<<
>>

Структура ипотечного правоотношения и возникновение прав залогодержателя

Перейдем теперь к непосредственному рассмотрению прав ипотечного кредитора. Опираясь на классификацию, основанную на сущности и структуре ипотечного правоотношения, нельзя обойти вниманием вопрос о той принципиальной разнице, которая наблюдается в правовом статусе сторон до и после наступления срока исполнения основного обязательства.

«Право залогодержателя состоит в возможности требовать судебным порядком продажи заложенной вещи. Но это право обуславливает-

89

ся неисполнением в срок обязательства... По наступлении срока залогодержатель приобретает право требовать продажи вещи, состоящей в залоге»1. Применительно к древним еще формам залога (с передачей вещи кредитору) Л.А. Кассо различал два периода в полномочиях залогодержателя: «... обладание вещью до просрочки, когда оно подвергается риску прекращения, и обладание по наступлении срока, после которого отношение кредитора к вещи получает окончательный характер... Выражением «закладная ему купчая» обозначается только наступление второго периода в обладании кредитора»2. А.С. Звоницкий также отмечал, что права залогодержателя имеют разный объем до и после наступления срока исполнения основного обязательства, обеспеченного залогом: «Большинство западноевропейских законодательств признает за залогодержателем до срока лишь весьма ограниченные права, именно, право вмешательства в действия собственника, обесценивающие имущество, и право передачи закладной другому лицу; наоборот, после срока для него возникает право отчуждения заложенных вещей и право взыскания по заложенным требованиям»3.

Примечательно, что В.М. Хвостов, аргументируя обязательственно-правовую природу ипотеки, также ссылался на особенности правового статуса залогодержателя: «При залоге нет... длительного, равномерного и непосредственного воздействия субъекта права на вещь [непременного атрибута вещного права]. Здесь право кредитора сводится к тому, что он может воспользоваться вещью только при неуплате долга, за который эта вещь отвечает»4.

Получается, что поворотным моментом в динамике ипотечного правоотношения является срок исполнения основного обязательства. И коль скоро с ним связано изменение правового статуса сторон ипотечного правоотношения, то важно разобраться в сути, в юридической природе самого ипотечного правоотношения до и после указанного момента.

В современном российском праве залог служит способом обеспечения обязательства - принудительной мерой, направленной на факти-

' Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Казань, 1901. С. 337, 339.

2 Кассо Л.А. Указ. раб. С. 296-297.

3 Звоницкий А.С. Указ. раб. С. 338.

4 Хвостов В.М. Указ. раб. С. 330.

90

ческое исполнение основного обязательства. Залог, однако, в отличие от неустойки, не трансформируется в меру ответственности, так как обращение взыскания на предмет залога не преследует цели дополнительных имущественных потерь для должника. Суть ипотечного правоотношения и до, и после наступления срока исполнения основного обязательства едина - это способ обеспечения обязательства.

Судьба ипотечного правоотношения, носящего акцессорный характер, зависит от судьбы основного обязательства: прекращается основное обязательство, обеспеченное ипотекой, - прекращается ипотека (подп. 1 п. 1 ст. 362 ГК). Так, в случае надлежащего исполнения должником основного договора действие договора об ипотеке прекращается без обращения взыскания на заложенное имущество. В случае неисполнения основного обязательства, наоборот, ипотечный кредитор получает право обратить взыскание на предмет ипотеки (т.е. добиться принудительного удовлетворения своего требования по основному обязательству) и, таким образом, получает право, отсутствовавшее у него до определенного момента. Возникает вопрос: где источник этих прав, откуда и в какой момент получает их залогодержатель? Очевидно, что получает он их не из факта неисполнения основного обязательства как такового - определяющим является здесь наличие договора о залоге, который устанавливает права и обязанности сторон.

Договор о залоге, однако, заключается и действует до наступления срока исполнения основного обязательства, и при этом отнюдь не дает залогодержателю права обратить взыскание на предмет залога в любой момент по своему усмотрению. Получается, что договор о залоге, направленный на обеспечение исполнения основного обязательства, изначально (как явствует из нормативного определения этого договора) наделяет ипотечного кредитора правом «получить удовлетворение своих денежных требований к должнику по этому обязательству из стоимости заложенного недвижимого имущества другой стороны - залогодателя...» (ст. 1 Закона об ипотеке), однако наделяет на будущее время. Осуществление этого права ставится в зависимость от определенного условия - факта исполнения (неисполнения) основного обязательства. Таким образом, объем прав залогодержателя по договору об ипотеке является постоянным, изначально определенным законом и договором, а возможность осуществления тех или иных прав поставлена в строгую зависимость от наступления предусмотренных законом и договором юридических фактов, условий. Если сравнить эту ситуацию с общими нормами о правоспо-

91

собности и дееспособности лиц по гражданскому праву, то можно сказать, что объем «правоспособности» ипотечного кредитора постоянен с момента вступления в силу до момента прекращения договора об ипотеке, а вот объем «дееспособности» на разных этапах может существенно различаться. Наиболее отчетливо это проявляется как раз при наступлении срока исполнения основного обязательства.

Сложность ипотечного правоотношения и его юридической природы проявляется еще и в том, что на возможность осуществления прав ипотечного кредитора влияет отнюдь не только срок исполнения основного обязательства. Мы рассмотрели «классическую» ситуацию, когда судьба договора об ипотеке и, соответственно, права залогодержателя зависят только от исполнения основного обязательства, и интересы кредитора прямо, в «чистом» виде, направлены на удовлетворение своего основного требования.

Наряду с такой ситуацией, однако, могут возникать случаи, когда нарушается сам договор об ипотеке. Ипотечное законодательство предусматривает наступление ряда особых, характерных только для залогового правоотношения правовых последствий, не укладывающихся в перечень общих мер гражданско-правовой ответственности и не являющихся по своей правовой природе мерами ответственности как таковыми (так как они не связаны с дополнительными имущественными лишениями для должника). В прямо предусмотренных законом случаях существенного нарушения договора об ипотеке у залогодержателя может возникнуть право досрочно обратить взыскание на предмет ипотеки, т.е. факт существенного нарушения договора об ипотеке может повлечь такое же изменение объема «дееспособности» залогодержателя, как и наступление срока исполнения основного обязательства.

Получается, что осуществление прав ипотечного кредитора (обращение взыскания на предмет ипотеки) в любом случае зависит от наступления определенного условия, определенного юридического факта. В значительной степени конструкция ипотечного правоотношения напоминает условную сделку: определенные права кредитора возникают при наступлении условия. Пока не наступил срок исполнения основного обязательства, нет и права требовать принудительного исполнения, нет права применять принудительные меры. В то же время можно привести целый ряд аргументов, не позволяющих считать договор об ипотеке условной сделкой.

Во-первых, этот договор по сути своей изначально наделяет залогодержателя правом получить удовлетворение своих денежных требо-

92

ваний из стоимости заложенного имущества, и речь идет только об осуществлении этого права.

Во-вторых, отнюдь не только срок исполнения основного обязательства «порождает» право кредитора обратить взыскание на предмет ипотеки - существенное нарушение договора об ипотеке тоже может повлечь подобные последствия. Интересно, что в первом случае мы имеем дело с реализацией прав ипотечного кредитора, т.е. с нормальным исполнением договора об ипотеке, который изначально направлен на защиту кредитора от недобросовестности должника и фактическое исполнение основного обязательства.

Во втором случае ситуация иная: здесь нарушен договор об ипотеке, и поскольку создается реальная угроза неисполнения основного обязательства (оно еще не нарушено - нарушения касаются только его обеспечения), залогодержатель получает право применить принудительные меры досрочно. Здесь речь идет уже не о нормальном осуществлении прав по договору об ипотеке - речь идет о правовых последствиях его нарушения, и хотя конечной целью по-прежнему остается фактическое исполнение основного обязательства, ситуация существенно отличается. Получается, что одно и то же право залогодержателя обратить взыскание на предмет ипотеки имеет под собой разные основания, выступая то в виде нормальной реализации прав по договору об ипотеке, то в виде способа защиты от нарушений этого договора. И если в первом случае можно представить себе конструкцию условной сделки (право обратить взыскание наступает, если должник не исполнил основное обязательство), то к мерам защиты (последствиям нарушения договора об ипотеке), имеющим место во втором случае, такая конструкция неприменима. Речь при этом идет об одном и том же праве кредитора. Объяснить данное явление возможно как раз тем, что права ипотечного кредитора существуют в полном объеме с момента вступления в силу договора об ипотеке, а осуществление их зависит от наступления определенных (причем весьма различных) юридических фактов. Именно такая позиция и отражена в ст. 11 Закона об ипотеке.

Схожая доктрина существовала в дореволюционном российском праве. А.С. Звоницкий рассматривал залоговое право как «право, условно осуществляемое»1. В «условности осуществления залогового права»

1 См.: Звоницкий А.С. Указ. раб. С. 334. Об условиях, которым подчинено «право требовать из заложенного имения», говорится также в комментариях к про-

93

виделось «теоретическое основание» изменений в правах залогодержателя по наступлении срока исполнения основного обязательства. Что же касается случаев досрочного обращения взыскания, то «это допущение досрочного взыскания уравнивает юридическое действие подобных условий с наступлением срока»';

<< | >>
Источник: М.И. Брагинский. Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 2 / Под ред. М.И. Брагинского; Исследовательский центр частного права. Российская школа частного права.. 2000

Еще по теме Структура ипотечного правоотношения и возникновение прав залогодержателя:

  1. Структура ипотечного правоотношения и возникновение прав залогодержателя
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -