<<
>>

§ 58. Русский закон о доверенности. - Право давать доверенность. - Право быть поверенным. - Верящее письмо. - Удостоверение доверия посланному.

- Уполномоченные от обществ. - Содержание доверенности общей и частной. - Право передоверия. - Судебные полномочия. - Отношения поверенного к доверителю. - Ответственность доверителя относительно третьих лиц.
- Утверждение действий поверенного. - Прекращение доверенности. - Отмена и ее последствия. - Право доверителя на самостоятельную деятельность

В русском законодательстве понятие о представительстве оставалось до последнего времени без всякого развития, хотя представительство, т.е. обязательная деятельность одного вместо другого, было ежедневным явлением древнего быта. При господстве семейной и вотчинной власти в гражданском быте самое употребительное представительство было необходимое или по приказу - ходит за делом вместо такого-то. Понятие о доверенности, как о верящем письме, т.е. исключительно формальное, потребовало определений уже в 18-м столетии, и главнейшие определения вызваны были необходимостью удостоверить полномочие и пределы власти поверенных по отношению к казенным и правительственным учреждениям, где поверенным надлежало действовать, и предупредить возможные, под видом полномочия, присвоения и передачи прав высшего сословия. Посему и при составлении Свода Законов из верящем письме, т.е. исключительно формальное, потребовало определений определения внешних принадлежностей полномочия, и образовалась в системе договоров глава не о договоре поручения, но "о доверенности и верящих письмах".

Право давать доверенность (т.е. совершать юридическое действие через уполномоченного) принадлежит всякому, могущему вступать в договоры. Сословия лиц (закон поименовывает здесь общества дворянские, городские, сельские и епархиальные и монастырские начальства) могут давать доверенности на те только дела, кои могут быть отправляемы ими через уполномоченных (ст.2291-2293). Предметом доверенности могут быть лишь действия, не требующие наличного присутствия и участия (2293).

Так, напр., поверенный не может принять присягу вместо доверителя (Уст.Суд. Торг., 307).

Поверенными могут быть все те, коим не запрещено вступать в договоры (2294). Притом монахам запрещается - быть поверенными даже по делам епархиального начальства и монастырей, хотя, впрочем, от доверенности как договора закон отличает доверенные поручения или приказы от начальства и присутственных мест (Гражд. 2292. IX т., 359). Лицо белого духовенства не может быть поверенным по чужим делам, кроме дел духовного ведомства, или за жен, детей и питомцев (IX, 379, 460). Но чтобы поверенный, сверх общей способности, должен был сам быть способен к совершению тех действий, которые на себя принимает для другого, - такого правила в законах нет. Только лица, уполномоченные доверенностью по делам торговым, а также по комиссионерским, экспедиционным и маклерским делам, должны сами иметь торговые права и брать на свое имя приказчичьи свидетельства (т. V, изд. 1893 г. Уст.о прям. налог., ст.214, п. 2, 275-287. Уст.Торг., 47).

Поверенным на суде может быть не всякий: закон определяет, какие отрицательные качества препятствуют быть поверенным на суде (Зак. Суд. Гражд., 49. Уст.Гражд. Суд., 45, 246), какие качества требуются для поступления в число присяжных поверенных (Учр. Суд. Уст., 354 и сл.); затем для поверенных в общих судах и в мировом суде установлена с 1874 года особая квалификация посредством дозволительных свидетельств, выдаваемых от суда: от нее освобождаются только близкие родственники, соучастники и управляющие имением (Учрежд. Судебн. Уст., ст.4061-40619). Судебная практика придает этим ограничениям, по возможности, обширное толкование (см., напр., о правах управляющего Касс. реш. 1878 г. N 284).

Некоторым лицам, по званию их, запрещается брать доверенность по некоторым делам: так, чиновники, служащие в Сибири, и члены их семейств не могут быть поверенными по горным и золотым промыслам (2296), по прод. 1895 г. Подобные запрещения относительно чиновников Ком. Погаш. долгов - ст.2318.

Лица белого духовенства не вправе, по усмотрению своему, начинать и вести дело, касающееся до церквей, при коих состоят; они действуют в сем случае не иначе, как в качестве уполномоченных от местного епархиального управления (Касс. 1877 г. N 246).

Не могут быть поверенными исключенные из службы. Под это правило не подходят, по смыслу 65 ст.Улож., удаленные от службы по суду (Касс. 1876 г. N 333).

Евреи не могут быть поверенными по подрядам и поставкам во всех тех местах, где им самим действия сего рода не дозволяются (Пол. Казен. Подр., ст.7, прим.).

Нет препятствия уполномочивать несколько поверенных по одному и тому же делу (ср. Учр. Суд. Уст., 391). О взаимном отношении их между собою и к доверителю закон не упоминает. Лишь по крестьянским делам у мирового посредника есть в законе правило, что в случае назначения двух поверенных они должны действовать совокупно. Поверенный, не участвовавший в действиях своего товарища, не вправе впоследствии оспаривать его действия (Пол. крест.учр., 327).

По совокупной доверенности (2325 ст.), поверенные могут действовать только вместе. На сем основании признана недействительною просьба об отмене решения, подписанная действительно лишь одним из двух поверенных, тогда как другой из подписавших был неграмотный (Касс. 1876 г. N 327).

Доверенность может быть дана на срок или бессрочно. Доверенность на получение пенсии и жалования имеет действие только на 1 год (2306).

Актом доверенности служит верящее письмо. В общем порядке это акт явочный и пишется с соблюдением правил о гербовом сборе; является в присутственном месте или у нотариуса; доверенности, выдаваемые сельскими обществами и товариществами крестьян, могут быть свидетельствуемы в волостных правлениях (2308, прим.). Доверенность представляется к явке лично или с допросом доверителя на дому. При явке должно быть непременно удостоверение в подлинности воли и подписи доверителя или уполномочие стороннему на подпись (2308-2311). Когда доверенность дается на имя нескольких лиц совокупно, так что один без другого не может действовать, то пишется на одном листе; но каждый поверенный, буде уполномочен действовать отдельно, должен иметь и особую доверенность (2325).

Во всякой доверенности должно быть объяснено, что доверитель во всем, что будет по сему письму сделано, верит поверенному и спорить и прекословить не будет (2307).

Статья 2325 касается порядка совершения верящих писем на имя нескольких лиц и предусматривает два случая: дается ли полномочие с тем, чтобы все поверенные действовали не иначе, как совокупно, или же имеется в виду предоставить каждому из них право отдельного и независимого от других действия. В первом случае поверенные могут быть уполномочены одним актом, во втором - на имя каждого совершается особая доверенность. Правило это не имеет, однако, безусловного значения и не должно быть понимаемо в том смысле, что всякое отступление от указанного порядка совершения доверенности безусловно воспрещено законом. Оно предусматривает лишь тот случай, когда в самом акте, данном на имя нескольких лиц, не упоминается о правах каждого в отдельности. В таком случае предполагается, по смыслу закона, что все поверенные представляют нераздельно как бы одно лицо и могут действовать только совокупно, а потому в случае смерти одного из них действие доверенности должно считаться прекратившимся; но если предоставление каждому из нескольких поверенных действовать отдельно и независимо от других несомненно вытекает из смысла доверенности, хотя бы выданной на имя нескольких лиц, то поверенный не может лишиться этого права и в случае смерти кого-либо из лиц, уполномоченных одною общею с ним доверенностью (Касс. реш. 1884 г. N 88).

Торговые доверенности свидетельствуются у нотариуса, а где нет нотариальных контор или нотариальное положение не введено - у мирового судьи, а где введено положение о земских начальниках - у городского судьи и уездного члена, если город включен в самый участок; там же, где нет ни нотариусов, ни мировых судей - в полицейских управлениях (У. Т., 51 и прим.).

Для облегчения некоторых действий допускается простейшая форма даваемого на них уполномочия. Так, верящие письма для бытия при межевании свидетельствуются частными людьми (Меж.

Зак. изд. 1893 г., ст.263); доверенности на получение содержания свидетельствуются начальством и пишутся на простой бумаге, если предназначенная к выдаче сумма не более ста рублей (Уст.Службы Гражд., 585 по Прод. 1890 г.). Доверенности на хождение в мировом суде или у мирового посредника свидетельствуются заявлением просителя судье, словесным или письменным (Уст.Гражд. Суд., 46, Пол. Крест.Учр., 38); полномочие присяжному поверенному на суде может быть удостоверено полицией, нотариусом, или мировым судьей, или взаимным словесным заявлением суду (там же, 248). Доверенность от крестьян бывшему помещику на ходатайство по делам свидетельствуется на простой бумаге мировым посредником (Общ. Крест.Пол., 27).

Наш закон соединяет в одном разряде, под именем доверенности, всякого рода поручения одному лицу совершить то или другое действие от его имени. Очевидно, однако, что деятельность посланного для того или другого дела или исполнения, заключающегося в одном простом действии, не одинакова по своему значению с положением лица, уполномоченного предпринимать последовательный ряд действий или распоряжаться и действовать постоянно в интересе и от лица доверителя. Такой только деятель является в полном смысле представителем личности. Если для удостоверения полномочий сего последнего рода требуется определенная форма верющего письма, то для многочисленных и разнообразных поручений первого рода применение этой формы было бы невозможно. В этих случаях удостоверение прав посланного принимается обыкновенно третьим лицом, смотря по обстоятельствам дела и отношениям, либо на веру, либо по некоторым признакам и предположениям, либо по простой верительной надписи того лица, от кого приходит посланный. Так мы отпускаем из лавок товар, так платим по счету, присланному из магазина, и т.п. Для некоторых из сих действий наш закон указывает упрощенную форму к удостоверению доверия. Так, для почтамтов, как мест казенного управления, установлена форма доверенности, по которой принимаются посылки, письма и деньги - надпись на повестке, засвидетельствованная полицией или начальством, или общее разрешение, даваемое почтамтом известному лицу на присылку доверенных людей за корреспонденцией (Гр.

Зак. 2317. Уст.Почт. 130 и прим. 2 к ст.190 по Прод. 1890 г.). Подпись прошения за безграмотных составляет тоже особый вид доверительного поручения, у нас особо употребительного. Закон требует только, чтобы такое поручение дано было подписчику лично (2322), с означением, по судебным уставам, по какой причине проситель сам не подписал прошения (Уст.Гр. Суд. 260). Неправильно некоторые присутственные места требуют еще в сих случаях полицейского удостоверения, и Сенат (Гр. Касс. 22 янв. 1876 г., д. Томахушеновых) растолковал, что по закону это не требуется. В действительности доверия на подпись под крепостным актом удостоверяют свидетели (Гр. Зак. 708, прил. I: ст.67, 73). На явочных актах удостоверение сего делается полицией (там же, ст.119). Удостоверение подписи за другое лицо на домашних актах не требуется по закону, как формальность, хотя в некоторых решениях Сенат толковал, что удостоверение полиции требуется на осн. ст.921 и 882 (ст.73, прил. I к ст.708 Зак. Гражд. по изд. 1887. г., Касс. реш. 1872 г. N 80. См. выше, § 8). Для удостоверения доверия на подпись под завещанием требуются особые формальности (см. сего курса т. II).

На подачу прошений в присутственные места уполномочие дается просто надписью на самом прошении (Гр. 2321, Зак. Суд. Гражд. 42). О доверии на получение акта от крепостных дел см. Зак. Гр., ст.708, прил. I, ст.50.

Закон упоминает еще о доверительном письме на продажу акций - ст.2168 Зак. Гр.

Полномочие. В настоящем изложении нет речи о тех представителях, которые считаются уполномоченными по чужим делам в силу своего звания и сопряженной с ним обязанности (наприм., опекуны, отчасти - душеприказчики) или в силу приказа и возложенного начальством по службе поручения. В тех случаях, когда казенные управления ищут и отвечают на суде не через должностные по службе лица, но через поверенных, по добровольному соглашению (Уст.Гр. Суд., 1285), отношения поверенного определяются общим договорным правом доверенности. Затем сословные общества - дворянские, городские, сельские - представляются или уполномоченными из среды своей, в порядке сословного управления по общественному приговору, либо по уполномочию от общественного управления (Гр. 2323. Учр. Суд. Уст.3891. Общ. Крест.Пол. 24. Полож. о Вык. 80. Пол. Крест.Учр. 38), или поверенными по договору. О земских и городских учреждениях следует сказать то же самое.

Возникает иногда вопрос о форме полномочия, даваемого разными общественными учреждениями. Так, напр., в одном деле Сенат (Касс. реш. 13 мая 1869 г., по д. Романовского банка) признал, что городской общественный банк уполномочивает ходатаев, даже из среды своей, не иначе, как верящим письмом, в общем порядке совершенным. Едва ли можно согласится с таким мнением. Всякое учреждение общественное, коего устав утвержден правительством, имея юридическую личность с общественным значением, не может не отличаться от частных обществ или товариществ, хотя, с другой стороны, отличается и от казенных учреждений. Имея бесспорное право избирать из среды своей уполномоченного для своей защиты (право сие едва ли и требует в каждом отдельном уставе особого признания), такое учреждение может и уполномочить своего представителя непосредственно; и имея в своем учреждении способы и формы производства с официальным значением достоверных актов (как-то: акты правления, журналы, протоколы, печать и т.п.), имеет в распоряжении своем и вполне достаточные средства для официального удостоверения даваемых на сей случай полномочий. Таковое удостоверение может быть основательно признано недостаточным тогда только, когда дается стороннему лицу, не принадлежащему к составу учреждения.

Представительство, как учреждение гражданского права, не следовало бы смешивать с понятием, в силу коего орган сословного общественного управления считается представителем целого общества или сословия. Однако 628 ст.Уст.иностр. испов. выражается о лютеранских церковных советах, коллегиях и конвентах, что эти учреждения действуют как уполномоченные от лица прихода, а по делам особой важности получают от него особую доверенность.

Полномочие от общества. Судебное ходатайство со стороны общества должно быть совершаемо через поверенного, избранного из лиц физических, а не через посредство самого правления, как учреждения коллегиального, если правление не уполномочено на то специально уставом общества (Касс. 1877 г. N 153).

Иск от имени думы может быть предъявлен членом ее по предписанию городской управы, без приговора или формальной доверенности общества или городской управы (Касс. 1874 г., N 168).

Когда уполномоченным от городского общества является должностное лицо местного городского управления, нет основания требовать от него нотариальной доверенности, а достаточно письменного полномочия или приказа, данного городским управлением (Касс. 1877 г. N 198).

В деле Милиоти (Касс. реш. 1868 г. N 424) возникал спор, может ли считаться уполномоченным агентом по принятию на страх имуществ архитектор Семенов потому только, что он снабжен был от прямых поверенных страхового общества инструкцией за их подписью и отпечатанными бланковыми квитанциями? Решением признано, что общий закон относительно выдачи верящего письма не отменяется для страхового общества, в уставе коего нет по сему предмету исключений.

Пространство прав, предоставляемых поверенному, определяется содержанием верящего письма. Все, сделанное поверенным на основании доверенности, хотя бы то было и ко вреду доверителя, остается в силе для доверителя (ст.2326); следовательно, что сделано поверенным сверх полномочия, то остается у него на ответе и не обязательно для доверителя.

Доверенность может быть дана общая - по всем делам и специальная - по одному делу или на совершение одного цельного действия (напр., продать имение, получить деньги и выдать купчую), полная и ограниченная. Когда возникает сомнение о том, предоставлено ли было поверенному право на то или другое действие, оно решается истолкованием верящего письма по общему правилу 1538 и 1539 ст.Какая бы, однако, полная ни была доверенность, есть действия, имеющие столь решительное значение, что полномочие на оные само собою не предполагается, но должно быть явственно предоставлено в доверенности. Наш закон указывает на такие предметы лишь в отношении к процессуальным действиям. Так, в 317 ст.Зак. Суд. Гражд. сказано о порядке прежнего письменного суда, что поверенный может перенести дело по апелляции в таком только случае, когда это право именно ему предоставлено; притом прибавлено, что без особой доверенности считаются к тому уполномоченными лишь стряпчие, действующие по обязанности своего звания (т.е. служебные). С изданием нового судебного устава введены при судах присяжные поверенные, действующие по обязанности своего звания, и закон, не определив подробно, в чем состоят процессуальные права их на действия от имени доверителя, подтвердил на них действие общего закона о том, что пространство прав поверенного определяется доверенностью (Учр. Суд. Уст., 390, 391, 399). Ближе определено, какие действия на суде звания (т.е. служебные). С изданием нового судебного устава введены при апелляции, просьба об отмене решения, прекращение дела миром, предъявление спора о подлоге или ответ по такому спору, избрание посредников для третейского разбора и передоверие (Уст.Гр. Суд., 250. Уст.Суд. Торг., 223). Поверенным в мировом суде (имеющем всегда в виду примирение) предоставляется, и без особого полномочия, оканчивать миром дело своего доверителя (Уст.Гр. Суд., 48).

Право передоверия вообще не предполагается и должно быть положительно предоставлено. Передача делается всегда особым актом, с отметкою на главной доверенности (Гр. 2329).

Уполномоченный от хозяина товаров приемщик их в таможне может от себя давать передоверие на хождение по таможенному производству дел (У. Торг., 56).

Принятие векселя за честь векселедателя или кого-либо из надписателей не относится к правам поверенного по общей доверенности (У. Вексельн., 52).

Толкование. Пространство прав поверенного. При обсуждении силы доверенности надлежит иметь в виду хозяйственное значение того действия или той операции, на которую дается полномочие. Она распространяется на все те действия, которые по хозяйственному значению операции входит в нее, - если доверитель не сделал исключения именно для некоторых действий. На сем основании хозяин признан ответственным, по обязательствам управляющего имением, за работы или поставку припасов, необходимых для хозяйственного управления имуществом (Касс. 1874 г. N 781).

Неторговые действия поверенного действительны, если совершены в пределах неторговой доверенности, хотя бы по общему характеру известного поручения или дела и нужно было дать не такую доверенность, а торговую (Касс. 1879 г. N 44).

Всякая доверенность разумеется в силе тех выражений, кои помещены в 2307 ст., и опущение этих выражений не лишает доверенности законной силы (Касс. 1870 г. N 1039).

Бибикова доверила Рославлеву свои имения в полное управление и распоряжение, с правом собирать доходы и отдавать внаймы заведения. Госуд. Совет (4 янв. 1850) признал, что по сей доверенности Рославлев имел право вступить в договор о поставке из имения пшеницы, так как доход из имения с хлеба не мог быть извлекаем иначе, как от продажи на наличные деньги или с поставкою на срок, мог получать задаток и постановить неустойку, так как неустойка есть обыкновенное обеспечение купца в исправности поставки, отчасти уплаченной задатком.

Мн. Гос. С. 1872 г. по д. Шиловской признано, что управляющий имением, имевший доверенность продавать лес на сруб, превысил свое полномочие, заключив контракт, коим предоставлено выкопать 300 деревьев с корнями, ибо это есть хозяйственная операция, предполагающая замену лесного хозяйства иным назначением.

По д. Булгакова (Касс. 1876 г. N 484) управляющий имением заключил с третьим лицом условие о запродаже мериносов. По спору об исполнении сего условия было возражаемо, что эта общая доверенность не давала права на продажу овец из имения. Палата рассудила, что Булгаков уполномочил поверенного не только на принятие имений в управление, но и на распоряжение этими имениями по усмотрению; сим предоставлялось право как покупать все необходимое для имений, так и обменивать сельскохозяйственные произведения на деньги или извлекать из них доход, что, без сомнения, должно было распространяться и на мериносов, так как они составляют один из хозяйственных продуктов, подлежащих, в числе прочих, сбыту для дохода. Притом по делу видно, что таким правом управляющий всегда пользовался без возражений. Эти рассуждения Сенат отнес к существу дела и к толкованию актов.

В реш. Касс. 1869 г. N 979 признано, что управляющий имением, отдав, без положительного полномочия в доверенности от владельца, оброчные статьи имения в долгосрочную аренду, превысил свое право и не может ссылаться на последующие отзывы владельца о его согласии. С рассуждением в этом виде трудно согласиться. В данном случае владелец после отдачи, в частном письме к управляющему и в отзыве полиции, признавал право управляющего распоряжаться арендными статьями по усмотрении и, кроме того, сам получал плату от арендатора. В таких обстоятельствах вернее кажется решение палаты, признавшей владельца ответственным по арендному контракту.

По д. Фиглева (2 Сб. Сен. реш. III, N 669) Сенатом признано, что право полного хозяйственного распоряжения, предоставленное поверенному, не заключает в себе продажи леса на сруб из имения, хотя в той же доверенности тому же лицу предоставлено продавать землю в имении за крестьянским наделом.

Решением Сената по д. Свешникова (2 Сб. Сен. реш. II, 386) признано, что управлявший пароходным имуществом, уполномоченный распоряжаться на правах хозяина и вступать в подряды и поставки, с обеспечением их пароходным имуществом, - имел право и выдавать документы с обязательством уплаты, и уплачивать долги из имущества пароходного.

Поверенный был уполномочен на покупку имений с совершением купчих крепостей. Сторговав имение, он дал вперед продавцу 6000 р., а потом купчая не состоялась, и в возвращении задатка встретилось затруднение. Взыскание задатка обращено на поверенного. Признано, что цена имущества уплачивается в надлежащее время (ст.1521) и на выдачу денег вперед поверенный не был уполномочен; но мог, по случаю продажи, выдать задаток в смысле обеспечения, под задаточную расписку (2 Сб. Сен., реш. V, N 1259).

Полномочие, данное на продажу имения и на совершение купчих крепостей, не содержит в себе права на совершение запродажных условий, записей о задатке и т.п., ибо такие договоры, предшествующие продаже, не относясь непосредственно к самому совершению купли, составляют предмет особого соглашения; а по закону купля-продажа отнесена к способам приобретения прав на имущество, запродажная запись - к договорам (2 Сб. Сен., реш. V,

N 1158). Правильность такого взгляда весьма сомнительна, ибо всякая продажа происходит от соглашения и заключает в себе договор, по существу своему. Можно спорить лишь о праве поверенного обязывать своего доверителя особыми условиями об обеспечении продажи.

Приказчик, заведующий торговым заведением хозяина и не уполномоченный общею от него доверенностью, не имеет права принимать деньги от имени хозяина и тем его обязывать (Касс. 1875 г. N 818).

В д. Дурново (Сб. Сен. реш. I, 477) Сенат признал за поверенным уполномоченным делать займы с залогом имения, право заключать и условия о неустойке.

В мн. Гос. Сов. 1850 г., по д. Голицына и Зубова, выражено, что поверенный, уполномоченный заключать договоры о поставке, тем самым получил право включать в сии договоры и условие о неустойке.

В решении 1874 г. по д. Фридланда (2 Сб. Сен. реш. V, N 1279) Сенат признал, что доверенность заключать разного рода сделки и договоры по перевозке товаров сама по себе заключает в себе и право обязываться неустойкою, в составе того же договора.

Напротив того, Касс. Деп. Сената признает, что обеспечение договора не составляет существенной принадлежности всякого договорного соглашения и требует особого определения воли. Посему полномочие на заключение договора само по себе не предполагает еще полномочий на включение в него условия о неустойке (Касс. 1871 г. N 161, 175, 322). В том же смысле разумеется и условие о задатке, как обеспечении, в смысле задаточной расписки. N 171.

Доверитель не отвечает за неустойку по контракту, когда в доверенности не дано право заключать контракты с неустойкою (д. Шиловского, 1 Общ. С. Сен. 15 ноября 1874 г.).

Наш закон, имея в виду преимущественно формальную сторону доверенности, мало обращает внимания на сущность юридических отношений, возникающих вследствие доверительного поручения. Об обязанностях поверенного сказано только, что он не должен выходит из пределов доверенности (1326). Нет сомнения, однако, что кроме этой отрицательной обязанности, наш закон необходимо предполагает и положительные. Они могут быть определены ближе соглашением сторон, в особом условии, коим означается сущность поручения и к коему выдача доверенности примыкает, как действие, служащее началом исполнения с одной стороны. Они могут быть определены в самом верящем письме, как основание наказа от доверителя поверенному: в таком случае принятие доверенности и связанного с нею поручения означает согласие поверенного на условия, означенные в доверенности. Во всяком случае, нет сомнения, что поверенный, приняв поручение, обязан совершить дело, за которое взялся, или действовать в интересах доверителя добросовестно и заботливо дотоле, пока продолжается сила доверенности. Хотя единственная статья нашего Свода об ответственности поверенного за убытки от его нерадения (2327) относится к Черниговской и Полтавской губернии, но это нисколько не исключает непременной и необходимой ответственности поверенных во всех других частях империи. Поверенный отвечает за последствия своих действий по крайней мере в тех пределах, которые указаны 569, 574 и 684-689 ст.Зак. Гр. Имея на руках не свое, а чужое дело по доверию, он, несомненно, обязан дать своему доверителю отчет в своих действиях и в имуществе, состоявшем у него на распоряжении; понуждение к даче отчета облегчается доверителю новою формою, установленною для исков сего рода в судебных уставах (Уст.Гр. Суд., 896-923). Поверенный отвечает, несомненно, и за важные упущения в выборе своих агентов и поверенных, буде был уполномочен на передоверие.

Доверитель, по силе 2326 ст., ответствен, в отношении к третьим лицам, за все действия поверенного, совершенные в пределах полномочия, но никак не за то, в чем поверенный действовал произвольно, тем менее за действия, имеющие характер преступления или проступка (2328 ст.). По силе 687 и 2235 ст.господа (хозяева) и верители ответствуют вообще за вред и убытки, причиненные их слугами (приказчиками, должностными людьми) и поверенными при исполнении поручений, сообразно с приказаниями или полномочием, которые даны им. Наш закон не упоминает о значении последующего утверждения доверителем действий и распоряжений поверенного, не подходивших вполне под основное полномочие (ratihabitio); но нет сомнения, что такое утверждение должно иметь силу и у нас, по крайней мере между поверенным и его доверителем, но никак не может иметь обратной силы для третьих лиц и колебать права, уже приобретенные ими вследствие того или другого действия или упущения со стороны поверенного.

В примере можно сослаться на довольно обыкновенный у нас случай в процессуальном производстве. Поверенный приносит апелляцию за своего доверителя, и возбуждается сомнение о том, простирается ли право его на принесение апелляции. Сомнение это может повести к признанию апелляции недействительною; но если между тем доверитель заявляет суду, что он признает и подтверждает действие своего поверенного, то нет повода отказывать в признании совершенного поверенным действия законным. Однако если такого заявления не последовало до истечения срока апелляции, а противная сторона домогается ее возвращения, ссылаясь на отсутствие полномочия, то последующее затем заявление доверителя, сделанное по истечении срока, уже не имеет обратного действия и не колеблет процессуального права, уже приобретенного противником на суде вследствие первоначальной ошибки или упущения.

Если поверенный совершил, без всякого препятствия и возражения со стороны суда и другой стороны, такие действия, на которые не был прямо уполномочен доверенностью, и доверитель впоследствии явственно подтвердил эти действия перед судом или вне суда, то действия эти сохраняют свою силу и не должны быть уничтожаемы ни по усмотрению суда, ни по (несвоевременному) указанию и ходатайству противной стороны.

Правило это указывается справедливостью: нет основания уничтожать судебное действие поверенного, когда оказывается, что оно согласно с волей доверителя и признается доверителем за свое. Противная сторона имеет полное право при всяком действии поверять полномочие противника. Если она своевременно не воспользовалась этим правом, то не может иметь претензии на совершение судебного действия в интересе доверителя и согласно с его волею. Притом повсюду, именно в видах справедливости, признается за доверителем право последующего утверждения совершенных поверенным действий, поскольку сим не нарушено право третьих лиц. Процессуальное право другой стороны ничем не нарушено, буде она имела в свое время возможность возражать и не возражала. Если допустить безгранично это право возражения во всяком положении дела, то отсюда может произойти и действительная несправедливость. Недобросовестная сторона может приготовить ловушку для добросовестной, пропуская без протеста целый ряд судебных действий ее поверенного за тем, чтобы потом уничтожить все разом.

В Зак. Суд. Гражд. (ст.50) есть такое правило: если бы кто, не быв сведом о препятствии тому или другому лицу быть поверенным, поручил ему ходатайство по своему делу, то сие в вину ему не ставится, и дело, начавшееся по бумагам, от такого поверенного поданным, не прекращается, но при обнаружении законных препятствий доверитель обязан заменить прежнего поверенного другим.

Доверитель у нас, несмотря на безмолвие закона, отвечает поверенному за все его издержки и потери по исполнении поручения; ибо это убыток поверенного в чужом деле, и с сущностью поручения несообразно, чтобы посторонний человек исполнял на свой счет чужое дело, действуя не от своего, а от чужого имени. Доверитель обязан заплатить поверенному и за труд его, поскольку это между ними условлено или поскольку труд поверенного, буде не предполагается безмездным, может быть приведен в справедливую оценку.

Действие доверенности прекращается (2330): 1) исполнением поручения; 2) истечением срока, буде доверенность срочная; но бессрочная не прекращается и с истечением давности; 3) смертью доверителя или поверенного, лишением всех прав состояния или особых прав, признанием одного из участвующих безумным, сумасшедшим, несостоятельным или пропавшим без вести. По новому Уст.Суд. Гражд. в случае смерти поверенного производство дела приостанавливается (255), доколе он не будет заменен новым поверенным или противная сторона не потребует вызова. О смерти доверителя устав не говорит, но по применению к правилу ст.251 Уст.Суд. и 2334 Гражд., надлежит заключить, что до получения поверенным известия о сем действия, законно совершенные им в суде, остаются в силе.

По делу Долгополовых с Неплюевым Сенат признал, что доверенность, выданная поверенному несколькими лицами, представляется как бы отдельным полномочием от каждого из них; поверенный по такой доверенности может предпринимать отдельные для того или другого из доверителей действия, а потому за смертью одного из них действие доверенности прекращается только в отношении полномочия, данного умершим (Касс. реш. 1881 г. N 1; ср. Касс. реш. 1881 г. N 78).

4) Уничтожением доверенности, на что доверитель имеет право, когда ему угодно (Учр. Суд. Уст.399, Зак. Суд. Гражд. 43). Уничтожение доверенности вообще есть акт произвольный, и воля доверителя совершается и в отношении к нему лично удостоверяется всяким несомнительным признаком решительного распоряжения, как-то: письмом, отобранием верящего акта, выдачею новой доверенности другому лицу и т.п. Но дабы уничтожение доверенности могло считаться вполне обязательным для другой стороны, для третьих лиц и для присутственных мест, необходимо сделать его, кому следует, известным. Закон наш не исключает всякого рода действий, коими это оглашение может быть произведено (напр., нотариального заявления и т. п. ср. Касс. реш. 1881 г. N 112), но устанавливает общую форму оглашения об уничтожении доверенности, долженствующего иметь общее и безусловное действие на все отношения (2331, 2332 ст.Зак. Гражд. 251 Уст.Гр. Суд.), именно: об уничтожении доверенности подается прошение в то судебное место, где поверенный уполномочен действовать, если же полномочие не ограничено местом, то в любой суд или палату. Суд делает постановление об уничтожении доверенности, сообщает о сем в то место, где она была совершена, и публикует три раза либо в местных губернских ведомостях, либо в сенатских объявлениях и ведомостях столичных. Доверитель, во всяком случае, может требовать, лично или через посредство полиции или губернского правления, от поверенного возвращения уничтоженного верящего письма.

5) Отказом поверенного, на что поверенный имеет право во всякое время (под ответственностью за последствия внезапного отказа). Закон обязывает поверенного известить о своем намерении доверителя (слово, употребленное в законе: намерение, а не решение, указывает на обязанность благовременного извещения) с возвращением доверенности и объявить тому присутственному месту, в коем он действовал, с указанием и места жительства доверителя (2333 Зак. Гражд.). О судебных поверенных сказано в новом Уст.Гр. Суд. (252-254): отказываясь, поверенный, в случае отсутствия доверителя, обязан уведомить его о своем отказе так заблаговременно, чтобы доверитель успел заменить его; притом, вместе с отсылкою отказа к иногороднему доверителю, обязан и суд о том уведомить. А суд назначает поверенному срок, до истечения коего он не свободен от своих обязанностей. В крайности, председатель суда может заменить такого поверенного временно, присяжным, по своему назначению. Отказавшись с одной стороны, поверенный не имеет права в том же деле перейти на другую сторону.

По общему правилу (2334 ст.Зак. Гр.), акты, совершенные поверенным и другие его по доверенности действия до получения им известия о прекращении силы ее или до получения на месте публикации об уничтожении, признаются законными; а все сделки, совершенные после сей публикации, признаются недействительными.

На основании 2334 ст.Зак. Гражд. сделки, совершенные поверенным от имени доверителя с кем-либо, недействительны в двух случаях, а именно в том, когда сделка заключена уже по получении в месте пребывания поверенного публикации об уничтожении доверенности, или же в том, когда по представленным доказательствам установлено будет, что лицам, заключившим сделку, т.е. поверенному и тому лицу, с которым он вошел в сделку, было, несмотря на неполучение публикации, известно об уничтожении доверенности (Касс. реш. 1881 г. N 78).

Доверитель, и по выдаче доверенности, имея полную возможность отменить ее во всякое время, не лишается и полной возможности действовать заключившим сделку, т.е. поверенному и тому лицу, с которым он вошел в Поскольку он имеет полное право руководствовать поверенного своими наставлениями и приказами, постольку может и сам, своим лицом, вступить в дело, на которое уполномочил поверенного. Но, вступая в него и становясь на его место, он тем самым, на ту минуту и в этом действии, либо отрицает, либо заменяет данное полномочие. Такое действие доверителя - в его воле, ибо он, выдачею доверенности, ничем не поступился и ни в чем себя не ограничил; но оно остается и на ответственности доверителя и перед поверенным, и перед третьими лицами. Хотя выдачею доверенности доверитель, в силу того, не принимает на себя определенного обязательства, но тем не менее связывает себя ответственностью, сопряженною с юридическим действием, по его свойству. В настоящем случае выдачею доверенности доверитель передает поверенному кредит своей личности, а третьим лицам удостоверяет, что всякая сделка, заключенная с поверенным, так же будет тверда, как бы сам он, доверитель, вступил в нее с ними. А как во всякой сделке необходимо предполагается единство действующего лица и единство воли, без коего сделка и немыслима, то очевидно, что доверитель, если он сам нарушает это единство, раздвояя свою волю в двух лицах, - в своем лице и в лице своего поверенного, - становится ответственным за последствия такого раздвоения и происходящих от того недоразумений и ошибок. Для ограждения себя от этой ответственности доверитель должен всякий раз, когда хочет действовать сам, предупреждать о том заблаговременно своего поверенного (который не вправе решительно сему воспротивиться) и, в подлежащих случаях, третьи лица. Закон не устанавливает положительного в сем смысле правила, но оно вытекает из сущности доверительных отношений. Только в прусском законе есть такая статья, что если доверитель не известил о своих переговорах поверенного, то сделка, заключенная от имени его поверенным, остается в силе, хотя бы и заключена была позже той, которую заключил по тому же предмету доверитель сам, непосредственно.

В наших законах есть статья (542 ст.1 ч. X т.), возбуждающая недоразумение. Это одна из общих статей, сочиненных при составлении Свода Законов, по поводу размещения в известной системе частных правил. Поскольку правила эти извлекались из указов изданных и решений постановленных в разное время и по разным причинам на частные случаи, то между отдельными статьями оказывались нередко несообразности и противоречия, когда доводилось, по поводу приведения их в систему, извлекать из них общие признаки, и обобщение сих признаков выходило иногда искусственное и неверное. Так, по системе Свода Законов предположено было, в изложении вотчинных прав, определив признаки полного и неполного права собственности, с составными его частями, владением,пользованием и распоряжением, определить затем случаи, в коих эти составные части представляются в виде, отдельном от права собственности. Так образовалось IV отдел. 2 главы разд. 2, книги 2, 1 части X тома, озаглавленное: о праве распоряжения, отдельном от права собственности, в 2 статьях, из коих одна гласит: право распоряжения не иначе может отдалиться от права собственности, как - или по закону, вследствие наложения запрещения и секвестра, или по доверенности, данной от одного владельца другому. Итак, в статье сопоставлены два совершенно различных по существу случая: полномочие, даваемое по договору на распоряжение имением, в общем и весьма обширном значении хозяйственного распоряжения, и признание неотчуждаемым имения, долженствующего служить обеспечением взысканий, и притом оба случая подведены под категорию особого юридического состояния, в коем право распоряжения становится специальным правом, отдельным от права собственности. Ни к одному из случаев это понятие не подходит, в особенности же к выдаче доверенности. Подведенные в цитате указы 1816 и 1817 годов выбраны произвольно и не содержат в себе ни малейшего указания на подобное право, да и ни в одном из указов прежнего времени нельзя отыскать такого указания; следовательно, нет основания признать, что наш закон сознательно устанавливает такое правило, будто бы доверитель, уполномочив кого-либо на распоряжение своим имением, тем самым отделяет от себя право распоряжения и потому лишается оного. Такого правила нет ни в одном законодательстве, и оно противоречило бы в самом существе основному понятию о представительстве по доверенности, в коем поверенный является лишь орудием доверителя, а не самостоятельным владетелем предоставленного и выделенного ему права. Между тем, на основании 542 ст., заявляются иногда мнения, клонящиеся к признанию подобного права. Так, напр., московское юридическое общество (см. "Юридический Вестник", 1871 г., апрель) на основании таких соображений заключило, что из двух купчих крепостей, совершенных в один день хозяином имения и его поверенным на одно и то же имение, должна оставаться в силе, безусловно, последняя, именно на основании 542 статьи.

Передоверие означает ли, что доверитель устранил вовсе личное свое действие по поручению, возложив оное на другое лицо? Касс. Деп. Сената отвечает нет (1875 г. N 862). Передоверие может считаться окончательным исполнением поручения разве (т.е. глядя по обстоятельствам) тогда, когда поверенный был уполномочен исключительно на совершение (?) его, а не на ведение дела. В последнем случае поверенный, передоверяя другому, тем не слагает с себя ответственности перед доверителем и сохраняет право личного ходатайства по делу. Суд признал, что поверенный, передоверив, отвечает своему доверителю за действия второго поверенного безусловно. Но исполнением поручения разве (т.е. глядя по обстоятельствам) тогда, когда Ответственность по 684 ст.З. Гр. возлагается за действия, учиненные лицом, не имевшим на то права или виновным в упущении и неосторожности. Итак, поверенный, сделавший передоверие в силу разрешения доверителя, как действовавший по праву, не подлежит ответственности за деяние лица, кому передоверие сделано, разве бы сам при том оказался виновен в упущении. В данном случае доверитель не только уполномочил вообще на передоверие, но и знал, кому передоверие сделано, и даже вступал в соглашение с сим лицом по делу.

Если лицу, уполномоченному по доверенности на управление имением, может быть поручено и ведение тяжебных дел доверителя (389 учр. суд. уст. и прав. о поверенных 1874 г., § 18), то от такого поверенного не может быть отнято и право передоверять свое полномочие другому лицу, в том случае, если право передоверия ему предоставлено (Касс. 1878 г. N 213).

В правилах о частных поверенных вовсе не содержится запрещений лицам, не совмещающим в себе требуемых законом качеств для ведения дела в суде, передоверять ведение сих дел лицам, имеющим законные качества (Касс. 1878 г. N 56).

Отмена доверенности. 2331 статья постановлена к ограждению интересов доверителя, но он вправе уничтожить доверенность всякими способами и кроме тех, кои указаны в той статье (Касс. 1875 г., N 916).

Обряд уничтожения доверенности (2331 ст.) установлен для ограждения интересов доверителя и потому составляет обязанность сего последнего, а не поверенного. Хотя бы сам поверенный сложил с себя обязанность, он должен объявить о том (доверителю?), но не обязывается подавать прошение или делать публикации (Касс. 1873 г. N 1475).

Основанием полномочию служит личное доверие; посему доверенность, выданная одним из совладельцев на распоряжения по имению нераздельному, не теряет своей силы потому только, что имение впоследствии разделено (Касс. 1875 г. N 350).

Продолжение за срок и последующее утверждение. Несмотря на истечение срока доверенности, выведено из обстоятельств дела, что поверенный и по истечении срока распоряжался по общему с доверителем предприятию, и потому выданная им после того срока квитанция признана обязательною для доверителя (Касс. 1878 г. N 118).

Имущество, оставшееся по смерти гр. Кушелева в его имении, отдано на хранение Плещенко, бывшему управляющему того же имения. Он стал требовать себе вознаграждения за хранение, хотя продолжал и по смерти Кушелева заведовать имением; при сем ссылался на то, что со смерти Кушелева сила данной ему доверенности прекратилась. С другой стороны было возражаемо, что управление имением основано на договоре личном, однако по существу отношения управляющий не вправе бросить имение и по смерти хозяина и остается при своих обязанностях до нового распоряжения. Согласно сему состоялось и решение 2 Общ. С. Сен. 4 апр. 1875 года.

Независимо от формального уполномочия поверенному делать долги на имя доверителя, бывают случаи, когда действия управляющего по имению, хотя положительно не обозначенные в доверенности, могут быть признаны обязательными для владельца, именно, когда они были непроизвольны, а утверждались на согласии или приказании владельца и клонились не ко вреду его (Касс. 1873 г. N 1396).

В деле Булгакова (Касс. 1876 г. N 484) управляющий имением заключил договор с третьим лицом, на основании верящего на управление письма, нигде не засвидетельствованного. Впоследствии доверитель, не споря против подлинности акта, ссылался на неформальность его и тем доказывал недействительность заключенного условия. Сенат рассудил, что правила о порядке совершения доверенностей поставляют в зависимость от соблюдения его лишь доверенности на представительство в таких действиях, кои совершаются при содействии органов правительственной власти, но не исключают возможности представительства и на основании таких актов, кои совершены с отступлением от установленного порядка, и закон не выражает общего положения в том смысле, чтобы акты сего рода признавались недействительными и совершенные по ним действия необязательными для доверителей. Во всех спорах сего рода вопрос о праве поверенного разрешается судом не на основании только формальной доверенности, а по всем представленным доказательствам, из коих можно заключить, что в данном случае поверенный поставлен был по воле своего доверителя, или с ведома его, в такое положение, которое давало третьему лицу повод (?) заключать о существовании полномочия на совершение известного рода действий. В настоящем случае суд должен руководствоваться и правилом 458 ст.Уст.Гр. Суд., по которой акты домашние, признанные от тех, против кого представлены, имеют силу, равную с актами, совершенными установленным порядком.

Решение, в коем сделка признается обязательною для доверителя и без формальной доверенности, по удостоверению о том, что она совершена с ведома доверителя и им одобрена (Касс. 1876 г. N 499).

Отношение сторон. Ответственность доверителя. С существом доверенности несообразно ограничение воли доверителя относительно избрания нескольких уполномоченных по одному делу и прекращения данной доверенности, - и ограничение воли поверенного в отношении отказа от принятого уполномочия. Так рассуждает Касс. реш. 1867 г. N 421, но верность сего рассуждения сомнительна. Едва ли к существу доверенности относится право избирать несколько поверенных, и 2325 ст.говорит лишь о том, что кто избрал их несколько, тот каждому должен дать особый акт доверенности. Затем, если избран уже один поверенный, то естественно и непротивно закону, что он ограждает свободу и единство своих действий по одному делу таким условием, что совместно с ним не должен действовать другой поверенный. Право доверителя уничтожить доверенность, правда, не может быть ограничено, ибо он хозяин своего личного доверия к уполномоченному; но едва ли можно признать, что и поверенный - безусловный хозяин в своей воле продолжать или покинуть обязательное служение. Естественно и нисколько не противно закону, что доверитель обеспечивает себя от произвольного отказа со стороны поверенного. И 2330 ст.говорит только, что действие доверенности прекращается отказом поверенного, но нисколько не устраняет ответственности поверенного за последствия произвольного отказа. Впрочем, решение 1868 г. N 305 поясняет, что доверитель может особым договором ограничить себя в праве на уничтожение доверенности.

В реш. Сен. 1867 г. (2 Сб. Сен. реш. II, N 858) признано, что доверитель имел право, без всякой ответственности перед поверенным, уничтожить доверенность на ходатайство по делу, когда оказалось, что поверенный не принимал мер к защите доверителя и, не предупредив его, выбыл из того города, где дело производилось (тоже Касс. 1874 г. N 93).

В реш. 1873 г. N 722 Сенат признает, что поверенный, коего доверенность, вопреки условию, уничтожена доверителем, не лишен права отыскивать убытки или положенную неустойку; но нет основания признать уничтожение доверенности действием незаконным и присуждать поверенному, по договору, ту сумму, которую он должен был по условию договора получить, если бы доверенность его оставалась в силе (Касс. 1873 г. N 772).

Доверитель, предоставив, по условию, своему поверенному хождение по делу, сам вступил в производство и выслушал решение, опасаясь, что поверенным пропущен будет краткий остававшийся срок. Это действие доверителя проистекало из права, предоставленного каждому, - принимать личное участие в своем деле, а потому не признано нарушением доверенности и условия, в коем положена неустойка за уничтожение доверенности (Сб. Сен. реш. I, N 533).

Ответственность поверенного. Отвечает ли поверенный перед своим доверителем за те действия, которые хотя и совершены в пределах доверенности, но причинили, по упущению поверенного, вред доверителю? Желают доказать, что не отвечает; ссылаясь на 574 ст., утверждают, что право на взыскание убытков дается потерпевшему в таком лишь случае, когда они нанесены действием самоуправным, а как действия поверенного в пределах доверенности не суть самоуправные, то нет и иска об убытках. Это рассуждение неверно, ибо вопрос решается не понятием о самоуправстве. Во всяком договорном отношении одна сторона ответствует перед другою за действия, соединенные с упущением или нарушением, от коих последовал другой стороне убыток. Поверенный обязывается действовать в интересах доверителя, блюсти за ними и ограждать их. Если при сем он совершил ко вреду доверителя упущение и не был к тому принужден обстоятельствами независящими (684 ст.), то обязан отвечать за вред и убыток своему доверителю в силу общего правила 644 и 684 ст.В таком смысле состоялось Касс. реш. 1871 г. N 1125. Тут же изъяснено, что 2326 ст.имеет в виду лишь отношение поверенного к третьим лицам, а не к доверителю.

Поверенный, принимая на себя заведование делами доверителя, обязан возвратить полученные от доверителя или за его счет деньги, не употребленные им в интересах доверителя, и представить по требованию доверителя отчет в денежных суммах (Касс. реш. 1884 г. N 71; ср. там же, N 92).

Право требовать отчета может составлять предмет гражданского иска и решения (Касс. 1874 г. N 900).

Поверенный, представляя лицо доверителя, тем самым обязываетсяделать для него и получаемое за него имущество передавать ему с отчетом; следовательно, удерживая это имущество, оказывается незаконным владельцем оного и может быть принужден к возвращению или возмещению, хотя бы в акте доверенности о том не упоминалось (Касс. 1876 г. N 456).

Иск об убытках предъявлен на поверенного за то, что он непредставлением ко взысканию порученного ему заемного письма довел до пропуска по оному давности. Иск этот признан преждевременным, так как заемное письмо вовсе не представлено ко взысканию, а при взыскании должник может и не сослаться на давность (Касс. 1872 г. N 1041).

Вологодский общественный банк, имея претензию на Варгине, доверил Самарину выслушать решение палаты, изъявить удовольствие или неудовольствие и, если дело кончено не в пользу банка, подать апелляцию. По решению палаты претензия признана уничтоженною за давностью. Самарин объявил на решение удовольствие и не подал апелляции, отговариваясь, что не находил резона опровергнуть решение. За это банк взыскивал с него всю сумму иска 1700 р. и судебные издержки. Признано, что по закону поверенный представляет на суде лицо доверителя, следовательно, по общему предположению уполномочивается совершать судебные действия в интересе доверителя, но по своему усмотрению о том, что согласно с его интересом. Доверенность писана в общих терминах, а если доверитель желал ограничить усмотрение поверенного, то надлежало оговорить это с ясностью. Посему в иске отказано (мн. Гос. Сов. 1877 г.).

Ответственность перед сторонними. По просьбе купца полиция приступила к аресту его товаров, показанных в захвате у сторонних лиц, и арест производился по указаниям назначенного тем купцом служителя. Впоследствии, когда оказалось, что арест произведен был неправильно и возник обратный иск об убытках, купец отговаривался от ответственности за действия служителя, не имевшего доверенности, но он признан ответственным за силою 687 ст.Зак. Гр. (2 Сб. Сен. реш. II, N 374).

Рыжакова, дав Грузинцеву доверенность на залог ее дома, обязалась не уничтожать ее в течение 6 лет, а когда Грузинцев приступил к залогу, обратилась в палату, совершившую закладную, с просьбой об уничтожении доверенности; но палата, имея в виду, что сама Рыжакова стеснила себя в уничтожении доверенности на 6 лет, оставила это без внимания, и закладная совершена раньше, чем появилась публикация об уничтожении доверенности. Госуд. Совет (1874 г.) оставил в силе закладную, за силою 2334 ст.Гр. З., признав, что правило это (о недействительности сделок поверенного, заключенных после получения в месте его пребывания публикации об уничтожении доверенности) установлено в виду необходимости ограждать право третьих лиц, вступивших в сделку (2 Сб. Сен. реш. V, N 1260).

Обязанность исполнения по договору займа, по доверенности заключенному, лежат на доверителе, а не на поверенном, хотя бы он имел и торговую доверенность (Касс. 1868 г. N 884).

Жена Кулябко-Корецкого по доверенности его совершила купчую на продажу его имения, хотя он, до совершения купчей, прислал ей новую доверенность с уничтожением прежней и известил ее о том на письме. Посему он просил признать совершенную ею крепость недействительною. Ему отказано в том потому, что частное извещение не могло в сем случае заменить публикации об уничтожении доверенности, следовательно, права, приобретенные на основании прежней доверенности третьими лицами, должны оставаться неприкосновенными. Слово же "известие" в ст.2334 Сенат разумеет в смысле определения суд. места об уничтожении доверенности (1 Об. С. Сен. 3 дек. 1876 г.).

<< | >>
Источник: Победоносцев К.П.. Курс гражданского права, 3 тома - С.-Петербург, Синодальная типография.. 1896

Еще по теме § 58. Русский закон о доверенности. - Право давать доверенность. - Право быть поверенным. - Верящее письмо. - Удостоверение доверия посланному.:

  1. § 13. РУССКАЯ НАУКА МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА В XIX В. И НАЧАЛЕ XX В
  2. 14. История смешения ипотеки с конкурсом. - Римский конкурс и группа сепаратистов. Германская практика: зачисление ипотеки в конкурс. - Пять классов конкурса. - Прусский конкурс в законах 1722 и 1748 года. Следы этих понятий в Русском торговом уставе. - Возвращение новейших законодательств к римским началам - Германский конкурсный устав 1877 г. Русский закон о несостоятельности 9 июля 1889 г. для Прибалтийского края
  3. § 7. Вещи, не подлежащие частному обладанию по русским законам
  4. § 25. Давность владения по русскому закону. - Какое владение и при каких условиях подлежит давности. - Значение титула или основания владению
  5. § 31. Право пользования вообще и по русскому закону. - Отношение пользования к владению. - Может ли быть самовластное пользование?
  6. § 34. Законные принадлежности владения. - Приращение по русскому закону. - Недвижимое к недвижимому. - Движимое к движимому. - Движимое к недвижимому. - Спецификация
  7. § 47. Дарение по русскому закону. - Форма. - Ограничение права на дарение.
  8. § 13. Личные отношения супругов по русскому закону. - Приобщение жены к состоянию мужа.
  9. § 15. Русский закон о раздельности имуществ между супругами. - Хозяйственное и юридическое значение приданого.
  10. § 22. Родительская власть по русскому закону. - Право и обязанность воспитывать детей в том или другом вероисповедании. - Право воспитания и наказания.
  11. § 23. Отношение родителей к детям по имуществу в русском законе. - Раздельность.
  12. § 38. Когда открывается наследство по русскому закону. - Ограничения наследственного права. - Имущество, составляющее предмет наследования.
  13. § 7. Цель и побудительная причина договора. - Обязательства без цели. - Простое сознание долга. - Мнимая цель. - Цель запрещенная. - О значении запрещенной цели по русскому закону. - Уничтожение договора с запрещенною целью и последствия уничтожения
  14. § 25. Прекращение обязательств посредством нового договора. - Обновление договора. - Признаки оного и последствия. - Прекращение договора по условию. - Мировая сделка. - Компромисс. - Русский закон мирового соглашения
  15. § 32. Перемена в лицах кредитора и должника. - Делегация. - Экспромиссия. - Ответственность за другие лица. - Случаи сего рода по русскому закону
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -