<<
>>

§ 3. Третьи лица при страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств

При страховании ответственности владельцев транспортных средств возникают такие фигуры, как «застрахованное лицо» и «выгодоприобретатель». Данные субъекты не являются сторонами договора страхования, а равно не выступают в качестве сторон страхового обязательства.
Обычно таких субъектов именуют «третьими лицами в обязательстве». Возможность появления при страховании ответственности владельцев транспортных средств такого субъекта, как «застрахованное лицо», вытекает из п. 1 ст. 931 ГК РФ, согласно которому по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена. Страхование лицом, выступающим в качестве страхователя, ответственности иного лица предусмотрена и Законом «Об обязательном страховании». Возможность страхования одним лицом ответственности другого лица (т. е. чужой ответственности) означает, что фигуры страхователя и лица, чья ответственность застрахована, могут не совпадать. В связи с этим возникает вопрос, в качестве кого выступает лицо, которое не является страхователем, но чья ответственность является застрахованной? Данное лицо выступает в качестве фигуры, именуемой в страховании как застрахованное лицо. Следует сказать, что в литературе сложилось довольно традиционное мнение, согласно которому такая фигура, как «застрахованное лицо», существует лишь при личном страховании. В значительной степени это связано с тем, что Гражданский кодекс РФ обозначает фигуру «застрахованное лицо» лишь применительно к личному страхованию. Согласно этой конструкции застрахованным лицом является названный в договоре личного страхования гражданин (иной, чем сам страхователь), определенное событие в жизни которого выступает в качестве страхового случая. Однако высказываются и иные точки зрения, согласно которым это лицо присутствует и при имущественном страховании. Так, по мнению Н. С. Ковалевской, «застрахованное лицо – это лицо, в жизни которого должен произойти страховой случай, непосредственно связанный с личностью или обстоятельствами его жизни (личное страхование) либо затрагивающий сохранность его имущественных прав и имущества (имущественное страхование)»7. Необходимо отметить, что концепции, согласно которой «застрахованное лицо» является категорией исключительно личного страхования, мешает ст. 955 ГК, именуемая «Замена застрахованного лица», где говорится не только о личном страховании, но и о страховании риска ответственности за причинение вреда лица иного, чем страхователь. Из этого вытекает, что застрахованным лицом при данном виде страхования, относящегося к имущественному страхованию, может выступать лицо (иное, чем страхователь), ответственность которого застрахована. Поэтому, например, А. А. Иванов считает, что застрахованное лицо – это физическое лицо, жизнь и здоровье которого застрахованы по договору личного страхования или страхования ответственности 8 (выделено нами. – Авт.). В то же время отметим, что предметом страхования риска ответственности за причинение вреда выступает не жизнь и здоровье физического лица, как полагает А.
А. Иванов, а ответственность причинителя вреда перед потерпевшим. Но и названная ст. 955 ГК РФ не меняет убеждений ортодоксальных сторонников концепции, согласно которой застрахованное лицо – это фигура исключительно личного страхования. Так, А. В. Собакинских считает, что в указанной статье всего лишь неправильно используется термин «застрахованное лицо». Указанный термин, – пишет автор, – категория личного страхования, а не страхования имущественного, к которому относится и страхование ответственности. В имущественном страховании страхуется не лицо, а его имущественный интерес, поэтому к данному лицу не может здесь применяться термин «застрахованный»9. Отметим, что имущественный интерес выступает объектом страхования как при имущественном, так и при личном страховании. Вопрос о том, при каком виде страхования может использоваться фигура застрахованного лица, в значительной степени зависит от того, какой смысл вкладывается в это понятие законодательством. Если считать, что застрахованное лицо – это лицо, жизнь и здоровье которого застраховано, то бесспорно, что, вопервых, в качестве застрахованного может выступать только физическое лицо, и, вовторых, такая фигура будет свойственна только личному страхованию. Однако страховое законодательство некоторых стран определяет застрахованного как лицо, в отношении которого осуществляется страхование (т. е. лицо, чей интерес является объектом страховой защиты). В силу этого различается личное страхование застрахованного и имущественное страхование застрахованного10. И такой подход представляется справедливым. К сожалению, Гражданский кодекс РФ не дает определение понятия «застрахованное лицо». Все это, конечно, затрудняет как понимание норм страхового права, так и их применение в практической деятельности. Использует же Гражданский кодекс РФ этот термин в двух своих статьях: в ст. 934, посвященной договору личного страхования, и в ст. 955, именуемой «Замена застрахованного лица», где называется и страхование риска ответственности за причинение вреда, являющееся разновидностью имущественного страхования. Исходя из этого можно сделать вывод, что, вопервых, отсутствие в той или иной статье, посвященной тому или иному виду страхования, упоминания о «застрахованном лице» вовсе не является свидетельством того, что такого лица при данном виде страхования не существует; вовторых, застрахованное лицо может быть фигурой как личного, так и имущественного страхования, а это, втретьих, означает, что застрахованное лицо является общей категорией для всего страхования. Сопоставляя два вида страхования (ст. 931 и 934 ГК), применительно к которым Гражданский кодекс РФ допускает возможность существования застрахованного лица, можно вывести в качестве родового понятия, что таким лицом является лицо, в отношении которого осуществляется страхование. Применительно к рассматриваемому страхованию застрахованным лицом будет выступать владелец транспортного средства, гражданская ответственность которого за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц является застрахованной. Застрахованным лицом может выступать как сам страхователь, если он является владельцем транспортного средства и страхует свою собственную ответственность, так и иное лицо, являющееся владельцем транспортного средства, но не выступающее в качестве страхователя. Причины страхования риска ответственности иного, нежели страхователь, лица могут быть самыми различными. Например, отец может застраховать риск ответственности своего сына, являющегося владельцем транспортного средства, в силу проявления заботы о нем. Если транспортное средство находится одновременно в пользовании нескольких владельцев (например, в пользовании нескольких членов семьи), один из владельцев, страхуя свою ответственность, может одновременно застраховать ответственность других владельцев транспортного средства. К сожалению, ни Закон «Об обязательном страховании», ни Правила обязательного страхования не регулируют с достаточной полнотой возможность страхования одним лицом гражданской ответственности другого лица. Как уже отмечалось, российское страховое законодательство не предусматривает возможности обязательного страхования риска гражданской ответственности третьих лиц – п. 1 ст. 935 ГК говорит о возможности установления обязательного страхования риска лишь своей гражданской ответственности. Поэтому страхование гражданской ответственности третьего лица (т. е. чужой ответственности) может осуществляться в порядке лишь добровольного страхования. Закон «Об обязательном страховании» устанавливает, что по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре обязательного страхования владельца транспортного средства, а также других использующих транспортное средство на законном основании владельцев (п. 1 ст. 15 Закона). Исходя из этого, в качестве застрахованного лица, чья ответственность застрахована по одному договору страхования, могут выступать три разновидности владельцев транспортных средств: 1) страхователь, являющийся владельцем транспортного средства; 2) иной названный в договоре владелец транспортного средства, не являющийся страхователем (т. е. субъект, выступающий в роли третьего лица); 3) другой использующий транспортное средство на законном основании владелец, не названный в договоре страхования. Он, разумеется, также не является страхователем. В принципе, ситуация, когда одним транспортным средством владеет сразу несколько лиц, является довольно распространенной. К примеру, в семье транспортным средством могут одновременно владеть (и соответственно – использовать) муж, жена и сын. При этом не имеет значения, в чьей собственности (мужа, жены или сына) находится транспортное средство. Все они являются законными владельцами транспортного средства (при наличии, естественно, соответствующих документов, подтверждающих наличие права владения), и ответственность всех их должна быть застрахована. Все они одновременно являются и водителями данного транспортного средства, имея на то соответствующие документы, дающие право на управление этим средством. Интерес в данном случае представляет третья категория лиц, чья ответственность может быть застрахована, – другие использующие транспортное средство на законном основании владельцы. В частности, кого именно охватывает данная категория и чем эти лица отличаются от второй категории – иных названных в договоре обязательного страхования владельцев транспортного средства. Вообщето, к категории «лиц, владеющих и использующих транспортное средство на законном основании» относятся кроме самих владельцев транспортных средств и водители этих средств, например, шоферы, работающие в автотранспортной организации по найму. Однако такого рода водители к категории владельцев транспортного средства не относятся. Следовательно, к третьей категории также относятся лица, являющиеся владельцами транспортного средства. Собственно, иного вывода последовать и не может, так как ответственность за причинение вреда несет только владелец транспортного средства, и если речь идет о страховании ответственности за причинение вреда, связанного с использованием транспортного средства, то всегда имеется в виду владелец транспортного средства. Иначе говоря, лицом, чья ответственность является застрахованной по данному договору, всегда является владелец транспортного средства, т. е. действует правило: застрахованным лицом по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (а этим лицом может быть как сам страхователь, так и иное лицо) всегда выступает владелец транспортного средства. Так чем же отличается вторая категория застрахованных лиц, названная в Законе «Об обязательном страховании», от третьей? В обоих случаях застрахованными лицами являются владельцы транспортных средств, не являющиеся страхователями, т. е. в данном договоре они участвуют в качестве третьих лиц. Семантический анализ данной нормы права показывает, что отличие второй категории застрахованных лиц от третьей заключается в том, что вторая категория охватывает владельцев транспортных средств, названных в договоре страхования, а третья – не названных. Других различий найти невозможно. В принципе, страхование лица, не названного в договоре страхования, не является чемто особенным – в страховом деле это достаточно распространенное явление. Однако в соответствии с п. 2 ст. 931 ГК РФ лицо, риск ответственности которого за причинение вреда застрахован, должно быть названо в договоре страхования. Если это лицо в договоре не названо, считается застрахованным риск ответственности самого страхователя. В результате, становится вовсе непонятным, что из себя представляет третья категория лиц, чья ответственность застрахована, которые являются владельцами транспортных средств, но в то же время не являются страхователями. Если под ними подразумеваются те владельцы транспортного средства, которые в отличие от второй категории застрахованных лиц не названы в договоре страхования, то это противоречит п. 2 ст. 931 ГК. Если под ними имеются в виду водители, не являющиеся владельцами транспортных средств, то это противоречит ст. 1 самого Закона «Об обязательном страховании». В связи с этим отметим, что страхование иного лица, на которое может быть возложен риск ответственности за причинение вреда, не следует путать с ситуацией, когда лицо несет ответственность за вред, причиненный действиями другого лица. Здесь фигуры «лица, ответственного за причинение вреда» и непосредственного «причинителя вреда» не совпадают. Однако в случае страхования такой ответственности будет иметь место страхование риска «своей» ответственности, и объектом страхования будет выступать «свой» имущественный интерес. Явно ошибочным является нашедшее свое отображение в Правилах обязательного страхования мнение, согласно которому в качестве застрахованного лица (лица, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования) выступает водитель транспортного средства. При причинении вреда в результате использования транспортного средства (а эти средства всегда рассматриваются в качестве источника повышенной опасности), ответственность перед потерпевшим несет сам владелец транспортного средства, а не его водитель. Коль скоро водитель транспортного средства к ответственности за причинение вреда привлекаться не будет, о страховании его ответственности вообще не может быть речи. Соответственно водитель транспортного средства (например, работник автотранспортной организации) никак не может выступать в качестве застрахованного лица по договору страхования ответственности владельцев транспортных средств (за исключением, разумеется, ситуации, когда владелец транспортного средства одновременно является его водителем). Страхователь вправе, если иное не предусмотрено договором, в любое время до наступления страхового случая заменить застрахованное лицо другим, письменно уведомив об этом страховщика (п. 1 ст. 955 ГК). Причем эта норма прямо имеет в виду страхование ответственности за причинение вреда, разновидностью которого выступает страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Следует отметить, что ни Закон «Об обязательном страховании», ни Правила обязательного страхования, к сожалению, не оговаривают механизма замены застрахованного лица. Поэтому в данной ситуации необходимо руководствоваться нормами Гражданского кодекса. Застрахованное лицо считается замененным с момента получения страховщиком уведомления страхователя о замене. Решение о замене застрахованного лица является односторонним актом страхователя и не нуждается ни в согласовании со страховщиком, ни в его подтверждении. В то же время следует учитывать, что для страховщика замена застрахованного лица может быть далеко не безразличной, поскольку может повлечь за собой увеличение вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления, т. е. приведет к возрастанию страхового риска. К тому же при замене застрахованного лица речь идет о замене владельца транспортного средства, риск ответственности которого страхуется. А размер страховых премий в значительной степени зависит от того, кто выступает владельцем транспортного средства. В частности, при расчете страховой премии применяются коэффициенты страховых тарифов в зависимости от возраста и стажа водителя, который может быть владельцем транспортного средства. Замена владельца транспортного средства, выступающего в качестве застрахованного лица, на другого владельца транспортного средства может привести к тому, что к последнему должны быть применены иные коэффициенты страховых тарифов, используемые при исчислении размера страховой премии. В этом случае страховщик может воспользоваться ст. 959 ГК РФ «Последствия увеличения страхового риска в период действия договора страхования» и потребовать уплаты дополнительной страховой премии соразмерно увеличению риска. Если страхователь возражает против доплаты страховой премии, страховщик вправе потребовать расторжения договора в соответствии с правилами, предусмотренными главой 29 Гражданского кодекса (п. 2 ст. 959). Кроме того, следует иметь в виду, что рассматриваемое правило о замене застрахованного лица действует, если «иное не предусмотрено договором». Следовательно, в договоре может быть предусмотрено иное решение вопроса. Например, отмена права страхователя на замену застрахованного лица, его замена по согласованию со страховщиком, предоставление страховщику права на одностороннее расторжение договора вследствие возрастания страхового риска и т. п. Еще одним участником отношения страхования ответственности владельца транспортного средства выступает выгодоприобретатель. В роли выгодоприобретателя выступает получатель страхового возмещения. Следует отметить, что вопрос о том, кто является выгодоприобретателем при страховании ответственности за причинение вреда, не имеет однозначного решения. Им может быть либо сам страхователь, либо потерпевший, что зависит от того, какая модель страхования ответственности принята в данной стране. Согласно первой модели, которая встречается в некоторых странах, первоначально исполняется обязательство по возмещению вреда, что означает наступление страхового случая (наступление ответственности страхователя), а затем исполняется страховое обязательство, в соответствии с которым страховщик выплачивает страхователю страховое возмещение в размере того убытка, который возник у него вследствие выплат, произведенных в порядке возмещения вреда потерпевшему. По этой схеме расчеты с потерпевшим причинитель вреда осуществляет самостоятельно в рамках отношения, возникающего в связи с причинением вреда (деликтного отношения), и без всякой связи с имеющимся у него договором страхования. Страховое возмещение выплачивается страхователю в рамках страхового правоотношения как реакция на возникновение у него реального ущерба, вызванного привлечением к ответственности за причинение вреда. Здесь страховая выплата играет функцию возмещения ущерба, причиненного страхователю страховым случаем, и в качестве выгодоприобретателя выступает сам страхователь. Согласно второй модели обязательство по возмещению вреда и страховое обязательство исполняются, по существу, одновременно: при привлечении причинителя вреда к ответственности вступает в силу механизм исполнения страховщиком своей обязанности по выплате страхового возмещения, которое выплачивается непосредственно потерпевшему, выступающему в качестве выгодоприобретателя. По этому поводу М. И. Брагинский пишет: «…в принципе возможны две конструкции договора страхования ответственности за причиненный вред: простая, при которой в договоре участвуют только страховщик и страхователь, и сложная – по модели договора в пользу третьего лица»11. Российское страховое законодательство придерживается второй модели. В соответствии с п. 3 ст. 931 ГК РФ договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред. Причем данное правило является настолько неукоснительным, что действует даже в тех случаях, когда договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственных за причинение вреда, либо в договоре вообще не сказано, в чью пользу он заключен. Следовательно, данный пункт предусматривает, что в роли выгодоприобретателя при страховании ответственности за причинение вреда всегда выступает потерпевший. И эта норма является императивной. Все это означает, что договор страхования ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, относится к разновидности договоров в пользу третьего лица, в качестве которого выступает потерпевший. Но поскольку лицо, которое окажется потерпевшим, заранее предугадать невозможно, то при данном страховании возникает особая юридическая конструкция – заключение договора в пользу не указанного в этом договоре третьего лица. Такая конструкция вполне допускается ст. 430 ГК, посвященной договору в пользу третьего лица. Таким образом, согласно п. 3 ст. 931 ГК лицо, являющееся в обязательстве вследствие причинения вреда потерпевшим, выступает в договоре страхования в качестве выгодоприобретателя, имеющего право на предъявление непосредственно страховщику требования о выплате страхового возмещения. Однако согласно п. 4 ст. 931 ГК РФ лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования (а им является потерпевший в обязательстве из причинения вреда), вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы. Причем имеет он на это права не во всех случаях, а лишь тогда, когда: а) ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно; б) возможность такого требования предусмотрена законом; в) это предусмотрено договором страхования такой ответственности. Отметим, что Законом «Об обязательном страховании» предусмотрена именно эта конструкция, т. е. потерпевший имеет право предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда. В связи с этим возникает, как минимум, два вопроса. Первый – как соотносятся п. 3 и 4 ст. 931 ГК РФ. Согласно п. 3 потерпевший во всех случаях имеет право требования к страховщику о страховой выплате, поскольку в договоре страхования ответственности за причинение вреда он всегда выступает в качестве выгодоприобретателя. Кстати, такое право выгодоприобретателя вытекает и из ст. 430 ГК, устанавливающей право третьего лица, в пользу которого заключен договор, на получение исполнения по договору. Однако согласно п. 4 ст. 931 ГК право требования потерпевшего к страховщику ограничено определенными случаями, названными выше. Второй вопрос – в чем смысл права требования возмещения вреда, о котором говорит п. 4 ст. 931 ГК, в соотношении с правом требования выплаты страхового возмещения, на которое может претендовать выгодоприобретатель в соответствии с п. 3 этой же статьи. Что же имеет право требовать потерпевший от страховщика: возмещения вреда, являясь при этом субъектом деликтного обязательства, или страховой выплаты, выступая при этом выгодоприобретателем в страховом обязательстве? Совершенно очевидно, что страховая выплата и возмещение вреда – это достаточно различные денежные выплаты, имеющие как разные основания, так и различных плательщиков. Основанием для страховой выплаты выступает договор страхования, плательщиком является страховщик, а получателем – выгодоприобретатель. Основанием выплаты в порядке возмещения вреда выступает обязательство, возникшее вследствие причинения вреда (деликтное обязательство), плательщиком является лицо, ответственное за причинение вреда, получателем – потерпевший. Необходимо отметить, что юристы, отвечая на эти вопросы и пытаясь разобраться в данной ситуации, попали в довольно затруднительное положение. Так, В. А. Рахмилович, комментируя ст. 931 ГК РФ, полагает, что согласно данной статье выгодоприобретатель (он же потерпевший) имеет право требовать от страховщика выплаты страхового возмещения лишь в случаях, предусмотренных п. 4 этой статьи. В остальных случаях правом требования выплаты страхового возмещения обладает только страхователь, который в дальнейшем, повидимому, должен передать полученное выгодоприобретателю. Одновременно он отмечает, что трудно сказать, чем обусловлено такое ограничение прав выгодоприобретателя и сложность передачи страхового возмещения лицу, которому оно все равно должно быть передано полностью и безусловно в силу императивной нормы закона. «Если никто, кроме потерпевшего, выгодоприобретателем быть не может, – пишет В. А. Рахмилович, – то вряд ли есть основания отступать от общего правила о договорах в пользу третьего лица, дающего право этому третьему лицу самому требовать от должника исполнения обязательства»12. В отличие от приведенной точки зрения, Ю. Б. Фогельсон пытается найти объяснение в категории «возмещение вреда», которую использует п. 4 ст. 931 ГК. Он полагает, что содержащаяся в данном пункте норма позволяет выгодоприобретателю в предусмотренных в ней случаях обратиться к страховщику не только за выплатой страхового возмещения, но и непосредственно за возмещением вреда. Иными словами, норма п. 4 не ограничивает, а расширяет права потерпевшеговыгодоприобретателя, позволяя ему в некоторых случаях требовать от страховщика то, что по общим правилам гражданского оборота он должен требовать от другого лица13. С последней точкой зрения вряд ли можно согласиться. Как справедливо отмечает сам автор, обязательство по выплате страхового возмещения и обязательство по возмещению вреда – два совершенно разных обязательства. Они различны и по основаниям возникновения, и по составу участников, и по правилам осуществления, и по правовым последствиям. Первое обязательство вытекает из договора страхования, второе – из правонарушения (деликта). В первом кредитором является страхователь, должником – страховщик, а потерпевшим выступает только третье лицо. Во втором обязательстве кредитором является потерпевший, а должником – лицо, причинившее вред, чья ответственность застрахована. В первом обязательстве действует сокращенная исковая давность (два года, что предусмотрено ст. 966 ГК), во втором – общая (три года)14. Таким образом, Гражданский кодекс РФ одновременно устанавливает два довольно противоречивых решения: в соответствии с п. 3 ст. 931 ГК потерпевший, являясь выгодоприобретателем в страховом обязательстве, имеет право на получение от страховщика страховой выплаты, а согласно п. 4 этой же статьи потерпевший имеет право требовать от страховщика возмещения вреда. Выступает ли в данной ситуации страховщик лицом, возмещающим потерпевшему причиненный ущерб? Возложение на страховщика обязанности по возмещению вреда потерпевшему возможно лишь в одном случае – если страховщик заменяет собой причинителя вреда, т. е. в обязательстве вследствие причинения вреда происходит замена должника: вместо причинителя вреда им выступает другое лицо – страховая организация. Теоретически такая конструкция возможна. Например, в силу банковской гарантии страховая организация, выступая в роли гаранта, выплачивает кредитору принципала (бенефициару) определенную денежную сумму по требованию этого принципала (ст. 368 ГК). Нечто аналогичное можно сконструировать и применительно к данной ситуации. Кстати, при производстве так называемых «компенсационных выплат», производимых «профессиональным объединением страховщиков» в соответствии с Законом «Об обязательном страховании», как раз и имеет место конструкция, когда указанное «профессиональное объединение» замещает собой причинителя вреда в деликтном обязательстве. Однако при такого рода конструкции отсутствует договор страхования (соответственно, не возникает и страхового обязательства), а страховая организация не выступает в качестве страховщика, т. е. стороны по договору страхования. Здесь же мы имеем договор страхования, согласно которому страховая организация выступает в роли страховщика, а не в качестве лица, гарантирующего возмещение причиненного вреда, заменяя собой его причинителя. Страховщика и потерпевшего связывает то, что последний применительно к договору страхования ответственности владельца транспортных выступает выгодоприобретателем. Страховщик не возмещает вред, причиненный потерпевшему. Он не может этого сделать хотя бы в силу того, что не является стороной в обязательстве из причинения вреда. И вообще, страховщик и потерпевший – это субъекты различных правовых отношений: страховщик – субъект страхового отношения, потерпевший – субъект отношения из причинения вреда. Следовательно, конструкция, согласно которой потерпевший имеет право обратиться к страховщику непосредственно за возмещением вреда, а страховая организация производит возмещение вреда, заменяя собой его причинителя как должника в деликтном обязательстве, не имеет под собой никаких оснований и юридически несостоятельна. Проще говоря, законодатель, установив п. 4 ст. 931 ГК право потерпевшего на обращение непосредственно к страховщику за возмещением вреда, допустил ошибку, которая, заметим, имела своим продолжением и регулирование страхования ответственности владельцев транспортных средств. При страховании ответственности за причинение вреда всегда имеют место, как минимум, два обязательства. Первое – обязательство вследствие причинения вреда, субъектами которого выступают причинитель вреда и потерпевший. Это обязательство порождает ответственность причинителя вреда перед потерпевшим в виде обязанности возмещения убытков, которые возникли у потерпевшего вследствие факта причинения вреда. Второе – страховое обязательство, субъектами которого выступают страховщик и страхователь. Эти два обязательства соприкасаются в том смысле, что страхователь и лицо, ответственное за причинение вреда, являются одним лицом; потерпевший выступает в договоре страхования выгодоприобретателем; предметом страхования является ответственность, которую несет лицо, ответственное за причинение вреда (он же страхователь), перед потерпевшим (он же выгодоприобретатель) по обязательству вследствие причинения вреда. При наличии одновременно двух обязательств (обязательства из причинения вреда и страхового обязательства) лицо, которому причинен вред, может предъявить требование о возмещении вреда либо непосредственно к лицу, ответственному за причинение вреда, выступая при этом в качестве потерпевшего, либо к страховщику о страховой выплате, выступая при этом в качестве выгодоприобретателя. Потерпевший, выступая в качестве выгодоприобретателя, имеет право предъявить к страховщику требование о страховой выплате, но не о возмещении вреда. Возмещение вреда (как результат исполнения обязательства из причинения вреда) и страховая выплата (как результат исполнения страхового обязательства) – достаточно разные вещи. Так же как разными являются и те виды гражданскоправовых обязательств, которые лежат в основе данных выплат. В основе страховой выплаты лежит договор страхования, а не обязательство из причинения вреда. И напротив, в основе возмещения вреда лежит обязательство вследствие причинения вреда (деликтное обязательство), а не договор страхования (страховое обязательство). Пункт 4 ст. 931 ГК породил еще одну проблему, разрешить которую практически невозможно. Суть этой проблемы заключается в следующем. Согласно п. 3 ст. 931 ГК потерпевший признается лицом, в пользу которого заключен договор страхования. Это означает, что потерпевший, являясь выгодоприобретателем, во всех случаях имеет право требовать от страховщика страховой выплаты. Однако п. 4 ст. 931 ГК оговаривает право требования выгодоприобретателя к страховщику лишь определенными случаями (которые, правда, охватываются Законом «Об обязательном страховании»). Иначе говоря, имеет место ограничение прав выгодоприобретателя на предъявление требования к страховщику. Все это не согласуется с представлениями о правах выгодоприобретателя. И если развивать эту тему, то возникает два вопроса. Первый – как соотнести ограничения прав потерпевшего на предъявление требования к страховщику, установленные п. 4 ст. 931 ГК, со ст. 430 ГК, предоставляющей третьему лицу право требовать от должника (в данном случае, от страховщика) исполнения обязательства в свою пользу. Второй – как соотнести эти же ограничения с п. 3 ст. 931 ГК, в соответствии с которым договор страхования ответственности всегда заключен в пользу лица, которому причинен вред. И если на первый вопрос можно ответить, что в данном случае имеет место некое исключение из общего правила, установленного ст. 430 ГК, то на второй вопрос ответ найти сложнее. Действительно, как лицо может считаться выгодоприобретателем, если оно не имеет право на получение страховой выплаты? Правда, по этому поводу можно сказать, что этому лицу следует обратиться с требованием к страхователю, а тот, получив страховое возмещение от страховщика, передаст его потерпевшему. Но это уже совершенно другая модель страхования ответственности за причинение вреда, где в роли выгодоприобретателя будет выступать не потерпевший, как это предусматривает п. 3 ст. 931 ГК, а сам страхователь. Обращение потерпевшего к причинителю вреда есть реализация требования о возмещении вреда, а не истребование выгодоприобретателем от страхователя полученного им от страховщика страхового возмещения. Кроме того, получение страхового возмещения самим страхователем (а в соответствии с п. 4 ст. 430 ГК это может иметь место лишь в случае, когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору) приводит к тому, что в данной страховой конструкции возникает два выгодоприобретателя (сам страхователь и потерпевший). Словом, правило, установленное п. 4 ст. 931 ГК, не только усложняет всю правовую конструкцию, но и ошибочно по существу. Поэтому трудно упрекать в ошибках тех специалистов, которые пытаются какимто образом объяснить этот пункт и увязать его с другими нормами страхового права. Упрекать надо законодателя в допущенной небрежности при формировании правовой нормы. В результате Гражданский кодекс РФ вступил в противоречие с самим собой, запутав одновременно как своих пользователей, так и толкователей. Кстати, Закон «Об обязательном страховании» не раскрывает понятия выгодоприобретателя при обязательном страховании ответственности владельцев транспортных средств, но зато дает определение понятию потерпевшего. В целом введение данного лица в страховую конструкцию представляется неуместным. Потерпевший – это субъект отношения из причинения вреда; страховое же отношение не знает такого лица. Страховое отношение знает фигуру выгодоприобретателя, который, заметим, может быть потерпевшим, но при определенных обстоятельствах может им и не быть. К тому же не всякий потерпевший является выгодоприобретателем. Отметим также, что Гражданский кодекс РФ (ст. 931), хотя и установил, что лицо, которому может быть причинен вред, является выгодоприобретателем, говоря о праве такого лица на возмещение вреда, не употребляет термин «потерпевший» (и вообще не употребляет этого термина), а говорит о «лице, в пользу которого заключен договор» (т. е. выгодоприобретателе). С точки зрения чистоты юридической конструкции, это, конечно же, более правильно, поскольку правом на получение страхового возмещения пользуется не потерпевший (как субъект отношения из причинения вреда), а именно выгодоприобретатель (как участник страхового отношения). И не дело правовому акту, посвященному страхованию, регулировать вопросы, относящиеся к сфере обязательств вследствие причинения вреда, давая определение одному из субъектов этого обязательства, а именно потерпевшему. Что касается самого определения, то Закон «Об обязательном страховании» говорит о потерпевшем как о лице, «жизни, здоровью или имуществу которого был причинен вред при использовании транспортного средства иным лицом» (ст. 1 Закона). Последние слова («иным лицом») означают, что если лицо, даже будучи использующим транспортное средство его владельцем, само себе причинило вред, то оно к категории потерпевшего не относится, и, следовательно, правом на получение страховой выплаты от страховщика (по терминологии Закона «Об обязательном страховании», «правом на возмещение вреда от страховщика») не пользуется. Следует отметить, что такое добавление к понятию «потерпевший» получило бы свое некоторое основание, если бы в данном случае имело место страхование вреда, причиненного потерпевшему, или страхование жизни, здоровья или имущества владельца транспортного средства. При страховании ответственности владельца транспортного средства потерпевшим может выступать лишь то третье лицо, которому данный владелец причинил вред. Естественно, что по отношению к потерпевшему причинитель вреда (владелец транспортного средства) всегда будет «иным лицом». Если потерпевший, являющийся владельцем транспортного средства, причинил в процессе использования этого средства вред самому себе, то не возникает и обязательства из причинения вреда, которое порождает чьюлибо ответственность по возмещению этого вреда, – причинитель вреда и потерпевший совпадают в одном лице, а отношение с самим собой возникнуть не может. Правила обязательного страхования и на этот раз не удержались от того, чтобы не дать собственного определения понятию «потерпевший». Согласно этим Правилам «потерпевший – лицо, включая пассажира транспортного средства (выделены новеллы, которые вносят Правила в понятие «потерпевший», по сравнению с тем определением, которое дано в Законе «Об обязательном страховании». – Авт.), жизни, здоровью или имуществу которого был причинен вред при использовании транспортного средства водителем» (п. 4 Правил). Одновременно Правила обязательного страхования устанавливают, что страхователи, заключившие договор обязательного страхования и использующие транспортные средства для перевозки пассажиров, обязаны сообщать пассажирам об их правах и обязанностях, вытекающих из договора обязательного страхования (п. 26 Правил). Прежде всего ответим на вопрос, насколько правомерно понятием «потерпевший» охвачено такое лицо, как «пассажир транспортного средства». Если исходить из строго юридического значения понятия «пассажир», то в данном случае речь идет о субъекте, который является стороной договора перевозки пассажира. Данный договор регулируется ст. 786 ГК РФ. Иначе говоря, имеется в виду ситуация, когда водитель транспортного средства причиняет вред жизни, здоровью или имуществу граждан, которые находятся в транспортном средстве в качестве пассажиров, при этом само транспортное средство в момент причинения вреда используется в целях перевозки этих граждан, а владелец транспортного средства выступает в роли второй стороны договора перевозки, а именно перевозчика. Например, водитель рейсового автобуса, принадлежащего автотранспортной организации, совершает дорожнотранспортное происшествие, в результате которого причиняется вред тем гражданам, которые находились в этом автобусе в качестве пассажиров. Рассматривая данную ситуацию, отметим, что здесь пассажира и владельца транспортного средства, выступающего в качестве перевозчика, связывают договорные отношения. Обязанность перевозчика доставить пассажира в пункт назначения в целости и сохранности – это договорная обязанность, невыполнение ее есть нарушение договора перевозки. Поэтому ответственность за причинение вреда жизни и здоровью пассажира является ответственностью, вытекающей из договора перевозки. Вред, причиненный в рамках этих отношений, регулируется: при причинении вреда багажу пассажира – ст. 796 ГК, а при причинении вреда жизни или здоровью пассажира – ст. 800 ГК. Следовательно, возмещение вреда, причиненного перевозчиком пассажиру, производится в рамках договорного отношения. И все это охватывается главой 40 ГК, регулирующей договор перевозки. При страховании ответственности за причинение вреда имеется в виду тот вред, который причинен в рамках деликтного отношения, являющегося бездоговорным,  – причинитель вреда и потерпевший не связаны какимлибо договором. Договорную природу отношений перевозки, а равно договорный характер возмещения вреда, причиненного в рамках этих отношений, не меняет то обстоятельство, что в соответствии со ст. 800 ГК ответственность перевозчика за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, определяется по правилам главы 59 ГК, если законом или договором перевозки не предусмотрена повышенная ответственность перевозчика. Определение ответственности перевозчика по правилам главы 59 ГК не превращает ответственность по договору в деликтную (бездоговорную) ответственность. В данном случае Гражданский кодекс РФ пошел по пути унификации определения размера ответственности за причинение вреда жизни или здоровью гражданина, и правила этой главы применяются независимо от того, причинен ли этот вред деликтом, или является следствием неисполнения или ненадлежащего исполнения договорных обязательств (ст. 1084 ГК). Кстати, во многих странах также установлен единый режим ответственности независимо от деликтного или договорного основания возникновения вреда. По этому же пути идет и международноправовая практика, что нашло отражение в ряде международных транспортных конвенциях (например, в Брюссельской конвенции 1961 г. об унификации некоторых положений, относящихся к перевозкам пассажиров по морю). Конечно, это сближает два вида ответственности (договорную и внедоговорную), но вовсе не является свидетельством того, что ответственность перевозчика перед пассажиром относится к деликтной. Таким образом, отсылка к главе 59 ГК, содержащаяся в главе 40 ГК, посвященной договору перевозки, не меняет характера ответственности, которая в данной ситуации является ответственностью, основанной на договоре, в то время как страхование ответственности владельцев транспортных средств касается деликтной (внедоговорной) ответственности. В целом включение потерпевших пассажиров в число тех лиц, которые приобретают статус выгодоприобретателя по договору страхования ответственности владельца транспортного средства, является ошибочным и свидетельствует о непонимании характера правоотношения, выступающего основанием данной ответственности. Заметим, что существует два вида страхования ответственности: страхование ответственности за причинение вреда, которое предусмотрено ст. 931 ГК и к которому относится страхование ответственности владельцев транспортных средств, и страхование ответственности по договору, которое предусмотрено ст. 932 ГК и к которому относится страхование ответственности за вред, причиненный пассажирам. Для некоторых видов перевозок последнее страхование даже является обязательным. Так, ст. 133 Воздушного кодекса РФ устанавливает обязательное страхование ответственности перевозчика за вред, причиненный жизни и здоровью пассажира воздушного судна, а также за вред, причиненный багажу и находящимся при пассажире вещам. Это страхование является страхованием договорной ответственности и производится по правилам, предусмотренным ст. 932 ГК. Наконец, существует специальное обязательное личное страхование пассажиров, установленное Указом Президента РФ от 7 июля 1992 г. Таким образом, в отношении жизни и здоровья пассажира могут применяться два вида страхования: 1) страхование ответственности перевозчика, когда имеется в виду договорная ответственность (ст. 932 ГК); 2) личное страхование пассажира (ст. 934 ГК). При страховании ответственности по договору перевозчик будет страхователем и застрахованным лицом, пассажир – выгодоприобретателем, предметом страхования – ответственность, к которой пассажир будет привлекать перевозчика в связи с нарушением последним условий договора перевозки, объектом страхования – интерес перевозчика, связанный с привлечением его к ответственности за ненадлежащее исполнение договора перевозки, страховая выплата при этом производится в форме страхового возмещения. При личном страховании пассажира перевозчик будет страхователем, пассажир – застрахованным лицом и выгодоприобретателем, предметом страхования будут жизнь и здоровье пассажира, объектом страхования – имущественный интерес пассажира, связанный с утратой жизни или повреждением здоровья, страховая выплата при этом производится в форме страхового обеспечения. Однако страхование ответственности владельцев транспортных средств не относится ни к одному из названных видов страхования и не охватывает собой страхования пассажиров. Разумеется, если вред причинен пассажирам, находящимся в «чужом» транспортном средстве, то вопрос об ответственности причинителя вреда решается по общим основаниям деликтной ответственности. Соответственно такие пассажиры относятся к категории потерпевших в том смысле, как это предусмотрено Законом «Об обязательном страховании». Вопрос усложняется, если под пассажиром понимать лицо, которого владелец транспортного средства перевозит не в силу договора перевозки (заметим, такой договор всегда является возмездным), а в силу тех или иных причин личного свойства или на основании личностных отношений. Например, муж, являясь владельцем транспортного средства (и одновременно его водителем), подвозя свою жену утром на ее работу, совершил дорожнотранспортное происшествие, в результате которого жена получила повреждение здоровья. Может ли жена обратиться к страховщику с требованием о выплате страхового возмещения? Отметим, что страховое законодательство некоторых стран применительно к такого рода ситуациям не признает близких родственников владельца транспортного средства в качестве выгодоприобретателей. И к этому есть определенные основания. Для того чтобы жена как потерпевшая имела право на получение страхового возмещения, она должна привлечь своего мужа к ответственности за причинение вреда. Собственно, обращение к страховщику за страховой выплатой и знаменует собой привлечение мужа к данной ответственности. Однако зададим себе вопрос: если бы не было страхования, предъявила бы жена к своему мужу требование о возмещении вреда? Конечно, в жизни бывает всякое, и такая возможность в какихто ситуациях вовсе не исключена. Однако в условиях нормальной семьи такое требование является, по существу, требованием к самому себе, так как источником возмещения вреда выступил бы семейный бюджет. Но если причинитель вреда не привлекается к ответственности, то механизм страхования не включается вовсе. И именно с таких позиций следует, по нашему мнению, подходить к решению вопроса о признании родственников и знакомых владельца транспортных средств в качестве потерпевших. В соответствии с Законом «Об обязательном страховании» к категории выгодоприобретателей (т. е. лиц, имеющих право на получение страховой выплаты), помимо собственно потерпевшего, под которым данный Закон понимает лицо, которое непосредственно пострадало в результате воздействия транспортного средства, относится и еще ряд лиц, а именно: 1) лица, понесшие ущерб в результате смерти кормильца; 2) наследники потерпевших; 3) другие лица, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации имеют право на возмещение указанного вреда. Это вытекает из п. 4 ст. 11 Закона, который предусматривает, что «положения настоящего Федерального закона, касающиеся потерпевших, применяются и в отношении лиц, понесших ущерб в результате смерти кормильца, наследников потерпевших и других лиц, которые в соответствии с гражданским законодательством имеют право на возмещение вреда, причиненного им при использовании транспортных средств иными лицами». Сами по себе «лица, понесшие ущерб в результате смерти кормильца» относятся к категории потерпевших, правда, опосредованно: смерть кормильца, причиной чему явилось дорожнотранспортное происшествие, причинило вред их имущественному положению. Что же касается таких лиц, как «наследники потерпевших», то они к категории потерпевших не относятся и в главе 59 ГК не упоминаются вовсе. Повторим, что категория «потерпевший» является фигурой отношений из причинения вреда. Поэтому ни Закон «Об обязательном страховании», ни Правила обязательного страхования как правовые акты, регулирующие страховые отношения, вообще были неправомочны вторгаться в чужую сферу правового регулирования и вырабатывать некие собственные понятия, относящиеся к этой сфере. Содержание понятия «потерпевший» следует искать в законодательстве, регулирующем отношения из причинения вреда, а не в страховом законодательстве. В свете сказанного обратимся еще к одной правовой норме, которая содержится в Законе «Об обязательном страховании». Указанный Закон предусматривает, что владельцы транспортных средств, риск ответственности которых не застрахован в форме обязательного и (или) добровольного страхования, возмещают вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в соответствии с гражданским законодательством (абз. 1 п. 6 ст. 4 Закона). Данная норма является, по нашему мнению, двусмысленной и в конечном счете весьма ошибочной. Из нее вытекает, что если владелец транспортного средства застраховал свою ответственность за причинение вреда, то он освобождается от возмещения этого вреда и его будет возмещать другое лицо – страховщик. Однако, вопервых, владелец транспортного средства, являясь причинителем вреда, был и остается лицом, ответственным за это причинение, и обязан, как это предусматривает ст. 1064 ГК, возместить вред в полном объеме. Иначе говоря, никакое страхование не освобождает причинителя вреда от ответственности за его причинение. Наличие страхового правоотношения вовсе не аннулирует и не заменяет собой отношение из причинения вреда. Другое дело, что ответственность причинителя вреда застрахована. На основании предусмотренной в Российской Федерации конструкции страхования ответственности за причинение вреда, в силу которой потерпевший является выгодоприобретателем, данный потерпевший, пользуясь своим правом выгодоприобретателя, может получить от страховщика сумму страховой выплаты. В размере этой выплаты его требование о возмещении вреда к владельцу транспортного средства (причинителю вреда) будет уменьшено или даже погашено полностью. При этом, вовторых, потерпевший может не воспользоваться своим правом выгодоприобретателя и не обращаться с требованием о выплате страхового возмещения к страховщику, а, напротив, основываясь на своем праве потерпевшего, потребовать возмещения вреда от владельца транспортного средства. Закон «Об обязательном страховании» в данном случае совершенно правильно указывает, что потерпевший вправе (но не обязан) предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда (п. 1 ст. 13 Закона). При получении такого требования данный владелец не вправе обосновать свой отказ в возмещении вреда ссылкой на то, что его ответственность застрахована и что потерпевший может получить сумму страхового возмещения от страховщика. Вне всякого сомнения, он должен возместить причиненный вред. Следовательно, даже в случае, когда ответственность владельца транспортного средства застрахована, он вопреки рассматриваемой правовой норме будет возмещать вред по всем правилам гражданского законодательства точно так же, как будто вовсе и не заключал договора страхования риска своей ответственности. Правда, данный владелец транспортного средства, возместив вред, причиненный потерпевшему, имеет право на получение страхового возмещения от страховщика, что, собственно, и составляет суть данного вида страхования. И уж совсем ошибочной является высказанная в литературе точка зрения, согласно которой при выплате страхового возмещения потерпевшему страховщик несет перед ним ответственность вместо страхователя в порядке регресса15. Регресс означает право обратного требования, которое лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом, имеет к этому лицу (ст. 1081 ГК). Так, если некое лицо возместило вред потерпевшему вместо причинителя вреда, то данное лицо в порядке регресса может требовать выплаченную потерпевшему сумму с самого причинителя вреда. Для того чтобы потерпевший имел право регресса к страховщику, необходимо, чтобы страховщик был причинителем вреда, а потерпевший возместил некоему лицу (еще одному потерпевшему) вред вместо страховщика – причинителя вреда. Между тем страховщик вовсе не является причинителем вреда, а потерпевший – лицом, возместившим вред вместо этого причинителя вреда. Потерпевший сам является тем лицом, которому должны возместить вред. Выплата страховщиком страхового возмещения выгодоприобретателю (потерпевшему в обязательстве из причинения вреда) никак не может считаться осуществленной в порядке регресса, так как еще не было того удовлетворенного требования, которое можно было обратить против этого страховщика. Словом, данное предположение основано на полном непонимании того, что является регрессом и что лежит в основании регрессного требования. На практике возникает вопрос, может ли страхователь выступить в качестве выгодоприобретателя в случае, если потерпевшим в результате дорожнотранспортного происшествия окажется он сам. Разумеется, в ситуации, когда при причинении вреда страхователем самому себе (например, при том же дорожнотранспортном происшествии) у него как у потерпевшего не возникает права на получение страхового возмещения, так как лицом, ответственным за причинение вреда, выступает он сам и требование о возмещении этого вреда он может предъявить лишь к самому себе. В результате здесь вообще не возникает обязательства из причинения вреда. Однако проблема «страхователь – он же потерпевший» может возникнуть в случае взаимного причинения вреда в результате взаимодействия двух транспортных средств. Например, при столкновении двух транспортных средств получают повреждение обе автомашины. Как уже отмечалось, в соответствии с абз. 2 п. 3 ст. 1079 ГК вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях. В случае, если в причинении вреда имеется взаимная вина владельцев транспортных средств, размер возмещения определяется соразмерно степени вины каждого. Следовательно, в данном случае возникает обязательство вследствие причинения вреда, где каждый из владельцев транспортных средств одновременно выступает в роли как лица, ответственного за причинение вреда, так и потерпевшего. В силу этого каждый из владельцев в зависимости от степени своей вины имеет право требовать с другого возмещения вреда и в то же время несет аналогичную обязанность перед ним. Например, в результате дорожнотранспортного происшествия, в котором в равной степени виновны оба водителя, первому владельцу транспортного средства причинен вред в размере 80 тыс. рублей, второму – в размере 100 тыс. рублей. Исходя из того, что оба водителя одинаково виновны в дорожнотранспортном происшествии, первый владелец, выступая в качестве лица, ответственного за причинение вреда, обязан возместить вред, причиненный другому владельцу, в сумме 50 тыс. рублей (50 % от 100 тыс. рублей), второй – в сумме 40 тыс. рублей (50 % от 80 тыс. рублей). Если бы дело ограничилось рамками обязательства вследствие причинения вреда, скорее всего произошел бы зачет взаимных требований, в результате чего второй владелец транспортного средства имел бы право взыскать с первого владельца сумму возмещения вреда в размере 10 тыс. рублей. Но если учесть, что ответственность каждого из них была застрахована, то первый владелец транспортного средства, выступая в качестве потерпевшего, имел бы право взыскать со страховщика второго владельца, выступающего в роли лица, ответственного за причинение вреда, страховое возмещение в размере 40 тыс. рублей. Соответственно второй владелец транспортного средства имел бы право взыскать со страховщика первого владельца страховое возмещение в сумме 50 тыс. рублей.
<< | >>
Источник: Алексей Алексеевич Худяков, Алексей Иванович Худяков. Страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств Теория и практика гражданского права и гражданского процесса. 2004

Еще по теме § 3. Третьи лица при страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств:

  1. § 1. Субъекты отношений при страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  2. Глава II. Страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств как вид обязательного страхования
  3. Глава III. Субъекты и участники отношений при страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  4. Раздел 6. Обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  5. § 3. Заключение договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  6. § 2. Форма договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  7. § 1. Общая характеристика договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  8. Сведения по операциям обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, необходимые для оценки тарифов по данному виду страхования
  9. Глава IV. Основные элементы страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  10. Глава V. Договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  11. § 4. Продление договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и досрочное прекращение его действия
  12. Отчет по форме N 2-РСА "Сведения об основных показателях деятельности страховой организации по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств"
  13. Отчет по форме N 4-РСА "Сведения о наличии и движении бланков полисов обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств по итогам инвентаризации"
  14. Алексей Алексеевич Худяков, Алексей Иванович Худяков. Страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств Теория и практика гражданского права и гражданского процесса, 2004
  15. Отчет по форме N 1-РСА "Сведения об утраченных, украденных, испорченных и уничтоженных бланках страховых полисов и специальных знаках государственного образца обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств"
  16. Глава VIII. Профессиональное объединение страховщиков, осуществляющих обязательное страхование ответственности владельцев транспортных средств
  17. Глава VI. Исполнение договора обязательного страхования ответственности владельцев транспортных средств
  18. § 3. Виды и формы ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -