<<
>>

§ 4. Фиксация решения собрания и ее формы

По способу объективирования (выражения в объективной форме, вовне) юридические факты делят на оформленные и неоформленные. Если юридические факты объективированы в виде различных документов - это оформленные юридические факты.
На вопросы фиксации юридических фактов обращал внимание В.Б. Исаков, говоря о том, что «всякий юридический факт представляет собой единство формы и содержания»203, и юридические факты по своей природе таковы, что «не могут существовать в неоформленном виде». «Социальное обстоятельство лишь тогда порождает правовые последствия, когда оно определенным образом зафиксировано и установлено законными средствами»204. По В. Б. Исакову, фиксация представляет собой регистрационную деятельность, документальное закрепление фактических обстоятельств. Реальные системы фиксации юридических фактов существенно различаются в зависимости от характера юридического факта, его социальной значимости, области правовых отношений, с которыми связан данный факт205. Как видится, фиксация представляет собой отражение фактических обстоятелвств, которвге порождают правовые последствия, в объективной и материалвной форме. Опираясв на исследования В.Б. Исакова, можно сделатв ввюод, что формв1 фиксации решения собрания, обладающего соответствующей сферой применения, зависят от характера юридического факта и связанных с ним правоввк отношений. Анализ современного законодателвства позволяет ввщелитв следующие формы фиксации решений собраний: составление протокола; неписвменнвю способв1 фиксации (видео-, аудиозаписв); внесение сведений в единвю реестрв1 (ЕГРЮЛ, ЕГРН, реестр акционеров и другие); утверждение принятия решения в судебном порядке, публикация решения собрания. В статве 181.2 ГК РФ предусматривается обязателвноств оформления решения собрания протоколом, в том числе указв1ваются требования к его составлению. «Предусматривая в законе специалвную форму для оформления решения собрания - протокол - и требования к его содержанию, т.е.
к сведениям, указв1ваемвш в нем, Федералвнвш законодатели стремился обеспечитв достоверноств датв1 принятия решения, его содержания и установитв лиц, ответственных за достоверноств содержащихся в протоколе сведений»206. Вопрос фиксации тесно связан с понятием формв1 юридического акта. С одной стороивц «форма - это способ изъявления воли»207, с другой - «совокупность требований к способу внешнего ввфажения условий сделки и волеизъявления»208, исследователи не сходятся в едином мнении относителвно понятия «форма»209. По мнению О. А.Красавчикова, волеизъявление может иметв ввфажение воли посредством язвша и ввфажение воли посредством конклюдентнвк действий, в праве язвшоввю формы представленв! в виде устной и писвменной форм выражения воли210. В юридической литературе превалирует определение формв1 юридического факта как формв1 волеизъявления211, и, учшывая, что решение собрания представляет собой результат выражения волеизъявлений нескольких лиц, результат согласования этих волеизъявлений, формой волеизъявления необходимо рассматривать форму голосования, а объективированный результат проведения собрания формой его фиксации. Протокол является письменной формой фиксации решений, принятых на собрании, в то же время, он отражает ход проведения собрания, отдельные этапы и является главным средством установления и доказывания совершения юридического факта. Приведенная норма не является новой для законодательства, а представляет собой результат систематизации уже существовавших норм в российском гражданском праве. Пункт 7 Закона о банкротстве, статья 62 Закона об акционерных обществах, пункт б Закона об обществах с ограниченной ответственностью, часть 1 статьи 46 ЖК РФ, пункт 11 ст. 14.1 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» и т.д. уже предусматривали обязательное ведение протокола собрания. Таким образом, в отличие от сделок, так называемая письменная форма фиксации решения собрания (протокол) является обязательной. Исследуя протокол в качестве формы фиксации решения собрания, нельзя не отметить и такую особенность.
Решение собрания, как и сделка (договор)212, употребляется в нескольких значениях: решение как форма (протокол) и решение как юридический факт. Участники гражданского оборота нередко употребляют понятие решения собрания, имея при этом в виду протокол общего собрания участников сообщества (документ), в котором зафиксированы обстоятельства принятия решения и принятые решения213. В отличие от сделок, решение собрания невозможно рассматривать как самостоятельное обязательство или правоотношение, поскольку решение собрания как юридический факт не обладает той степенью регулятивности, которой обладают сделки, в частности, договор. Нормативно-правовые акты предусматривают специальные требования к содержанию протокола, которые отличаются в зависимости от формы принятия решения (очная, заочная, смешанная). Также отдельными актами, принятыми для конкретизации норм, содержащихся в законах, устанавливаются дополнительные требования. К примеру, Приказом ФСФР России от 02.02.2012 № 12-б/пз-н (ред. от 30.07.2013) «Об утверждении Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров» детально регламентируется содержание и порядок оформления протокола. В обществах с ограниченной ответственностью процедура составления и подписания протокола общего собрания участников определяется главным образом не специальным законом, который содержит на этот счет лишь самые общие положения (и. 6 ст. 37 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»), а Гражданским кодексом РФ, уставами и соответствующими внутренними документами таких обществ. Целью указанных правил является обеспечение достоверности даты принятия решения, его содержания, установления лиц, ответственных за достоверность содержащихся в протоколе сведений. По мнению автора, целью ведения протокола является также фиксация соответствующих фактов с целью дальнейшего возможного удостоверения и доказывания. Примечательны в этой связи мнения исследователей относительно причин установления законодателем письменной формы юридических актов.
В частности, в отношении сделок Д. Мейер считал, что письменная форма существует «чтобы предупредить множество споров, возникавших из словесных сделок... По отношению к сделкам для юридического быта важно удостоверение в их существовании. Вот этого-то удостоверения в существовании сделки юридический быт достигает посредством установления постоянной обязательной формы: форма служит как бы рамкой для очертания права, так что с первого взгляда видно, определено ли в данном случае право или нет»214. Мнение Я.М. Магазинера подтверждает вывод о том, что форма акта является одним из условий его действительности: «Часто форма является только средством закрепления содержания юридического акта (corroboratio), т.е. установления его бесспорного содержания, так что устраняются сомнения и споры по существу этого акта, но и без этой формы можно доказывать, в чем заключалось содержание этого акта», но иногда «форма является решающей частью существа самого юридического акта (corpus negotii), и если акт совершен не в предписанной форме, то за недостатком этой решающей части акта самого акта как бы не существует»215. В большинстве законодательных актов предусмотрена необходимость составления протокола в течение нескольких дней с момента проведения собрания (п.1 ст. 63 Закона об акционерных обществах). Представляется, что срок, указанный в законе, необходим для оформления результатов проведения собрания в окончательном виде, поскольку протоколирование предполагает непосредственное отражение происходящих фактов для большей достоверности проведенного собрания и его итогов. Оформление результатов проведенного собрания в окончательном виде необходимо для отражения соблюдения всех требований закона к его содержанию. Вопрос о том, может ли форма фиксации решения собрания быть существенным элементом состава юридического факта, является достаточно спорным, поскольку без занесения результатов и информации о ходе проведения собрания при законности всех иных условий собрания доказывание тех фактов, которые могли быть отражены в протоколе, является весьма сложным.
Определяя ранее со ссылкой на источники, что юридическим фактом является «жизненное обстоятельство, с которым норма права связывает наступление правовых последствий», а составом юридического факта - «жизненное обстоятельство в единстве с условиями его наступления, требование о которых вытекает из нормы права и при наличии которых такое обстоятельство повлечет правовые последствия», то форма фиксации решения собрания будет являться условием действительности и наступления правовых последствий решения собрания, в связи с чем принятое решение в отсутствие протокола можно признать недействительным. К тем же правовым последствиям может приводить и существенное нарушение правил его составления. Например, нарушения правил составления протокола общего собрания акционеров при их существенности могут повлечь признание недействительными решений собрания. Федеральный арбитражный суд Московского округа пришел к выводу, что отсутствие в протоколе общего собрания акционеров информации о количестве голосов, которыми обладали акционеры, принимавшие участие в собрании, а также подписи председательствующего и секретаря собрания является основанием для признания решений этого собрания недействительными216. Другой пример. Высший Арбитражный Суд РФ в Постановлении Президиума от 30.06.2009 № 2913/09 при вынесении судебного акта исходил из того, что представленный в материалы дела протокол общего собрания не может являться достаточным доказательством проведения собрания и принятия на нем решения, так как он оформлен с нарушениями требований устава, подписан только самим ответчиком, в связи с чем является ничтожным. В подпункте 4 статьи 181.4 ГК РФ существенное нарушение правил составления протокола, в том числе правила о письменной форме протокола, рассматривается как основание признания решения собрания оспоримым, но не ничтожным. Такой подход автору представляется верным. При отсутствии протокола или при существенном нарушении порядка его ведения нелвзя говоритв о том, что собрания не было, либо решение, принятое на собрании, не состоялосв, сам юридический факт в виде решения собрания состоялся, но были нарушенв1 правила его фиксации.
Именно такой подход применялся Арбитражным судом Волго-Вятского округа в Постановлении от 25.08.2016 по делу № А29-10479. Вместе с тем, как указв1валосв ранее, фиксация юридического факта имеет прежде всего доказателвственное значение, в связи с чем в случае если в совокупности с пивши источниками те факты, которые должны были бвггв зафиксированв1 в протоколе и имеющие юридическое значение, установитв невозможно, недействительным следует признать сам юридический факт - решение собрания. Требования к фиксации процедуры принятия решения собрания обусловлены необходимостью совершенствования фактографической деятельности, унификации и стандартизации фактографических процедур. Также в науке еще недостаточно разработан вопрос о системе фиксации и удостоверения. Эта система в науке включает в себя: 1) уполномоченные органы и организации, фиксирующие фактические данные; 2) средства фиксации и стандартные процедуры с ними (издание приказов); 3) действия по выдаче информации (свидетельства, копии). От фиксации следует отличать удостоверение юридического факта. Как подчеркивалось В.Б. Исаковым, удостоверение состоит в подтверждении истинности фактов, их существования217. Вопрос о необходимости фиксации факта проведения собрания и принятых решений тесно связан с вопросами установления и доказывания, что является в настоящее время одной из самых актуальных проблем. Правовой целью фактофиксирующей деятельности, как ранее было отмечено, является дальнейшая возможность и необходимость доказывания и установления фактов, поскольку его надлежащая фиксация облегчает, а то и освобождает от необходимости установления и доказывания обстоятельств принятия решения собрания. В частности, на практике протоколы решений собраний могут быть сфальсифицированы, содержать недостоверные сведения о количестве участников, о количестве голосовавших лиц, о порядке проведения собрания и т.д. Наиболее удачной представляется следующая классификация фальсифицированных документов218: 1) полностью фальсифицированные документы, когда не соответствуют действительности ни их содержание, ни материальный носитель, ни внешние реквизиты и т.д. Такое обстоятельство имеет место в случае, когда собрание вообще не проводилось; 2) частично фальсифицированные документы. Они, в свою очередь, различаются по характеру искажений (фальсификации) и могут содержать: а) фальсификацию содержания, т.е. документы могут быть подлинными с точки зрения их внешних признаков (бланк, реквизиты), но с искажённым содержанием. К примеру, в протоколе умышленно неверно отражено количество участников собрания. Разновидностью фальсификации содержания является интерполяция (от лат. «interpolatio» - изменение, искажение) - искажение слова или фразы, произвольно вставленные в текст при редактировании и отсутствовавшие в действительности (к примеру, при отражении основных положений выступлений лиц на собрании). б) фальсификация состава удостоверения, бланка. Документы могут быть подлинными с точки зрения их содержания, авторства, времени создания, но иметь фальсифицированные внешние признаки. При рассмотрении вопроса о признании протокола сфальсифицированным и вопроса о действительности решения собрания необходимо квалифицировать протокол как сфальсифицированный полностью или частично. При полной фальсификации решение собрания как юридический факт отсутствует, в связи с чем ничтожным является не решение, принятое на собрании (поскольку оно не состоялось), а сам протокол. В связи с предложенной классификацией представляется возможным рассмотреть вопрос о защите прав участников собрания в случае фальсификации протокола. Здесь можно провести сравнение с протоколами судебных заседаний, предусмотренных процессуальным законодательством, с которым лица, участвующие в деле, могут ознакомиться и принести свои замечания в течение установленного процессуальным законодательством срока. В то же время, полное отсутствие протокола, как правило, влечет безусловную недействительность решения суда, то есть решение подлежит отмене. Но поскольку в деле имеют значение все обстоятельства, в том числе доводы и пояснения лиц, участвующих в деле и содействующих осуществлению правосудия, принесение любых замечаний на протокол является допустимым. Думается, что провести полную аналогию не представляется возможным, поскольку в протоколе собрания юридическое значение имеют не все отраженные в нем факты. Главным фактом, имеющим юридическое значение, являются принятые на таком собрании решения, в связи с чем при допущении нарушений правил ведения протокола и недостоверности отраженных в нем фактов лицо может защитить свои права посредством признания решения собрания недействительным. Поскольку ранее было обосновано употребление термина «протокол решения собрания» в значении «решение собрания», то в случае фальсификации протокола представляется возможной защита права лица путем признания ничтожным решения собрания, оформленного сфальсифицированным протоколом. Некоторые сведения, отраженные в протоколе, так же, как и итоговые результаты собрания, могут иметь юридическое значение (например, сведения о числе лиц, имеющих право участвовать в собрании, сведения о числе лиц, принимавших участие в собрании, сведения о лицах, голосовавших против принятия решения и т.д.), и лицу необходимо защитить свои права вне зависимости от признания решения собрания действительным или недействительным. Все эти сведения, отраженные в протоколе, в дальнейшем могут явиться косвенными доказательствами при установлении принадлежности акций, долей в уставном капитале, определении лиц, виновных в нарушении порядка созыва, проведения и подготовки собрания, в связи с чем предлагается участникам защитить свои права путем предъявления требования о внесении изменений в протокол собрания в сроки, установленные для оспаривания решения собрания, если лицо имеет действительный охраняемый интерес в таком требовании и внесение изменений не влечет необходимость рассмотрения вопроса о действительности самого решения собрания. Необходимо отметить, что законодатель постоянно совершенствует нормы, направленные на достоверность фиксации решений собраний во избежание фальсификаций (к примеру, вводит обязательную дополнительную форму фиксации решений собраний в виде нотариального удостоверения, осуществление голосования собственниками многоквартирных домов в государственной информационной системе жилищно-коммунального хозяйства и т.д.). Вопросы фальсификации протокола тесно связаны с возможными злоупотреблениями при совершении регистрационных действий, поэтому достоверность отражения в протоколе всех фактов, имеющих юридическое значение, на основе которых производятся такие изменения, являются «насущной потребностью». Как отмечалось ранее, от фиксации необходимо отличать удостоверение юридического факта, то есть подтверждение действительности фактов, имеющих значение для решения собрания. Закон предусматривает следующие формы удостоверения: нотариальное удостоверение; удостоверение лицом, осуществляющим ведение реестра. До внесения изменений в корпоративное законодательство имелись дискуссии относительно необходимости нотариального удостоверения фактов, подлежащих фиксации при принятии решений собраний. «Нотариусы могут осуществлять проверку соответствия законодательству действий по подготовке и проведению названных собраний, соблюдения правил голосования. Они же могут свидетельствовать личности участвующих в таких собраниях или заседаниях субъектов, придавать нотариальную форму соответствующим решениям и т.п. Для акционерных обществ эта функция могла бы осуществляться профессиональными участниками рынка ценных бумаг - регистраторами, которые ведут реестр акционеров общества»219 220, - отмечает С.В. Сарбаш. Изменения, внесенные в ГК РФ, отчасти разрешили дискуссию. Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» в ГК РФ введена статья 67.1 «Особенности управления и контроля в хозяйственных товариществах и обществах», согласно которой с 1 сентября 2014 года (с момента вступления закона в силу) принятие решения общего собрания участников обществ с ограниченной ответственностью подтверждается, по общему правилу, путем обязательного нотариального удостоверения. Участникам такого общества предоставляется возможность установить иные ненотариальные способы подтверждения принятия решения общим собранием. Такие способы должны быть закреплены либо в уставе, либо в решении общего собрания его участников. Если в уставе общества не содержится положений о способе удостоверения решений общих собраний его участников, автор считает возможным включить в повестку дня соответствующего собрания пункт об установлении способа подтверждения принятия решений этого собрания. В том случае, если за установление соответствующего способа удостоверения решения собрания проголосуют все участники общества, автор полагает, что дальнейшие принятые на собрании решения могут не удостоверяться нотариально. Также участники общества могут принять решение о внесении изменений в его устав, касающихся установления ненотариального способа удостоверения состава общего собрания участников общества и принимаемых им решений, не противоречащего закону. Представляется, что нотариальное удостоверение не является квалифицированной письменной формой решения собрания, а самостоятельным способом фиксации юридического факта наряду с протоколом. При этом ГК РФ указывает на обязательное ведение протокола. Предлагая альтернативу нотариальному удостоверению принятия решения на собрании, законодатель предлагает усилить доказательственное значение протокола путем подписания его частью или всеми участниками собрания. По общему правилу, протокол подписывается председательствующим на собрании и секретарем собрания. Поэтому правила об обязательном ведении протокола являются обязательными во всех случаях. Необходимо обратить внимание, что законодатель говорит не о нотариальном удостоверении протокола общего собрания, а нотариальном удостоверении принятия общим собранием решения и состава участников общества, присутствовавших при его принятии. Таким образом, нотариальное удостоверение является как формой фиксации решения собрания, отличной от протокола, так и формой удостоверения юридического факта. Тот же подход необходимо применить в случае удостоверения принятия решения собрания лицом, осуществляющим ведение реестра акционеров публичного акционерного общества и выполняющим функции счетной комиссии. Подробно порядок удостоверения принятия собранием решения описан в Письме ФНП от 01.09.2014 № 2405/03-16-3 «О направлении пособия по удостоверению нотариусом принятия общим собранием участников хозяйственного общества решения и состава участников общества, присутствовавших при его принятии» (далее - Письмо ФНП)221, в котором указывается, какие факты подлежат фиксации нотариусом. Итоговым документом нотариуса является свидетельство (а не протокол). Данный подход отвечает имеющейся в теории точке зрения о том, что нотариальное удостоверение представляет собой не что иное, как свидетельствование о том, что юридический факт состоялся, и синонимичности понятий удостоверение и свидетельствование222 223 224. Общество при этом вправе наряду с нотариальным удостоверением осуществлять самостоятельную фиксацию фактов посредством составления протокола, что отмечается в указанном Письме. С принятием в законодательство изменений о нотариальном удостоверении принятия собранием решения возникают вопросы, связанные с практическим осуществлением такой возможности. В научных публикациях неоднозначно рассматривается вопрос о том, в чем должны заключаться действия нотариуса, необходимо ли нотариусу проверять законность процедуры принятия решения собрания , либо нотариус должен подтверждать только факт принятия решения . Несмотря на то, что положения п. 1 ст. 163 ГК РФ о нотариальном удостоверении сделок не применимы к решениям собраний, представляется, что на нотариусе лежит обязанность проверки и законности процедуры принятия решения, поскольку целью такого удостоверения является как раз подтверждение действительности решения, иначе такое удостоверение утрачивает смысл. В Письме ФНП указывается на то, что нотариус обязан проверить обстоятельства, в связи с которыми решение собрания может быть признано ничтожным. Такой подход представляется верным, в связи с чем мнение Яценко Т.С.225 о том, что нотариус должен проверить также и правильность заполнения протокола, может быть подвергнуто критике, поскольку, как указывалось ранее, протокол является отличным от нотариального свидетельства средством фиксации юридического факта, который ведется иными лицами, имеет самостоятельное фактофиксирующее и доказательственное значение. В Письме ФНП отмечается, что нотариус вправе удостоверять только принятие решений собраний посредством очного голосования, поскольку нотариус не может присутствовать в процессе принятия решения посредством заочного голосования и засвидетельствовать факты. Представляется, что такое правило является незаконным, поскольку ГК РФ не ставит зависимость нотариального удостоверения от формы принятия решения собрания. Гусейнов Т.А., пытаясь разрешить спорную ситуацию, предлагает следующий вариант: «Так, один нотариус может удостоверить подписание участником бюллетеня для голосования, другой - собрать заполненные бюллетени, а третий, получив все бюллетени и подведя итоги голосования, - удостоверить факт принятия участия в собрании участниками, отправившими свои бюллетени, и факт принятия решения. Для ООО уставом или единогласным очным решением собрания участников может быть установлено специальное правило удостоверения заочных решений, например направление заверенных бюллетеней директору общества, который удостоверит принятое решение»226. Представляется неверным установленное в Письме ФНП правило о том, что проверка законности принятого решения на нотариуса не возлагается. Но поскольку фиксации подлежит не только результат голосования, а также число явившихся на собрание, число голосующих и т.д., учитывая задачи удостоверительной деятельности нотариуса, имеющей главное доказательственное значение, удостоверению подлежит и факт принятия любых решений, а также факт того, что решение собрания не состоялось. В качестве альтернативы нотариальному удостоверению принятия решения собрания законодателем рассматривается возможность фиксации с помощью технических средств (аудио-, видеозаписи и т.д.), позволяющих достоверно установить факт принятия решения. При этом автору представляется, что такие средства фиксации возможно применить только наряду с оформлением протокола, поскольку указанные средства не могут подменить собой составление письменного документа, а могут иметь дополнительное доказательственное значение. Гражданским кодексом РФ в отношении акционерных обществ предусматривается возможность удостоверения принятия решения и состава акционеров, присутствовавших при его принятии, лицом, осуществляющим ведение реестра акционеров такого общества и выполняющим функции счетной комиссии. В дополнение к этому правилу было издано Письмо Банка России от 25.11.2015 № 06-52/10054227, в котором отмечается, что в случае, если лицом, осуществляющим ведение реестра акционеров общества, выполняются функции счетной комиссии, то принятие решения общим собранием акционеров и состав акционеров, присутствовавших при его принятии, подтверждается путем выполнения таким лицом соответствующих обязанностей счетной комиссии, установленных пунктом 4 статьи 56 Закона об акционерных обществах. При этом дополнительное подтверждение не требуется. Ранее указывалось на правовое последствие в виде оспоримости решения собрания в случае нарушения правила о составлении протокола. Пунктом 107 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» предусматривается, что решения очных собраний участников хозяйственных обществ, не удостоверенные нотариусом или лицом, осуществляющим ведение реестра акционеров и выполняющим функции счетной комиссии, если иной способ удостоверения не предусмотрен уставом либо решением общего собрания, принятым участниками общества единогласно, являются ничтожными применительно к пункту 3 статьи 163 ГК РФ (по аналогии со сделками). Такой подход представляется верным, поскольку введением нотариальной формы удостоверения юридического факта законодатель придает дополнительную правовую охрану тем отношениям, которые он регулирует. Учитывая самостоятельный правовой режим решений собраний, установленный главой 9.1 ГК РФ, автономность регулирования, а также принципы оспоримости и ничтожности решений собраний, необходимо дополнить ст. 181.5 ГК РФ и включить в качестве основания ничтожности решения собрания отсутствие удостоверения принятия решения собрания нотариусом или лицом, осуществляющим ведение реестра акционеров и выполняющим функции счетной комиссии, если иной способ удостоверения не предусмотрен уставом общества либо решением общего собрания участников такого общества, принятым участниками общества. Описанные выше формы фиксации решений собраний можно объединить в группу первоначальных (первичных) форм фиксации решений собраний. При этом те решения, которые были приняты, могут быть зафиксированы в различных реестрах - ЕГРЮЛ, ЕГРН, в процессе регистрации дополнительной эмиссии акций, принятие судом определений на основании решений собрания кредиторов (комитета кредиторов) в деле о банкротстве. Приведенные способы можно объединить в группу последующих (вторичных) форм фиксации решений собраний. Данные формы являются не способами реализации, а формами фиксации, поскольку не порождают новые правоотношения на основании данных решений (например, само по себе внесение записи в ЕГРЮЛ о новом директоре не является порождением новых правоотношений, реализацией принятого решения будут являться сделки, совершенные новым директором, выступление от имени организации в суде без доверенности и т.д.). Таким образом, обязательной формой фиксации решения собрания является протокол, несоблюдение данной формы либо существенное нарушение правил составления протокола ведет к оспоримости решения собрания. Предусмотренные законом способы, как удостоверение принятия решения собранием нотариусом или регистратором являются дополнительными обязательными требованиями к форме решений собраний, несоблюдение которых влечет ничтожность решения собрания. При этом нотариус осуществляет не только удостоверительную деятельность, но и фактофиксирующую, поскольку самостоятельно фиксирует обстоятельства принятия решения на собрании. Свидетельство нотариуса не является квалифицированной писвменной формой, посколвку имеет самостоятелвное значение, помимо протокола.
<< | >>
Источник: Кривушева Ситора Сергеевна. РЕШЕНИЯ СОБРАНИИ КАК ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. 2017

Еще по теме § 4. Фиксация решения собрания и ее формы:

  1. 3.13. ДЕЛОВОДСТВО
  2. ПРОЧИЕ РАСХОДЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРОИЗВОДСТВОМ И (ИЛИ) РЕАЛИЗАЦИЕЙ (СТ. 264 НК РФ)
  3. 2.1. ИСТОКИ И ИСТОЧНИКИ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ МЫСЛИ
  4. 9.2. КЛАССИФИКАЦИЯ РЕШЕНИЙ
  5. § 2. Виды юридических документов
  6. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И СТРУКТУРА УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ АКТОВ
  7. 9.2. КЛАССИФИКАЦИЯ РЕШЕНИЙ
  8. Догосударственные формы властных отношений
  9. Государство и культура.
  10. § 2. Обнаружение, фиксация и изъятие веществ и материалов при производстве следственных действий
  11. 4.1.  Понятие  фиксации  доказательственной информации
  12. § 1. Понятие и виды источников (форм) права
  13. 1.3. Акционерное общество и его разновидности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -