<<
>>

I. Суды и источники права

Средства охранения прав, как известно, весьма разнообразны, и мы уже имели случай говорить, более или менее подробно, о средствах т. н. предупредительного охранения, каковы укрепление и обеспечение прав. При изложении сделок и обязательств в отдельности мы не раз указывали, между прочим, й на т. и. заявление, равно как и на условия о сохранении за собою того или другого права и т. п, Кроме того мы останавливались также нa вопросе о самоуправной защите прав, особенно при рассмотрении случаев задержания чужого имущества, и видели, насколько она допускается в смысле средства охранения тех или других прав.

Несомненно однако ж, что и по народным воззрениям самоуправство, говоря вообще, вовсе не признается за нормальное орудие для восстановления нарушенных прав, напротив, единственным правильным путем для достижения этой цели повсюду признается суд. Народные суды существуют исстари, а вместе с тем выработались в них, без каких-либо указаний закона, известные Формы самого производства суда и расправы,-своя система судебной процедуры. Останавливаясь здесь на судебном охранении прав, как оно сложилось в народном обычае, мы имеем в виду не столько внешнюю сторону процесса, составляющую собственно предмет теории судопроизводства, сколько материальную, т. е. те орудия и средства судебной защиты, которые имеют более или менее близкое соотношение с правами и интересами, входящими в сферу гражданского права. Во главе упомянутых орудий и средств стоят, конечно, суды, как органы процесса; но мы не будем касаться вопроса об устройстве судов, равно как и вопроса об их достоинствах и недостатках: задача наша ограничится лишь тем, чтобы указать, какие суды существуют в народном быту в силу самого обычая. С другой стороны, так как с понятием суда соединяется представление о таком учреждении, которого деятельность состоит в применении каких-либо норм к разрешению частных случаев, то мы сочли удобным, вслед за обзором органов суда, остановиться и на вопросе об источниках права, но не с тем, чтобы излагать учение о происхождении и применении права, а лишь для того, чтобы указать, какие воззрения о них существуют в самом народе, и какими именно источниками права руководятся суды при решении гражданских дел в крестьянском быту.

I. Суды. Известно, что со времени крестьянской реформы введены особые для крестьян судебные установления под названием волостных судов. Но задача этих судов, устройство их и юрисдикция определены самим законом, поэтому они не могут быть предметом нашего рассмотрения, так как мы имеем здесь дело лишь с теми началами и учреждениями, которые выработаны самим обычаем. Кроме волостных судов, как учреждений официальных, мы встречаем в крестьянском быту особые суды, которые существуют в силу обычая, и в которых возникающие между крестьянами дела большею частию и оканчиваются, хотя, с другой стороны, есть местности, в которых, насколько известно из многих расспросов, судов неофициальных не существует, а действуют одни волостные суды*(1232), или, по крайней мере, нет тех народных судов, которые существуют почти повсеместно, как напр. суд старосты со стариками и суд схода, а есть ли какие-либо другие, неизвестно. Иногда к обычным судам прибегают только те селения и деревни, которые удалены от волости, а ближайшие судятся волостным судом*(1233).

Останавливаясь теперь собственно на судах народных, заметим, что они далеко не отличаются однообразием, напротив: встречаются весьма различные и по составу и по юрисдикции формы народных судов.

При всей скудости сведений по этому предмету, мы постараемся сгруппировать эти разнообразные суды, начиная с общих и простых и переходя к сложным и специальным*(1234).

1) Наиболее общею и простою Формою народного суда является суд сельского старосты. Почти повсюду крестьяне обращаются по своим делам прежде всего и преимущественно к нему. Исключительную задачу сельского старосты составляет примирение тяжущихся, так что если тяжущиеся не примирятся, то дело переходит в волостной суд. Это как бы первая, неофициальная инстанция народного суда. Но переходу дела в волостной суд предшествует еще разбирательство волостного старшины, которое имеет также целью достигнуть примирения тяжущихся. В некоторых местностях о суде сельского старосты не упоминается, а говорится о суде волостного старшины, который, как замечено, также старается примирять тяжущихся и уже затем, в случае неудачи, дело поступает в волостной суд. Есть также указания, что сельский староста не только мирит тяжущихся, но и решает предлагаемые ему дела; но в большинстве случаев от сторон зависит подчиниться его решению или-нет. В последнем случае дело переходит в волостной суд, или, если сельский староста не разберет дела, то стороны обращаются к волостному старшине и уже затем в волостной суд. Обыкновенно сельские старосты разбирают и решают дела маловажные: брань, драку и т. п., а для дел более важных собирают какой-либо другой, принятый в данной местности, обычаем суд, или же тяжущиеся обращаются прямо в волостной суд.

Единоличный суд сельского старосты и волостного старшины встречается, сравнительно, весьма редко. В большей части местностей обычаем установлены особые суды со старостою во главе. Из них наиболее распространен т. н. суд старосты со стариками или суд стариков. В этом суде участвуют наиболее опытные люди в деревне (потрезвее да потолковее), приглашаемые старостою в каждом отдельном случае, или же избираемые в определенном числе, отчего они называются иногда выборными. В суде стариков, в некоторых местностях, участвуют также и волостные судьи. Вообще задача этого суда состоит также в том, чтобы склонять тяжущихся к миру, так что уже в случае неуспеха они обращаются в волостной суд прямо или сперва к волостному старшине, который также старается помирить тяжущихся; в некоторых местностях суд стариков не ограничивается примирением, но и решает дела по существу, хотя, впрочем, решение этого суда не отнимает у недовольной стороны права начать дело в волостном суде. Есть местности, в которых судом стариков разбираются и решаются только некоторые дела, как то: о разделе, о наследстве и о потравах; эти дела также переходят в волостной суд, если стороны не желают подчиниться решению суда стариков.-Суд стариков крестьяне считают необходимым потому, что "если бы все прямо в суде .судиться, в волость ходить, то очень часто надо было бы бывать там, потому в крестьянском хозяйстве нельзя, чтобы каждодневно мелких дел не возникало; поэтому неужели из-за каждой малости в суде судиться"?*(1235). - Что касается производства дел в суде стариков, то они сперва разберут в чем заключается дело, и затем начинают мирить тяжущихся. Правый назначает виноватому то количество вина, за которое они соглашаются помириться; при этом старики, склоняя к примирению, убеждают виновного поставить вино и не упрямиться, а обиженный говорит: "ставь вино, а не то хуже будет, суду пожалуюсь"; виновный, если вина много требуют, просит сбавить: "сбавьте, старички, хоть сколько-нибудь". Дело кончается больше на том, что помирятся на % ведра водки, а самое большое на % ведра.

Тогда староста приказывает сельскому писарю написать мировую и подписывает ее, удостоверяя, что такие-то тогда-та, в присутствии его, в становой избе помирились и обязаны друг на друга суду не жаловаться. Поставленное виновною стороною вино расписывается всеми теми, которые мирили, т. е. стариками и старостой*(1236).

К суду стариков близко подходит суд старосты с выборными. Мы уже заметили, что и суд стариков называется иногда судом выборных, так как старики иногда избираются, а не созываются старостою по его усмотрению. Но суд сельского старосты с выборными не одно и тоже что суд стариков: по крайней мере нет достаточных данных предполагать, что это одно и тоже учреждение. 0 суде старосты и выборных есть в виду лишь несколько указаний. Так, на расспросе крестьяне одной местности заявили: "прежде чем идти на волостной суд, разбираемся по всем без малого делам у себя на деревне в сельской расправе. В сельской расправе разбирают дела и постоянно мирят староста с выборными, которые избираются от десяти дворов по одному человеку для волостного схода; таких выборных староста приглашает человек пять или шесть; если удастся помирить, то стороны ставят магарычи и распивают их с выборными и со старостою; когда же мировой не состоится, то обращаются в волостной суд".

Как об особом суде, можно упомянуть также о суде старосты с добросовестными. Этот суд также близко подходит к суду стариков и выборных и даже быть может, этот суд есть то же, что и суд выборных, только под другим названием. В некоторых местностях добросовестные избираются на сто человек один и решают дела о разделе и наследстве, а иногда и другия. В случае нежелания сторон подчиниться их решению, дело доходит до волостного суда. К той же Форме суда добросовестных и выборных можно отвести еще следующие суды: суд старосты и уполномоченных, которых в каждом крестьянском обществе, где существует такой суд, около шести, а дела на этом суде оканчиваются большею частию миром, и - суд старосты и понятных; о последнем заявлено в одной местности так: "разбор дел всегда начинается у своего сельского старосты с понятыми, который, впрочем, тогда только разбирает дело, когда спорящие выразят желание подчиниться его решению; книги для записки жалоб и разборов у него нет; если же сельский староста не разберет, то разбираются у волостного старшины, который обыкновенно кончает дело миром, и таких дел больше, нежели разбираемых на суде; если же дело у старшины не кончится, то тогда только разбираются волостным судом; книги у него для записки жалоб и мировых нет".

Далее, как об особом суде, известно также о суде старосты и посредников: последние избираются сторонами, не менее двух каждою. Этот суд подходит более к суду третейскому. Он оканчивает дела миром; поэтому, если мира не состоится, стороны могут обратиться в волостной суд. Участие старосты в таком суде, кажется, не везде принято.

В некоторых местностях находим еще, хотя и не в смысле особого учреждения, суд старосты с волостными судьями: решению такого суда, впрочем, стороны не обязаны подчиняться. Встречаются местности, в которых староста с волостнымии судьями разбирает дело после того уже, как оно было на рассмотрении сельского схода и стороны не пожелал подчиниться его решению.

Наконец, есть местности, где в каждом селе избираются особые судцы, которые вместе с сельским старостою разбирают дела обыкновенно маловажные; судцов в селе избирается не менее трех, из стариков.

2) Вторую группу народных судов составляют сходы-сельские и волостные. О последних, впрочем, упоминается очень редко. На юге сход называется "громадою"; отсюда названия: суд схода и сход громады. От суда схода отличается суд сходки, или малого схода, в котором участвуют только выборные на волостной суд. В некоторых местностях сходом рассматриваются дела в таком лишь случае, когда старосте не удается помирать тяжущихся. Притом, как мы уже упоминали прежде, разбирательству схода подлежат преимущественно (но неисключительно) дела о разделе наследств, о разделе имуществ и о семейных разделах, да еще (впрочем редко) о потравах, о брани и побоях, о краже и по спорам поземельным. Дела эти обыкновенно переходят в волостной суд, если стороны не подчиняются решениям схода. Впрочем в некоторых местностях дела о разделе и о наследстве решаются сходом окончательно, так что эти дела до волостного суда почти никогда не доходят*(1237). Там; где сходом рассматриваются всякие вообще дела, обыкновенно мелкие дела решаются сходом или сходкою (малым сходом) окончательно*(1238). Сельские сходы рассматривают дела, в некоторых местностях, и при участии волостных судей*(1239). О суде волостного схода, как мы заметили, упоминается весьма редко; известно только, что юрисдикция его вообще та же, что и сельского схода*(1240).-Что касается до суда громады, и малой громады, то эти учреждения, как можно заключить из расспросов, имеют сходство о сельскими и волостными сходами: по крайней мере, не видно, в чем именно заключается различие между теми и другими; известно, между прочим, что громадским судом рассматриваются также споры, возникающие из домашних сделок и договоров*(1241).

3) Из беглого обзора описанных выше сельских судов нельзя не усмотреть, что организация их весьма разнообразна; но указанными формами разнообразие их не исчерпывается. Во многих местностях только упомянуто о сельских судах, но вовсе не указана их организация. Но в виду особенных указаний такого рода, приходится, впредь до ближайшего ознакомления с этим делом, выделить некоторые особые формы сельского суда. Так, напр., известно, что в некоторых местах сельский суд, в каждом селении, состоит из трех судей, или из добросовестных при участии проживающих в селе волостных судей, или из избранного судьи и пяти добросовестных , или из выборных и урядника либо старосты*(1242), или наконец, из старосты и нескольких домохозяев. В числе особых форм сельского суда следует упомянуть и о суде выборных, которые избираются обществом обыкновенно в числе трех или четырех лиц (по-видимому для каждого отдельного случая): они отправляются на место и стараются согласить спорщиков; в случае же неудачи, дела обращаются в волостной суд.

4) В ряду сельских судов встречаются еще некоторые суды, имеющие какое-либо особое назначение по свойству предмета или даже лиц, дела которых подлежат судебному разбирательству. К разряду такого рода специальных судов можно отнести, напр., особый суд для разрешения споров и пререканий, возникающих по поводу рыбной ловли на озере Неро (ярославской губернии): рыбаки выбирают себе каждую осень из своей среды особого судью на один год, который разрешает окончательно все дела по рыбной ловле. К той же категории могут быть отнесены особые суды для разбора дел между сельскими обществами. Эти суды состоят из сельских старост и добросовестных, высылаемых обществами на место, подлежащее осмотру; тут же старосты с добросовестными стараются окончить дело примирением (смиряют), а если мировой не состоится, то дело идет в волостной суд.

5) Кроме всех описанных судов существуют у крестьян также суды третейские, которые, однако, в весьма многих местностях вовсе не известны, так что крестьяне прямо заявляли, что "к третейскому суду они не обращаются" или: "третейского суда не знают" и т. п. В других местностях третейские суды встречаются, но не в большом употреблении. Вообще крестьяне, как видно, прибегают к третейскому суду неохотно. В некоторых местностях третейским судом крестьяне считают волостной суд, потому что на нем присутствует трое судей.

Третейским судам, где они в употреблении, могут подлежать дела всякого рода; но есть местности, в которых третейским судом разбираются только дела о разделе имуществ, по просьбе сторон, с подпискою (подчиниться решению). Дела о разделе и волостной суд разбирает, в некоторых местах, в порядке третейского суда.

Что касается организации третейского суда, то он составляется или так, что тяжущиеся избирают двух посредников, каждый своего, с обязанностию подчиниться их решению*(1243), или избирают их по взаимному согласию, подчиняясь их решению также безапелляционно*(1244), или же посредников избирает старшина*(1245). Кроме выбранных сторонами посредников выбирается по общему согласию еще один третейский судья*(1246).

Третейским судом, в некоторых местностях, разбираются только дела крестьян с мещанами или купцами (евреями)*(1247). Состав такого суда обозначается, напр., следующим образом: "избранные со стороны крестьян-собственников (таких-то) в судьи крестьяне (двое) и со стороны евреев-купцов (также двое) и общий посреднический судья, еврей такой-то, составляли сего числа третейский суд, согласно прав вышеспрошенных обеих сторон"*(1248).

Обыкновенно составляется и третейская запись*(1249); впрочем это принято не везде*(1250). Решение третейского суда заявляется в волости*(1251), а для приведения в исполнение представляется в волостное правление*(1252).

II. Источники права. Существование каждого суда предполагает, конечно, и существование каких-либо норм или правил, которые суд применяет при разрешении спорных дел. Известно также, что народные наши суды издавна руководятся, при разрешении таких дел, не писанным правом, а своими местными обычаями, и что это предоставлено, в силу крестьянской реформы, и судам волостным, так что существование обычного права признано у нас и официально. Наконец из всего предшествующего изложения можно уже прийти к заключению, что при всем разнообразии наших юридических обычаев существуют и такие начала, которые одинаково соблюдаются не только в одной, но и в различных, нередко весьма отдаленных одна от другой, местностях, так что заметна в них и значительная доля устойчивости. Такому заключению, по-видимому, противоречат те заявления, которые сделаны были по этому вопросу самими крестьянами. Нельзя не заметить, что на вопрос: "есть ли у вас какие-либо обычаи", по его отвлеченности, неграмотному и не знакомому с юридической техникой населению отвечать было весьма затруднительно: этим объясняется с одной стороны совершенное уклонение от ответа*(1253), а с другой неудовлетворительность большей части данных крестьянами ответов, но и в последних есть, конечно, свой смысл, если судить о них не до одной форме, в которой они высказаны.

1) Большею частию на предложенный вопрос крестьяне отвечали прямо отрицательно: "местных обычаев мы не знаем", "никаких обычаев у нас нет", "дел по обычаям не решаем", "особых обычаев при обсуждении и решении дел не соблюдается", "местных обычаев почти не существует" и т. п. Понятно, что такие ответы проистекали прямо из недоразумения. Давая такие ответы, крестьяне, быть мо/кет, полагали, что обычай есть нечто предосудительное, в роде дурных нравов, и т. п., или же руководились внешними признаками шаткости и неопределенности обычаев, хотя и не отрицали, как увидим ниже, что народный суд решает дела как следует. Как бы то ни было, нелепость означенных ответов сказывалась тотчас же в том, что по специальным вопросам они обстоятельно указывали на те или другие обычаи, напр. о разделе наследства, о различных сделках и т. п. Таким образом очевидно, что существо дела нисколько бы не изменилось, если бы как вопросы о существовании обычаев вообще, так и ответы на них остались бы незаписанными.

2) В более мягкой Форме представляются те ответы, в которых было заявлено, что особенных обычаев нет, кроме тех, которые соблюдаются по делам семейным и при разделах наследства*(1254). Здесь уже, по крайней мере, видно, что и крестьяне знают, что дела подобного рода разрешаются у них не на основании писанного права; но такие уступки или уклонения от общего отрицательного ответа объясняются, вероятно, тем, что и самый вопрос об обычаях вообще был предлагаем обыкновенно по поводу вопросов о семейных разделах и наследстве, так что первый служил как бы предисловием к последним.

3) Отрицая существование обычаев или, по крайней мере, сомневаясь в существовании их, как правил определенных и постоянных, крестьяне обыкновенно при этом заявляли, как-бы в смысле противоположения, что дела решаются "по справедливости", "по убеждению совести", "по человеку", "по обстоятельствам" и т. п. Но здесь, очевидно, к вопросу о существовании обычаев примешано понятие об их применении. Это смешение понятий послужило также поводом к заключению, что обычаев, как правил определенных, у нас не существует, и что при каждом конкретном случае суды как-бы впервые изрекают какое-либо начало или воззрение, а отсюда шаткость, неопределенность, субъективизм нашего обычного права*(1255). В основании каждого решения лежат, несомненно, какие-либо известные всем правила, или воззрения, сложившиеся под влиянием жизненной обстановки и след. имеющие всегда свое реальное, объективное основание, а применение тех или других правил к данному случаю зависит, конечно, от конкретных особенностей последнего; таков смысл слов "по справедливости", "по человеку" и т. п. Так как, в силу этого, дела однородные разрешаются не одинаково, то весьма естественно, если в таком разнообразии сами крестьяне видят если не отсутствие обычаев, то по крайней мере их неопределенность*(1256). Но и при этом им вовсе не чуждо понимание, что суды собственно не выдумывают обычаев, а только применяют к различным случаям и различные начала; это видно, напр., из следующих заявлений: "обычаи применяются различно, глядя по обстоятельствам дела и по человеку", или: "обычаи применяются глядя по человеку и сообразно с обстоятельствами" и т. п. Этого мало: крестьянам не чуждо и сознание, что в основании тех или других правил, применяемых судами, лежат причины реальные, т. е. самые потребности и вся общественная обстановка крестьянского быта. Так, напр. по их словам, "судьи соображают решения с местными крестьянскими обстоятельствами*(1257), или: "обычаи применяются по обстоятельствам дела, а главное в том, чтобы мужика не лишить возможности исправно платить подати, иначе обществу придется за него отвечать", или: "дела решают соображаясь с человеком и с пользою общества", или: "дела решают по совестя, применяясь к крестьянскому быту"*(1258) и т. и.

4) Заявляя об отсутствии или неопределенности обычаев, а также и о применении их в крестьянском быту*(1259), весьма нередко в своих показаниях крестьяне сопоставляли обычаи с законом; при этом высказывали иногда, что суды более руководствуются обычаем, чем законом, иногда же указывали, что обычаи в силе преимущественно на сельских сходах, но, чаще всего, имея в виду собственно волостные суды, заявляли, что последние решают дела не столько по обычаям, сколько по законам, при чем упоминали иногда и о самом своде законов или иных уставах. Действительно, в решениях волостных судов нередко помещаются ссылки и на законы, но большею частию не видно никакой связи первых с последними, так как не только для судей, обыкновенно неграмотных, но и для волостных писарей самое понимание смысла законов нельзя считать делом легким и доступным; поэтому и применение их к гражданским делам между крестьянами представляется, в большей части случаев, лишь мнимым: в одной местности было прямо заявлено, что "по закону судьи никогда не решают, потому что они люди темные, законов ее смыслят"*(1260).

<< | >>
Источник: Пахман С.В.. Обычное гражданское право в России. Юридические очерки. Том I / Собственность, обязательства и средства судебного охранения. 1877

Еще по теме I. Суды и источники права:

  1. § 3. «Нормативные факты» и проблема источников позитивного права («первичные источники» [«нормативные факты»] и вторичные, или формальные, источники права. Их разграничение в связи с противопоставлением социального права и права индивидуального. Позитивное право государства) 1,1
  2. § 4. Источники международного права и источники права Российской Федерации
  3. § 3. Место норм общего права в системе источников права США
  4. Тема 1. Экологическое право как отрасль права. Понятие, система и источники экологического права.
  5. Лекция 1. Гражданское право как базовая отрасль частного права 1.1. Частное и публичное право. 1.2. Предмет гражданского права. 1.3. Метод гражданского права. 1.4. Принципы гражданского права. 1.5. Источники гражданского права.
  6. ИСТОЧНИКИ И ФОРМЫ ПРАВА
  7. ИСТОЧНИК ПРАВА
  8. 3. Вспомогательные источники международного права
  9. 2.5. Источники конституционного права
  10. 9. Понятие источника международного права.
  11. 1.5. Источники горного права
  12. Что понимается под источником права
  13. 13.1. Понятие и виды источников права
  14. § 2. Источники уголовно-процессуального права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -