Задать вопрос юристу

§ 3. Хозяйственное законодательство и система советской юридической науки

Касаясь вопроса о соотношении системы советского права с системой советской юридической науки, Г. М. Свердлов пишет: <Неверно было бы думать, что система науки права и система законодательства могут строиться по-разному.
Разумеется, в ту или иную научную дисциплину могут входить и такие материалы, которые не входят в отрасль законодательства (исторические данные, сравнительно-правовой материал и др.). Но в основном и главном деление научных дисциплин должно идти по отраслям законодательства в том виде, как эти отрасли сложились исторически>[1196]. Если оставить в стороне неправильное отождествление системы законодательства с системой права, то приведенный тезис можно в основном принять, сопроводив его, однако, следующими оговорками. Во-первых, в системе советской юридической науки имеются такие отрасли, которые вообще не совпадают с какой-либо отраслью права. Таковы, например, криминалистика, а также судебные медицина, психиатрия и статистика. Во-вторых, не всегда имеет место полное соответствие между системой юридической науки и видами учебных дисциплин. Так, в экономических вузах читается курс основ советского права, в котором освещаются положения многих отраслей юридических знаний. В-третьих, вполне допустимо комплексное исследование связанных между собою юридических норм, которые относятся к различным отраслям права. Такой характер носят, например, широко известные работы советских юристов по транспортному праву, страховому праву, изобретательскому праву и т. д. Подобные исследования могут быть положены в основу преподавания комплексных юридических дисциплин, таких, как морское право, воздушное право и т. д. Но комплексное исследование, как и комплексное преподавание, находится под большой угрозой превратиться в простое описание фактов, если они не будут опираться на общие положения тех наук, сочетанием элементов которых такой комплекс является. Так, на юридическом факультете Ленинградского университета читается специальный курс организации управления промышленностью. Этот курс основан на общей теории советского административного и гражданского права и преподается студентам, которые уже изучили соответствующие дисциплины. Против такого исследования и преподавания проблем хозяйственного законодательства едва ли кто-либо стал бы возражать, так как ничего, кроме пользы, принести оно не может. Поэтому когда, например, В. К. Мамутов настаивает на необходимости глубокого исследования совместными усилиями юристов и экономистов всей системы правовых средств укрепления хозрасчета, на подготовке монографий по проблемам хозяйственного законодательства и т. д.[1197], то он говорит о задачах, потребность в разрешении которых ни у кого не вызывает сомнений. Ряд советских ученых, выступающих против теории хозяйственного права, немало уже потрудился в этой области. Достаточно напомнить о работах А. В. Венедиктова, посвященных проблемам управления социалистическим хозяйством, И. Б. Новицкого о хозрасчете, С. Н. Братуся, Л. А. Лунца и Р. О. Халфиной о хозяйственных договорах, И. Л. Брауде о капитальном строительстве, Е. А. Флейшиц о кредитно-расчетных отношениях и др. Вопрос, однако, ставится иначе. Речь идет о том, чтобы признать хозяйственное право самостоятельной отраслью юридической науки, отделив его от науки административного и гражданского права. А такая реформа, в случае ее осуществления, привела бы к весьма тяжелым последствиям. Чтобы убедиться в этом, мы вынуждены полностью воспроизвести систему хозяйственного права, предложенную В. В. Лаптевым[1198]. Она выглядит следующим образом. I. Общая часть 1. Принципы хозяйственного права. 2. Организация управления социалистическим хозяйством. а) Правовой режим государственной социалистической собственности. б) Органы государственного хозяйственного управления. в) Государственные хозяйственные предприятия. 3. Правовое регулирование хозяйственной деятельности в государственном социалистическом хозяйстве. а) Народнохозяйственное планирование. б) Хозяйственные договоры. в) Банковский контроль, кредитование и расчеты в народном хозяйстве. II. Особенная часть 1. Правовое регулирование промышленности. 2. Правовое регулирование капитального строительства. 3. Правовое регулирование транспорта. 4. Правовое регулирование деятельности государственных сельскохозяйственных предприятий. 5. Правовое регулирование торговли. 6. Правовое регулирование коммунального хозяйства. При внимательном ознакомлении с этой схемой нельзя не обратить внимание на то, что в ней совершенно отсутствуют институты, которые применяются в отношениях как между самими социалистическими организациями, так и с участием граждан. К их числу относятся все способы защиты права собственности, общие положения об ответственности по обязательствам, внеплановые договоры (купля-продажа, комиссия, мелкий подряд и т. д.), а также отношения между хозорганами, регулируемые нормами авторского и изобретательского права Отсутствие перечисленных институтов в приведенной схеме вполне объяснимо, поскольку они не укладываются в рамки хозяйственного права. Но в какой науке они все же должны изучаться? Либо ни в какой, и тогда юридическое образование будет страдать существенными пробелами, либо в науке гражданского права, и тогда придется признать, что гражданско-правовая наука изучает правовое регулирование отношений не только с участием граждан, но и между самими социалистическими, в том числе государственными, организациями. Иными словами, если действительно считаться с жизненными потребностями юридического образования, строить науку хозяйственного права как самостоятельную по отношению к науке гражданского права ни в коем случае нельзя. Но даже оставаясь в границах схемы хозяйственного права, невозможно уклониться от того же самого вывода. Возьмем в качестве примера тот раздел Особенной части, который именуется <Правовое регулирование торговли>. Торговля как хозяйственно-экономическое явление начинается лишь с момента, когда отношения завязываются между товаропроводящей сетью и потребителем. До этого момента, пока, например, осуществляется снабжение товарами самой торговой сети, никакой торговли нет. Но хозяйственное право не регулирует отношений с участием граждан, а потому оно и не может заниматься вопросами правового регулирования торговли. Вследствие этого из науки, которая должна изучать правовое регулирование государственного социалистического хозяйства в целом, выпадает одна из важнейших отраслей этого хозяйства - советская торговля. Если же, напротив, торговля там остается, то это означает, что наука хозяйственного права призвана изучать отношения не только между социалистическими организациями, но и с участием граждан. В итоге мы пришли с противоположной стороны, но к тому же самому результату, свидетельствующему об отсутствии у науки хозяйственного права какой-либо самостоятельности по отношению к гражданско-правовой науке. Всякая наука должна выявлять определенные закономерности, которые находят свое выражение в научных понятиях. Между научными понятиями существует определенная связь, предполагающая подчинение частных выводов более широким обобщениям. Если этого нет, то нет и подлинной науки, которая в таком случае заменяется простым описанием фактов. Нельзя изучать правовой режим государственной собственности, не определив понятия права собственности и на этом основании права государственной собственности. Невозможно исследовать природу органов государственного хозяйственного управления, не зная, чт? такое орган советского государственного управления вообще. Научный анализ хозяйственного договора неосуществим, если неизвестно, чт? следует понимать под договором и какова сущность советского договора в целом. Спрашивается, откуда будет черпать все эти понятия и категории наука хозяйственного права? В. В. Лаптев говорит, что временно, до тех пор пока хозяйственное право разработает свои собственные понятия, оно будет использовать понятия науки гражданского права[1199] (и, добавим от себя, науки административного права). Но В. В. Лаптев забывает, что <собственные понятия> для тех отношений, которые им выделяются в хозяйственное право, давно уже разработаны. Существуют понятия хозяйственного договора, плановых оснований возникновения обязательств, принципа реального исполнения планово-договорных обязательств, договорной дисциплины в отношениях между социалистическими организациями и т. д. Не о них идет разговор. Все дело в таких категориях, как право собственности, договор, орган государственного управления и т. д., которые никогда не могут стать <собственными> понятиями науки хозяйственного права, как бы последняя ни развивалась и ни разрабатывалась. Эти и другие подобные понятия невозможно почерпнуть ни из каких других отраслей знаний, кроме как из наук гражданского и административного права, и, значит, по отношению к ним хозяйственное право выступает как частное по отношению к общему. Однако такое соотношение между ними сохраняется лишь при условии, если административное право будет рассматриваться как наука об управлении в целом, а хозяйственное - как наука об управлении в области хозяйства и если гражданское право будет исследовать имущественно-стоимостные отношения в целом, а хозяйственное - те же отношения применительно к социалистическим организациям. Но авторы теории хозяйственного права вносят совершенно иные предложения. По их мнению, административное право должно заниматься культурно-воспи-тательной деятельностью органов советского государства, хозяйственное право - хозяйственно-организаторской деятельностью госорганов, гражданское право - имущественными отношениями между гражданами или с участием граждан. Стало быть, это несоподчиненные науки; они соотносятся не как общее и частное, а как частное и частное. А в таком случае общие категории не могут разрабатываться ни в административном, ни в гражданском, ни в хозяйственном праве. Но что же тогда остается от юридической науки в области ее кардинальных и важнейших проблем? Ничего кроме голого эмпиризма. Такой, чисто эмпирический подход к соответствующим правовым явлениям сторонники теории хозяйственного права считают вполне обоснованным и оправданным, заявляя, что нет ничего общего между юридическим регулированием отношений организаций и граждан - начиная от договора и кончая исковой давностью. Они выявляют себя тем самым как противники широких научных обобщений, ограничивая науку рамками фиксации частных фактов. Но, пожалуй, наиболее знаменателен тот факт, что, отвергая какую бы то ни было общность между хозяйственным и гражданским правом и объявляя научные понятия последнего непригодными для хозяйственных отношений, они допускают возможность дальнейшего использования таких понятий при исследовании хозяйственной деятельности госорганов. Правда, говорят, что это временное явление, что наука хозяйственного права откажется от подобных понятий впоследствии, когда она разработает свои собственные категории. Однако, как уже было показано, <собственные> категории хозяйственного права названных понятий вообще не охватывают. Следовательно, наука хозяйственного права обречена <на вечные времена> пользоваться непригодными для нее понятиями - так должны были бы сказать ее сторонники. Но не так обстоит дело с этим вопросом на самом деле. Понятия и категории науки административного и гражданского права органически связаны с проблемами хозяйственного законодательства, которые только на этой основе и могут быть правильно разрешены. Преимущества единой науки хозяйственного права усматривают в том, что это позволило бы не расчленять один и тот же закон между различными отраслями знаний, а изучать его в целом в одной дисциплине. Так, хозяйственное право могло бы изучать весь комплекс правомочий директора предприятия. Напротив, <с точки зрения сторонников деления отношений социалистического хозяйства на гражданско-правовые и административно-правовые, единое правомочие директора надо было бы рассматривать, с одной стороны, в административном праве, с другой - в гражданском, а в целом - нигде>[1200]. Но дело в том, что и создание науки хозяйственного права ничего в этом отношении не меняет, так как правомочия директора предприятия в области трудовых, земельных и финансовых отношений выходят за пределы хозяйственного права и изучаются науками трудового, земельного и финансового права.
Предприятия (например, торговые или коммунальные) вступают также в имущественные отношения с гражданами, и правомочия их директоров в этой части составят предмет изучения науки гражданского права[1201]. Вообще неправильно полагать, что если перед нами единый закон, то изучать его в целом должна лишь какая-либо одна юридическая дисциплина. В подобном высказывании выражено по существу дальнейшее развитие идей чистого эмпиризма, который неспособен ни углубиться в суть явлений, ни подняться выше их непосредственного восприятия. Законы и иные нормативные акты могут строиться по-разному. Они могут быть направлены на урегулирование отношений, составляющих предмет только какой-либо одной отрасли права. Таковы, например, Гражданский или Уголовный кодекс. Эти законы соответствующей наукой изучаются в целом. Но бывают законы, различные нормы которых относятся к различным отраслям права, причем таких законов и иных нормативных актов очень много. Нередки, например, случаи, когда в одном законе предусматривается уголовная, административная и гражданская ответственность за правонарушения различных видов. Неужто нужно создавать науку, которая бы в целом изучала такой закон? Ясно, что это была бы не наука, а простая сводка различных сведений, почерпнутых из того или иного законодательного акта. Аналогичные неправильные установки выражены и в другом высказывании, также относящемся к советской юридической науке. Высказывание это настолько характерно, что его следует воспроизвести полностью: <Искусственное разделение норм хозяйственного законодательства на гражданско-правовые и административно-правовые приводит к тому, что в высших учебных заведениях не изучается хозяйственное право. Юридические и хозяйственные кадры не получают целостного представления о правовом регулировании народного хозяйства, а изучают его отрывочно в гражданском и административном праве. Между тем подобная специализация, деление работников на <административистов> и <цивилистов> вообще возможно только среди научных работников или преподавателей по правовым наукам, но не в государственном хозяйственном аппарате. Например, юрисконсульт на предприятии не может считать себя специалистом только по гражданскому праву и отказываться от решения административно-правовых вопросов, или наоборот. Юрисконсульт призван контролировать и обеспечивать соблюдение законности во всей деятельности предприятия, он должен быть в курсе всех хозяйственно-правовых вопросов>[1202]. Да, юрисконсульт действительно должен быть в курсе всех вопросов, связанных с деятельностью предприятия. Но разве из этого вытекает необходимость соединения в одной науке всех проблем, которые обязан знать юрисконсульт? И разве помимо хозяйственного права, если бы такая наука существовала, юрисконсульт, обслуживающий предприятие, не должен знать административное, трудовое, гражданское, финансовое право и другие отрасли советской юридической науки? Поскольку юрисконсульты не подразделяются на административистов и цивилистов, такого деления не должно быть в науке - вот как рассуждают сторонники теории хозяйственного права. Но если с позиции юрисконсульта перейти на позицию народного судьи, который рассматривает и уголовные и гражданские дела, то по той же логике в науке и преподавании следовало бы отказаться также от размежевания уголовного и гражданского права. Иначе говоря, в рамках юриспруденции вообще не нужна какая бы-то ни было дифференциация, а все дело можно свести к такой науке, как правоведение в целом. Концепция в высшей степени своеобразная! Следуя ей, директор предприятия мог бы требовать, чтобы в вузе его обучали не отдельно технологии металлов, сопротивлению материалов, электротехнике и т. д., а сразу же и в единой дисциплине всем вопросам, которые возникают в работе по руководству предприятием! Преподаватель младших классов школы мог бы сказать, что в педагогическом вузе не следует изучать отдельно язык, математику, историю, географию и т. д., так как все эти дисциплины в школе охватываются единым преподаванием. Едва ли, однако, можно всерьез принимать такие предложения, если бы они и были кем-либо выдвинуты. Наука административного и наука гражданского права должны снабжать студентов и практиков не отрывочными, а исчерпывающими сведениями о правовом регулировании хозяйственной деятельности социалистических организаций. Но ни одна наука не в состоянии объединить в себе всех сведений такого рода. Этого, как мы видели, не смогла бы сделать и наука хозяйственного права. Подобное объединение разнородных элементов привело бы к упразднению дифференциации в пределах правоведения, а значит, и к ликвидации его как науки. Все ли, однако, обстоит благополучно в области исследования проблем хозяйственного законодательства? Нужно признать, что далеко не все. Немало потрудились в этом отношении советские цивилисты. Мы не станем перечислять все их работы, посвященные правовому положению хозорганов, режиму социалистической собственности, хозяйственным договорам и т. д. Работы эти хорошо известны каждому, кто знаком с советской юридической литературой и следит за нею. Было бы неправильно отрицать достигнутые успехи и без всяких оснований упрекать советское правоведение в полном отрыве от хозяйственной практики. Подобное принижение роли нашей науки находится в резком несоответствии с реальными фактами, с широким признанием ее заслуг учеными всех стран социалистического лагеря. Вместе с тем не в наших интересах умалчивать о недостатках. В большом долгу перед практикой находятся как цивилисты, так и, в особенности, административисты. Говоря о цивилистах, нужно отметить, что существенные изменения в области договорных связей, обусловленные реорганизацией управления промышленностью и строительством, теоретически отражены ими пока только в нескольких журнальных статьях. Хотя правовой режим имуществ и правовое положение самих госорганов претерпели серьезные изменения, мы не имеем еще по этим вопросам монографических исследований такого же масштаба, как те, которые были созданы в конце 40-х - начале 50-х годов. Что же касается административистов, то многие из них такими вопросами, как планирование социалистического хозяйства, отношения между органами хозяйственного управления и подчиненными им предприятиями и т. д., вообще не занимаются. Это и дало повод В. К. Мамутову в докладе на научной сессии Института права АН СССР заявить, имея в виду вопросы планового руководства работой предприятий, что <правовые работники народного хозяйства не получают в этой области по существу никакой подготовки в вузе и мало что могут почерпнуть в литературе>[1203]. Правда, причины такого положения В. К. Мамутов усматривает в том, что упомянутые вопросы попали в <мертвую зону> между административным и гражданским правом, которая могла бы быть устранена лишь путем создания хозяйственного права[1204]. Но о <мертвой зоне> имелись бы основания говорить при условии, если бы было установлено, что эти вопросы по своей природе не укладываются ни в рамки административного, ни в рамки гражданского права. Напомним в связи с этим о той действительно <мертвой зоне>, которая в результате образования хозяйственного права была бы создана для института охраны социалистической собственности, правового регулирования торговли, внеплановых договоров между хозорганами и т. п. Такую <мертвую зону> ликвидировать было бы невозможно, так как она объективно порождалась бы реформой юридической науки, осуществленной на основе предложений авторов теории хозяйственного права. Иначе обстоит дело с вопросами планирования или хозяйственного руководства при существующей системе юридической науки. Эти вопросы относятся к области административного права, что, разумеется, не исключает возможности использования соответствующих выводов также и в цивилистических исследованиях. И если они фактически мало изучаются и в этом смысле попали в <мертвую зону>, то такое положение легко устранимо, поскольку оно вызвано факторами чисто субъективного порядка. Нужно, чтобы административисты уделяли указанным вопросам внимание, соответствующее их значимости. А для этого необходимо не объединение разнородных дисциплин, а, наоборот, дальнейшая специализация в пределах данной науки. Многие специалисты в области гражданского права обладают и своей, так сказать, узкой специальностью: одни из них работают в области правового регулирования отношений социалистической собственности, другие занимаются авторским и изобретательским правом, третьи исследуют деликтные обязательства и т. д. В этом случае цивилистическая наука разделяет судьбу многих других отраслей знаний (математики, физики, естествознания и т. д.), в которых при нынешнем размахе научных исследований рассчитывать на их плодотворность без узкой специализации было бы просто невозможно. Такая же специализация должна быть осуществлена и в науке административного права. Теория и практика испытывают острую нужду в административистах, которые специально занимались бы проблемами планирования, хозяйственного руководства и др. Чтобы обеспечить удовлетворение этих потребностей, необходимо устранить недостатки в составлении планов научной работы юридических вузов и исследовательских учреждений, правильно осуществлять подбор и расстановку кадров научных работников, еще более укреплять тесную связь теории с практикой. Но какую бы узкую специальность в области административного или гражданского права тот или иной ученый ни избрал, он все равно остается административистом или цивилистом точно так же, как, например, остается математиком тот, кто, быть может, всю свою жизнь посвятил изучению какого-либо одного ее раздела. При этом, конечно, имеется в виду не название профессии, а та наука, общая теория которой лежит в основе данного конкретного специального исследования. Существует, наконец, немало проблем, исследование которых требует коллективных усилий административистов, цивилистов и представителей других отраслей юридических знаний. Многие проблемы предполагают совместное творчество юристов и экономистов, философов или историков. Однако совместная работа юристов различного научного профиля или правоведов с работниками других областей знаний отнюдь не требует слияния различных правовых дисциплин, как она тем более не требует слияния юриспруденции с философской, экономической или исторической наукой. Коллективное исследование одной и той же проблемы с различных точек зрения немыслимо без специализации внутри и в пределах такого исследования. Это в полной мере относится и к специализации в области административного и гражданского права, как бы тесно указанные отрасли права ни были связаны друг с другом в процессе регулирования хозяйственной деятельности социалистических организаций. Примечания: [1196] Научная сессия по проблемам советского хозяйственного права (тезисы докладов), стр. 11. [1197] См.: Научная сессия по проблемам советского хозяйственного права (тезисы докладов), стр. 16. [1198] См.: В. В. Лаптев. Указ. статья, стр. 81. [1199] См.: В. В. Лаптев. Указ. статья, стр. 86 - 87 [1200] в. В. Лаптев. Указ. статья, стр. 75. [1201] Можно было бы привести еще один пример. В схеме хозяйственного права значится правовое регулирование транспорта. Это регулирование выражено в Уставе железных дорог СССР 1954 г., который предусматривает перевозку грузов, пассажиров и багажа. Но хозяйственное право имеет дело только с отношениями между организациями. Значит, говоря словами авторов хозяйственно-правовой концепции, следовало бы выразить удивление по тому поводу, что Устав железных дорог будет изучаться по вопросам перевозок грузов - в хозяйственном праве, по вопросам перевозок пассажиров и багажа - в гражданском праве, а в целом - нигде. [1202] В. В. Лаптев. Указ. статья, стр. 76 - 77. [1203] Научная сессия по проблемам советского хозяйственного права (тезисы докладов), стр. 15. [1204] См. там же, стр. 14 - 15. Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории "хозяйственного права"
<< | >>
Источник: Иоффе О.С.. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории "хозяйственного права". 2000

Еще по теме § 3. Хозяйственное законодательство и система советской юридической науки:

  1. § 2. Хозяйственное законодательство и система советского права
  2. 5.3. Нэповская модель советской плановой хозяйственной системы
  3. 2. Соотношение системы права, системы законодательства, правовой системы и системы юридических наук
  4. 5.2. Военно-коммунистическая модель советской плановой хозяйственной системы
  5. § 7. СИСТЕМА СОВЕТСКОЙ НАУКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
  6. 5.1. Формирование основных элементов социалистической хозяйственной системы в Советской России (конец 1917-1918 гг.)
  7. § 5. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ СОВЕТСКОГО И ПОСТСОВЕТСКОГО ПЕРИОДА (1917-1994 ГГ.)
  8. 6.4. Экономическое развитие Советской России в условиях административно-командной хозяйственной системы (1933 – 1940 гг.)
  9. §5. Соотношения системы права, системы законодательства и системы юридических наук
  10. 8.1. Формирование кризисной модели советской плановой хозяйственной системы (1970-е – первая половина 1980-х годов)
  11. ТЕМА 6. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ РОССИИ В ПЕРИОД ФОРМИРОВАНИЯ АДМИНИСТРАТИВНО-КОМАНДНОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ
  12. ТЕМА 5. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ РОССИИ В ПЕРЕХОДНОЙ ПЕРИОД ОТ РЫНОЧНОЙ СИСТЕМЫ К ПЛАНОВОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ МОДЕЛИ
  13. ТЕМА 7. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ РОССИИ В ПЕРИОД РЕФОРМИРОВАНИЯ АДМИНИСТРАТИВНО-КОМАНДНОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ (50-60-Е ГОДЫ XX В.)
  14. Раздел третий РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И ИСТОЧНИКИ ПРАВА В ПЕРИОД ПОСТКЛАССИЧЕСКОГО РИМА Глава первая РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ
  15. ТЕМА 8. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ РОССИИ В ПЕРИОД КРИЗИСА АДМИНИСТРАТИВНО-КОМАНДНОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ (1970 - 1980-е ГОДЫ)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -