<<
>>

§ 4. Право регрессного требования страховщика и суброгация

Применительно к обязательному страхованию ответственности владельцев транспортных средств Законом «Об обязательном страховании» предусмотрен институт регресса. Регресс (от лат. regressus – обратное движение) – право обратного требования лица, возместившего вред потерпевшему вместо причинителя вреда, к этому причинителю (п.
1 ст. 1081 ГК). Например, некто возместил потерпевшему вред вместо причинителя этого вреда. В силу права регресса этот «некто» имеет право взыскать выплаченную потерпевшему сумму с причинителя вреда. Например, если автотранспортная организация возместит вред, причиненный потерпевшему водителем транспортного средства, работающему в данной организации, то эта организация в силу права регресса имеет возможность взыскать с этого водителя сумму, выплаченную потерпевшему (естественно, в рамках материальной ответственности работников, регулируемой нормами трудового законодательства). Право регресса основано на замене должника в обязательстве из причинения вреда. Предоставление страховщику права регресса означает, что он заменил собой должника – причинителя вреда в обязательстве из причинения вреда, возместив вместо него вред, причиненный потерпевшему. В силу права регресса страховщик имеет право взыскать со страхователя ту сумму страховой выплаты, которую этот страховщик выплатил выгодоприобретателюпотерпевшему. Право регресса страховщика, предусмотренное Законом «Об обязательном страховании», имеет место не во всех случаях. Если бы это было так, то страхование вообще потеряло бы смысл – страховщик при выплате страхового возмещения взыскивал бы эту сумму с самого владельца транспортного средства, выступающего в роли страхователя. И было бы непонятно, в чем, собственно, заключается страхование и за что страхователь платит деньги страховщику. Закон «Об обязательном страховании» перечисляет особые ситуации, когда страховщик вправе предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования) в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, а именно, если: а) вследствие умысла указанного лица был причинен вред жизни или здоровью потерпевшего. Обратим внимание, что в данном случае Закон говорит о причинении вреда жизни или здоровью потерпевшего. Следовательно, при причинении вреда имуществу потерпевшего (даже вследствие умысла владельца транспортного средства) право на регресс у страховщика отсутствует; б) вред был причинен указанным лицом при управлении транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного). В соответствии с Правилами дорожного движения водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) (п. 2.7 Правил). Кроме того, водитель обязан проходить по требованию сотрудников милиции освидетельствование на состояние опьянения (пп. 2.3.2 Правил); в) указанное лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред. Водителем может выступать только то лицо, которое имеет право на управление транспортным средством (за исключением учебной езды). При учебной езде к водителю приравнивается обучающий вождению.
К лицам, не имеющим права на управление транспортным средством, приравниваются лица, лишенные такого права, а также лица, управляющие транспортным средством не той категории, на которую они имеют право управления. Управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортным средством (за исключением учебной езды), управление транспортным средством водителем, лишенным права управления транспортным средством, а также передача управления транспортным средством лицу, заведомо не имеющему права управления транспортным средством (за исключением учебной езды) или лишенному такого права, образуют состав административного правонарушения (ст. 12.7 КоАП РФ). Следует различать ситуации, когда лицо, управляющее транспортным средством, не имело права на управление транспортным средством, и когда водитель транспортного средства не имел при себе документов, удостоверяющих наличие права на управление транспортным средством (водительское удостоверение, временное разрешение на право управления транспортным средством и т. п.). Рассматриваемая ситуация охватывает собой лишь первый случай – отсутствие самого права на управление транспортным средством; г) указанное лицо скрылось с места дорожнотранспортного происшествия. Правила дорожного движения обязывают водителя, причастного к дорожнотранспортному происшествию, немедленно остановить (не трогать с места) транспортное средство. Если возникла необходимость доставить пострадавшего в ближайшее лечебное учреждение и нет иной возможности, водитель может доставить пострадавшего на своем транспортном средстве, однако должен возвратиться к месту происшествия. Если водитель транспортного средства покинул место происшествия, однако сообщил другим участникам этого происшествия данные о себе, то его действия не охватываются понятием «скрылся». Данное деяние предполагает, что водитель покинул место происшествия с целью сокрытия сведений о себе и факта своей причастности к дорожнотранспортному происшествию. Следует иметь в виду, что в соответствии с Законом «Об обязательном страховании» под «указанным лицом» понимается в данном случае страхователь или иное лицо, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования (т. е. иной владелец транспортного средства, не являющийся страхователем, но выступающий в качестве застрахованного лица). Поэтому, если с места дорожнотранспортного происшествия скрылся водитель, не являющийся страхователем или иным лицом, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования (например, водитель, являющийся работником автотранспортной организации), то право регрессного требования у страховщика не возникает. Правда, Правила обязательного страхования рассматривают любого водителя в качестве лица, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования. Однако такой подход противоречит Закону «Об обязательном страховании», поэтому является неправомерным и не может служить основанием для возникновения у страховщика права на регрессное требование. В то же время следует признать, что в данном случае речь, по существу, должна идти именно о водителе, поскольку если владельцем транспортного средства является юридическое лицо (например, автотранспортная организация), то такой владелец скрыться с места дорожнотранспортного происшествия не в состоянии – это может сделать лишь физическое лицо; д) указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями). Как уже отмечалось, при определении размера страховой премии используется коэффициент страховых тарифов в зависимости от количества лиц, допущенных к управлению транспортным средством. Установлено два вида коэффициентов: первый – применяется при ограниченном количестве лиц, допущенных к управлению; второй – при неограниченном количестве таких лиц. Первый коэффициент равен 1, второй – существенно выше и равен 1,5. Таким образом, страхование при ограниченном количестве лиц, допущенных к управлению, обходится страхователю гораздо дешевле, чем страхование при неограниченном количестве таких лиц. Это обстоятельно (ограниченное или неограниченное количество лиц допускается к управлению) указывается в заявлении на страхование, а также в страховом полисе. При этом водители, допущенные к управлению, поименно указываются как в заявлении, так и в страховом полисе. Отметим также, что обязательное страхование при ограниченном (в зависимости от количества лиц, допущенных к управлению) использовании транспортного средства распространяется только на граждан. Таким образом, предоставление управления транспортным средством лицу, которое не значится в числе допущенных к управлению, представляет собой существенное нарушение условий договора обязательного страхования; е) страховой случай наступил при использовании указанным лицом транспортного средства в период, не предусмотренный договором обязательного страхования (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства в период, предусмотренный договором обязательного страхования). В соответствии с Законом «Об обязательном страховании» договор страхования ответственности может быть заключен на условиях ограниченного по времени использования транспортного средства (в течение шести или более месяцев в году). В зависимости от периода использования транспортного средства применяется соответствующий коэффициент страхового тарифа. Использование транспортного средства в период, не предусмотренный договором, по существу, означает, что владелец этого средства не оплатил страхования за этот период и в данный отрезок времени транспортное средство, ответственность по которому не застрахована, вообще не должно использоваться. Отметим также, что обязательное страхование при ограниченном (в зависимости от периода времени) использовании транспортного средства распространяется только на граждан. Следует отметить, что, по мнению А. К. Шихова, «осуществление страховщиком страховой выплаты при умышленном причинении вреда жизни или здоровью потерпевшего страхователем (иным лицом, риск ответственности которого застрахован) с последующим страховщиком регрессного требования к страхователю (указанному иному лицу), вопервых, не соответствует понятиям страхового риска и страхового случая и, вовторых, противоречит норме ст. 928 ГК (не допускающей страхования противоправных интересов)»32. Это суждение представляется правильным, но вся беда в том, что в данной ситуации страховое законодательство, с одной стороны, не хочет «обидеть» потерпевшего, лишив его права на получение страховой выплаты (или даже права на возмещение вреда), а с другой – не хочет поощрить причинителя вреда, освободив его от ответственности за совершение явного противоправного деяния (умышленного причинения вреда) посредством страховой выплаты потерпевшему. Для этого и вводится механизм регресса: потерпевший получает страховую выплату, однако затем сумма этой выплаты взыскивается со страхователя. Закон «Об обязательном страховании» предусматривает, что помимо регрессного требования страховщик также вправе в указанных случаях требовать с владельца транспортного средства возмещения расходов, понесенных при рассмотрении страхового случая. К такого рода расходам относятся затраты страховщика, связанные с проведением независимой экспертизы. Предоставление Законом «Об обязательном страховании» страховщику права регрессного требования к страхователю вызывает большие сомнения по следующим основаниям. Вопервых, наличие у страховщика права регрессного требования к страхователю означает, что страховщик произвел возмещение вреда потерпевшему, заменив собой причинителя вреда – владельца транспортного средства. Между тем, как уже отмечалось, страховщик, производя страховую выплату потерпевшему, не заменяет собой причинителя вреда в обязательстве из причинения вреда, а выполняет перед потерпевшим, выступающим в качестве выгодоприобретателя, свое собственное обязательство, основанное на договоре страхования, где страховщик выступает должником перед этим потерпевшим как перед третьим лицом, в пользу которого заключен договор страхования. Страховая выплата производится в рамках страхового отношения, а возмещение вреда – в рамках отношения, возникающего вследствие его причинения. При этом сама страховая выплата означает не возмещение вреда потерпевшему, а осуществление страховой защиты владельца транспортного средства от того убытка, который возник или может возникнуть у него вследствие возникновения обязанности по выплатам, связанным с привлечением его к ответственности за причинение вреда. Поэтому страховщика нельзя рассматривать в качестве предусмотренного ст. 1081 ГК «лица, возместившего вред», что давало бы ему право на какието регрессные иски, предусмотренные этой статьей. Правда, п. 4 ст. 931 ГК допускает возможность рассмотрения страховой выплаты в качестве выплаты, направленной на возмещение вреда потерпевшему, но, о чем уже также было сказано, данная норма является очевидной ошибкой законодателя. Вовторых, ситуация, когда страховщик взыскивает в порядке регресса сумму страховой выплаты со страхователя, противоречит самой сущности страхования ответственности за причиненный вред. Страхователь платит страховщику именно для того, чтобы обезопасить себя на случай привлечения себя к ответственности за причинение вреда, что и составляет назначение страховой защиты при данном страховании. Объектом при данном виде страхования выступает имущественный интерес страхователя (и это, кстати, прямо предусмотрено Законом «Об обязательном страховании»), а не имущественный интерес потерпевшего. Обратное взыскание сумм страхового возмещения страховщиком со страхователя под видом регресса означает, что фактически страхования ответственности за причиненный вред не было вообще. Поэтому предусмотренное этим же Законом право страховщика на регресс прямо противоречит тому объекту страхования, которое существует при страховании ответственности за причинение вреда. Юридическая несостоятельность права на регресс хорошо видна на примере того варианта развития событий, когда потерпевший, не желая иметь дела ни с какими страховщиками, взыщет всю сумму причиненного ему ущерба непосредственно с причинителя вреда. В такой ситуации лицом, возместившим вред, выступит сам страхователь. С возмещением вреда потерпевшему к страхователю переходит право на получение страховой выплаты от страховщика, так как этот страхователь был привлечен к ответственности, которую застраховал, уплатив страховую премию страховщику. Права на регресс в данной ситуации не может возникнуть ни при каких обстоятельствах, так как страховщик ничего потерпевшему вообще не выплачивал и вреда никому не возмещал. Этот вред был возмещен самим причинителем вреда. Так что же меняется в случае, если страховая выплата будет произведена потерпевшему? По существу, ничего: при выплате страхового возмещения непосредственно страхователю происходит возмещение того убытка, который понес страхователь, возмещая вред потерпевшему; при выплате страхового возмещения потерпевшему происходит предупреждение того убытка, который возник бы при привлечении страхователя к ответственности. В обоих случаях реализуется страховая защита, которую страховщик обязан предоставить страховщику. Втретьих, Гражданский кодекс применительно к страхованию вообще не использует институт регресса. Применительно к ситуации, связанной с правом требования страховщика к причинителю вреда, Кодекс использует институт суброгации. Но, спрашивается, если страховщик действительно выступает в качестве лица, возместившего вред вместо его причинителя, то что этому страховщику мешает при регрессе опереться непосредственно на ст. 1081 ГК? Почему при осуществлении данного права ему необходимо опираться на специальный Закон? Ведь все другие лица при возмещении ими вреда вместо его причинителя получают право регресса непосредственно из ст. 1081 ГК! Ответа на эти вопросы нет и не может быть по одной простой причине – право регресса в данной ситуации используется необоснованно и не отвечает сущности ни страхования ответственности, ни конструкции обязательства из причинения вреда. Ситуацию не только не объясняет, но еще больше запутывает то обстоятельство, что законодательство об обязательном страховании предусматривает право регресса страховщика не для всех случаев выплаты страхового возмещения, а лишь для тех, где вина субъекта в причинении вреда имеет наиболее грубые и выразительные формы. Например, Закон «Об обязательном страховании» предоставляет страховщику право регресса лишь в тех случаях, если вред был причинен вследствие умысла страхователя, в состоянии опьянения, если страхователь скрылся с места происшествия и т. п. Здесь возникает уже другой вопрос: почему в одних случаях страховщик признается лицом, возместившим вред, а в других – нет, при условии, что и в первом, и во втором случаях были и вред, и выплата страхового возмещения в погашение этого вреда. Вразумительного ответа на этот вопрос также дать невозможно. Хотя, в принципе, все понятно: если предоставить страховщику право регресса на все случаи страховой выплаты, то такое страхование превратится в фикцию; если вообще отказаться от права регресса, то страхователь будет получать страховую защиту даже в случаях своего, по существу, неправомерного поведения; если в такого рода случаях вообще не производить страховой выплаты – в обиде окажется потерпевший. Однако такой подход означает, что соображения целесообразности и некой справедливости берут верх над законностью и объективными законами построения правовых систем. Разумеется, наличие права на регресс является весьма выгодным для страховщиков. При подобном «страховании» они всегда окажутся в выигрыше. Действительно, получив со страхователя плату за страховую защиту, которая заключается в выплате страхового возмещения, страховщик сумму этого возмещения взыскивает с того же страхователя, оставив при этом плату за страхование при себе. Но в чем же тогда заключается страхование и за что всетаки страхователь платит страховщику? И зачем страхователю вообще нужно такое «страхование», когда все убытки, вызванные страховым случаем, не только останутся при нем, но еще и возрастут на сумму страховой премии. Если бы он вообще не страховался, то по крайней мере сэкономил бы на страховых платежах. Но все это означает, что страхование ответственности за причинение вреда подменяется страхованием вреда, причиненного потерпевшему. С институтом регресса связан институт суброгации. В соответствии со ст. 965 ГК, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Такой переход прав страхователя к страховщику именуется суброгацией. Отметим, что ни Закон «Об обязательном страховании», ни Правила обязательного страхования вовсе не упоминают о праве суброгации (в отличие от права регрессного требования). Однако это не выступает основанием для того, чтобы считать, что суброгация при страховании ответственности владельцев транспортных средств вообще неприменима. Гражданский кодекс применительно к суброгации содержит правовую норму, которая носит общий характер и относится ко всем видам имущественного страхования. Основное отличие регресса от суброгации заключается в том, что право регресса вытекает в данном случае из отношения из причинения вреда (т. е. внедоговорного, деликтного отношения), а право суброгации – из страхового отношения, которое является договорным. Отличие регресса от суброгации заключается также в том, что при регрессе, который означает обратное требование, наряду с обязательством, где в качестве кредитора выступает потерпевший, а в качестве должника – причинитель вреда, возникает новое (дополнительное) обязательство, где кредитором выступает лицо, возместившее убытки потерпевшему вместо их непосредственного причинителя, а должником – лицо, ответственное за убытки. При суброгации нового обязательства по возмещению убытков не возникает – просто в уже действующем обязательстве происходит замена кредитора, т. е. страхователь передает страховщику свое право требования к тому лицу, который является его должником в том или ином обязательстве. В результате страховщик замещает собой страхователя как кредитора в ином обязательстве. Иначе говоря, суброгация представляет собой разновидность цессии – уступки или перехода права требования к третьему лицу (должнику в обязательстве) от одного субъекта (страхователя, выступающего в качестве кредитора в данном обязательстве) к другому субъекту (страховщику, приобретающему права кредитора в этом обязательстве). В то же время суброгация отличается от простой цессии тем, что переход права требования осуществляется не по сделке, а на основании закона. Статья 387 ГК предусматривает, что «права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании законодательных актов и наступления указанных в них обстоятельствах… при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая». При цессии заключается договор об уступке прав. При суброгации переход прав происходит не в силу договора, а в силу факта платежа новым кредитором первоначальному кредитору страхового возмещения при наступлении страхового случая. Следовательно, простая цессия совершается в силу волеизъявления кредитора, суброгация имеет место в силу закона. Суброгация вытекает непосредственно из закона и не требует подтверждения договором страхования. Суброгация при страховании ответственности владельцев транспортных средств может иметь место в ситуации, когда владелец транспортного средства и водитель являются разными лицами, при этом первый выступает в качестве лица, ответственного за причинение вреда, а второй – в качестве непосредственного причинителя вреда. В этой ситуации владелец транспортного средства обязан возместить вред потерпевшему. Выплаты, произведенные в порядке возмещения вреда потерпевшему, составят убыток данного владельца транспортного средства. Водитель же выступает в качестве лица, ответственного за этот убыток. Здесь владелец транспортного средства на основании ст. 1081 ГК приобретает право регрессного требования к непосредственному причинителю вреда – водителю транспортного средства. В результате между владельцем транспортного средства и водителем возникает обязательство, в котором владелец выступает в роли кредитора, имеющего право требования к водителю, выступающему в роли должника. Посредством страховой выплаты страховщик возмещает (полностью или частично) тот убыток, который понес или должен был понести страхователь – владелец транспортного средства, возмещая убыток, причиненный водителем. В порядке суброгации право требования владельца транспортного средства к водителю (в пределах суммы страховой выплаты) переходит к страховщику. В итоге мы имеем юридическую конструкцию, когда в порядке суброгации страховщику переходит право регрессного требования, которое имеет владелец транспортного средства (кредитор) к водителю (должнику). Еще одним случаем суброгации выступает ситуация, которая возникает при возмещении вреда, совместно причиненного третьему лицу в результате взаимодействия транспортных средств. В этой ситуации каждый причинитель вреда (владелец транспортного средства) несет ответственность перед потерпевшим в зависимости от степени своей вины. Однако в соответствии со ст. 1080 ГК лица (в данном случае – владельцы транспортных средств), совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. Это означает, что потерпевший вправе обратиться за полным возмещением вреда к любому владельцу транспортного средства, который участвовал в совместном причинении вреда. Однако последний, возместив вред в полном объеме, в силу п. 2 ст. 1081 ГК приобретает право регрессного требования к другим лицам (владельцам транспортных средств), совместно с ним причинивших вред данному потерпевшему, в той доли ответственности, которую они несут перед потерпевшим соразмерно степени своей вины. Учитывая, что ответственность владельца транспортного средства, несущего солидарную ответственность перед потерпевшим, была застрахована, этот потерпевший может предъявить требование о страховой выплате к страховщику данного владельца. Поскольку выплату потерпевшему произвел страховщик, то к нему соответственно переходит в порядке суброгации то право регрессного требования, которое этот владелец транспортного средства, являющийся страхователем данного страховщика, имеет к другим владельцам. Например, в результате взаимодействия транспортных средств А и Б был причинен вред пешеходу N в размере 100 тыс. рублей. Вина владельцев транспортных средств в причинении вреда этому пешеходу была одинаковой, т. е. доля ответственности каждого из них перед пешеходом равняется 50 тыс. рублей. Этот пешеход обратился за получением страховой выплаты в страховщику владельца транспортного средства А, получив с этого страховщика в порядке несения солидарной ответственности владельцев транспортных средств 100 тыс. рублей. В такой ситуации страховщик может в порядке суброгации взыскать с владельца транспортного средства Б 50 тыс. рублей. Отметим, что в данном случае страховщик имеет в порядке суброгации право требования именно к иным владельцам транспортных средств, являющимся солидарными должниками перед потерпевшим, но не к их страховщикам (хотя, в принципе, страховщикукредитору в порядке суброгации безразлично, от кого он получит деньги: от самого владельца транспортного средства или от его страховщика). Перемена кредитора в порядке суброгации происходит с момента производства страховой выплаты. При этом перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем и лицом, ответственным за убытки (п. 2 ст. 965 ГК). Так, исковая давность по требованиям, предъявляемым в порядке суброгации, берет свое начало не с момента производства страховой выплаты страховщиком, а с момента возникновения у страхователя (как кредитора) требования к лицу, являющемуся должником в обязательстве с этим страхователем. Пункт 3 ст. 965 ГК предусматривает, что страхователь обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования. Естественно, что в порядке суброгации страхователь (владелец транспортного средства) может передать лишь то, чем обладает сам. Так, если право требования владельца транспортного средства (например, автотранспортной организации) к водителю ограничено нормами трудового законодательства, то страховщик в порядке суброгации сможет взыскать с него не сумму, равную страховой выплате, а сумму, соответствующую той, которую должен получить данный владелец с этого водителя как со своего работника. В соответствии с Гражданским кодексом, если страхователь отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя, страховщик освобождается от осуществления страховой выплаты полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы (п. 4 ст. 965 ГК). Однако следует учитывать, что при страховании ответственности владельцев транспортных средств первоочередным правом на получение страховой выплаты обладает потерпевший. Освобождение страховщика от страховой выплаты по мотиву того, что страхователь отказался от требования к водителю, являющемуся непосредственным причинителем вреда, привело бы к ущемлению права потерпевшего. Поэтому в данной ситуации страховщик обязан в силу п. 3 и 4 ст. 931 ГК произвести страховую выплату потерпевшему, а затем взыскать эту сумму в порядке ст. 15 ГК со страхователя. Другое дело, когда выгодоприобретателем выступает сам страхователь. Здесь норма, предусмотренная п. 4 ст. 965 ГК, действует в полном объеме, и если владелец транспортного средства отказался от своего права требования к водителю как к причинителю вреда, ответственность за который несет этот владелец, или осуществление этого права стало невозможным по вине данного владельца, то страховщик освобождается от осуществления страховой выплаты полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы. В заключение отметим, что многие страховщики полагают (правда, это было еще до принятия Закона «Об обязательном страховании»), что в случаях, когда причинителем убытка выступает сам страхователь, и страховая выплата производится лицу, потерпевшему от действий страхователя, то к страховщику переходит в порядке суброгации право требования к самому страхователю. Такая ситуация возникает при страховании ответственности за причинение вреда, где страхователь выступает в роли лица, ответственного за причинение убытка, а потерпевшая сторона – в роли выгодоприобретателя, передающего страховщику свое право требования к причинителю убытка. При этом рассуждение выстраивается по следующей схеме. Статья 965 ГК, говоря о передаче права требования в порядке суброгации, в качестве передающего лица имеет в виду не только страхователя, но и выгодоприобретателя. В данном случае выгодоприобретателем выступает потерпевший, который имеет право требования к причинителю вреда (владельцу транспортного средства) в силу обязательства вследствие причинения вреда. Страховщик посредством страховой выплаты возмещает потерпевшему тот вред (убыток), который причинил ему данный владелец. В результате к страховщику переходит то право требования, которое потерпевший (выгодоприобретатель) имеет к владельцу транспортного средства как к лицу, ответственному за причиненный вред. Данное мнение является ошибочным по следующим основаниям. Вопервых, страховщика и страхователя связывает страховое отношение. Объектом при страховании ответственности владельца транспортного средства является не интерес потерпевшего, а интерес владельца транспортного средства, выступающего в качестве страхователя (либо, по крайней мере, застрахованного лица). Страхование призвано уменьшить его убытки, вызванные необходимостью возмещения убытков, причиненных другому лицу. То, что страховая выплата производится потерпевшему, не меняет общей конструкции – получив страховую выплату, потерпевший теряет право требования к причинителю убытка на сумму этой выплаты, уменьшая тем самым размер сумм, которые владелец транспортного средства выплатил бы потерпевшему. За свою страховую защиту страхователь уплатил страховщику плату в виде страховой премии. Здесь же получается, что страховщик, получив от страхователя плату за страхование и произведя страховую выплату выгодоприобретателю, взыщет под видом суброгации сумму этой выплаты с самого страхователя. В итоге страхование превращается в фикцию, поскольку его как такового вообще не будет, а страховая деятельность превращается для страховщика в безрисковый вид деятельности. Вовторых, страховщик вправе в порядке суброгации взыскать с лица, ответственного за убыток, лишь ту сумму, которую он выплатил выгодоприобретателю. Право требования потерпевшего, являющегося выгодоприобретателем, к причинителю убытка, являющемуся страхователем, уменьшается на сумму полученной страховой выплаты. Поэтому с получением страховой выплаты потерпевший утрачивает право требования к лицу, ответственному за убыток, и ему нечего передать в порядке суброгации страховщику.
<< | >>
Источник: Алексей Алексеевич Худяков, Алексей Иванович Худяков. Страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств Теория и практика гражданского права и гражданского процесса. 2004

Еще по теме § 4. Право регрессного требования страховщика и суброгация:

  1. Проценты при регрессном требовании поручителя к должнику
  2. 6.1. Учет расчетов по регрессным претензиям
  3. II. Способы изменения обязательств (цессия, суброгация, делегация)
  4. 5.6. Институт суброгации в международном инвестиционном праве
  5. ЦЕССИЯ СВЯЗАННЫХ С ОБЪЕКТОМ ПРАВ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ГАРАНТИЙ; ПРАВА СУБРОГАЦИИ
  6. 1.1. Право требования как объект оборота
  7. § 2. Представитель страховщика в субъекте Федерации
  8. 12.1. Передача документов, подтверждающих право требования
  9. Страховщики
  10. 11.1. Существующее и будущее право для целей уступки права требования
  11. 14.2. Право должника на возражения против требований нового кредитора
  12. § 3. Освобождение страховщика от страховой выплаты
  13. Отчет о размещении страховых резервов - форма N 7-страховщик
  14. 304. Какие элементы включает в себя право на труд, отвечающий требованиям безопасности и гигиены?
  15. 10.2. Последствия сделки уступки права требования для третьих лиц. Преимущественное право
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -