>>

1. Понятие вреда, причиненного личности

Многие из нас не раз слышали слова «вред», «ущерб», «убыток» применительно к потерпевшему, принесшие какие-то материальные лишения гражданину. При причинении вреда личности понятия «вред», «ущерб» и «убыток», как и при причинении вреда имуществу, имеют одинаковое юридико-техническое и семантическое значение.

Как сказано в преамбуле Устава Всемирной организации здравоохранения, «здоровье—это состояние полного физического, духовного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов».

Советское гражданское право (ст. 459 ГК и Правила возмещения предприятиями, учреждениями, организациями ущерба, причиненного рабочим и служащим либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, 1984 г.) в первую очередь ставит своей задачей возместить именно ущерб, подлежащий денежной оценке (конечно, со значительной долей условности), чтобы как-то компенсировать имущественные потери потерпевшего (прежде всего заработок, пропорциональный утрате трудоспособности, и другие расходы—ст. 459 ГК) и, по возможности, способствовать восстановлению трудоспособности, когда такое объективно возможно. Это наиболее характерно и типично для гражданского права, предмет которого составляют, в основном, имущественные отношения (ст. ст. 1, 2 ГК).

По одному из дел Верховный Суд РСФСР указал: вред, причиненный повреждением здоровья, возмещается в размере заработка или части его, которого потерпевший лишился вследствие полной или частичной утраты профессиональной трудоспособности, за вычетом пенсии по инвалидности в связи с данным повреждением здоровья. Отсюда следует, что размер возмещения определяется прежде всего исходя из медицинских данных о степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности.

С. обратился в суд с иском о возмещении ущерба, сославшись на то, что М. причинил ему тяжкие телесные поврежде-

160

Б

ния, за что был осужден приговором суда по ст.

108 У К РСФСР. Вследствие причинения телесных повреждений он признан инвалидом и ему назначена пенсия в сумме 120 руб.

Решением Промышленного районного народного суда г. Ставрополя размер ежемесячных платежей установлен в сумме 206 руб. исходя из среднего заработка потерпевшего в сумме 326 руб. за вычетом назначенной пенсии по инвалидности в сумме 120 руб.

По протесту заместителя Председателя Верховного Суда РСФСР решение суда было отменено. При рассмотрении дела суд не провел по делу судебно-медицинскую экспертизу и не установил степень утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности в связи с повреждением здоровья.

Здоровье и трудоспособность — это еще духовное и социальное благополучие или, как сказано в Руководстве по врачебной и трудовой экспертизе, трудоспособность есть «состояние, при котором совокупность физических и духовных возможностей позволяет ему выполнять работу определенного объема и качества».

Закон не дает определения трудоспособности, но имеется практика установления инвалидности при отсутствии непосредственной потери трудоспособности'. К повреждению здоровья ВТЭК приравнивает дефекты, возникшие на коже, или повреждения зубов и т. п., хотя это нередко и не ведет непосредственно к утрате трудоспособности (протезирование или косметическая операция осуществляется по заключению ВТЭК и за счет причинителя вреда).

Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда от 18 мая 1981 г. наряду с компенсацией имущественных потерь предусматривает и восстановление общественного мнения о гражданине и его собственной оценке своего места и роли в обществе. Так, при юридической реабилитации гражданина по его просьбе об этом могут извещаться трудовой коллектив и общественные организации по месту жительства. Одновременно ему должны быть возвращены прежнее (или аналогичное) место работы и жилье.

В проекте Платформы КПСС о национальной политике в современных условиях говорится о необходимости посредством Закона возмещать моральный ущерб, причиненный оскорблением национальных чувств личности.

Возмещение так называемого морального вреда—отдельный и достаточно сложный вопрос.

' См.: Азаров Е. Г., Козлов А. Е. Личность и социальное обеспечение в СССР. М., 1983. С. 98—100.

11 Заказ 1G62

161

На практике причинение вреда личности в большинстве случаев связано с увечьем или иным повреждением здоровья (ст. 459 ГК), а также причинением смерти (ст. 460 ГК). Непосредственно вред, причиненный личности,—это, как правило, уменьшение способности к труду по определенной профессии (так называемая профессиональная трудоспособность— способность к труду по своей профессии или другой равной ей по квалификации и оплате— п. 3.1 Методических указаний о порядке определения степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах при освидетельствовании во ВТЭК рабочих и служащих, получивших увечье или иное повреждение здоровья, связанное с исполнением ими трудовых обязанностей, от 5 октября 1985 г.), а в случае потери кормильца — уменьшение дохода, на который лицо (иждивенец) имеет право по закону (ст. 460 ГК, Правила 1984 г., п. 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья»).

В соответствии с п. 3.2 упомянутых Методических указаний первостепенное значение имеет вид деятельности, приведшей к повреждению здоровья, по которой имеется более длительный стаж, полученный путем специального образования, или та, в которой достигнута наивысшая квалификация (в каждом случае учитываются конкретные обстоятельства).

Несовершенства законодательства нередко практически исключают учет основной профессии. Так, средний заработок, как правило, рассчитывается за 12 мес., предшествовавших увечью, а при временной нетрудоспособности — за последних два календарных месяца, а указанные периоды как раз и могут не совпасть со временем работы по профессии.

Например, Г. обратился в суд с иском о возмещении ущерба, причиненного повреждением здоровья, сославшись на то, что во время работы в совхозе получил травму ноги.

В связи с повреждением шесть месяцев был временно нетрудоспособен, переведен на более легкий труд с пониженной оплатой труда. Ему была установлена вторая группа инвалидности. Пенсия в сумме 120 руб. по инвалидности не возмещает причиненный ущерб в заработке.

Судом было определено, что причиной несчастного случая явилось нарушение администрацией правил безопасного ведения работ, и суд обоснованно признал, что ответчик обязан возместить причиненный вред. Временная нетрудоспособность по больничному листку была оплачена полностью исходя из средней заработной платы истца за два последних месяца.

Как разъяснено в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья», при временной утрате трудоспособности в результате

162

повреждения здоровья размер возмещения определяется из заработка потерпевшего за два последних календарных месяца, предшествовавших повреждению здоровья.

Потерпевшему, временно переведенному с его согласия в связи с трудовым увечьем на легкую нижеоплачиваемую работу, выплачивается разница между прежним и новым заработком до восстановления трудоспособности либо в период длительной или постоянной утраты трудоспособности. Среднемесячный заработок по прежней работе определяется из заработка за два месяца, предшествовавших трудовому увечью (п. 6 Инструкции от 13 февраля 1985 г. о порядке применения Правил 1984 г.).

Средний заработок истца за два последних месяца до увечья в приведенном примере составил 187 руб. За время выполнения легкой нижеоплачиваемой работы он получал доплату до 187 руб.

Увечье издавна рассматривалось в правовой литературе как внезапное повреждение здоровья под влиянием внешних обстоятельств.

Увечье или иное повреждение здоровья (ст. 459 ГК) практически всегда было и остается основным видом вреда, причиненного личности. Видом вреда личности является также причинение смерти (ст. 460 ГК).

В юридической теории и судебной практике под увечьем принято понимать травматическое повреждение, вызванное внезапным (как правило, однократным) воздействием на организм человека внешнего фактора — несчастного случая.

Естественно, право на возмещение вреда дают не само по себе увечье или иное повреждение здоровья потерпевшего, а только такие из них, которые повлекли утрату или повреждение здоровья.

Иное повреждение здоровья, согласно ст. ст. 460—461 ГК. п. 3 Инструкции 1985 года, Положению о расследовании и учете несчастных случаев, а также п. 1 Правил 1984 года, может выразиться и в профессиональном заболевании, отравлении, расстройстве психики и т. п.'.

При этом гражданское законодательство имеет в виду наличие действительного вредоносного результата (за исключением расходов на посторонний уход). В перспективе предлагается расширить сферу гражданско-правовой защиты, включив сюда «судебную защиту от создания опасности нарушений и самих нарушений личных и имущественных прав», в частности, от опасности отравления в результате загрязнения атмосферного воздуха, воды и т. п.2. Однако судебная практика твер-

' См. Положение о расследовании изводстзе, утвержденное Президиумом

2 Малеин Н. С. Гражданский С. 195.

II*

и учете несчастных случаев на про-

ВЦСПС 13 августа 1&82 г.

закон и права личности в СССР.

163

до стоит на той позиции, что потерпевшему возмещаются лишь фактически понесенные, а не будущие расходы'.

Среди профессиональных заболеваний особое положение занимает пневмокониоз (силикоз). До 1 февраля 1988 г. больные пневмокониозом были не вправе требовать от организации, где они работали, возмещения ущерба. Вред, причиненный здоровью, возмещался повышенным пенсионным обеспечением.

Однако наряду с пневмокониозом у потерпевшего ВТЭК устанавливалась утрата трудоспособности вследствие другого самостоятельного или сопутствующего профессионального заболевания. При вине организации ущерб потерпевшему возмещался на общих основаниях2.

После принятия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 29 января 1988 г. «О порядке возмещения ущерба, причиненного рабочим и служащим вследствие профессионального заболевания пневмокониозом»3 ущерб, причиненный рабочему или служащему вследствие заболевания пневмокониозом, возмещается по правилам ст.

91 Основ гражданского законодательства (ст. 460 Г1<), а значит, на больных пневмокониозом распространяется действие Правил 1984 г. и Инструкции 1985 г.

Рабочим и служащим, утратившим трудоспособность вследствие названного заболевания до 1 февраля 1988 г., ущерб возмещается в том случае, если им в связи с этим заболеванием установлена группа инвалидности (что реально ограничивает права работников, которые были переведены по рекомендации ВКК на другую работу без назначения группы инвалидности).

Понятие вреда личности в денежном (стоимостном) исчислении должно соответствовать общему понятию убытков кредитора, данному в ст. 219 ГК.

В стоимостном выражении ущерб, причиненный личности, как и любой ущерб вообще, делится на так называемый «положительный ущерб» и неполученные доходы. Положительный ущерб в данном случае может выразиться в расходах на лечение, уход за потерпевшим, усиленное питание, протезирование, приобретение мотоколяски или автомобиля и т. п. Неполученный доход выражается прежде всего в вызванной уменьшением или утратой общей или профессиональной трудоспособности потере заработка (в частности, когда потерпевший вынужден был брать для лечения или протезирования отпуск без сохранения заработной платы —п. 25 Инструкции от 13 февраля 1985 г.).

' См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1967. № 1. С. 6.

2 См., например: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1983. № 1.

V-', 1—2..

3 См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. № 5. Ст. 79. 164

Подробнее о порядке определения размера утраченного заработка, а также о перспективах его совершенствования мы поговорим ниже.

Заметим, что, согласно п. 22 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г., суммы в возмещение вреда должны присуждаться потерпевшему со дня, когда он вследствие повреждения здоровья лишился прежнего заработка, а иждивенцам умершего—со дня его смерти, но не ранее дня приобретения права на получение сумм в возмещение вреда.

При подаче заявления о возмещении вреда по истечении трех лет с момента утраты прежнего заработка или смерти кормильца требование утверждается со дня такого обращения к администрации, а при подаче заявления непосредственно в суд—со дня предъявления иска.

Требования о перерасчете сумм ежемесячных платежей, ранее определенных судом или администрацией, подлежат удовлетворению за время, не превышающее три года (кроме случаев счетной ошибки).

Пересчитываются суммы ежемесячных платежей в соответствии с Правилами 1984 года с 1 января 1985 г., т. е. с момента введения их в действие.

Верховный Суд РСФСР по конкретному делу указал, что ущерб взыскивается со дня его возникновения.

Ц. обратилась в суд с иском о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья в результате автомобильной аварии по вине m'oqbepa автоколонны. Суд иск удовлетворил частично, причем ущерб должен был взыскиваться судом со дня судебно-медицинской экспертизы.

Решение суда в части времени начала взыскания отменено по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РСФСР. В соответствии с п. 18 Правил 1984 года суммы в возмещение ущерба выплачиваются потерпевшим с того дня, когда гражданин вследствие увечья лишился прежнего заработка.

В заключении бюро судебко-медицинской экспертизы утрата профессиональной трудоспособности установлена у Ц. не на день ее освидетельствования экспертами, а на время получения травмы в результате автодорожного происшествия. При таких данных периодические платежи в связи с утратой прежнего заработка должны были взыскиваться со дня несчастного случая.

Из перечисленных видов «положительного ущерба» имеет яекоторые особенности возмещение дополнительных расходов, вызванных увечьем.

Дополнительные расходы, вызванные трудовым увечьем у потерпевшего, компенсируются сверх возмещения утраченного заработка. В силу ст. 459 ГК и п. 22 Инструкции 1985 года дополнительные расходы выражаются, в частности, в затратах

165

на дополнительное питание, протезирование, уход за потерпевшим, санаторно-курортное лечение, включая оплату проезда потерпевшего к месту лечения и обратно, а в необходимых случаях также и сопровождающего лица; приобретение специальных транспортных средств, их капитальный ремонт, приобретение горючего и т. д.

Согласно п. 24 Инструкции, расходы на постоянный посторонний уход взыскиваются независимо от того, кем осуществляется уход и понесены ли эти расходы фактически.

Судебная практика исходит из того, что сам факт таки.ч расходов не требует доказывания, так как они необходимы для нормальной жизни человека, частично утратившего трудоспособность.

Размер дополнительных расходов определяется на основании соответствующих документов: справок отделов торговли с ценах на продукты, входящие в рацион дополнительного питания, справок или счетов о стоимости санаторно-курортногс лечения, отчетов организаций о стоимости специальных транспортных средств или их капитального ремонта и других доку-.ментов.

К. обратился в суд с иском о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, сославшись на то, что, работая в машинно-тракторной станции штурвальным на комбайне получил увечье при исполнении трудовых обязанностей. Истец просил возместить расходы ущерба, связанные с утратой заработка, а также приобретением автомашины. Новосибирский областной суд иск удовлетворил частично: в пользу истца взысканы суммы в счет утраченного заработка, возмещены расходы на приобретение мотоколяски, в удовлетворении требований о возмещении расходов на приобретение автомашины было отказано. Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР решение суда отменила.

По утверждению К., в силу заболевания и по физическому состоянию он не может пользоваться мотоколяской и единственно пригодным для него средством передвижения является автомашина. При таком положении суду следовало, не ограничиваясь исследованием вопроса о нуждаемости истца в средствах передвижения, выяснить, может ли он в силу заболевания и физического состояния пользоваться мотоколяской. В случае, если по заключению ВТЭК автомашина—действительно единственное пригодное средство передвижения для него, то следовало обсудить вопрос о возложении на ответчика обязанности по возмещению расходов на ее приобретение в полном размере.

Положения ст. ст. 224, 458 ГК, п. 10 Правил 1984 года, п. 14 Инструкции 1985 года об учете грубой неосторожности потерпевшего при определении размера дополнительных расходов не применяются.

166

Размер расходов на посторонний уход за потерпевшим должен соответствовать характеру необходимого ухода, но не превышать для инвалидов, нуждающихся в специальном медицинском уходе, месячного оклада санитарки медицинского учреждения. Для всех других потерпевших рекомендуется ориентироваться на размер возмещения, равный 60 % должностного оклада санитарки медицинского учреждения (п. 24 Инструкции).

Нередко потерпевшему необходимы не только медицинский уход, но и приготовление пищи, уборка помещения и т. п.

Употребленное в п. 24 Инструкции от 13 февраля 1985 г. понятие «уход за потерпевшим» следует понимать широко, включая оказание бытовых услуг домашней работницы, и при компенсации расходов потерпевшему исходить из 60 % месячного оклада санитарки медицинского учреждения.

Поскольку организация, ответственная за вред, в трудовое отношение с лицом, оказывающим уход, не вступает, то соблюдение минимума заработной платы не гарантируется. Утратило силу и ранее действовавшее правило, не предусматривавшее возможности пересчета платежей на посторонний уход в связи с изменением оплаты труда домашних работниц. Некоторые указания о порядке определения расходов по проезду к месту лечения, компенсации за отпуск без сохранения заработной платы содержатся в пп. 23—25 Инструкции.

Согласно п. 20 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г., любые из дополнительных расходов возмещаются только тогда, когда ВТЭК или судебно-ме-дицинская экспертная комиссия подтвердили нуждаемость потерпевшего в них и при условии, что потерпевший не получил их бесплатно от организации.

Например, Н. обратилась в суд с иском о возмещении ущерба, причиненного повреждением здоровья по вине леспромхоза. Она просила возместить ей ущерб, связанный с утратой заработка, расходы, вызванные лечением (проезд к месту лечения и обратно, проживание по месту нахождения лечебного учреждения). Приморский областной суд в иске о взыскании дополнительных расходов отказал.

Решение суда в этой части было отменено. В деле имелись документы, в частности заключение ВТЭК о необходимости направления Н. в лечебные учреждения не по месту ее жительства для консультаций и лечения по поводу эпилепсии травматического типа, а также проездные билеты и документы на проживание в гостиницах. Поскольку истица действительно была направлена для лечения в лечебные учреждения, находящиеся в другой местности, именно в связи с заболеванием, полученным от травмы, то такие расходы подлежат возме щению.

Инвалидам I группы заключение о нуждаемости в уходе

16-

за ними не требуется (кроме нуждаемости в специальном медицинском уходе)" (п. 22 Инструкции).

Расходы потерпевшего, вызванные приобретением за свой счет автомашины (или по ее капитальному ремонту), вместо предоставления необходимой по заключению ВТЭК мотоколяски возмещаются за счет причинителя вреда в размере стоимости мотоколяски (п. 22 Инструкции).

Если инвалид получил мотоколяску за счет прпчинителя вреда, то ему могут возмещаться расходы на топливо (бензин, солярку, газ и т. п.), а также текущий ремонт и техническое обслуживание мотоколяски в сумме 108 руб. в календарный год. В течение установленного (в зависимости от типа коляски) срока эксплуатации инвалиду возмещаются расходы на капитальный ремонт мотоколяски, исходя из половины фактических расходов на ремонт.

Поскольку инвалиду разрешается (при наличии заключения ВТЭК) приобретение автомобиля, с компенсацией в пределах стоимости мотоколяски, то и расходы на капитальный ремонт такого автомобиля компенсируются инвалиду в пределах половины фактических расходов на ремонт автомобиля, исходя из стоимости капитального ремонта мотоколяски.

Очевидно, что эти положения Правил 1984 г, и Инструкции 1985 г. должны быть законодательно закреплены.

В нормативных актах (ст. 459 Г1< и Инструкция) не дается исчерпывающего перечня дополнительных расходов. Поэтому, исходя из общего правила ст. 4 ГК, законными следует считать возникающие на практике расходы потерпевшего по приобретению лекарств и медикаментов, на уход посторонних людей за детьми потерпевшего во время его лечения и другие расходы, связанные с увечьем.

Согласно п. 23 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г., возмещение вреда в связи с повреждением здоровья состоит из ежемесячных платежей, подлежащих выплате до указанного в медицинском экспертном заключении срока переосвидетельствования (срока нуждаемости в дополнительных видах возмещения вреда) или пожизненно. Суммы дополнительных видов возмещения, в частности на са-наторно-курортное лечение, протезирование и т. п., могут быть взысканы единовременно.

В судебном решении должен быть приведен точный расчет присужденных сумм, указаны срок их выплат и право зачета сумм, превышающих средний месячный заработок до повреждения здоровья.

Имущественный вред при потере (смерти) кормильца выражается в лишении его иждивенцев основных средств к существованию, поступавших ранее от умершего, а также расхо-

' См.; Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1974. № 7. С. 13.

168

дах на его погребение (ст. ст. 460, 469 П<). Последние возмещаются исходя из фактической стоимости необходимых атрибутов, но не выше предельной стоимости вещей (например, стандартных оград и памятников) в данной местности'.

Пленум Верховного Суда СССР в п. 7 постановления от 5 сентября 1986 г. указал, что в случае смерти потерпевшего право на возмещение вреда имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания (ч. 2 ст. 91 Основ гражданского законодательства, ч. 2 ст. 460 ГК). К таким лицам относятся нетрудоспособные родители и супруг, дети (в том числе и родившиеся после его смерти) до достижения 16 (учащиеся—18) лет, а также другие состоявшие на иждивении умершего нетрудоспособные лица, для которых его материальная помощь была постоянным и основным источником средств к существованию.

Право на возмещение ущерба имеет также один из родителей, супруг или другой член семьи, если он не работает и занят уходом за детьми, братьями, сестрами, внуками умершего, не достигшими 8 лет.

В п. 25 этого же постановления Пленума указано, что суы-ма возмещения за вред, причиненный повреждением здоровья или смертью кормильца, определяется судом в порядке, установленном Правилами 1984 года, и в тех случаях, когда причинение вреда не связано с исполнением трудовых обязанностей, а также в случаях причинения вреда колхозникам за изъятиями, установленными действующим в отношении них законодательством (в частности, Законом СССР «О кооперации в СССР», Примерным Уставом колхоза и т. д.).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1961 г. «О порядке рассмотрения споров о возмещении предприятиями, учреждениями, организациями ущерба, причиненного рабочим и служащим увечьем либо иным повреждением здоровья, связанным с их работой»2 действовавшие в то время Правила возмещения вреда распространялись только на случаи причинения вреда рабочим и служащим, но не колхозникам. Таким же образом решен вопрос и в действующих Правилах 1984 года, где сказано, что ответственность за вред, причиненный члену колхоза в результате виновных действий колхоза, определяется на основании ст. 88 Основ гражданского законодательства (п. 12 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г, «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья»).

Вероятно, из этого же правила должны исходить суды, решая вопросы о возмещении вреда, причиненного здоровью

' См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1983. № 3. С. 12. 2 См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1961. № 41. Ст. 420.

169

членов иных (кроме колхозов) кооперативов и лиц, работающих в них по трудовому соглашению.

По общему правилу, ущерб, причиненный гибелью кормильца, возмещается в полном объеме с учетом требований закона (ст. ст. 460, 469 ГК), в частности, с учетом вины причинителя вреда в возникновении и увеличении убытков.

Я. обратилась в суд с иском о возмещении ущерба, причиненного гибелью ее мужа, погибшего по вине тракториста колхоза во время автомобильной аварии. Решением одного из районных народных судов Крымской области иск удовлетворен частично (в частности, обоснованно исключена стоимость поминального обеда). По, протесту заместителя Прокурора РСФСР решение было отменено.

Материалами дела подтверждено, что Я. погиб по вине тракториста колхоза. По утверждению истицы ущерб составил более 18 тыс. руб., куда входят ущерб от порчи автомашины Я., чехлов, одежды, расходы на погребение (установка памятника, стелы, ограды, приобретение продуктов на поминальный обед), а также ущерб, причиненный ее несовершеннолетней дочери в связи со смертью кормильца.

При рассмотрении дела судом не были проверены доводы истицы о том, что автомашина длительное время по вине ответчика хранилась в ненадлежащих условиях, что значительно повлияло на ее техническое состояние. Ущерб, связанный с повреждением автомашины в аварии, значительно больше по объему, чем было определено при первоначальном осмотре автомобиля после аварии.

Обязанность возмещения вреда может быть возложена на две (или несколько) организаций, если вред причинен по их вине.

П. работал водителем спецавтомашины Люберецкого экспериментального завода по производству мясокостной муки. Он был направлен в Наро-Фоминское зверохозяйство для получения груза. По прибытии П. поставил автомашину под погрузку в: месте, находящемся под линией электропередач, и стал производить погрузку с помощью крановой установки. При соприкосновении установки с ЛЭП П. был смертельно травмирован. Жена П. обратилась в суд с иском к Люберецкому экспериментальному заводу и Наро-Фоминскому зверохозяйству о возмещении ущерба, причиненного гибелью кормильца, и просила возместить убытки, связанные с содержанием двоих детей.

Решением Московского областного суда требования истицы удовлетворены за счет обоих ответчиков. Суд обоснованно установил вину Люберецкого завода в том, что в нарушение правил не были проведены обучение П., инструктаж и проверка его знаний по безопасному проведению погрузочно-рчогру-зочных работ на специальной автомашине.

т

Вина Наро-Фоминского зверохозяйства установлена в том, что оно не обеспечило безопасную организацию погрузочно-разгрузочных работ в зоне линии электропередач. Погрузка велась в отсутствие лица, ответственного за выполнение работ в охранной зоне ЛЭП, которая, в свою очередь, эксплуатировалась с грубыми нарушениями Правил технической эксплуатации электроустановок потребителей и Правил техники безопасности при эксплуатации электроустановок потребителей. Нижний провод ЛЭП находился на высоте 4 м 25 см, а должен быть на высоте 6 м.

Вред, причиненный колхозникам, возмещается по правилам ст. 464 ГК. Ранее действовавшим постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 23 октября 1963 г. «О судебной практике по искам о возмещении вреда», которое отменено в связи с принятием постановления Пленума от 5 сентября 1986 г., судам при исчислении размера ущерба рекомендовалось учитывать только доходы, получаемые колхозником от работы в общественном хозяйстве колхоза. Не учитывались побочные заработки члена колхоза, не связанные с работой в колхозном хозяйстве, в том числе доходы от приусадебного участка.

Как указывалось выше, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. (п. 12) сказано, что ответственность за вред, причиненный здоровью члена колхоза в результате виновных действий колхоза, должна определяться на основании ст. 88 Основ гражданского законодательства, а если вред причинен источником повышенной опасности, владельцем которого является колхоз,— на основании ст. 90 названных Основ и отсутствуют какие-либо разъяснения об учете побочных доходов колхозника.

При возмещении вреда военнослужащим, а также лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы, есть особенности в условиях и субъекте ответственности и специфика в понятии и содержании имущественного вреда1, что позволяет рассматривать эти вопросы специально.

Дело не только в специфике возмещения вреда, причиненного лицам, лишенным свободы или ограниченным в свободе, а также в том, что рассматриваемые ниже проблемы связаны, в частности, с несовершенством (пробелами) законодательства и относятся к сотням тысяч людей, отбывающих наказание, права которых между тем должны защищаться в соответствии с международными обязательствами СССР. Освещение некоторых вопросов, связанных с возмещением ущерба лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы (исправи-тельно-трудовых учреждениях—ИТУ), а также направленным

' См.: Шиминова М. Я. Компенсация вреда гражданам. М., 1976. С. 75—80.

171

и лечебно-трудовые профилактории (ЛТП), следует начать с краткого напоминания одного из положений гражданского законодательства.

Как известно, если организация обязана вносить страховые взносы за потерпевшего, то она привлекается к ответственности лишь при наличии ее вины (ст. 91 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, ст. 460 ГК). Если же причиннтелем вреда является лицо, не обязанное вносить за потерпевшего страховые взносы (ст. 92 Основ, ст. 461 Г1\), оно несет более широкую ответственность: в случаях причинения вреда источником повышенной опасности ответственность наступает и при отсутствии вины.

Существует не получивший однозначного ответа вопрос о том, к какому из названных субъектов относятся исправитель-но-трудовые учреждения и лечебно-трудовые профилактории?

В правовой литературе была высказана точка зрения о том. что, хотя колония не является страхователем осужденных в том смысле, который имеется в виду в ст. 91 Основ, но суть и условия ее ответственности аналогичны'. Колония, по мненик сторонников этой позиции, возмещает вред лишь при наличиг вины администрации и не отвечает за случай, независимо oi того, причинен ли вред обычной деятельностью или источником повышенной опасности.

Едва ли такая позиция верна. Причинение вреда в ИТУ \ ЛТП сходно с причинением вреда работнику предприятием-страхователем, но это сходство чисто внешнее. Оно состоит Е том, что здоровье потерпевшего—осужденного (либо лица содержащегося в ЛТП) повреждено в связи с работой. Содержание же правоотношений между колонией и осужденным;

(ЛТП и находящимися там лицами) показывает, что отсутст вуют те обстоятельства, которые обусловливают ограничение ответственности организаций — страхователей.

Государственные и кооперативные организации ^страхователи состоят в трудовых отношениях со своими работниками Они вносят страховые взносы в государственный фонд соци ального страхования и как бы перекладывают риск случайного причинения вреда на эти органы. Они также тем самым освобождают себя от обязанностей возмещать вред, вызванный стра ховым случаем2.

' См.: Волошин Н. П., Розанцева Д. Н. Гражданско-правовое положение заключенных в нсправительно-трудовых колониях. М., 1965. С. 46 См. также: Маркова М. Г. Обязательства по возмещению вреда с участи ем лиц, лишенных свободы или ограниченных в свободе. М., 1987. С. 45.

2 См.: Рассудовский В. Вопрос об имущественном риске • гражданском праве//Сов, юстиция. 1963. № 18. С. 12—13; Малеин Н.С

172

Как правильно отмечают сторонники другой позиции, совсем иное положение существует в ИТУ (ЛТП)'. Колония гарантирует материальное содержание осужденного во время отбывания наказания, даже если он не в состоянии работать (ст. 36 Основ исправительно-трудового законодательства), и поэтому ему вообще не возмещается ущерб, связанный с повреждением здоровья. ^

Право на возмещение понесенного ущерба возникает у потерпевшего после освобождения, когда он уже никакого материального обеспечения от исправительно-трудового учреждения не получает. Такие же правила действуют и в ЛТП.

Надо также заметить, что рабочий или служащий как рр-ботник страхователя в случае инвалидности из-за трудового увечья приобретает п-раво на пенсию повышенного размера. Тогда как лицо, получившее увечье на производстве в период отбывания наказания в местах лишения свободы, пенсию по трудовому увечью не получает; ему может быть назначена пенсия по инвалидности, которая меньше пенсии по трудовому увечью. При отсутствии требуемого по закону трудового стажа пенсия не назначается (последнее типично для данной категории лиц).

Колонии (также и ЛТП) не вносят страховых взносов за содержащихся там лиц, так как последние не подлежат государственному социальному страхованию (ст. 464 ГК), повреждение их здоровья является частным случаем причинения вреда нестрахователем (ст. 92 Основ, ст. 461 ГК).

Разъяснение на этот счет дано в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г., где сказано, что, когда причинивший вред не является страхователем потерпевшего, в том числе и в случаях причинения вреда незастрахованному лицу, ответственность за вред должна определяться по общим правилам ст. 88 Основ, а в случаях, когда вред был причинен источником повышенной опасности,— по правилам ст. 90 Основ2.

Это означает, что колония и ЛТП отвечают за свою вину только при причинении вреда, если так можно сказать, обычной деятельностью. Когда же увечье причинено деятельностью, представляющей повышенную опасность для окружающих, они должны нести ответственность не только за вину, но и за случай (ст. 90 Основ).

К вопросу о вине и случае в деликтных обязательствах//Сов. государство и право, 1963. № 4. С. 142—143.

* См.: Маркова М. Г. Обязательства по возмещению вреда с участием лиц, лишенных свободы или ограниченных в свободе. М., 1987. С. 50—71.

2 Там же. С. 46.

173

Такая позиция отражена и в судебной практике. -Лица, к которым применены принудительные меры медицинского характера, также не подлежат государственному социальному страхованию, поэтому изложенные выше положения распространяются и на них.

Наоборот, условно осужденные и условно освобожденные с обязательным привлечением к труду на общих основаниях подлежат государственному социальному страхованию, установленному для рабочих и служащих. В случае повреждения их здоровья предприятие отвечает лишь при наличии его вины (ст. 91 Основ, ст. 460 ГК).

Размер возмещаемого заработка, утраченного в связи с повреждением здоровья, должен соответствовать размеру причиненного ущерба, который зависит от степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности и размера его среднего заработка до увечья, а также назначенной пенсии. Возмещение ущерба при этом выражается в ежемесячной выплате денежных сумм, соответствующих заработку, которого он лишился вследствие утраты трудоспособности из-за повреждения здоровья в части, не покрываемой пенсией, если потерпевшему была назначена пенсия. При вине потерпевшего снижается размер подлежащих возмещению убытков'.

Что касается законодательства о возмещении вреда, причиненного. жизни и здоровью лиц, отбывающих наказание в ИТУ (находящихся в ЛТП), и практики его применения, то здесь имеются пробелы в нормативных актах, противоречия в практике применения. Так, в одних случаях средний заработок потерпевших определяется за 12 мес., предшествовавших заключению под стражу, в других — по твердой тарифной ставке или по средней заработной плате работников той профессии, которой обладает потерпевший.

Например, по делу Г., получившей травму во время отбывания наказания в местах лишения свободы и утратившей 75 % профессиональной трудоспособности, Президиум Верховного Суда Кабардино-Балкарской АССР ошибочно руководствовался заработком ездового (3 р. 30 к.), работу которого выполняла Г. при причинении травмы, без учета среднего заработка потерпевшей за 12 мес., предшествовавших травме.

В практике исправительно-трудовых учреждении (и в судебной практике) нет единства и в вопросе об учете при определении среднего заработка лица, утратившего трудоспособ-

' О проблеме совершенствования определения объема (размера) вреда, причиненного гражданину, см.: Шиминова М. Я Гражданско-правовые гарантии охраны здоровья и имущества граждан//Сов. государство и право 1982. № 12. С. 67,

174

ность в колонии, понижающего коэффициента, а также удержания из заработка выплат за питание и одежду.

Например, С., отбывая наказание в колонии, во время погрузки в вагон пиломатериалов получил увечье, в результате которого утратил 50 % профессиональной и 40 % общей трудоспособности. Народный суд исчислил размер возмещения в пользу С. не из полного его среднего заработка, а из суммы, оставшейся после удержания 40 % заработка, в соответствии со ст. 39 НТК РСФСР на частичное возмещение расходов по содержанию исправительно-трудовых учреждений (понижающий коэффициент).

Подобная практика ошибочна, поскольку не соответствует закону. В ст. 42 Исправительно-трудового кодекса РСФСР есть правило о том, что «лица, утратившие трудоспособность во время отбывания наказания, после освобождения их от наказания имеют право на Пенсию и на возмещение вреда в случаях и в порядке, установленных законодательством Союза ССР». Значит, к осужденным должны применяться общие правила расчета среднего заработка. Никаких изъятий и особых правил закон по этому поводу не устанавливает1.

Согласно общим положениям Правил возмещения ущерба, среднемесячный заработок исчисляется из расчета 12 календарных месяцев, предшествовавших увечью. Поэтому средний заработок лица, утратившего трудоспособность во время отбывания наказания, может определяться по его заработку как в местах лишения свободы, так и до заключения под стражу, в зависимости от того, сколько времени до причинения вреда потерпевший находился в местах лишения свободы.

Средний заработок в колонии должен определяться на общих основаниях: без понижающего коэффициента и без удержаний за питание, одежду и др. И это правило должно применяться к осужденному независимо от причин, в силу которых он не работал, поскольку закон в вопросах возмещения ущерба здоровью изъятия для них не установил.

Эта позиция подтверждается практикой Верховного Суда РСФСР. По приведенному выше делу Г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР указала: в местах заключения Г. находилась незначительное время, а несчастный случай произошел с ней на третий день после того, как она приступила к работе. До того, как Г. была осуждена, она работала поваром и имела более высокий заработок, чем в местах заключения. Его и должен принимать во внимание

' Эта точка зрения высказывалась и в юридической печати. См.: В о-л о ш и н Н. П., Розанцева Д. Н. Гражданско-правовое положение заключенных в исправительно-трудовых колониях. С. 47; Белякова А. М. Возмещение причиненного вреда. М„ 1972. С. 42; М а р к о в а М. Г. Обязательства по возмещению вреда с участием лиц, лишенных свободы или ограниченных в свободе. С. 49—50.

175

суд при определении среднего заработка потерпевшей Г., поскольку никаких изъятий на этот счет законом не предусмотрено.

Лица, находящиеся в воспитательно-трудовой колонии (ВТК), также не подлежат государственному страхованию и ВТК (как и другие колонии) не является страхователем потерпевшего. Поэтому ВТК возмещает вред по общим правилам ст. 444 ГК, а в случаях, когда вред был причинен источником повышенной опасности,— по правилам ст. 454 ГК. Во всех остальных случаях при причинении вреда жизни и здоровью осужденных ВТК несет ответственность как организация, не обязанная вносить страховые взносы, т. е. по правилам ст. 461 ГК.

Смерть осужденного из-за травмы, полученной в связи с исполнением трудовых обязанностей во время отбывания наказания, обязывает ИТУ возместить ущерб на общих основаниях. Право на возмещение вреда в этом случае, согласно ст. 461 ГК, имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания, а также ребенок умершего, родившийся после его смерти (ст. 460 ГК). Вред возмещается в размере той доли заработка погибшего, которую они получали или имели право получать от него на содержание (ч. 2 ст. 460 ГК).

При наступлении смерти принципиальное значение имеет определение начального момента выплаты сумм возмещения в случае смерти кормильца от травмы, полученной на работе во время отбывания наказания. Возникает вопрос, возмещать ущерб со дня смерти осужденного или со дня предполагаемого освобождения его из мест лишения свободы?

Законодательство не устанавливает изъятий относительно возмещения ущерба, понесенного семьей из-за смерти кормильца — осужденного (либо лица, находящегося в ЛТП), и, таким образом, к этим случаям должны применяться общие положения, установленные гражданским законодательством, в частности Правилами 1984 года и Инструкцией от 13 февраля 1985 г.

Если потерпевший, отбывающий наказание в ИТУ, умирает, то вред в связи со смертью кормильца возмещается со дня его смерти. При этом необходимо обратиться к администрации колонии (ЛТП) с соответствующим заявлением в пределах трех лет. В противном случае ущерб возмещается со дня обращения.

Такой вывод подтверждается и судебной практикой. Так, осужденный Б. работал на обработке леса и формировании его в пакеты с помощью трелевочного трактора. При движении трактора назад Б. была нанесена смертельная травма. В суд был предъявлен иск о взыскании с колонии ущерба в пользу

176

дочери умершего. Представитель ответчика — исправительно-трудового учреждения полагал, что ущерб в связи со смертью кормильца должен возмещаться не со дня смерти Б., а с момента предполагаемого освобождения из мест лишения свободы.

Один из районных народных судов Архангельской области в решении по делу правильно указал: «Ссылка ответчика на то, что возмещение вреда в связи со смертью кормильца должно производиться с момента предполагаемого фактического срока освобождения потерпевшего из мест заключения, не основана на законе» и постановил возмещать ущерб с момента смерти Б.

При повреждении здоровья во время работы на предприятиях министерств и ведомств лиц из числа спецконтингента (к ним относятся и осужденные, и лица, находящиеся в ВТП и ЛТП) ответственность хозоргана ограничена лишь случаями причинения увечья в результате нарушения правил по технике безопасности и охране труда. При этом очевидно, что здесь предполагается ответственность хозоргана лишь за виновное причинение вреда по аналогии с возмещением вреда по ст. 461 ГК.

В случае причинения увечья осужденным и лицам, находящимся в ВТП и ЛТП, в результате необеспечения предприя-' тием министерства или ведомства (так называемое контрагентское предприятие), где по договору работает спецконтингент, техники безопасности и охраны труда, ответственность за увечье несет это предприятие в размерах, установленных для рабочих и служащих. После освобождения пострадавший (потерпевший) имеет право на возмещение ущерба, причиненного предприятием его здоровью, в соответствии с действующим законодательством для рабочих и служащих.

Предприятие, где работает спецконтингент, ведет учет несчастных случаев, оформляет акты по известной форме Н-1, организует расследование несчастных случаев в соответствии с Положением, утвержденным постановлением Президиума ВЦСПС от 13 августа 1982 г. № 11-6 (при этом обязательно привлекается представитель ИТУ или ВТП, ЛТП).

При тяжелых травмах, повлекших утрату трудоспособности или смерть, к расследованию привлекаются вышестоящие организации предприятия и ИТУ (ЛТП).

Однако не ясен порядок возмещения ущерба в случае смерти лиц из числа спецконтингента. Не определен и момент, с которого у потерпевшего возникает право на возмещение ущерба. Очевидно, что в случае смерти лица из числа спецконтингента контрагентское предприятие в соответствии со ст. ст. 464 и 461 ГК должно возмещать вред, принесенный нетрудоспособными членами его семьи вследствие утраты кормильца.

При этом в изъятие из общего правила гражданского зако-

12 Заказ 1662

177

нодательства право на возмещение у осужденных, лишенных свободы, и у лиц, содержащихся в ЛТП, возникает не «с того дня, когда они вследствие трудового увечья лишились прежнего заработка» (Правила 1984 г. и Инструкция 1985 г.), а после освобождения.

Согласно ст. 36 Основ исправительно-трудового законодательства, бесплатное питание и одежда предоставляются лишь инвалидам I и II групп. Другим лицам компенсаций за ущерб, вызванный повреждением здоровья, не предоставляется. Поэтому справедливо высказано в юридической литературе мнение' о том, что в случае, когда осужденный, находясь в ИТУ, не может выполнять работу вследствие причинения увечья по вине этого учреждения, он должен получать за счет последнего возмещение утраченного заработка. Тем более это относится к лицам, содержащимся в ЛТП, которые подвергнуты не уголовному, а административному наказанию.

Нельзя не учитывать, что компенсация утраченного в связи с повреждением здоровья заработка необходима не только для потерпевших, но и для его детей или нетрудоспособных н нуждающихся родителей или супруга.

В отношении лиц, находящихся в ЛТП, следует заметить, что вообще неправильно объединять их с лицами, совершившими уголовные преступления, и по статусу приравнивать к осужденным. Алкоголизм и наркомания—заболевание, а не правонарушение. В принципе, общество должно брать на себя лечение таких лиц и привлекать их к труду только в том случае, если это не препятствует лечению. Их труд должен быть урегулирован общими правилами трудового законодательства, а при причинении вреда их здоровью должны применяться без ограничений все правила гражданского законодательства о возмещении вреда, причиненного здоровью, т. е. ст. ст. 461, 454 ГК, Правила 1984 года, Инструкция 1985 года.

Вопросы ответственности воинских организаций за вред, причиненный жизни или здоровью военнослужащего или военнообязанного, проходящего военные сборы, в законодательстве либо не решены, либо решены несправедливо по отношению к потерпевшим.

В соответствии с судебной практикой вред, причиненный военнослужащему, возмещается только в случае причинения вреда не при исполнении обязанностей военной службы. Так, по делу военнослужащего X., погибшего в результате автокатастрофы при возвращении из служебной командировки на машине воинской части, в которой он служил, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР отказала в иске иждивенцам погибшего к воинской части. В решении

' См.: Маркова М. Г. Обязательства по возмещению вреда с участием лиц, лишенных свободы или ограниченных в свободе. С. 54.

178

Коллегия указала, что поскольку смерть военнослужащего X. наступила в результате автокатастрофы при исполнении потерпевшим обязанностей по военной службе, то право членов семьи погибшего на возмещение органами военного ведомства понесенного в связи с этим имущественного ущерба ограничивается пределами государственного пенсионного обеспечения;

общие правовые нормы о возмещении вреда, изложенные в гл. 12 Основ гражданского законодательства, на эти отношения не распространяются1.

Это решение Верховного Суда СССР неоднократно и справедливо критиковалось в юридической литературе. Указывалось, в частности, что если вред причинен военной организацией военнослужащему, хотя и в связи с исполнением им служебных обязанностей, но не в связи с военными действиями и не при таких обстоятельствах, которые специфичны для военной службы, то ответственность военной организации по возмещению вреда должна наступать по общим основаниям гражданского законодательства. Это, по нашему мнению, касается и ответственности за любой вред, причиненный военнослужащему в мирное время, на любых работах невоенного характера.

По-другому в судебной практике до 1988 года решался вопрос о праве на возмещение ущерба лиц, получивших увечье в период прохождения военных сборов. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР по делу Т., получившего увечье при исполнение обязанностей военной службы в период прохождения военных сборов, указала, что лица, призванные на сборы в воинских частях, считаются военнообязанными, а не военнослужащими. Если во время военных сборов они получили увечье или иное повреждение здоровья, в результате чего наступила стойкая (по терминологии Правил 1961 г.) утрата трудоспособности, им назначается государственная пенсия как инвалидам от трудового увечья.

Если же инвалидом становится военнослужащий, получивший увечье или иное заболевание при исполнении обязанностей военной службы, то по Закону СССР о всеобщей воинской обязанности он пользуется правом на пенсионное обеспечение по инвалидности, однако по иным основаниям. Правом на получение дополнительного обеспечения от воинской части потерпевший не пользуется.

Поэтому суд при разрешении дела Т. применил ст. 461 ГК о возмещении вреда потерпевшему по правилам ст. 444 ГК в части, превышающей сумму назначенной ему после повреждения здоровья и фактически получаемой пенсии2.

Так было прежде. Теперь вопрос решается иначе и военнообязанные в случае получения увечья при прохождении воен-

' См • Бюллетень Вепховного Суда СССР. 1964. № 5. С. 34—36. 2 См.; Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1969. № 9, С. 4.

12*

179

ных сборов приравнены к военнослужащим (их семьи в случае потери кормильца считаются семьями военнослужащих)'.

Однако назначаемая при этом так называемая повышенная пенсия не покрывает всех потерь гражданина в связи с увечьем, повлекшим утрату возможности трудиться по прежней профессии (кроме случаев полной утраты трудоспособности), а вместе с нею и размер дохода.

Не имеют права на повышенную пенсию лица, получившие увечье или иное повреждение здоровья во время сборов до 1988 года.

Определенные особенности имеются при возмещении вреда, причиненного незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей.

Согласно п. 2 Положения 1981 года, возмещению подлежат прежде всего трудовые доходы в виде утраченного основного заработка, пособий, изъятых денег и других вещей. Восстанавливается право на пенсию (п. 17 Инструкции 1982 года по применению данного Положения). Кроме того, гражданину возмещаются некоторые другие расходы: по оплате юридической помощи, уплаченные судебные штрафы и судебные издержки и любые иные судебные расходы, выплаченные в связи с необоснованным привлечением к ответственности.

Исходя из общего принципа полной имущественной ответственности (ст. ст. 219, 444 ГК), гражданину возмещаются доходы, не полученные им в связи с необоснованным привлечением к ответственности, в частности проценты по денежным вкладам в учреждениях Госбанка СССР; выигрыши, выпавшие на облигации государственных займов (п. 3 Положения о порядке возмещения ущерба), а также, очевидно, выигрыши по арестованным или конфискованным лотерейным билетам2; выигрыш при хранении денег на выигрышном вкладе в учреждении Госбанка СССР.

Перечень п. 2 Положения о порядке возмещения ущерба представляется исчерпывающим, так как это правило специального подзаконного акта (пределы ответственности оговорены в ст. 447 ГК). Но по общему принципу гражданского права должны возмещаться любые иные расходы или реально возможные, но не полученные из-за незаконного привлечения к ответственности доходы, которые хотя прямо и не названы, но соответствуют понятию имущества, данному в п. 2 Положения.

Положение о порядке возмещения ущерба предусматривает восстановление трудовых прав (пп. 5, 6), права по социально

' СП СССР. 1985. Отд. 1. № 9, Ст. 40.

2 Выигрыши по лотерее судебная практика обоснованно относит к имуществу граждан (см.: Сов. юстиция. 1978. № 14. С, 17),

180

му обеспечению (п. 7), жилищных прав (п. 8). Решен им также вопрос о возврате правительственных наград, воинских и специальных званий (п. 9), восстановлении морального авторитета, деловой репутации гражданина извещением о реабилитации гражданина его трудового коллектива, общественных организаций по месту жительства (п. 10). При распространении сведений о наказании гражданина в печати сведения о состоявшемся наказании при его реабилитации следует по инициативе потерпевшего опровергать в печати.

В п. 10 Положения и п. 22 Инструкции по применению этого Положения не говорится, о какой печати идет речь. Поскольку правило п. 10 Положения построено по аналогии со ст. 7 ГК то, исходя из практики применения ст. 7 ГК', сведения должны опровергаться соответственно в центральном или местном (в частности, в стенной печати) органе, опубликовавшем сообщение.

Отказ опубликовать опровержение может обжаловаться по правилам ст. 7 ГК в суд (п. 22 Инструкции). Суд не обсуждает, как обычно по этой категории дел, являются ли опубликованные о наказании гражданина сведения порочащими2, поскольку из смысла п. 10 Положения следует, что уже сама информация о незаконном привлечении гражданина к ответственности порождает право на ее опровержение.

. Обратиться к соответствующим органам или суду с требованием об опровержении распространенных сведений вправе потерпевший или в случае смерти — его родственники.

Понятие вреда наполняется конкретным содержанием при определении объема, характера и размера возмещения, в частности, при так называемой «смешанной ответственности», а также при выборе момента определения размера возмещения.

| >>
Источник: Донцов С. Е., Глянцев В. В.. Возмещение вреда по советскому законодательству.— М.: Юрид. лит.,.—272 с.. 1990

Еще по теме 1. Понятие вреда, причиненного личности:

  1. 31.1. Понятие обязательства вследствие причинения вреда и условия его возникновения
  2. Глава 7. Основные понятия и принципы страхования
  3. 1. Понятие и виды обязательства
  4. 1. Понятие вреда, причиненного личности
  5. 2. Возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья или смертью потерпевшего на государственных предприятиях, в кооперативах, общественны" организациях, а также при исполнении общественных обязанностей
  6. Проблемы и перспективы возмещения вреда, причиненного личности
  7. 3. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, а также в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости и при профессиональном риске
  8. § 9. ОСОБЕННОСТИ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА ПРИ ПОВРЕЖДЕНИИ ЗДОРОВЬЯ И ПРИ ПРИЧИНЕНИИ СМЕРТИ
  9. Раздел II ПОНЯТИЕ ВИНЫ КАК СУБЪЕКТИВНОГО ОСНОВАНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  10. Глава 2 Право на компенсацию морального вреда
  11. Глава 1 Методика оценки размера компенсации морального вреда
  12. § 1. ЗАЩИТА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. ПОНЯТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ, ОБВИНЯЕМЫХ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -