<<
>>

§ 3.1 Двусторонние международные соглашения как инструмент унификации коллизионных норм в сфере труда

Столкновение национальных законодательств при регулировании трансграничных трудовых отношений является одной из фундаментальных проблем международного регулирования труда, а фактическое отсутствие унифицированных коллизионных трудовых норм в значительной степени усложняет правовую и экономическую интеграцию в данной сфере.
Несоответствие внутригосударственных подходов к регламентации правоотношений, осложненных иностранным элементом, обуславливает практическую значимость международных соглашений, унифицирующих трудовые нормы. Пленум Верховного суда РФ, толкуя положения трудового законодательства, устанавливает, что если международным договором Российской Федерации, регулирующим трудовые отношения, установлены иные правила, чем предусмотренные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, то применению подлежат правила международного договора (часть 4 статьи 15 Конституции РФ, часть вторая лд с статьи 10 ТК РФ, часть 4 статьи 11 ГПК РФ) . Таким образом, Российская правоприменительная практика допускает возможность международно-правового регулирования трудовых отношений. Как уже отмечалось, значение универсальных и региональных международных договоров в регулировании трудовой миграции возрастает. Тем не менее, в литературе высказывается мнение о том, что данная тенденция не 245 умаляет значения двусторонних соглашений, так как они позволяют более обстоятельно регламентировать двусторонние отношения, способствуют единообразному регулированию отношений, имеющих особое значение для двух государств246 247 248 249 250. В науке подчеркивается особое теоретическое и практическое значение двусторонних договоров, в которых обобщаются и совершенствуются правовые концепции и юридическая техника . А применение норм таких соглашений способно обеспечить признание и защиту трансграничных правоотношений . Двусторонние договоры признаются гибким механизмом правового регулирования трудовой миграции и наиболее реализуемым для 249 договаривающихся стран, по сравнению с многосторонним регулированием .
Принимая во внимание приведенные позиции, необходимо, тем не менее, указать, что в отечественной науке международного права необходимость заключения двусторонних договоров в сфере трудовой миграции при существующем многостороннем регулировании оценивается неоднозначно. Существует мнение, что такие соглашения скорее играют вспомогательную роль Анализируя представленные доктринальные позиции, следует также отметить, что отечественная судебная практика определяет двусторонние международные соглашения как специальные нормативные акты по отношению к универсальным и региональным международным договорам251. Такой подход в целом поддерживается и в научной литературе: при столкновении норм двусторонних и многосторонних международных соглашений выбор делается в 252 пользу нормы двусторонних договоров . Такой подход представляется обоснованным, однако, учитывая стремительное расширение географии рынков труда и общую специфику трудового правоотношения, более перспективной, по нашему мнению, будет является региональная унификация. Однако нельзя не сказать, что опыт двустороннего взаимодействия государств в сфере международного труда составляет правовую и интеграционную платформу для развития регионального сотрудничества. Г осударства заключают двусторонние международные соглашения с целью создания единообразного регулирования отношений, имеющих значение для договаривающихся сторон. Существенно, что в таких соглашениях, как правило, содержится регулирование, либо не предусмотренное универсальными и региональными международными соглашениями, либо формирующее новый подход к определенному виду правоотношений. В литературе указывается, что унификация норм частного права в двусторонних соглашениях также предназначается для установления изъятий из более широких по объему, кругу участников международных соглашений . Это объясняется сложностью согласования несовпадающих подходов различных государств к установлению трудовых прав работников252 253 254. На роль международных соглашений в регулировании трансграничного труда указывает МОТ.
Так, ст. VIII Рекомендации МОТ № 86 устанавливает возможность дополнения Конвенции МОТ № 97 «О трудящихся-мигрантах», а также иных положений Рекомендации, двусторонними договорами, определяющими методы применения принципов, содержащихся в Конвенции и Рекомендации255. Названный акт также указывает, что при заключении двусторонних договоров члены Организации должны учитывать положения приложенного к Рекомендации Типового договора для разработки соответствующих положений, регулирующих условия проезда и найма трудящихся-мигрантов, в том числе перемещенных лиц и беженцев. Коллизионная норма, содержащаяся в Типовом договоре о временной и постоянной миграции трудящихся, устанавливает, что в случае спора между мигрантом и его работодателем первый имеет доступ в соответствующие судебные учреждения или может представить имеющиеся у него жалобы иным путем, в соответствии с законодательством страны иммиграции (ст. 16). Таким образом, МОТ фактически унифицирует подход к определению применимого к трудовым спорам права, закрепляя в качестве коллизионного принципа lex loci laboris. Российская Федерация активно взаимодействует с иностранными государствами на двустороннем уровне по различным проблемам, в том числе и по вопросам труда. При этом единообразного подхода относительно включения коллизионных трудовых норм в двусторонние соглашения не выработано. Анализ таких договоров, заключенных РФ, показывает, что трудовые коллизионные нормы чаще всего включаются в два вида двусторонних международных соглашений: соглашения общего характера и специальные межправительственные соглашения, касающиеся вопросов труда256. Двусторонние соглашения общего характера, как правило, делятся на: соглашения о правовой помощи, регулирующие совокупность вопросов международного сотрудничества по гражданским, трудовым, семейным и уголовным делам; соглашения, закрепляющие основы сотрудничества государств в целом. По сравнению с иными видами международных соглашений, содержащих коллизионные нормы в сфере труда, двусторонние соглашения заключаются чаще и с юридико-технической стороны более проработаны, чем соглашения, затрагивающие большее количество договаривающихся сторон.
Однако они редко регулируют только вопросы трансграничного труда. В основной массе соглашения приравнивают трудовые дела к гражданским и за редким исключением содержат норму, касающуюся трудовых коллизий. На сегодняшний день Россией подписано несколько двусторонних соглашений, в которых содержатся унифицированные коллизионные нормы . Большая часть данных соглашений содержит в качестве правила выбора применимого права lex loci laboris. Примеры стран реже в договорах встречается коллизионное правило lex voluntatis. Примеры другие привязки могут иметь место, но на практике почти не реализуются. Так, основной коллизионной привязкой в Договоре между Россией и Республикой Польша о взаимной правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам от 16 сентября 1996 г., являтеся принцип автономии поли сторон - lex voluntatis . Статья 44 Договора предусматривает и альтернативные коллизионные нормы. Если законодательство не выбрано, то возникновение, изменение, прекращение (расторжение) трудового договора и вытекающие из него претензии регулируются законодательством места осуществления труда. Если работы выполняется на территории одного государства, а работодатель находится в другом государстве, то трудовые отношения регулируются законодательством государства работодателя (lex loci delegationis). Таким образом, Договор дает возможность разрешить вопрос о применимом праве тремя разными способами, в зависимости от конкретного содержания правоотношения. Основным коллизионным принципом выступает автономия воли сторон. 257 258 В ст. 26 Российско-Монгольского Договора о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам (1999 г.) также устанавливается коллизионный принцип автономии воли сторон, с возможностью альтернативных привязок в случае отсутствия выбора применимого права . Аналогичный подход нашел отражение и в невступившем в силу Договоре между Российской Федерацией и Республикой Куба о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам 2000 г.
Договор в ст. 44 предусматривает, что стороны трудового договора могут самостоятельно выбрать право, которое будет регулировать их трудовые отношения. Если применимое право выбрано не было, то к трудовым отношениям будет применяться коллизионная привязка места осуществления труда259 260. Воспринимая автономию воли сторон, как основную коллизионную привязку, некоторые государства включили ее в соглашения с оговоркой. Так, Договор между Российской Федерацией и Социалистической Республикой Вьетнам о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам 1998 г. устанавливает, что lex voluntatis может использоваться сторонами, если это не запрещено национальным законодательством государства, на территории которого осуществляются эти трудовые отношения261. Ограничение применения принципа автономии воли сторон при регулировании трудовых отношений в международных соглашениях обуславливается спецификой существа трудовых отношений, где работник заведомо более слабая сторона, нуждающаяся в дополнительных гарантиях со стороны государства трудоустройства. А.С. Довгертом были сформулированы общие ограничивающие принципы, применимые к автономии воли сторон в трудовых отношениях с иностранным элементом262. Автором предлагается придерживаться письменной формы согласования сторонами применимого права как в момент заключения трудового договора, так и во время его действия или изменения. А.С. Довгертом особенно подчеркивается, что при выборе права следует учитывать принцип наиболее тесной связи между выбранным сторонами законом и заключаемым трудовым договором. Устанавливается, что недопустимо ухудшение положения работника по сравнению с тем, которое он мог бы иметь в соответствии с нормами государства, право которого применялось бы в отсутствии выбора сторон. Кроме того, стороны могут подчинять различные аспекты их трудового правоотношения разным правопорядкам. Трансграничные трудовые отношения самым тесным образом связаны с вопросами миграции рабочей силы. Ввиду этого, труд иностранных работников на территории принимающего государства регулируется, как правило, совокупностью норм различных отраслей права.
В частности, организация труда мигранта не ограничивается правилами, предусмотренными исключительно трудовым законодательством. Поэтому, когда стороны трудовых отношений наделены возможностью самостоятельно определить применимое к их отношениям право, часть вопросов по-прежнему будет регулироваться императивными нормами принимающего государства. Массив трудовых коллизионных норм также содержится в специальных межправительственных соглашениях. Государства заключают такие соглашения об организации занятости, о принципах трудовой деятельности, о временной трудовой деятельности, о трудовой деятельности и социальной защите и пр. Договоры в основном затрагивают вопросы организации труда иностранных граждан на территории принимающего государства. Спецификой таких соглашений является то, что в них договаривающиеся государства вырабатывают единые подход к определению ключевых аспектов труда своих граждан в другом государстве и закрепляют взаимные гарантии соблюдения прав, свобод и интересов иностранных работников. Анализ формулировок межправительственных соглашений показывает, что основной коллизионной нормой для определения применимого к трудовым отношениям права становится право места осуществления труда263. Такой подход нашел отражение в большинстве межправительственных соглашениях о временной трудовой деятельности. Так, например, российско-армянское межправительственное соглашение устанавливает, что трудовая деятельность работника на территории государства трудоустройства регулируются законодательством этого государства264. Соглашением также предусматриваются коллизионные нормы в отношении конкретных вопросов трудовых отношений между иностранным работником и работодателем принимающего государства. Так, трудовой договор (контракт) заключается в соответствии с законодательством о труде государства трудоустройства. Соглашение предусматривает дополнительные гарантии увольняемым работникам, предоставляемые в соответствии с правом государства трудоустройства. В частности, при прекращении трудового договора в связи с сокращением численности или штата работников, ликвидацией организации, уполномоченный орган государства осуществления труда обязан предоставить работнику, насколько это возможно, другую равноценную работу на период действия ранее заключенного трудового договора (контракта). Российско-вьетнамское межправительственное соглашение устанавливает обязанность иностранных работников соблюдать законы принимающего государства, правила пребывания иностранных граждан на его территории. Дополнительно в соглашении прописана гарантия прав и свобод иностранных работников в соответствии с национальным законодательством принимающего государства в отношении иностранных граждан. Договаривающиеся стороны согласовали, что форма и содержание трудового договора должны соответствовать законодательству принимающего государства и содержать необходимые условия, связанные с временной трудовой деятельностью и пребыванием иностранного работника в государстве приема265. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о временной трудовой деятельности граждан устанавливает в ст. 6, что трудовой договор (контракт) должен соответствовать законодательству о труде принимающего государства266. Вопросы оплаты труда работников и иные условия определяются в соответствии с трудовым договором (контрактом) с работодателем принимающего государства. Таким образом, договаривающиеся стороны распространили право государства осуществления труда на все вопросы, относящиеся к организации труда. Отдельное внимание в рассматриваемом соглашении уделено вопросам обязательного медицинского страхования, а также вопросам возмещения вреда, причиненного работнику трудовым увечьем, профессиональным заболеванием или иным повреждением здоровья, возникшего в результате исполнения им его трудовых обязанностей или в прямой связи с ними, а также гарантии права на отдых и отпуск. Все перечисленные аспекты труда регулируются в соответствии с соглашением на основании права государства трудоустройства. При этом соглашением предусматривается дополнительное право работников освобождаться от работы в период государственных праздников по месту их постоянного проживания в соответствии с условиями трудового договора (контракта). Аналогичные положения содержит и соглашение между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан267. В частности, соглашение устанавливает обязанность трудящихся-мигрантов соблюдать положения законодательства принимающего государства. Соглашение содержит определение «трудовой деятельности», под которой понимается работа, осуществляемая трудящимся-мигрантом на основании заключенного договора (трудового или гражданско-правового на выполнение работ (оказание услуг)), в порядке и на условиях, установленных законодательством государства приема. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Киргизской Республики о трудовой деятельности и социальной защите трудящихся-мигрантов 1996 г. в ст. 5 закрепляет, что законодательство принимающего государства определяет порядок привлечения трудящихся- мигрантов к трудовой деятельности на его территории . Данная коллизионная норма касается также установления порядка въезда-выезда, условий труда работников, прекращения трудовых отношений. Российско-белорусское и российско-молдавское межправительственные соглашения о трудовой деятельности устанавливают, что въезд, пребывание и трудовая деятельность работника на территории государства трудоустройства регулируются законодательством этого государства268 269. Приведенные выше примеры соглашений и проведенный на их основе сравнительный анализ позволяет выделить прямой и косвенный подходы в закреплении трудовой коллизионной нормы. Государства, заключая межправительственные соглашения, либо прямо устанавливают, что трудовая деятельность работников регулируется законодательством государства трудоустройства, либо прописывают правило определения применимого права страны трудоустройства, закрепляя, что им регулируется трудовой договор с работниками и, следовательно, вся трудовая деятельность. Другой коллизионной нормой, регулирующей вопросы труда иностранных работников может являться также принцип права страны нахождения работодателя. В качестве примера следует назвать Межправительственное соглашение между Российской Федерации и Словацкой Республики об организации занятости в рамках выполнения договоров подряда и взаимном трудоустройстве граждан, в силу ст. 5 которого трудовые отношения, осложненные иностранным элементом и заключаемые на период до двух лет, регулируются правом места нахождения работодателя (п. 1) . При этом п. 2 рассматриваемой статьи уточняет, что вопросы занятости работников, трудовые договоры с которыми заключены на срок от 6 месяцев до 1,5 лет, регулируются правом места осуществления труда. В рамках изучения проблемы двусторонней международной унификации коллизионных трудовых норм заслуживают внимания и межправительственные соглашения об обмене правовой информацией. В 90-е годы Российская Федерация заключила ряд таких соглашений со странами бывшего СССР (с Киргизией 27 апреля 1994 г.; Арменией 1 июня 1994 г.; Азербайджаном 22 июня 1994 г.; Грузией 23 июня 1994 г.; Белоруссией 17 февраля 1995 г.; Украиной 18 апреля 1995 г.; Туркменистаном 18 мая 1995 г.; Узбекистаном 6 мая 1998 г.) об обмене правовой информацией . К каждому соглашению был согласован 270 271 тематический перечень нормативных правовых актов, подлежащих межгосударственному обмену . В перечне отдельно поименованы такие направления, как труд, трудоустройство и занятость населения, международное частное право и процесс. Считаем, что построение процесса унификации коллизионных норм, регулирующих трансграничные трудовые отношения, прямо зависит от возможности эффективного межгосударственного обмена правовой информацией. Взаимодействие государств на уровне законотворчества закладывает фундамент для разработки единообразного подхода к регламентации сложных трансграничных правоотношений. При изучении международно-правовой практики коллизионного регулирования труда были выявлены примеры коллизии коллизионных норм, предусмотренных в различных двусторонних соглашениях о труде между одними и теми же государствами. Так, росийско-польское межправительственное соглашение 1994 г. устанавливает, что оплата и другие условия труда работника определяются в трудовом договоре в соответствии с законодательством государства трудоустройства. Одновременно, соглашение между Россией и Польшей 1996 г. закрепляет автономию воли сторон, как основополагающий принцип выбора права, применимого к трудовым отношениям с иностранным элементом, охватывающим в том числе и вопросы оплаты труда. Оба Соглашения являются действующими. Однако Соглашение 1996 г. представляет собой соглашение общего характера, а Соглашение 1994 г. специально посвящено вопросам трудовых отношений. В дополнение к регламентации права, применимого к труду лиц, работающих по трудовому договору, Соглашение 1994 г. регулирует также вопрос труда контрактных специалистов. В соответствии с Соглашением под контрактными специалистами понимаются лица, которые выполняют работы на территории другого государства 272 в рамках контрактов, заключенных между субъектами хозяйственной деятельности обоих государств. В отношении контрактных специалистов устанавливается, что условия их труда регулируются в соответствии с законодательством направляющего государства и не могут быть хуже, чем те, которые предоставляются гражданам принимающего государства, выполняющим сопоставимую работу. Сравнение российско-польских соглашений наглядно иллюстрирует имеющиеся пробелы в унификации коллизионного регулирования трудовых отношений в Российской Федерации, в том числе на международном уровне. Отсутствие не только единообразного подхода к формулированию коллизионных норм, но и одинаковой правовой регламентации однородных правоотношений между теми же государствами ведет к затруднению эффективного взаимодействия между сторонами. Рассмотренные выше двусторонние международные соглашения Российской Федерации с различными государствами позволяют сделать следующие выводы. Сегодня существует значительное количество государств, с которыми у России вопросы трансграничного труда не урегулированы. Из наиболее миграционно активных государств следует выделить Германию, Испанию, Францию, США и Канаду. Представляется необходимым возможность заключения с данными государствами двусторонних международных соглашений о временной трудовой деятельности, с целью закрепления равного объема прав и гарантий иностранных работников на территориях государств и установить единый коллизионный подход к регулированию трансграничного труда. Реализация данной инициативы позволила бы не только усовершенствовать правовую регламентацию трудовых отношений, но и создать основу для унификации на региональном уровне. С юридико-технической точки зрения, трудовые коллизионные нормы в соглашениях прописываются либо посредством прямого указания на применимое к регулированию трудовых отношений право, либо через закрепление применимого права к трудовому договору и, как следствие, к трудовым отношениям в целом. Основными коллизионными привязками, определяющими применимое право в рамках двусторонних международных соглашений РФ, выступают право места нахождение работодателя, места осуществления труда и реже автономия воли сторон. Двусторонняя международная унификация норм, регулирующих трансграничный труд, где иностранный элемент может проявляться как в объекте (трудовая деятельность осуществляется в иностранном государстве), так и в субъектах правоотношений (работник и/или работодатель являются иностранными лица) помогает создать единообразное регулирование различных аспектов трудовых отношений. Проведенный анализ указывает на отсутствие единообразного подхода российских разработчиков к формированию коллизионного регулирования трудовых отношений, осложненных иностранным элементом. Наиболее эффективной представляется формулировка комплексной трудовой коллизионной нормы (по аналогии с приведенными выше соглашениями о правовой помощи). Такая комплексная норма должна предусматривать, что работник и работодатель имеют право самостоятельно определить право, применимое к их трудовым отношениям, если это не запрещено законодательством государства принадлежности работника или работодателя, на территории которого осуществляются эти трудовые отношения. Условием автономии воли сторон является то, что выбранный сторонами закон не применяется, если его положения ухудшают условия труда работника по сравнению с теми, которые он мог бы иметь в стране своего гражданства либо стране трудоустройства. Выбор сторон относительно применимого права должен быть закреплен в трудовом договоре и иметь непосредственную связь с трудовыми отношениями сторон. Приведенные выше примеры международных соглашений РФ указывают на несколько аспектов, существенных для международной коллизионной унификации. Во-первых, очевидно, что законодателем уже проработана система коллизионных трудовых норм, которые практически полностью отвечают современным требованиям рынка труда. Во-вторых, наличие таких соглашений указывает на то, что в исключительных случаях государство допускает применение не только lex loci laboris, но и иных коллизионных привязок, в том числе и lex voluntatis. Такой подход широко используется в мировой практике, ~ 273 однако, является нетипичным и редким для российского законодателя . Таким образом, считаем, что разработка и согласование унифицированных коллизионных норм в рамках двустороннего сотрудничества государств закладывает фундамент для дальнейшей унификации норм, регулирующих трансграничные трудовые правоотношения на региональном уровне.
<< | >>
Источник: Егиазарова Маргарита Владимировна. УНИФИКАЦИЯ НОРМ, РЕГУЛИРУЮЩИХ ТРУДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В МЕЖДУНАРО ДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук.. 2017

Еще по теме § 3.1 Двусторонние международные соглашения как инструмент унификации коллизионных норм в сфере труда:

  1. 4 СТРАТЕГИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ УЧАСТИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН В МЕЖДУНАРОДНОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ В ОБЛАСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. § 1.2 Генезис развития правового института унификации норм, регулирующих трудовые отношения с участием иностранных лиц
  4. § 2.2 Унификация материальных норм в экономических интеграционных объединениях на территории бывшего СССР
  5. § 3.1 Двусторонние международные соглашения как инструмент унификации коллизионных норм в сфере труда
  6. Международное право как фактор регулирования трудовой миграции
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -