<<
>>

§ 1. Собрание как гражданско-правовая категория. Право на участие в собрании

Понятие «собрание» как в юридической доктрине, так и в российском законодателвстве исполвзуется чрезвычайно широко и является предметом исследования различных отраслевик наук российского права (является межотраслеввш3).
Определение понятия «собрание» можно вывести из положений пункта 1 статви 50 ФЗ от 26.12.1995 № 208-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «Об акционерных обществах» (далее - Закон об акционерных обществах)4, пункта 1 статви 38 ФЗ от 08.02.1998 № 14-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «Об обществах с ограниченной ответственноствю» (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственноствю)5, части 1 статви 47 Жилищного кодекса РФ от 29.12.2004 № 188-ФЗ (ред. от 29.07.2017) (далее - ЖК РФ)6, в которых под собранием также понимается совместное присутствие акционеров, участников общества, собственников помещений соответственно для обсуждения вопросов повестки дня и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование. В толковв1х словарях определение дополняется признаками указания на место (в помещении или на открытом воздухе) и на заранее установленное время7. Понятие собрания исполвзуется в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс РФ, ГК РФ)1 и многих других нормативно-правовых актах, регулирующих отношения, входящие в предмет гражданского права8 9. Закон связв1вает с собранием гражданско-правовые последствия в случае, если при совершении действий или бездействий по подготовке, созыву, проведению собрания, осуществлении права на участие в собрании и голосовании на нем возникают, изменяются или прекращаются гражданские права и обязанности. При этом юридические последствия может порождатв толвко решение собрания, компетентного в силу закона на принятие решений, влекущих правовые последствия. В нормативных актах также встречается понятие «заседание» (заседание совета директоров, члена правления и т.д.), которое так же (как и собрание) означает наличие совместного присутствия людей для решения определенных вопросов.
Необходимо иметв в виду, что в русском языке понятия «заседание» и «собрание» являются сходными по смыслу, иногда исполвзуются как синонимичные. Понятие «заседание» определяется как собрание, совещание членов организации для коллективного обсуждения вопросов. Собрание определяется как «заседание членов какой-нибудв организации для обсуждения чего-нибудв»10. Особенности каждого из рассматриваемых понятий с точки зрения лингвистики заключается, на взгляд автора, в том, что термин «заседание», как правило, употребляется в отношении постоянно действующих органов (совета директоров, исполнителвных органов), тогда как употребление термина «собрание», родственного слову «собор», исторически закрепилосв за органами, собирающимися периодически для решения наиболее важных вопросов (например, Земский собор, учредителвное собрание). Анализируя признаки собраний, стоит отметить, что законодательством предусмотрены следующие формы принятия решения общим собранием: собрание, под которым понимается совместное присутствие участников общества для обсуждения повестки дня и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование; собрание, проведенное в заочной форме в виде голосования путем обмена документами посредством различных видов связи, обеспечивающих достоверность передаваемых и получаемых сообщений и их документальное подтверждение. Проведение общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме с использованием государственной информационной системы жилищно-коммунального хозяйства11, предусмотренное ст. 47.1 ЖК РФ, позволяет организовать подготовку, проведение, голосование и вывод результатов собрания полностью в электронном виде. Закон и ряд авторов12 также выделяют в качестве третьей формы так называемую очно-заочную (или смешанную) форму, что находит свое отражение в правоприменении, в том числе в судебной практике (Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 31.01.2006 № Ф04-8801/2005(17720-А81-13), ФАС Московского округа от 03.03.2008 № КГ-А40/14713-07 по делу № А40-9286/07- 137-95).
Указанная смешанная форма сочетает черты обеих форм общего собрания, а именно проведение собрания и принятие решений с учетом голосов отсутствующих участников (акционеров), проголосовавших заочно. Также возможность проведения собрания в очно-заочной форме закреплена, например, в ст. 47 ЖК РФ. Основным отличием собрания от заочного голосования является совместное присутствие участников. При этом ни действующее законодательство, ни судебная практика не дают толкования понятию «совместное присутствие», ограничиваясв в ряде норм указанием на «личное участие»13. Важности «совместного присутствия» участников для решения вопросов, отнесеннвк к компетенции собрания, подтверждается также тем, что заочное голосование предусмотрено лишв в качестве алвтер нативно го порядка принятия решений, и в его рамках они могут 6BITB принятв1 не по всем вопросам14. То еств понятие собрания законодатели исполвзует как форму принятия решений путем совместного присутствия (п.1 ст. 50 Закона об акционерных обществах). Обязателвноств такого признака собрания, как совместное присутствие в определенное время и определенном месте, является спорной, посколвку законодатели распространяет правовой режим собраний и на такие формв1 участия, как заочное голосование. В связи с этим неслучайно законодатели оперирует не понятием заочное собрание, а заочное голосование, что позволяет сделатв вв1вод о том, что под собранием понимается лишв совместное присутствие лиц, но при принятии решения посредством заочного голосования к нему применяются правила, предусмотренные для случаев проведения собраний с изъятиями, обусловливающими специфику способа голосования, при этом резулвтат голосования именуется решением собрания. Проект Федералвного закона о внесении изменений в части первую, вторую, третвю и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации15 (далее - проект ФЗ о внесении изменений в ГК РФ) предполагал включитв такие формв1 собраний, как съезд, конференция. Автор настоящей работы полагает, что такие формв1 собрания возможны при достаточно болвшом количестве участников гражданско-правового сообщества в случае, когда большую часть времени на собрании занимает не голосование, а обсуждение вопросов повестки дня, что иногда является самоцелвю.
До недавнего времени остро обсуждался вопрос о возможности проведения собраний и голосования посредством видеоконференцсвязи и HHBIX технических средств связи и вопрос о том, к какому виду собраний их необходимо относитв. Обширная судебная практика16 17 18 свидетелвствует о том, что чаще всего собрание проводится через коммуникационную технологию Skype . С 01.07.201 б г. вступили в силу изменения в Закон об акционерных обществах, внесенные Федеральным законом от 29.06.2015 № 210-ФЗ (ред. от 29.12.2015) . Приведенный закон дополняет статью 49 пунктом 11 о возможности при проведении собраний использовать информационные и коммуникационные технологии, позволяющие обеспечить возможность дистанционного участия акционеров, обсуждения вопросов повестки дня и принятия решений. При этом в Законе определено, что такое общее собрание имеет форму совместного присутствия, то есть форму собрания. По мнению Д.А. Макарова, это позволит «проводить собрание в режиме реальной видеосвязи между различными офисами акционеров, что позволит большему количеству акционеров участвовать в работе собрания и защитить свои права»19. Также Д.А. Макаровым высказано мнение, что связь между акционерами через Интернет рассматривать в качестве самостоятельных форм проведения общего собрания (помимо собрания и заочного голосования) необоснованно, поскольку использование технических средств по мнению автора и в соответствии с законом является лишь способом проведения собрания, «не изменяющим форму волеизъявления участников (акционеров) при принятии ими решений»20. В связи с этим необходимо рассматривать собрание, проведенное посредством видеоконференцсвязи как вид собрания, проведенного в очной форме. Вместе с тем, такое собрание будет носить легитимный характер в случае, если обществом обеспечивается возможность участия каждого в таком собрании, ведение протокола, проверка полномочий участников в каждой точке связи, либо возможность проверки полномочий посредством видеоконференцсвязи21. Таким образом, можно прийти к выводу, что понятие собрания содержит в себе следующие признаки: 1) необходимость совместного присутствия (в случае заочного голосования к решению применяются правила о собраниях); 2) в собрании участвуют лица, организационно или по иным причинам не посторонние друг другу, в том числе имеющие общие имущественные интересы; 3) собрание проводится в заранее определенном месте либо в случае использования телекоммуникационных средств связи по заранее известным каналам доступа и связи; 4) в определенное время (период времени); 5) в целях коллективного обсуждения вопроса; 6) результатом обсуждения вопроса является принятие решения либо его непринятие; 7) принятие решения достигается посредством голосования.
Также существенным признаком собрания является наличие кворума - минимально необходимого числа лиц, участвующих в собрании, для того, чтобы собрание считалось состоявшимся. В противном случае участие лиц не будет признано собранием. Например, если закон предписывает необходимость проведения собрания только в очной форме, присутствие на очном собрании десяти кредиторов в деле о банкротстве при обсуждении повестки, если число кредиторов должника-банкрота составляет, к примеру, около двухсот, имеющих равную долю голосов, не может быть признано собранием. Кроме того, как видится, законодатель использует понятие «собрание» в нескольких значениях: как совместное присутствие участников для целей принятия решения (очное присутствие); как способ управления гражданско- правовым сообществом (решение ряда вопросов в случае непосредственного управления многоквартирным домом путем принятия решения собрания) и как орган управления (общее собрание акционеров как высший орган управления). Собрание является органом управления юридических лиц, именно посредством участия и голосования на собрании участники юридического лица реализуют возможность управления юридическим лицом. С другой стороны, ст. 161 ЖК РФ предусматривает такой способ управления многоквартирным домом, как непосредственное управление собственниками общим имуществом в многоквартирном доме. Общее собрание собственников является формой реализации непосредственного управления домом, одним из способов управления (п.п.1,3 ст. 164 ЖК РФ). В обратном же случае общее собрание собственников необходимо было бы рассматривать как орган несуществующего юридического лица либо неправо субъектного образования. Различные значения понятия «собрание» отражают, по сути, одно и то же явление - способ осуществления управленческой функции, выражающийся в деятельности органа юридического лица либо в деятельности лиц, осуществляющих управление без образования постоянных организационных форм. В.К. Михайлов отмечает, что не совсем ясно, органом какой организации является общее собрание, поскольку само понятие «орган управления» подразумевает принадлежность его к той или иной организации, и формируется он для осуществления правосубъектности конкретной организации22.
Он приходит к выводу о том, что общее собрание собственников фактически обладает признаками субъекта гражданских прав, участвуя в правоотношениях и реализуя свои решения через отдельных уполномоченных на то собственников либо институт представительства. В случае же непосредственного управления общее собрание собственников, по сути, вообще наделяется всеми без исключения признаками юридического лица, тем самым формально не будучи признанным таковым23. Приведенное мнение весьма интересно, но с такой точкой зрения следует не согласиться, так как отношения между собственниками квартир не являются корпоративными, они носят абсолютный характер. При этом нормативные и теоретические конструкции гражданского права допускают возможность созыва собрания не только в качестве органа юридического лица, но и для принятия управленческих решений иными сообществами. Итак, участие в собрании является способом управления определенным гражданско-правовым сообществом. При этом, закрепляя за субъектами сообщества право на осуществление управления, законодатель тем самым защищает их интерес, имеющийся при участии в данном сообществе, будь то инвестирование, защита собственного капитала, использование имущества и т.д. Под управлением понимается механизм или система взаимодействия участников и способы, с помощью которых они представляют свои интересы24. Таким образом, участие в собрании является формой реализации интереса в участии субъекта гражданского права в том или ином сообществе. «Объективная значимость решения юридического лица как раз и состоит в том, что оно выражает объективный интерес участников общества, обусловленный экономическим, имущественным положением и тем самым является объективированной волей участников организации», - пишет Е.Г. Сирота25. К примеру, исследуя понятие акции, А.В. Майфат приходит к следующему выводу: «Представляется, что наиболее близко к пониманию термина «акция» приблизился один из английских судов, указав, что «акция - это не сумма денег, это есть измеренный (определенный) суммой денег интерес, дающий различные права, включая право на деньги в том или ином количестве»26. Сходную позицию занимают отдельные авторы, на которых ссылается А.В. Майфат: «акция есть, в сущности, часть счета для измерения интереса члена в компании»27. Также А.В. Майфат, обращаясь к этимологии слова «акция», приходит к выводу, что одним из основных значений слова «акция» является «интерес»28. Исследуемый интерес реализуется посредством права участвовать в собрании и принимать решения путем голосования, что является проявлением контроля и управления. В то же время данный интерес не означает единства во взглядах участников в процессе осуществления управления. Это обстоятельство также отмечал П.В. Степанов, говоря о том, что независимо от различий в поведении членов организации и несогласии друг с другом по вопросам дальнейших путей развития организации, интерес всегда состоит в развитии корпорации с целью получения наибольших выгод от ее деятельности29. Для целей определения интереса презюмировать, что интересы у всех участников гражданско-правового сообщества одинаковы или сводятся к получению наибольшей прибыли, является неверным. Например, целью акционера может являться желание через некоторое время дороже продать акции, либо, наоборот, нанести вред обществу при ведении недобросовестной конкуренции. На эту правовую проблему обратил внимание Д.И. Степанов в статье «Интересы юридического лица и его участников»30 31. В данной статье Д.И. Степанов пишет о том, что интерес участника может различаться не только в зависимости от цели, которую он преследует в связи с участием в обществе, но и может различаться в конкретный отрезок времени, а потому интерес конкретного участника не тождественен интересам всех иных участников и юридического лица в целом. Те же выводы применимы и к интересам участников иных гражданско- правовых сообществ. Интерес каждого участника сообщества зависит от цели и формы участия в этом сообществе, от наделения такого участника дополнительным объемом прав. Вместе с тем, предусматривая в законодательстве специальные основания участия в гражданско-правовом сообществе и отличный от других участников правовой статус, законодатель тем самым определяет, какой интерес преследует участник гражданско-правового сообщества, получая конкретный статус. Например, Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ (далее - Закон о банкротстве) предусматривает особое правовое положение кредиторов, требования которых обеспечиваются залогом имущества должника (далее - залоговых кредиторов). При этом такой кредитор не лишен права включить свое требование в реестр требований кредиторов как не обеспеченное залогом, на общих основаниях. Распоряжение имуществом, которое обеспечивает требование залогового кредитора, осуществляется только с его согласия. Требования залогового кредитора подлежат удовлетворению за счет средств, вырученных от продажи заложенного имущества, преимущественно перед другими кредиторами. Но пункт 1 статви 12 Закона о банкротстве предусматривает ограниченное число случаев, когда залоговый кредитор имеет право голоса на собраниях, при этом он не лишен права участвоватв в собрании без права голоса и выступать по вопросам повестки. Случаи, когда залоговый кредитор вправе голосовать на собрании, сводятся к определению того, как скоро (в какой процедуре банкротства) и каким образом произойдет удовлетворение его требований. Таким образом, предоставляя залоговому кредитору преимущество перед другими конкурсными кредиторами, позволяя удовлетворить его требования в предпочтительном порядке за счет залогового имущества должника, законодатель ограничивает интерес его голосования на собрании теми вопросами, которые определяют, как скоро и каким образом произойдет удовлетворение его интереса (исполнение обязательства должником). Рассмотрим другой пример. Закон об акционерных обществах предусматривает возможность размещения привилегированных акций. Владельцы привилегированных акций, в отличие от владельцев обыкновенных акций, имеют право на получение фиксированного дохода, предусмотренного внутренними нормативными документами общества (уставом), независимо от того, какую прибыль получило общество за конкретный период. При этом владельцы привилегированных акций лишаются права голоса по вопросам повестки, не затрагивающим их интересы. Законодатель допускает голосование владельца привилегированной акции по вопросу, выносимому на голосование, если этот вопрос непосредственно затрагивает его интересы (вопросы ликвидации, реорганизации общества, лишения общества публичного статуса, освобождение общества от обязанности раскрывать информацию и т.д.), что предусмотрено ст. 32 Закона об акционерных обществах. На тех же принципах защиты интересов строится и модель одобрения сделки с заинтересованностью, где лица, имеющие заинтересованность в совершении обществом сделки, не голосуют на собрании по вопросу одобрения такой сделки. В приведенном случае законодатель защищает интерес участника, не заинтересованного (под заинтересованностью законодатель в рассматриваемом примере понимает конкретный перечень случаев) в совершении такой сделки, и предоставляет ему право одобрения такой сделки. Проявлением защиты интереса является предоставленное участникам право оспаривания решений собрания. Вывод о том, что принятие решения на собрании обусловлено интересом его участника подтверждается и в п. 106 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»32, в котором указывается на возможность предъявления самостоятельных исков о признании недействительным ничтожного решения собрания лицами, имеющими законный интерес33. На концепции интереса, по мнению автора, строится и положение абзаца 3 пункта 1 статьи 34 Закона об акционерных обществах: акция, принадлежащая учредителю общества, не предоставляет права голоса до момента ее полной оплаты, если иное не предусмотрено уставом общества. Так, несмотря на то, что лицо является акционером общества, находится с ним в определенных правоотношениях, такое лицо не имеет права голосовать, пока полностью не оплатит принадлежащие ему акции. То есть можно предположить, что законодатель (помимо стимулирующего значения в целях оплаты акции) определил, что пока акционер не осуществил финансирование, вложение собственного капитала в деятельность общества, интерес в принятии решений собранием акционеров в таком обществе для такого акционера отсутствует, поскольку такой акционер не несет риск возникновения убытков (либо несет его в ограниченном размере) в связи с ненадлежащим управлением либо полной утраты своего вклада в уставный капитал. Но хотелось бы отметить, несмотря на то что законодатель в приведенном случае защищает интерес, связанный с принятием на себя риска возникновения убытков, являющегося существенным признаком предпринимательской деятельности, в связи с чем не защищает акционера, не несущего подобный риск, при этом, безусловно, любой акционер имеет общую заинтересованность в управлении делами общества и результатах ведениям им хозяйственной деятельности. Голосование на собрании напрямую обусловлено интересом участника гражданско-правого сообщества в принятии конкретного решения. Сделанный вывод не является следствием более общего правила о том, что право в целом служит защите интереса. В этом случае под интересом рассматривается то, что предполагает законодатель, при этом при голосовании по конкретному вопросу повестки законный (предполагаемый законодателем) интерес может присутствовать или отсутствовать. Таким образом, безусловно, каждый участник заинтересован в участии на собрании, но из толкования закона выводится более частный вывод о том, что право на участие в собрании по каждому вопросу повестки обусловлено тем интересом, который определяет законодатель, который, как считает законодатель, нуждается в большей защите, ограничивая участие в собрании лиц, интерес которых в защите и реализации в конкретном случае не нуждается. Это правило применимо как с точки зрения de lege lata (никто не может быть ограничен в участии в собрании не иначе, как на основании закона, в противном случае это может привести к злоупотреблениям, произвольному отстранению от участия в собрании «неугодных» лиц), так и с точки зрения de lege ferenda, что отражает правотворческий аспект. Также необходимо обратить внимание на следующую практическую проблему, когда участниками собрания являются лица, не имеющие интереса в принятии решения по вопросу повестки. Зачастую такая проблема возникает при принятии решения собственниками многоквартирных домов, когда вопрос повестки касается исключительно лиц, живущих на одном этаже, в одном подъезде и т.д. (подключение подъезда к провайдеру, размещение рекламной вывески на одном этаже подъезда и т.п.), но решение принимают все собственники многоквартирного дома, интерес которых не затрагивается решением (и зачастую «блокируют» принятие нужного решения), решение никаким образом не повлияет на их права и обязанности, в связи с чем возможно законодательное ограничение от голосования лиц, не имеющих интереса в принятии решения. Важно отметить, что ГК РФ вводит понятие гражданско-правового сообщества, при этом не дает ему определения. Нормы законодательства позволяют сделать вывод, что под гражданско-правовым сообществом понимается совокупность всех потенциальных участников собрания (в том числе владельцев привилегированных акций, неоплаченных акций и т.д.), его члены - это сами потенциальные участники. Используя логические методы анализа и синтеза и руководствуясь выводами о законодательном ограничении участия в собрании лиц, не имеющих законного интереса участия в конкретном собрании, можно прийти к заключению, что роль объединения участников в сообщество выполняет не только общий (совместный) правовой интерес в принятии решений, вытекающих из деятельности объединения, но и тот объект, по поводу чего образовалось гражданско-правовое сообщество, в связи с которым сложились определенные правоотношения (будь то вещные (общее имущество), корпоративные или обязательственные, вытекающие из договоров о совместной деятельности). У.Б. Филатова определяет гражданско-правовое сообщество как разновидность общности и «объединение лиц без образования юридического лица для реализации определенной цели, обладающих волеобразующим органом управления, решениями которого связаны лица, принимающие его, так и не участвующие в принятии решения или выступающие против него»34. Данное определение не является полным, поскольку участники сообщества связаны не только принятием решений, но и определенными обязательствами и объектом, по поводу чего складываются правоотношения. Обращаясь к доктрине «снятия корпоративной вуали»35, стоит отметить, что за фигурой номинального участника гражданско-правового сообщества могут скрываться истинные интересы лица (бенефициара), осуществляющего фактический контроль и к выгоде которого действует такой участник36. Номинальный участник в этом случае лишь выполняет волю бенефициара, действует по его указаниям. В рассматриваемом случае интерес участия номинального участника в гражданско-правовом сообществе полностью обусловлен интересом бенефициара. На практике случаются ситуации, когда номинальный участник, изначально давший согласие на осуществление контроля своих действий бенефициаром, действует не в соответствии с его указаниями37. Применительно к настоящей работе номинальный участник может проголосовать не так, как того желало лицо, осуществляющее контроль, и в результате такого голосования было принято решение, не отвечающее интересам бенефициара, либо принято решение, не отвечающее интересам бенефициара при надлежащем голосовании номинального участника, но при его нежелании оспаривать решение. Тем не менее, в настоящее время закон не предусматривает возможность оспаривания такого решения бенефициаром. Придерживаясь той концепции, что именно интерес обусловливает голосование на собрании и возможность оспаривания решения, автор настоящей работы считает, что защита интереса бенефициара возможна путем оспаривания решения собрания, голосование на котором происходило не в соответствии с его указаниями (интересами). Правоприменителвная практика исходит из другого понимания роли бенефициара по отношению к юридическому лицу, определяя его как третве, иное лицо. Верховный Суд РФ, направляя дело на новое рассмотрение, в Определении от 31.03.2016 г. № 305-ЭС15-14197 указал, что судами не исследовалисв обстоятелвства, связанные с возможноствю защиты прав и законник интересов заявителя (бенефициара) как иного лица, для которого оспариваемое решение породило определенные правовые последствия, не оценивалисв документы, представленные истцом в обоснование его права на иск. Основанием для отмены судебного акта послужили доводы, изложенные в пункте 2 определения Конституционного Суда РФ от 17.02.2015 № 404-0 о том, что положения статви 181.5 ГК РФ, устанавливающие основания отнесения решений собраний к категории ничтожных, призванв1 обеспечиватв защиту прав и законник интересов как самих участников гражданско-правового сообщества, так и инвк лиц, для которых принятие указанных решений также может порождатв правоввю последствия, на которые эти решения направлены. Конституционный Суд РФ обосновал возможности оспариватв решения собраний бенефициаром как третвим лицом, не имеющим интереса участия в гражданско-правовом сообществе. Однако возможности оспаривания бенефициаром решения собрания как раз обусловлено именно таким интересом. То еств бенефициар вправе оспариватв решение собрания не как третве лицо, чви права нарушены принятием решения собрания, а как лицо, имеющее непосредственный интерес в управлении сообществом (конечный «интересант»)38. Вв1вод имеет правоприменителвное значение, так как оспаривая решение собрания, третье лицо, в первую очередь, должно доказать, каким образом решение затрагивает его права, что предоставляет ему право на судебную защиту. В предлагаемом автором подходе в предмет доказывания бенефициаром входят те же обстоятельства, что и для участника сообщества. При этом невозможно обеспечить баланс интересов бенефициара и иных участников собрания в случае, если бенефициар ни обществу, ни участникам собрания не известен. В связи с этим представляется, что бенефициар или лицо, действующее в его интересах, должно раскрыть обществу информацию о контролирующем лице в случае, если бенефициар заинтересован в непосредственной реализации прав, связанных с опосредованным участием в конкретном сообществе. Приведенный подход полностью импонирует логике законодателя, определенной в ст. 174 ГК РФ. Следовательно, общий законодательный подход направлен на защиту интересов лиц, напрямую заинтересованных в последствиях совершения юридических фактов (действий) лицами, уполномоченными действовать от их имени или в их интересах (представителями). Юридические факты, совершенные представителями в случае, когда последствия их действий не отвечают интересам выгодоприобретателя и если другой стороне было известно об этом, могут быть дестабилизированы (например, признаны недействительными). Стороной, которой должно быть известно о самом бенефициаре и о его интересах, необходимо признать само общество, поскольку его участники имеют право запросить эти сведения у общества при реализации права на информацию. Таким образом, бенефициар как лицо, имеющее непосредственный интерес в управлении обществом, имеет потенциальную возможность оспорить голосование своего условного представителя на собрании при следующих условиях в совокупности: 1) если обществу было известно о бенефициаре; 2) а) если обществу было известно об указаниях бенефициара голосоватв определенным образом либо б) обществу было известно или должно было бвггв известно о явном ущербе такого голосования для бенефициара либо в) имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре номинального участника с иными участниками либо обществом в ущерб интересам бенефициара. Используя понятие «право на участие в собрании», представляется необходимым определить и его правовую природу. Категория «право на участие в собрании» в науке гражданского права является достаточно дискуссионной. В литературе имеется множество мнений относительно правовой природы права на участие в собрании как составляющей корпоративных прав. Анализируя возможность отнесения корпоративных прав к вещным, обязательственным или иным правам применительно к акционерным обществам, М.М. Агарков писал, что «...отношения между акционерами и акционерным обществом не могут быть отнесены к чисто обязательственным правоотношениям. Акционеру принадлежат прежде всего корпоративные права - права на участие в общем собрании и т.д.»39. Каминка А.И. указывал, что «... признание акционерной компании корпорацией нисколько не влечет за собой отрицания, по отношению к компании, самостоятельных прав акционеров как на управление, так и на имущество»40. В большинстве источников право на участие в собрании рассматривается как одна из составляющих субъективного права участия лица в управлении обществом. По мнению Д.В. Ломакина, права акционера (в т.ч. и право на участие в собрании) не могут быть признаны вещными, в то же время они не могут признаваться и правами обязательственными, поскольку их содержанием являются не требования управомоченного лица к обязанному (требования о совершении чужих действий), а возможности управомоченного лица по совершению им самим собственных активных действий, причем обеспечиваемые не только обязанностями пассивного типа, но и «...активными обязанностями акционерного общества по организации проведения общих собраний акционеров, созданию системы информационного обслуживания и так далее».41 Д.В. Ломакин рассматривает право на участие в собрании как неимущественное право акционера, в то же время, это право связывает с личностью владельца акций, хотя признает, что оно не является личным неимущественным правом. Также Д.В. Ломакин в составе права участия в управлении обществом, подобно праву собственности, выделяет отдельные правомочия: требовать созыва собрания, участвовать в его подготовке и проведении, участвовать, голосовать, быть избранным в органы управления42. А.В. Майфат, не разделяя в полной мере данную точку зрения, обращает внимание на то, что понятие «управление» и «участие в общем собрании» не тождественны по своему содержанию, т.к. управление любой системой подразумевает, прежде всего, решение каждодневных задач. Также А.В. Майфат обращает внимание на то, что правомочие - участие в общем собрании - состоит из двух частей: право на участие в собрании и право голоса43. Указанные авторы рассматривают право на участие в собрании с точки зрения отнесения его к элементу правоспособности (в частности, корпоративной правоспособности - способности быть участником корпоративных правоотношений) либо рассмотрения его как субъективного права44. В.А. Белов, анализируя права участников и их зависимости от конкретных обстоятелвств и юридических фактов, влекущих их возникновение, приходит к выводу о том, что корпоративные права в этой ситуации не могут 6BITB облеченв1 в форму правоотношений, а могут бвггв облеченв1 в правовую форму корпоративной правоспособности. «Став акционером (участником корпорации, брачного союза, простого товарищества, союза соавторов, сособственников, сокредиторов и т.п.), лицо приобретает абстрактную юридическую возможности рассчитыватв на возникновение у него в будущем конкретных (определенных) юридически защищенных возможностей - субъективных прав (получитв дивидеидвт, проголосоватв на определенном собрании, потребоватв предоставления информации и т.д.).45 По мнению автора настоящей работы, с мнением В.А. Белова стоит отчасти согласитвся. В данном случае корпоративная правоспособноств является общей предпосылкой для возникновения субъективнвк прав и правомочий, которая обусловлена участием (членством) в той или иной корпорации (сообществе). Пока не возникнут определенные юридические фактв1 (созыв собрания, решение о ввшлате дивидендов и т.д.), субъективные права участника не могут бвггв реализованвц будучи облеченнвши в правовую форму «правоспособности». С возникновением этих обстоятелвств правовые возможности из абстрактных превращаются в действительные, способные к осуществлению, реализации, то еств в право. При отсутствии кворума - минималвно необходимого количества участников на собрании, реализовавших свое право на участие, собрание необходимо признатв несостоявшимся, а право на участие в собрании - нереализованнвш. Иные участники собрания, являясв пассивной стороной по отношению к управомоченному субъекту, обладающему правом на участие в собрании, одновременно являются управомоченным субъектом и активной стороной по отношению к другому участнику, что является особенностью исследуемой конструкции. Таким образом, само по себе право на участие в собрании является потенциальной возможностью (не может быть реализовано), пока собрание не созвано и пока на собрании не будет присутствовать кворум, необходимый для того, чтобы считать собрание состоявшимся. Исследуя правовую природу права на участие в собрании, необходимо отметить наличие исследований, в которых поддерживается мнение о секундарной природе права на участие в собрании46. Бабаев А.Б. в работе, посвященной проблемам секундарных прав в российской цивилистике, обосновывает, что в содержании права на участие в общем собрании обнаруживаются все признаки секундарного права: оно реализуется благодаря действиям самого управомоченного лица, порождает определенные последствия, охраняемые законом, и ему не противостоит обязанности. Общество не может влиять на наступление правовых последствий реализации такого права, оно связано волеизъявлением акционера, а секундарно- управо моченному субъекту противостоит связанность юридического лица волеизъявлением другого лица47. Секундарное право в приведенных работах рассматривается как возможность реализации интереса управомоченного лица, которой не противостоит обязанность, связанная с необходимостью совершения действий другим лицом или претерпеванием таких действий. Превращаясь из абстрактной правовой возможности в действительную, право на участие в собрании обусловлено реализацией данной правовой возможности иными управомоченными субъектами - членами соответствующего правового сообщества. Право на участие в собрании теоретически может рассматриваться как секундарное, так как ему, на первый взгляд, не противостоит никакой обязанности, субъект связан волеизъявлением иных лиц на участие в собрании. Обязанность общества в лице соответствующих органов созвать собрание, организовать его подготовку и выполнить иные действия являются основанием для возникновения самого права, превращения из предпосылки - правоспособности - в реальную возможность. Бабаев А.Б. называет их правоотношениями по созданию условий (по сути, организационными) для осуществления права48 49. Вместе с тем рассматриваемая возможность способна реализоваться при волеизъявлении иных лиц на осуществление данного права. В то же время, иные лица так же связаны волеизъявлением управомоченного субъекта. М.М. Агарков отходит от понимания секундарных прав как субъективных и признает их проявлениями динамической правоспособности . Автор настоящей работы приходит к выводу о возможности признания секундарных прав субъективными гражданскими правами, опираясь на исследования С.Н.Братуся, который исходил из широкого понимания субъективного права и считал, что «секундарные права являются субъективными правами»50. Определяя, что секундарному праву не противостоит обязанность, автор настоящей работы не соглашается с мнением А.Б.Бабаева, который рассматривал как исключительно секундарное право на участие в собрании акционеров юридического лица. Такое право не может быть рассмотрено в качестве исключительно секундарного, поскольку такому праву противостоит обязанность общества исполнить решение собрания, при неисполнении которого могут наступить неблагоприятные для общества последствия. В то же время, у общества имеется обязанность учесть голос акционера в случае голосования (право голосовать является составляющей права на участие в собрании). Исследования авторов ограничивались анализом права на участие в собрании акционеров. Вместе с тем, рассматривая право на участие в собрании как межинституционалвную категорию, можно определитв, что те же вв1водв1 применимв1 и к праву на участие в HHBIX собраниях. Но необходимо учеств, что праву на участие в собрании не всегда противостоит обязанноств юридического лица, суда, арбитражного управляющего и HHBIX ЛИЦ ИСПОЛНИТВ решение собрания. Учитывая многообразие вопросов, по которым собрание может принятв решение, у указанных лиц не всегда возникает обязанноств его исполнитв, напротив, например, суд в деле о банкротстве может принятв решение, отличное от решения собрания кредиторов (п.З ст. 75 Закона о банкротстве). Следователи но, секундарноств права на участие в собрании не является присущим ему признаком, а зависит от ряда обстоятелвств и является одномоментной. Таким образом, возможности реализации права на участие в собрании возможна лишв при наличии кворума, иначе право не может 6BITB реализовано, посколвку не имеет место и возможности проведения самого собрания. Также возможности участия в собрании обусловлена право субъект но ствю, то еств возможноствю бв1тв участником собрания именно данного правового сообщества. Именно перечисленные признаки являются существенными при определении правомочности собрания: наличие необходимого кворума (необходимое количество участников для признания собрания правомочным); наличие правоотношений у участника с граждане ко-правоввш сообществом, обусловливающее возможноств участия в собрании (как факт-состояние). Таким образом, понятие «собрание» имеет межотраслевое значение, использующееся в различных отраслях российского права. Вместе с тем, многогранность рассматриваемого понятия выводится в том числе в связи с его использованием даже в нормах, регулирующих отношения, входящие в предмет гражданского права, в нескольких значениях. Между участниками гражданско- правового сообщества возникает состояние связанности с действиями других участников, поскольку право на участие в собрании способно реализоваться только при осуществлении своего права иными участниками. Право на участие в собрании изначально является абстрактной правовой возможностью, поскольку способно реализоваться только при наступлении ряда обстоятельств.
<< | >>
Источник: Кривушева Ситора Сергеевна. РЕШЕНИЯ СОБРАНИИ КАК ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. 2017

Еще по теме § 1. Собрание как гражданско-правовая категория. Право на участие в собрании:

  1. § 1. Европейская правовая традиция
  2. Кораблева М. С. ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ: НОВЫЕ АСПЕКТЫ
  3. V. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО В СОВЕТСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ
  4. ПОЛЕ БОЯ — СОБРАНИЕ АКЦИОНЕРОВ
  5. Защита прав инвесторов в исковом производстве
  6. § 7. Нарушения прав потребителей и иных прав граждан
  7. 4. Иностранное право и вышестоящие суды
  8. Лекция 10 ЛИЦА, ПРАВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ НАСЕЛЕНИЯ
  9. ОБЩЕЕ СОБРАНИЕ АКЦИОНЕРОВ
  10. § 2. Субъекты конституционно-правовых отношений
  11. Учредительное собрание
  12. Виды корпоративных прав
  13. § 3. Черты современных жилищных отношений и их учет при правовом регулировании
  14. § 1. Правовой статус работников неплатежеспособного работодателя в Российской Федерации
  15. § 1. Собрание как гражданско-правовая категория. Право на участие в собрании
  16. § 2. Место решения собрания в классификации юридических фактов
  17. §3. Особенности содержания решений собраний
  18. §1. Дефектностьрешения собрания: понятие и виды
  19. 1.2. Понятие, виды и особенности правового положения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -