<<
>>

§1. Дефектностьрешения собрания: понятие и виды

Понятие «дефектность» было подробно исследовано В.Б. Исаковым. Под дефектностью юридического факта он понимал нарушения, при наличии которых юридический факт можно признать недействительным (не имеющим юридической силы изначально или в зависимости от его оспаривания) и несовершенным.
В.Б. Исаковым отмечалось, что юридический факт дефектен в тех случаях, когда его признаки не соответствуют модели, закрепленной в гипотезе юридической нормы, дефектом юридического факта следует считать наличие в нем таких признаков, которые свидетельствуют о существенном изменении в его содержании234. Не менее примечательна в работе исследователя классификация дефектов в юридических фактах, которую он проводит по нескольким основаниям. В зависимости от их юридического значения В.Б. Исаковым выделяются следующие разновидности: 1) несостоятельность. «Это тип дефектности выражается в том, что фактическая предпосылка не состоялась». 2) недействительность. «Этот тип дефектности заключается в том, что фактическая предпосылка возникает с существенными нарушениями, при которых невозможно наступление правовых последствий. 3) частичная дефектность. «Указанный тип дефектности означает, что в фактической предпосылке можно разграничить «здоровую» и дефектную части»235. 4) малозначительное нарушение. «Этот тип дефектности связан, как правило, с процедурой установления юридических фактов, их документальным оформлением. Несущественные процедур но-процессуальные нарушения не должны служить препятствием для наступления правовых последствий»236. Классификация автора среди исследователей вызывает ряд замечаний. В частности, отмечается, выделение юридического факта, фактическая предпосылка которого не состоялась, в качестве дефектного является неверным, т.к. при отсутствии фактической предпосылки юридический факт, в целом, не становится таковым ввиду отсутствия какого-либо элемента его состава.
Такой юридический факт следует признать несостоявшимся, а не дефектным. М.А. Рожкова пишет: «В первом случае - в случае отсутствия какого-либо признака, свойства, условия наступления жизненного обстоятельства - говорить о дефектности юридического факта просто нет смысла, поскольку и самого юридического факта нет, он еще не наступил. Это позволяет утверждать, что так называемая несостоятельность юридических фактов есть фактическое отсутствие юридического факта, а посему она не является разновидностью дефектности юридических фактов»237. С замечанием М.А. Рожковой можно согласиться лишь в случае, если под дефектностью понимать только недействительность юридического факта. Отсутствие какого-либо элемента состава юридического факта так же является дефектом юридического факта, поскольку отсутствует его существенный признак, в связи с чем дефектность включает в себя как несостоятельность, так и недействительность. Выделение в отдельную группу малозначительных нарушений противоречит правилам классификации, поскольку наличие любых нарушений содержания состава юридического факта является основанием признания его недействительным, и незначительность влечет за собой признание юридического факта не безусловно, а условно недействительным. При несущественности нарушений такой юридический факт может быть признан влекущим правовые последствия238. Дефектность элементов состава юридического факта является основанием признания юридического факта недействительным, и условием действительности юридического факта является наличие всей совокупности элементов, образующих юридический факт, и отсутствие дефектов состава юридического факта. ГК РФ в качестве правовых последствий дефектности выделяет ничтожные и оспоримые решения собраний. Решение собрания, по общему правилу, является оспоримым, что является отражением тенденции к стабилизации юридических актов (например, сделка, по общему правилу, оспорима, если законом не предусмотрено иное). Это соответствует зарубежному опыту и обеспечивает максимальную стабильность решений, недействительность которых может затронуть интересы широкого круга лиц.
Подобная классификация дефектности имеется и в иных государствах. Французское акционерное законодательство предусматривает оспоримые и ничтожные решения. Решения общего собрания акционеров, принятые с нарушением указанных в законе требований (к примеру, при несоблюдении кворума или большинства голосов, необходимых для принятия решения, принятие решения по вопросам), являются ничтожными. Но если нарушения связаны, например, только с неправильным раскрытием информации, соответствующее решение может быть признано недействительным по судебному решению. Согласно немецкому Закону об акционерных обществах решение общего собрания акционеров ничтожно, если оно принято собранием, которое созвано с нарушением указанных в законе правил, не оформлено в надлежащем порядке, а также при наличии иных, прямо указанных в законе оснований, иначе такое решение либо оспоримо, либо вообще не может быть признано недействительным239 240. Швейцарский Обязательственный закон наряду с решениями, которые могут быть оспорены, выделяет также ничтожные решения общего собрания акционеров (например, решения, отменяющие или ограничивающие право принимать участие в общем собрании акционеров) . Ранее возможность признания решения собрания ничтожным или оспоримым была обозначена только на уровне судебного толкования норм права. Так, пунктом 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.11.2003 г. № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» было предусмотрено, что в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания акционеров, при этом судом установлено, что решение принято с нарушением компетенции общего собрания, в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения либо по вопросам, не включенным в повестку дня собрания, суд должен, независимо от того, было оно оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить такое решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.
С внесением изменений в часть первую ГК РФ и введением главы 9.1 установлены основания для признания решения собрания ничтожным, если иное не предусмотрено законом. Разграничение ничтожных и недействительных решений зависит от характера нарушения, от существенности нарушения, от того, насколько имеющееся нарушение не соответствует модели, закрепленной в гипотезе юридической нормы. Критерием определения существенности нарушения и разграничения ничтожных и оспоримых решений собраний может являться также признак их исправимости. Так, В.Б. Исаков выделял следующие нарушения в фактической предпосылке: 1) «исправимые - это нарушения, которые можно исправить, восстановив полноценность фактического обстоятельства. Исправление нарушений может быть достигнуто путем совершения действий, которые не были ранее совершены, совершением повторных действий, аналогичных уже совершенным, и другими способами». Такую разновидность также выделял и Пашуканис Е.Б.241 2) «частично исправимые - такие нарушения, которые можно исправить лишь в некотором объеме». 3) «неисправимые - это дефекты, которые невозможно исправить. Наличие неисправимого дефекта вызывает чаще всего полную недействительность юридического факта (состава)»242. Выделение безусловно и условно дефектных юридических фактов (которые являются действительными до принятия решения суда об их недействительности) по содержанию является аналогичным выделению ничтожных и оспоримых решений собраний. Неисправимыми можно признать дефекты, в связи с которыми юридический факт является ничтожным. При исправимости или частичной исправимости, при которой сохраняются все существенные признаки юридического факта, его можно признать оспоримым. В зависимости от исправимости дефекта в юридическом составе различаются и последствия такой дефектности. Например, ликвидация юридического лица при неустранимости нарушений и продолжение деятельности юридического лица - при их устранимости. В законодательстве других государств также выделяются общие положения 0 решениях собраний.
Например, в Гражданском кодексе Нидерландов имеются общие положения об основаниях и последствиях признания недействительными решений органов юридических лиц. Немецкие же ученые обосновывают вывод о том, что решения могут быть признаны недействительными по общим правилам о недействительности сделок1. Г. Г. Хенн отмечает, что ошибочные решения общего собрания являются либо ничтожными (Nichtigkeit), т.е. автоматически недействительными без какого-либо вмешательства (ex tunc), либо подлежащими оспариванию (Anfechtbarkeit), т.е. на основе судебного решения по иску о признании постановления недействительным243 244. В качестве одного из важнейших принципов в основу оспаривания решений собраний в ГК РФ положен принцип каузальности нарушения, определяющий одну из главных особенностей решения по сравнению со сделками, - если голосование лица, права которого нарушены оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие, оспоримое решение не должно признаваться судом недействительным. В ГК РФ установлено, что может состояться только один процесс об оспаривании решения собрания. В рамках единого оспаривания любое лицо, управомоченное на оспаривание, может присоединиться к иску и представить собственные доводы и основания, свидетельствующие о недействительности решения. Повторный процесс может состояться только в случаях уважительности причин неоспаривания и злоупотребления правом иных лиц. Такой подход обоснован, поскольку эти нормы направлены на реализацию принципов процессуальной экономии и стабильности гражданского оборота. Учитывая, что в собрании обычно принимает и может принимать участие множество лиц, при оспаривании решения каждым из участников неизбежно возникновение множества противоречивых судебных актов и множества дел по рассмотрению, по сути, одного и того же спора. Различая ничтожные и оспоримые решения собраний, возможно рассмотреть вопрос о необходимости выделения действий, не состоявшихся как решения собраний (так называемых «несостоявшихся» решений собраний), таких решений, которые не состоялисв как юридические факты, не обладающие теми признаками, свойствами, которвю входят в состав юридического факта.
Вопрос о выделении несостоявшихся решений собраний сходен с вопросом о необходимости выделения в отделвную категорию незаключенных сделок. О несостоятелвности юридических фактов так или иначе ввюказвшалисв еще римские юристы. Это обозначается в трудах И.Б. Новицкого , Д.В. Дождева , И. Пухан и М. Поленак-Акимовской245 246 247. Теоретическое исследование несостоявшихся действий нашло отражение и в трудах ученик-правоведов прошлого времени: М.М. Агаркова248, Г.Ф. Шершеневича249, Ю.С. Гамбарова250. Н.В. Рабинович отмечала, что несостоявшаяся сделка «представляет собой правовое «ничто», вообще сделкой не является... в отличие от несостоявшейся сделки недействителвная сделка - это сделка, которая состояласв, но в силу присущих ей недостатков признается лишенной правовой силы... Несовершившаяся сделка никогда не существовала и существоватв не могла, стало бв1тв, правовой силв1 не имела и потому этой силв1 лишена бвггв не может»251. Иностранные цивилиств1 так же выделяли несостоявшиеся сделки252. Н.Л. Дювернуа считал, что «сделку-акт называют недействителвной не толвко тогда, когда мы имеем налицо законченный состав волеизъявления, но и в тех случаях, когда перед нами одна толвко предшествующая, незаконченная, незавершившаяся стадия ее развития, на которой не толвко не может 6BITB речи о сделке-эффекте, о действителвности и недействителвности сделки, но где сомнению подвергается прямо существование самой сделки-акта, наличности ее»253. Несостоявшейся, по мнению Н. Дювернуа, считается сделка, которая не имеет всего состава сделки, а имеет лишв его видимоств. По мнению Д.О. Тузова, понимаемая как особая форма порочности категория «незаключенности», или несуществования, не может найти себе с точки зрения сферв1 своего применения самостоятелвного места среди других форм порочности, ничем не отличаясв, по сути, от ничтожности254. Институт несостоятелвности юридического факта известен не толвко гражданскому праву. К примеру, при отсутствии хотя 6BI одного признака состава преступления в уголовном праве признается, что весв состав преступления отсутствует. Аналогично в административном праве: при отсутствии признака состава административного правонарушения его состав в целом также признается отсутствующим. В конституционном праве несостоявшимися могут бвггв признаны BBi6opBi и референдум, в процессуальном праве несостоявшимся как юридический факт является решение, не вступившее в законную силу. Не имеющими юридической силы, а, следовательно, несостоявшимися могут быть признаны незарегистрированные и официально не опубликованные нормативноправовые акты. В частности, в связи с отсутствием кворума могут бвггв признанв1 несостоявшимися BBi6opBi Президента РФ255 и референдум256. Отдельные авторы считают, что отсутствует практическое значение такого разграничения, поскольку незаключенность может быть сведена к разновидности недействительности (В.П. Шахматов257, М. Семенов258 и др.). По мнению И.В. Матвеева, есть основания для выделения ничтожных и несостоявшихся сделок: если недействительная сделка может влечь за собой такие последствия (хотя бы и специальные), наступления которых ее субъекты не желают, то несостоявшаяся сделка не влечет никаких последствий259. По мнению Е.Г. Сироты, в основании признания решения собрания несостоявшимся лежат дефекты в юридических фактах, выявленные до наступления правовых последствий, а в основании признания решения общего собрания недействительным — дефекты, выявленные после наступления правовых последствий260. Сирота Е.Г. предлагает ввести в научный оборот понятия «совершённое» решение и «несовершенное»261. Несмотря на юридическое и фонетическое сходство несостоявшихся сделок (незаключенных договоров) и несостоявшихся собраний, необходимо различать основания признания их таковыми, что, в свою очередь, приводит еще к одному отличию решений собраний от сделок. В основе признания сделки несовершенной лежит отсутствие согласованности воль относительно существенных условий сделки (волевой момент). В то же время, в основании признания несостоявшимся решений собраний лежит отсутствие кворума - необходимого числа присутствующих и числа голосов (субъектный состав). Вопрос о необходимости признания несостоявшихся решений собраний как самостоятелвной категории лежит в плоскости выделения оснований признания таких решений несостоявшимися. Учшывая признаки состава решения собрания как юридического факта, представляется, что основания признания решения собрания несостоявшимся лежат в основаниях признания несостоявшимися самих собраний. Таким образом, несостоявшееся собрание неизбежно влечет признание отсутствующим такого юридического факта, как решение собрания. При этом основания признания решения собрания как юридического факта отсутствующим не исчерпываются случаями, когда собрание не состоялосв. Опираясв на исследованные ранее признаки, входящие в состав исследуемого юридического факта, можно сделатв вв1вод о том, что полное отсутствие признака (а не его дефектности) является основанием для признания юридического факта несостоявшимся. В соответствии с требованиями закона в настоящее время собрание может бв1тв признано несостоявшимся в случае отсутствия необходимого кворума для его принятия. Законодатели прямо закрепляет, что собрания в отсутствие кворума являются неправомочнвши, не подлежат проведению. При этом решение, принятое собранием, которое должно бвшо быть признано несостоявшимся, не является принятвш. Решение собрания должно быть признано несостоявшимся в случае, если не принято то решение, для принятия которого созвшалосв собрание. Вместе с тем, нужно учшыватв, что если «против» принятия решения или за воздержание от принятия решения проголосовало болвшее количество участников, чем «за» принятия решения, результат голосования так же будет являться решением собрания, если никаких иных последствий такой результат не влечет (например, при голосовании за одобрение сделки при отсутствии достаточного количества голосов «за» ее совершение признается неодобренным). Однако если непринятие какого-либо положительного решения (например, неизбрание директора из предложенных вариантов) влечет неблагоприятные последствия, то возникает ситуация «дедлока», которая будет рассмотрена позднее, и такие решения можно назвать несостоявшимися. Также решение может являться непринятым в случаях, когда из его содержания непонятен его смысл, то есть решением нарушен признак формальной определенности, в связи с чем решение не может обладать регулятивной функцией. Решение не может быть признано принятым в случае, если отсутствует соответствующий субъектный состав для его принятия, поскольку все участники определенного правового сообщества должны обладать всеми признаками, определенными для них законодательством262. К примеру, не может быть признано принятым решение товарищества собственников жилья, когда в голосовании принимали участие собственники жилого дома, в том числе и не являющиеся членами товарищества, и идентифицировать голосовавших за каждое решение при этом невозможно. Изложенные выводы подтверждаются и судебной практикой. По мнению Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда, изложенного в Постановлении от 02.11.2010 по делу № А65-11142/2009, руководствовавшегося п. п. 1,2 ст. 44, п. 3 ст. 45, п. 1 ст. 46 ЖК РФ, не имелось оснований считать, что собственники помещений многоквартирного дома наделили товарищество собственников жилья правом обратиться в суд с иском об оспаривании зарегистрированного права собственности и обязании освободить спорные нежилые помещения, поскольку в деле отсутствовало решение общего собрания собственников помещений многоквартирного дома по названному вопросу. При этом представленный товариществом протокол внеочередного общего собрания ТСЖ доказателвством передачи таких полномочий не являлся, посколвку из указанного протокола следовало, что решение принималосв не общим собранием собственников помещений в многоквартирном доме, а общим собранием товарищества и было принято не от имени собственников помещений многоквартирного дома, а от имени ТСЖ. Ранее автором исследовалисв случаи наступления правовв1х последствий решения при наличии административного акта (регистрации соответствующих последствий). Вместе с тем, на взгляд автора, нет оснований считатв несостоявшимися те решения собраний, правовые последствия которвк не были зафиксированв1 соответствующим образом, посколвку государственный орган лишв соответствующим образом подтверждает наличие последствий, к наступлению которвк стремилисв участники. Сущностным признаком решения собрания не является факт одобрения последствий посредством принятия административного акта, который является лишв формальным условием. К тому же, данный пробел в большинстве случаев может быть восполнен. Непринятые решения не содержат тех необходимых элементов, с которыми закон связывает возможность возникновения, изменения или прекращения правоотношений, на которые была направлена воля участников собрания. Непринятые (несостоявшиеся) решения не обладают признаками такого юридического факта, как решение собрания. Данные действия всего лишь не состоялись как решение собрания и не повлекли те последствия, на которые была направлена воля участников собрания. В этом случае нельзя говорить об отсутствии юридического факта вообще. Теоретически совершенные действия могут являться иными юридическими фактами, являющимися значимыми для иных обстоятельств, правоотношений. Безусловно, юридический факт влечет за собой определенные правовые последствия, но он не порождает именно те последствия, на которые была направлена воля сторон263. Теоретически способом защшы прав участников такого собрания будет являтвся не признание решения собрания недействительным, а признание собрания несостоявшимся, а недействительным - документ (протокол), в котором были зафиксированы недостоверные факты. Так как решение собрания не явилось юридическим фактом, следовательно, его нельзя признать недействительным, но, поскольку протокол употребляется также в значении «решение собрания», способом защиты, соответствующим ГК РФ, будет являться признание недействительным решения собрания, зафиксированного в протоколе. Вывод подтверждается на примере следующей судебной практики. Участником собрания кредиторов в деле о банкротстве было заявлено требование о признании решений собрания кредиторов недействительными. Определением от 26.02.2010 по делу № А81-5264/2008 Арбитражным судом Ямало-Ненецкого автономного округа в удовлетворении заявления было отказано, собрание кредиторов должника признано несостоявшимся, а принятые этим собранием решения - не подлежащими исполнению264. Тем не менее, не все суды придерживаются такой логики. К примеру, решением Можайского городского суда Московской области от 07 августа 2009 года, вступившим в законную силу, общее собрание ДПК «Аистово» от 30 августа 2006 года признано несостоявшимся, а решения общего собрания членов ДПК «Аистово» от 30 августа 2006 года признано недействительным; решением Октябрьского районного суда г. Саратова от 20.05.2010 г. по делу № 2-753/2010, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегией по гражданским делам Саратовского областного суда от 17.08.2010 г., общее собрание собственников многоквартирного дома № 10/16 по ул. Рахова г. Саратова от 09.10.2008 г. по вопросу выбора в качестве управляющей организации ЗАО «УК «Центр-Дом» признано несостоявшимся, решения, принятые на данном собрании, недействительными. При этом законодателем в статье 181.5 ГК РФ предусматривается, что решение, принятое при отсутствии кворума, является ничтожным. В этом случае ничтожным может быть признано не само решение как юридический акт, обладающий его признаками, а решение как некий практический результат, оформленный в виде протокола, в связи с чем решение собрания может рассматриваться также не только как юридический акт, но и документ, в котором зафиксирован практический результат, достигнутый на собрании. Вопросы недействительности юридических актов тесно связаны с вопросами восполнения отсутствующих элементов, устранения дефектов, в связи с которыми юридический акт мог признаваться недействительным. В связи с допущением пунктом 2 статьи 181.4 ГК РФ возможности подтверждения действительности предыдущего решения последующим решением собрания автором настоящей работы также предлагается ввести в научный оборот понятие конвалидации недействительного решения собрания. Изначально понятие конвалидации означало «исцеление», «оздоровление», «излечимость»265 266. Данный термин в настоящее время широко применяется в доктрине сделок. Посредством конвалидации сделка, имеющая какие-либо недостатки, исправляется, приводится к тому, что за ней признаются юридическая сила и бесспорность впредь, на будущее, т.е. из условно действительной сделка становится действительной безусловно . Вопросы конвалидации и связанного с ней способа защиты гражданских прав являются малоисследованными в юридической литературе. В частности, признание действительности ничтожной сделки и подтверждение действительности оспоримой сделки в качестве способа защиты гражданских прав отмечалась в работе Д.О. Тузова267. Вопросы увеличения количества случаев конвалидации сделок были отраженв1 и в Концепции развития гражданского законодателвства РФ268. В пункте 5.1.4. данной Концепции было отражено, что действующее законодателвство не предусматривает общих положений о возможности последующего подтверждения (одобрения) оспоримых сделок. Выявленный пробел должен бытв восполнен. Законодателвно также следует допуститв возможности исцеления (конвалидации) в некоторых случаях ничтожных сделок. В соответствии с положениями Концепции при решении вопроса о допустимости и возможных способах исцеления ничтожных сделок следует исходитв из установления оптималвного баланса между необходимо ствю признания действителвными некоторых ничтожных сделок в интересах добросовестных участников гражданского оборота и недопустимоствю оставлятв в силе наиболее социалвно опасные ничтожные сделки, грубо нарушающие закон269. Таким образом, тенденции развития гражданского законодателвства стоят на пути стабилизации и признания действителвности юридических фактов по воле самих субъектов гражданского оборота. В связи с этим термин «конвалидация» применим и к решениям собраний. Термин «конвалидация» более подходит к указанной ситуации, нежели термин «легализация», поскольку, как правило, термин «легализация» присущ отраслям публичного права, при этом, как правило, правовые последствия легализации наступают после совершения данного действия. Конвалидация же предполагает наступление правовых последствий дефектного акта с момента его принятия. Аутентичный термин «исцеление», часто используемый в периодических изданиях, синонимичен термину «конвалидация». Предпосылки конвалидации решений собраний можно встретить и в судебной практике. Например, Санкт-Петербургский городской суд в Определении от 13.09.2010 № 33-12630/2010 пришел к выводу о том, что возможности проведения внеочередного собрания не запрещена законом; запрет на одобрение ранее принятых решений в действующем законодателвстве отсутствует. Таким образом, и в существующей практике имеются примерв1 конвалидации решений собраний, принятых ранее. В связи с одобрением (конвалидацией) важно также рассмотретв вопрос о возможности внесения изменений в предыдущие решения собраний. Так, Постановлением ФАС Поволжского округа от 26.04.2011 по делу № А65- 18411/2010 была признана законности одного из таких решений. Суд признал недействительным предписание регионального отделения Федеральной службы по финансовым рынкам об устранении нарушения законодательства, регулирующего подготовку и проведение общих собраний акционеров, поскольку в повестку дня общего собрания был включен вопрос о пересмотре сделок, одобренных предыдущим собранием, в связи с изменением некоторых существенных условий планируемой сделки. Суд отметил, что перечень вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров, прямо перечисленных в части 1 статьи 48 Закона об акционерных обществах, не является исчерпывающим. По смыслу пункта 20 части 1 статьи 48 Закона об акционерных обществах к компетенции общего собрания акционеров отнесено решение иных вопросов, предусмотренных законом. В данном случае обсуждался вопрос об одобрении взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением имущества, стоимость которого составляет более 10 процентов балансовой стоимости активов общества. В связи с этим решение собрания о внесении изменений в предыдущее решение собрания и придание действительности сделке, заключенной на основании решения такого собрания, должно было быть признано допустимым и действительным. В предыдущем судебном акте было верно указано, что для конвалидации или внесения изменений в ранее принятое решение собрания нет необходимости созыва того же количества его участников или тех же лиц. В связи с особенностями волеобразования при принятии решений коллегиальными сообществами не требуется участие всех его членов, а достаточно необходимого кворума и большинства голосов для принятия конкретного решения. Возможность конвалидации решений собраний предусмотрена и действующими положениями ГК РФ, в пункте 2 ст. 181.4 которого указано, что решение собрания не может быть признано недействительным по основаниям, связанным с нарушением порядка принятия решения, если оно подтверждено решением последующего собрания, принятым в установленном порядке до вынесения решения суда. В дополнение к указанному положению Пленумом Верховного Суда РФ было принято Постановление № 25 от 23.06.2015 г. «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», пунктом 108 которого предусмотрено, что к нарушениям порядка принятия решения, в том числе, могут быть отнесены нарушения, касающиеся созыва, подготовки, проведения собрания, осуществления процедуры голосования в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 181.4 ГК РФ. Представляется, что перечень случаев, когда возможна конвалидация решения собрания, может быть расширен. К примеру, подпункт 2 пункта 1 статьи 181.4 ГК РФ предусматривает такое нарушение, как отсутствие полномочий у лица, выступавшего от имени участника. В то же время, статья 183 ГК РФ предусматривает возможность последующего одобрения сделки представляемым, которую возможно использовать по аналогии. В случае одобрения действий неуполномоченного участника представляемым решение собрания утрачивает свою дефектность и таким образом «исцеляется». Приведенные доводы также позволяют сделать вывод о том, что конвалидация решений собраний возможна не только посредством одобрения ранее принятого решения, но и созыва нового собрания и принятия решений о совершении действий в целях устранения иного рода дефектности. Вместе с тем, одобрение или придание действительности решениям собраний как юридическим фактам не всегда допустимо. Решение собрания, как исследовалось в настоящей работе ранее, является как волеобразующим, так и воле изъявляющим юридическим фактом, в связи с чем необходимо говорить о некоторой совокупной, но не всегда единой воле его участников на наступление тех или иных последствий посредством принятия определенного решения. Совокупность элементов, образующих юридический факт, а также предпосылки наступления последствий данного юридического факта обусловливают динамику гражданского правоотношения. Вместе с тем, на основе решений могут возникать, изменяться и прекращаться права и обязанности третьих лиц. При внесении изменений в решение собрания права и интересы третьих лиц могут быть нарушены, в связи с чем внесение изменений и конвалидация не могут быть допустимы в данных случаях. Подобные преобразования юридических фактов не могут также нарушать публичные интересы, которые так же подлежат охране. Говоря о возможности отмены решения собрания на прошлое время, можно привести мнение А.М. Ковалева, который отмечает, что нередки случаи, когда по одному и тому же вопросу имеется несколько противоречивых решений собраний, которые формально правомочны в связи с соблюдением процедурных требований к ним и способам фиксации. Последующие решения могут содержать сведения об отмене ранее принятых решений, и закон не содержит ограничений для повторного голосования и принятия повторных противоположных решений по тому же вопросу между теми же или другими участниками270. Соглашаясь с доводом А.М. Ковалева об отсутствии прямого законодательного запрета на проведение повторного собрания по одному и тому же вопросу, нельзя согласиться с возможностью отмены предыдущих решений на прошлое время. Решение собрания, являясь юридическим актом, в большинстве случаев обладает признаком регулятивности и порождает правовые последствия на будущее. Правовыми последствиями может быть совершение сделки, избрание членов исполнительных органов, осуществляющих в дальнейшем свои полномочия и т.д., при этом отмена данных действий, безусловно, может вв1зв1ватв злоупотребления и нарушатв права третвих лиц, в связи с чем обратная регулятивная сила решениям собраний не может бвыв придана, в частности, при нарушении прав третвих лиц. Поэтому, допуская возможности внесения изменения в решение собрания и его конвалидации, автор не может согласитвся с возможноствю его отмены на прошлое время, прекращения его действия изначалвно. Однажды приняв решение, собрание не может отказатвся от ранее принятого решения, посколвку оно уже состоялосв как юридический факт. Собрание может отменитв действие юридического факта лишв на будущее, но не может прекратитв те правоотношения, которые сложилисв на основе ранее принятого решения, возникшие с третвими лицами. Данная позиция подтверждается и судебной практикой. В Постановлении Четвертого арбитражного апелляционного суда от 26.04.2011 г. по делу № А19- 23565/2009, в котором обосновв1вается неправо мер ноств отмены собранием ранее принятого решения, делается следующий вв1вод: «Исходя из положений пункта 2 статви 12 ФЗ «О несостоятелвности (банкротстве)», кредиторв1 не наделенв1 правом отменятв ранее принятию ими решения о BBi6ope саморегулируемой организации либо арбитражного управляющего, в связи с чем суд приходит к выводу о нарушении собранием кредиторов ОАО НПК «Минерал» пределов своей компетенции при принятии решения». Суд обосновал свой вывод отсутствием компетенции у собрания приниматв решения об отмене ранее пришлых решений. Представляется, что данное право должно у собраний отсутствоватв, посколвку, как обосноввшалосв ранее, юридический факт не может бвлв просто нивелирован волей участников собрания. К тому же, это противоречит сущности юридического факта, а также влечет дестабилизацию правоотношений и нарушает принцип правовой определенности. Основания для признания решений собраний недействительными, предусмотренные главой 9.1. ГК РФ, имеют универсальный характер, и применяются непосредственно к соответствующим правоотношениям, если специальным законом или договором не предусмотрены иные правила. Подтверждая позицию об установлении законодателем специального правового режима для решений собраний, отличного от правового режима сделок, признание недействительными решений собраний возможно только теми способами и по тем основаниям, которые установлены в общих положениях ГК РФ либо специальных нормах о решениях собраний. Говоря о полной автономности правового регулирования решений собраний, несмотря на тенденцию законодателя и правоприменителя на сближение и некоторую унификацию с правовым режимом сделок, необходимо остановиться на ранее рассмотренном самостоятельном юридическом факте - голосовании. Проанализировав нормы действующего законодательства и акты толкования права, можно выделить случаи, при которых голосование выступает как самостоятельное основание для наступления правовых последствий: 1) Наличие или отсутствие голосования, а также голосование «против» принятия конкретного решения является критерием для рассмотрения участника как субъекта ответственности за причинение убытков, возникших в связи с принятием решения. Голосование как юридический факт, независимо от признания его недействительным, может являться как правомерным, так и неправомерным действием, поскольку может быть рассмотрено как основание для привлечения проголосовавшего лица к ответственности271. При этом правовое значение имеет не только положительный и отрицательный голос, но и его отсутствие. 2) Наличие или отсутствие голосования, а также голосование «против» является основанием для возникновения определенных гражданских прав (право выхода из общества, право на получение акций создаваемвк при реорганизации в форме разделения или выделения обществ, предоставляющих те же права, что и принадлежащие ему акции реорганизуемого общества, пропорционалвно их числу (п. 3.3 ст. 18 и п. 3.3 ст. 19 Закона об акционернв1х обществах; право требоватв BBiKyna акций (п.1 ст. 75 Закона об акционерHBIX обществах) и т.д.); 3) Отсутствие голосования или голосование против принятого решения дает процессуалвное право на оспаривание принятого решения. Голосование «за» принятие решения или воздержание от голосования является основанием для оспаривания решения толвко по мотивам нарушения волеизъявления; 4) Содержание голоса может являтвся основанием для привлечения участника к ответственности за нарушение корпоративного договора; 5) Содержание голоса может являтвся основанием для изменения обязателвственных отношений участника собрания с третвими лицами. ГК РФ предусматривает, что решение собрания не может 6BITB признано недействительным, если голосование оспаривающего лица не могло повлиять на его принятие и решение собрания не влечет существенные неблагоприятные последствия для этого лица. Вместе с тем, голосование может быть осуществлено с нарушением волеизъявления и с нарушением правил о представительстве. Действующее законодательство не предусматривает возможности самостоятельного оспаривания акта голосования, в связи с чем в условиях применения п. 4 ст. 181.4 ГК РФ лицо не сможет оспорить голосование, совершенное от его имени, с пороками воли и волеизъявления, либо совершенное в нарушение условий осуществления представительства (представитель вышел за пределы предоставленных полномочий, либо его полномочия вообще отсутствовали). Следовательно, к голосованию подлежат применению нормы о представительстве272 и нормы о пороках сделок (нормы о порядке осуществления голосования и выражения голоса содержатся в специальных актах, регулирующих соответствующие отношения). Как ранее было отмечено и подтверждено рядом примеров, само по себе голосование может иметь самостоятельное значение, и лицо может иметь охраняемый законом интерес в признании голосования недействительным независимо от признания недействительным самого решения собрания в случае, если это необходимо в целях защиты своего права, либо восстановления нарушенного права и т.д. Сходство и даже тождество процессов волеобразования и волеизъявления (в отличие от самих решений собраний) объединяет голосование с односторонними сделками, но по причинам, изложенным ранее, голосование не может быть рассмотрено в качестве сделок, в связи с чем именно к акту голосования подлежат применению по аналогии закона нормы о сделках. Отсутствие разграничений правовой природы решений собраний и голосования непосредственно приводит исследователей к выводам о том, что решение собрания является сделкой и к выводам о применении норм о сделках (норм о пороках волеизъявления, о пороках в субъекте применительно к участникам собрания). Как видится, все эти нормы непосредственно связаны с действительностью голосования как волеизъявления. При этом необходимо отметить общие условия применения к голосованию по аналогии закона норм о недействительности сделок: 1) Нормы о недействительности сделок (в части, не противоречащей существу односторонних сделок) подлежат применению в случае, если отсутствуют специальные нормы, регулирующие соответствующие правоотношения, и общие нормы, подлежащие применению ко всем действиям. 2) Нормы о недействительности сделок подлежат применению в случае, если к голосованию невозможно применить по аналогии закона нормы о решениях собраний. В частности, представляется, что сроки исковой давности, применимые к решениям собраний, подлежат применению в случае отдельного оспаривания голосования, поскольку они применимы и в случае оспаривания голосования совместно с оспариванием решения собрания. Таким образом, правовыми последствиями дефектности решения собрания являются его недействительность: ничтожность и оспоримость. В случае отсутствия кворума решение собрания признается несостоявшимся (непринятым). При этом дефекты, которые возможно устранить, позволяют «исцелять» решение и применять к ним правовой механизм конвалидации, который возможен путем одобрения предыдущего решения на новом собрании, одобрения действий неуполномоченного участника представляемым, внесения изменений, подтверждения ранее принятого решения собрания при соблюдении прав третьих лиц.
<< | >>
Источник: Кривушева Ситора Сергеевна. РЕШЕНИЯ СОБРАНИИ КАК ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. 2017

Еще по теме §1. Дефектностьрешения собрания: понятие и виды:

  1. §1. Дефектностьрешения собрания: понятие и виды
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -