<<
>>

§ 48. Последствия принятия наследства. - Ответственность наследника за долги. - Возможность разделения долгов

Наследнику принадлежит имущество умершего, со всеми исками и требованиями, соединенными с имуществом (в том числе следующие к получению долги, заслуженное жалованье и т. п., что по службе законно принадлежало умершему.

Зак. Гражд., д. 1258*(190). Право на иск, еще не предъявленный, или процессуальное право по начатому иску ограничивается в лице наследника давностью, поскольку оно было ограничено в лице умершего, т. е. сколько оставалось давности у умершего в минуту его смерти, столько же с этой минуты переходит к наследнику (Зак. Гражд. 566).

Наследник становится преемником умершего вотчинника и представителем прав его по имуществу, равно как и своих прав, так что в лице наследника объединяется юридическая его личность с личностью умершего. Посему, представляя в себе личность умершего со всеми его требованиями и обязательствами, наследник уже не может сохранить при себе свои личные требования к умершему и свои перед ним обязательства: те и другие погашаются в наследстве, по соразмерности количеств. Посему, если наследник был должен умершему, долг его погашается вполне и совершенно, буде он единственный наследник; отчасти, если он отчасти наследник, вместе с другими лицами, т. е. какая доля наследства ему досталась, в такой доле и долг его погашается. Если наследник был кредитором умершего, то погашается его требование, также соразмерно наследственной доле, т. е., получив, например, половину имения, он вправе требовать только половину долга с другого наследника - преемника другой половины имения, а половина долга погашается в собственном его преемстве. Это погашение происходит само собою, силою наследственного перехода, требование само собою исчезает, и наследник не вправе уже простирать оное на умершего вотчинника или на какую-либо часть его имущества. Посему, если бы он, по принятии наследства, передал свое заемное письмо на умершего вотчинника стороннему лицу, оно и в руках у сего последнего не имело бы ценности в той части взыскания, которая погашена была бы переходом наследства (ср. о сем реш. Касс. Деп. Сената 1869 г. N 1292; 1874 г. N 190; 1880 г. N 35, 70). Один из случаев подобного зачета долгов и требований наследника в состав наследства указан в 1260 ст. Зак. Гражд. В ней изъяснено, что сын, состоя кредитором (буквально: отдатчиком денег на сохранение) своего родителя, по смерти его получает от своих сонаследников не всю ту сумму, какую отец был ему должен, но с вычетом части сего долга, упадающей, по разделу с прочими братьями, собственно на его долю. Часть кредиторских прав сына погашается в наследственном его праве.

Получая права и требования по наследственному имуществу, наследник принимает на себя и ответственность во всех долгах и взысканиях, упадающих на умершего вотчинника - ответственность личную и безусловную, которая не ограничивается ценностью принятого имения, но упадает и на имение, лично принадлежащее самому наследнику (Зак. Гражд. 1259, 1543, 1544, 2110; Пол.

Казенн. Подряд., ст. 72, 194). В одном только случае закон допускает исключение из сего правила: в бессрочных обязательствах и писанных до востребования, когда они представлены ко взысканию по смерти должника, наследники его ответствуют одним принятым по наследству имением (1259 прим.*(191)). Но эта безусловная ответственность является во всей полноте своей лишь там, где представителем умершего оказывается одно лицо, единственный наследник. А когда есть несколько наследников, то ответственность распределяется между ними соразмерно наследственной доле каждого (ср. Касс. реш. 1879 г. N 294; 1886 г. N 60). Это значит, что получивший, например, четвертую долю наследства, отвечает и за четвертую долю долгов, но в этой четвертой доле долгов отвечает все-таки всем своим имуществом; следовательно, чтобы определить, какая часть долга падает на лицо наследника, необходимо учесть количество полученного им имения и определить ее отношение к общему количеству всего наследства. Этот учет у нас во многих случаях невозможно сделать вполне равномерным, по общей неопределительности ценностей в нашей экономии, и потому еще, что наследства у нас большею частью принимаются в беспорядке и без описи. Обязанность наследников отвечать за долги умершего по соразмерности с наследственными долями относится в одинаковой мере как к наследникам по закону, так и к наследникам по завещанию: так постоянно признает наша судебная практика (ср. Сб. Сен. реш., т. II, 312; Касс. реш. 1874 г. N 190; 1880 г. N 34, 35). Однако ответственность наследников по завещанию может быть распределена завещателем и непропорционально наследственным их долям; так что общее правило об ответственности за долги пропорционально наследственным долям применяется к наследству по завещанию лишь в том случае, когда на сей предмет в завещании не сделано распоряжений (ср. Касс. реш. 1874 г. N 190; 1880 г. N 70; 1882 г. N 62).

Отзыв наследника, что он не единственный наследник, не может сам по себе служить законным поводом ни к устранению, ни к отсрочке ответственности: принявший наследство обязан безусловно платить долги умершего вотчинника, несмотря на то, один ли состоит наследником или вместе с другими (Касс. реш. 1873 г. N 1647). Без сомнения, в сем случае разумеется лишь неопределенный отзыв, не содержащий в себе ясного указания на признанных и утвержденных наследников. Из других решений видно, что наследник, к которому предъявлен иск, обязан доказать, что есть другие наследники, обязанные делить с ним ответственность по иску; он обязан доказать, что получил не все наследство, а определенную долю, соразмерно с коей, буде докажет, и несет ответственность (Касс. реш. 1876 г. N 549; 1877 г. N 330).

В лице наследника собственные его долги сливаются с долгами умершего вотчинника, то есть он отвечает за те и за другие одинаково и сполна. Но можно ли допустить, что за те и за другие долги отвечает, по принятии наследства, совокупно и в безразличной массе, имение самого наследника вместе с имением, доставшимся ему по наследству? Наше законодательство не устанавливает ни положительных правил, ни определительного порядка для так называемого разделения долгов (см. § 36); однако противоречило бы справедливости отвергнуть и у нас возможность такового разделения. За личные долги каждого лица должно отвечать все его имение: в этом только предположении делается человеку и кредит при его жизни; следовательно, несправедливо допустить, чтобы по смерти его это его имение обращено было на покрытие долгов другого лица, хотя бы наследника, в ущерб кредиторам умершего вотчинника, которые верили умершему и его состоятельности, а не наследнику. Притом всякое наследство, в совокупности своей, вмещает в себя права и обязанности по имуществу, соединявшиеся в лице умершего вотчинника, и наследник, принимая наследственное имение, принимает его не иначе, как со всеми лежавшими на нем тягостями. Наш закон в 1259 статье дает основание к отделению долгов наследственных от личных долгов наследника. В статье 1259 сказано, что наследник обязан ответствовать за долги умершего, в случае недостатка имения, даже собственным капиталом и имуществом. Итак, если бы по просьбам личных кредиторов наследника обращено было взыскание на имение, доставшееся ему по наследству от другого лица, личные кредиторы сего последнего имеют право требовать, чтобы это имение обращено было прежде всего на их удовлетворение: можно указать на состоявшиеся в этом смысле судебные решения (напр. Сб. Сен. реш. II. 552). Но если наследственное имение успели уже продать и вырученными деньгами удовлетворить личных кредиторов наследника, прежде чем кредитор умершего вотчинника указал на это имение для удовлетворения своей претензии, то нет прямого законного основания поворотить имение или деньги, ибо личному кредитору принадлежит, во всяком случае, личное только, а не реальное право на удовлетворение из определенного имения. Известно, что наши законы весьма неопределительны во всем, что касается до конкурсного производства, и удовлетворение одних кредиторов в ущерб другим нередко зависит у нас от случайных причин (кто кого предупредит). Между тем нередко случается, что в руках у одного наследника, и притом еще несостоятельного по своим долгам, соединяется несколько наследств от разных лиц, обремененных долгами. В таких случаях надлежало бы по всей справедливости из каждого наследства составить особую долговую массу; но в отсутствии определительных по сему предмету правил долги соединяются вместе, и удовлетворение производится беспорядочно, со стеснением одних кредиторов к выгоде других.

В решениях Кассационного Департамента Сената признавалось, что имущество умершего вотчинника смешивается с имуществом наследника, поэтому кредиторы того и другого имеют одинаковое право на удовлетворение: кредиторы первого не имеют предпочтительного права на удовлетворение из наследственного имущества (ср. реш. 1879 г. N 85; 1880 г. N 23); но в реш. 1886 г. N 63, на основании исторического исследования статей 1104 и 1259) Зак. Гражд., из коих в первой определяется состав наследства, а в последней устанавливается ответственность наследников, Сенат пришел к тому, в существе вполне справедливому, толкованию, что кредиторы умершего вотчинника имеют преимущественное перед кредиторами наследника право на удовлетворение из наследственного имущества, а если часть его наследниками заложена или отчуждена, то из оставшихся частей, причем они обязаны удостоверить, что указанное ими имущество досталось ответчикам от умершего вотчинника, их должника.

Ответственность в долгах основывается на наследстве, а не на праве представления. Различая одно от другого, закон (1262) подтверждает, что дети не обязаны платить долги за родителей, если по смерти их никакого имения в наследство не получили, хотя по праву представления и досталось им потом наследство от дедов и других родственников (ср. Касс. реш. 1870 г. N 1114; 1879 г. N 342, 392).

От общей ответственности в долгах и обязательствах не изъемлются казна и прочие ведомства, наследующие по выморочному праву (1263).

Об ответственности наследников умершего чиновника по казенным начетам см. т. VIII ч. 2, Общ. Счетн. Уст., ст. 335, прим., прил.; ст. 6, прим. О правах и ответственности по искам в процессуальном отношении см. Зак. Суд. Гражд., ст. 30, 81. Уст. Гражд. Судопр., ст. 457, 458. Об ответственности наследников после командира по случаю сдачи полка. Свод. Военн. Пост., ч. 3, кн. I, ст. 358.

а) Некоторые из имуществ, достающихся наследникам в лице умершего, освобождаются от падающих на него взысканий (benefic. competentiae). Таковы, напр., пенсии, назначаемые вдовам и детям умершего: из вдовьей пенсии берется лишь третья часть на пополнение казенного взыскания, а из детской ничего не берется. Т. III Уст. пенсион., ст. 232, 233; Пол. Взыск. Гражд., ст. 394. Уст. Гражд. Суд., ст. 1088. На пополнение начетов и взысканий казенных и частных из эмеритальных пенсий, следующих семейству должника, или единовременных пособий удерживается половина. Свод. Военн. Пост., ч. II, кн. I, 2271 ст., примеч. 3 по V прод. На заповедные имения и на доходы с них не обращаются личные взыскания, падающие на умершего владельца. Зак. Гражд. 492 ст.

Едва ли законно будет распространять это правило и на пополнение частных взысканий. Правило это особое, своего рода, а не последствие наследственного перехода. Если бы вдова, поскольку получает пенсию или единовременное пособие после мужа, ничего по себе не оставившего, признаваема была наследницею по нем, то надлежало бы применить к ней общее правило 1259 ст. Зак. Гражд. об ответственности наследника. Но по сей только причине нельзя признать ее наследницею. Пенсия, единовременное пособие составляют милость правительства ко вдове чиновника, за службу его; то и другое назначается вдове не потому, что она наследница, а потому что она жена (те же соображения применяются и к детям), совсем независимо от наследственного права. К наследству причитается только имущество, действительно принадлежавшее умершему в день его смерти, хотя бы и службою приобретенное; посему к наследству причисляется 1258 статьей заслуженное по день смерти жалованье: оно есть ценность, действительно образовавшаяся и составлявшая личную принадлежность умершего. Совсем иное дело - пенсия: она составляет личную принадлежность не мужа, а оставшейся после него жены, и государственное, а не гражданское ее право, последствие службы мужа, но не наследования после мужа. Итак, вопрос о вычете из пенсии за долги мужа может возникнуть не из соображений наследственного права, а из соображения, чуждого сему праву, и потому сей вычет не сам собою предполагается, а требует положительного предписания и правила в законе. Относительно казенного взыскания такое правило есть, а относительно частных взысканий нет такого правила.

Можно указать на некоторые решения, в коих получение пенсии после умершего признаваемо было признаком принятия наследства (напр., решение, приведенное в Ж. М. Юст. 1865 г. N 9); но такие решения, конечно, основаны на недоразумении. В противоположном смысле см. Кассац. реш. 14 февраля 1873 г. N 202. Касс. реш. 1872 г. N 1036 признано, что вдова, получившая заслуженное умершим жалованье, не освобождается от ответственности за долги мужа, и оправданием ей не может служить то обстоятельство, что полученные деньги употреблены на покрытие похоронных расходов.

б) Некоторые взыскания погашаются со смертью лица, подлежавшего взысканию.

Таковы деньги, выданные из казны вперед чиновнику на прогоны и в жалованье. В этом случае можно сказать, что само взыскание возникает именно по причине смерти, посему оно смертью и погашается. III т. Уст. Сл. Прав., ст. 228. О пособии, выданном при определении на службу в отдаленный край, - там же, ст. 225, прим., прил.; ст. 13, о деньгах, не взысканных за ордена, - Учр. Орд. изд. 1892 г., ст. 195, 196.

в) Зак. Гражд. 1544 ст. От наследников лица, обязавшегося к личной услуге, нельзя требовать продолжения такой услуги, но закон этот не лишает наследников права на получение вознаграждения за личную услугу, уже исполненную умершим контрагентом, так как это вознаграждение составляет уже часть имущества умершего, принадлежащую его наследникам. С прекращением, за смертью одного из контрагентов, личных отношений, установленных договором, не погашаются возникшие для одной из сторон из договора имущественные обязательства; поэтому наследники лица, в пользу коего по договору произведена была работа, не имеют права отказываться от уплаты условленного за эту работу вознаграждения (сравн. Сб. Сен. реш. II, N 1064. Кассац. реш. 1871 г. N 206; 1875 г. N 960).

г) Наследник вступает во все права и обязанности умершего; следовательно, для наследника обязательно сделанное умершим признание обязательств. Наследник не вправе оспаривать обязательство, сознанное умершим.

По делу Олонкина Государственный Совет признал, что опека, учрежденная над расточителем, имеет право оспаривать обязательства, сознанные им до учреждения опеки; а когда опека сим правом не воспользовалась, то оно переходит, по смерти самого расточителя, к его наследникам. Юрид. Вест. 1867 г., N 4.

д) Во многих случаях, хотя и бесспорно наследует человек известное имение, весьма важно определить в точности, от какого именно лица дошло ему то имение непосредственно по праву наследства, ибо после кого кто наследник, за того и в долгах отвечать должен.

Вдова, оставшись после мужа с детьми, буде не получила себе при жизни из мужнина имения указной части отделом, то эта часть, оставаясь в составе мужнина имения, во всяком случае достается по наследству ее детям. Но если отец их не оставил по себе долгов, а мать оставила долги и не оставила наличного имения, то для детей-наследников выгодно, чтоб их признали во всем имении наследниками после отца. Однако если мать их при жизни своей просила уже о выделе ей указной части, то в сей указной части дети должны быть признаны наследовавшими после нее, а не после отца, и обязанными отвечать за долги ее, по соразмерности.

По делу Василия Хрущова возник вопрос: следует ли привлечь его к ответственности за долги матери, за отзывом его, что он от матери никакого наследства не получал, а принял только отцовское наследство. Оказалось, что по смерти отца Хрущова к имению его остались наследниками сын да в указной части мать, которая при жизни входила в опеку с просьбой о выделе ей указной части, но, не получив еще выдела, умерла. Из сего Сенат (Сб. Сен. реш., т. II, N 595) вывел, что право вдовы Хрущовой на выдел ук. части перешло за силою 1152 ст. к ее наследнику-сыну; следовательно, Вас. Хрущов, приняв отцовское наследство, принял в составе его и указную часть матери. Посему Сенат определил: отобрать от Василия Хрущова отзыв, соглашается ли он принять ту часть наследства с ответственностью за долги матери; если же не согласен, то обязан предоставить ее в пользу кредиторов матери.

е) По делу Майковой возник вопрос: может ли наследник недобросовестного владельца быть освобожден от обязанности, лежавшей на сем последнем по заключенному им с третьим лицом договору, если этот наследник не знал о недобросовестности пользования своего предшественника имуществом? Иными словами: действительное владение имуществом переходит ли к преемнику по наследству с теми же внутренними качествами, с какими было оно у умершего вотчинника, в силу его сознания, - или свойство сего владения определяется и у преемника исключительно по личному его сознанию? Сенат (кассац. реш. 1869 г. N 315) признал, имея в виду ответственность наследника за недобросовестное владение перед законным собственником, - что как право на пользование имуществом, так и ответственность по обязательствам умершего возникает для наследника со смерти прежнего владельца. Для наследников, по смыслу 1259 и 1548 ст. Зак. Гражд., нет нового начала исполнения сих обязательств: на них переходят те самые обязанности, которые лежали бы на умершем, если бы жизнь его продолжалась. Посему наследник, приняв владение с сознанием неправости его у прежнего владельца, повинен отвечать за сие сознание в течение собственного владения, хотя бы и не было доказано, что сам наследник также сознавал неправость своего владения тем имуществом.

ж) После смерти Анны Т. открылось наследство в недвижимом имении. Сестра умершей, Мария Б., не быв еще утверждена в наследственных правах и не получив имения в действительное владение, продала его по купчей Варваре В. Вслед за тем покупщица вступила во владение имением, а Мария Б. утверждена в наследственных правах своих.

Через 5 лет после того Мария Б. умерла, и наследником по ней утвержден сын ее Иван Г. Вступив в наследство, он начал доказывать, что мать его не имела права продать имение, доставшееся ей после Анны Т., покуда еще не была утверждена наследницей и не получила того имения в действительное владение. На этом основании Г. просит уничтожить продажу как незаконную, и, отобрав имение от покупщицы В., причислить его к составу наследства, открывшегося после его матери.

Может ли быть допущен такой иск? Не думаю. Наследство есть совокупность имуществ, прав и обязанностей, оставшихся после умершего. Наследник входит только в то имущество, в те права, в те обязательства, которые принадлежали умершему: но прав больших, нежели какие принадлежали лицу, оставившему имение, закон ни в каком случае не дает наследнику.

Право на иск об имуществе, без сомнения, переходит к наследнику в той же мере, в какой принадлежало умершему вотчиннику. Но в настоящем случае право на иск не принадлежало самой Марии Б. Предмет такого иска, по существу его, есть разрушение продажи. Продажа может быть уничтожена, потому что ею нарушено право казны либо частное право. В том и в другом случае иск принадлежит тому лицу, которого право нарушено. Если бы Мария Б. продала имение прежде, чем оно поступило в действительное ее владение, а впоследствии оказалось бы, что наследственное право в этом имении не может принадлежать ей или принадлежит не ей одной, а совокупно с другим лицом, тогда это последнее лицо могло бы почитать право свое нарушенным преждевременною продажей и имело бы законное основание начать иск об уничтожении продажи. Но если Мария Б. была и всегда почиталась единственною наследницей в проданном ею имении, если к этому имению никто, кроме нее, не мог при жизни ее простирать прав своих, - то она сама не имела ни малейшего основания требовать уничтожения продажи, ею самою добровольно учиненной. Сама она не могла быть нарушительницею собственного своего права; иск на этом основании и не мыслим, а другого нарушителя не могло быть в виду, если ей только одной принадлежало наследственное право в проданном имении. Этою продажей ничье право нарушено не было; следовательно, Мария Б. не имела права на иск об уничтожении продажи. Очевидно, что положение ее наследника, в отношении к проданному имению, остается то же самое относительно полученного после нее наследства; он не стороннее лицо, не представитель какого-либо нового права, но преемник прав, прежде существовавших, представитель только тех прав по имуществу, которые ей принадлежали; следовательно, и он со смертью Марии Б. не мог получить отдельного права на иск о проданном ею имении.

з) Родители, на основ. 1141 и 1142 ст. получившие имение после бездетных детей в пожизненное владение или в возврат, яко дар, обязаны ли, на общем основании, как наследники, отвечать за долги детей? Обязаны, решает Касс. Сенат (реш. 1873 г. N 436, 758), но не на общем основании. Обязаны, потому что имение должника должно отвечать за долги его. Но не будучи в прямом смысле закона наследниками после детей, родители не подходят в сем случае под правило 1259 ст., т. е. не обязаны платить долги детей из собственных капиталов и имуществ*(192).

<< | >>
Источник: Победоносцев К.П.. Курс гражданского права, 3 тома - С.-Петербург, Синодальная типография.. 1896
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме § 48. Последствия принятия наследства. - Ответственность наследника за долги. - Возможность разделения долгов:

  1. § 73. Последствия приобретения. - Ответственность наследников и преемников по завещанию за долги умершего завещателя
  2. § 36. Непосредственное вступление прямых наследников. - Трансмиссия. - Утверждение в наследстве. - Принятие наследства и отречение.
  3. § 44. Открытие наследства и приобретение оного. - Ответственность незаконного наследника перед законным. - Передача наследственного права. - Договоры о будущем наследстве
  4. § 45. Меры к охранению открывшегося наследства. - Опись. - Вызов наследников. - Утверждение в правах наследства. - Срок на явку наследников и вступление явившихся. - Особые правила для торгового сословия
  5. 1700 г., Июля 15. Именный. О РАЗДЕЛЕНИИ МЕЖДУ ЗАИМОДАВЦАМИ ИМЕНИЯ ДОЛЖНИКА ПО СОРАЗМЕРНОСТИ КАЖДАГО ИЗ НИХ ДОЛГОВОЙ СУММЫ; О ПРАВЕЖЕ ДОЛГОВ И О НАКАЗАНИИ ЗА ДАЧУ ПОДЛОЖНЫХ ДОЛГОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  6. § 13. РАЗДЕЛ НАСЛЕДСТВА. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НАСЛЕДНИКОВ ПО ДОЛГАМ . НАСЛЕДОДАТЕЛЯ
  7. § 50. Принятие наследства и отречение от него. Последствия принятия наследства
  8. III. Последствия принятия наследства
  9. § 46. Принятие наследства. - Значение вызова кредиторов и некоторых публикаций. - Отзыв о принятии и действия, служащие признаком принятия
  10. 4. Срок для получения наследниками свидетельства о праве на наследство.
  11. _ 3. Приобретение наследства 1. Принятие и отказ от наследства 149. - Дуализм выбора
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -