »•' бумаге ставке Иные варианты

воплощаемых

прав Возможны Возможны Лишают доку* : мент силы ' векселя Правовое регулирование Нормы гражданского права Нормы гражданского права Специальные нормы (нормы вексельного . v права) В Табл. 1 мы предлагаем такое разграничение этих понятий, какое нам видится оптимальным с позиции ,

будущего законодательства. Некоторые элементы этого г

разграничения можно наблюдать уже и сейчас.

Определения иных ценных бумаг, ранее отсутство- {

вавшие в Основах j

Мы уже отмечали то обстоятельство, что перечень ценных бумаг, предложенный комментируемым ГК несколько более широк, в сравнении с перечнем, существовавшем в Основах. Логично заключить необходимость выработки и нормативного закрепления определений тех ценных бумаг, которые отсутствовали в Основах Следует также иметь в виду, что и новый ГК охватил далеко не все документы, которые могут быть объявлены ценными бумагами. Вероятно, его составители и не ставили перед собой этой задачи. Следовательно, мы не будем касаться в настоящем комментарии определений таких документов как варранты, закладные, накладные и их дубликаты, счета-фактуры.

<< | >>
Источник: В.А. Белов. Ценные бумаги в российском гражданском праве. Под ред. проф. Е.А. Суханова. Вступительная статья проф. Е.А. Суханова. —М.: Учебно-консультационный центр "ЮрИнфоР" . —448 с.. 1996

Еще по теме § 2. Виды ценных бумаг:

  1. Понятие и виды эмиссионных ценных бумаг. Эмиссия ценных бумаг
  2. 16.4. Виды ценных бумаг
  3. Виды ценных бумаг
  4. 7.2. Виды корпоративных ценных бумаг
  5. Понятие, виды и правовое регулирование рынка ценных бумаг
  6. § 1. Общие вопросы (понятие, виды, форма выпуска ценных бумаг)
  7. Виды ценных бумаг и особенности ценообразования на фондовом рынке
  8. Статья 214.1. Особенности определения налоговой базы, исчисления и уплаты налога на доходы по операциям с ценными бумагами и операциям с финансовыми инструментами срочных сделок, базисным активом по которым являются ценные бумаги или фондовые индексы, рассчитываемые организаторами торговли на рынке ценных бумаг
  9. ОБРАЩЕНИЕ ЦЕННЫХ БУМАГ
  10. КОТИРОВКА ЦЕННЫХ БУМАГ
  11. Определение ценных бумаг
  12. ЭМИССИЯ ЦЕННЫХ БУМАГ
  13. Профессиональные участники рынка ценных бумаг
  14. 1. Основные характеристики ценных бумаг
  15. 16.5. Участники рынка ценных бумаг
  16. 7.3. Эмиссия корпоративных ценных бумаг
  17. Основы государственного регулирования рынка ценных бумаг
  18. 16.7. Налоги на рынке ценных бумаг
  19. А. В. Власова ПЕРЕДАЧА ЭМИССИОННЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -