<<
>>

Глава 3 О безналичной форме выпуска ценных бумаг

йптикновение и cmcHQtieHU" бе ?дпкументарных бу маг в России. Проблема фиксации прав на такие бу- магм и совершения сделок с ними. Институты реестродержателя и депозитария. Концепция ценной бумаги как прав и ее воплощение в законопроектах.
"Бездокументарные ценные бумаги "как новый, несовпадающий с ценными бумагами, институт граж данского права. Юридическая природа записей в реестре, на счете, выписки из реестра, сертификата ценных бумаг, выписки со счета. Четыре возможных типа сертификатов ценных бумаг.

Настоящая глава имеет целью на основе анализа существующих и проектируемых правовых норм и их сопоставления с положениями общеправовой теории ценных бумаг показать сущность и установить юридическую природу "достижения современной финансовоэкономической мысли" России — института "бездокументарных" (безбумажных) ценных бумаг (ценных бумаг в безналичной форме).

Впервые упоминание о ценных бумагах, не

Сертификаты требующих бумаги, появилось в известном По- акций - - ,,

ложении об акционерных обществах от 25 де-

8 Глава 3

О безналичной форме выпуска ценных бумаг

кабря 1990 г. №601'. Раздел X указанного акта предусматривает возможность эмиссии акционерным обществом не акций, а их сертификатов — свидетельств владения "поименованного в нем лица определенным числом акций общества".

Очевидно, при принятии Положения эта мера мыслилась как временная. Как только акционерное общество сможет оформить заказ на изготовление бланков акций, приобретет их и оформит соответствующим образом, сертификаты должны будут быть заменены на сами акции. Однако практика пошла по другому пути.

Выпуск сертификатов оказался гораздо выгоднее, чем выпуск акций в силу своей дешевизны. Зачем тратить время и деньги на эмиссию акций, которые, кроме всего прочего, должны быть напечатаны на специальных бланках в уполномоченной типографии, когда достаточно иметь секретаря, ручку и пачку писчей бумаги для выдачи сертификатов акций?

Попутно заметим, что в положении о ценных бумагах бывшего Союза ССР (от 19 июня 1990 г.) институт сертификатов акций (да и любых бумаг, заменяющих акции) отсутствует.

Второй шаг к оформлению нового "институ- Vй* та" сделало Положение о выпуске и'обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР от 28 декабря 1991 г. № 7824, закрепив (абз. 2 п. 1) возможность существования ценных бумаг как в форме обособленных документов, так и в виде "записей на счетах".

Теперь для выпуска ценных бумаг оказались ненужными даже сертификаты: достаточно было в платежном документе отразить назначение платежа ("на приобретение бумаг таких-то") и сделать соответствующие бухгалтерские проводки.

Следующий "этап большого пути" становления "безбумажных" бумаг ознаменован началом процессов обвальной, лавинападабнай приватизации и коммерциализации государственных и муниципальных пред- приятии. Эти стихийные бедствия имели бы, помимо своей разрушительной силы, еще и длительную продолжительность во времени, если бы при создании новоявленных постприватизационных "акционерных обществ" выпуск их ценных бумаг (прежде всего — акций) производился по "консервативной", "устаревшей", "изжившей себя" концепции — "одна акция — один лист бумаги". Вероятно, бумажная промышленность России просто не смогла бы обеспечить производство такого объема бланков для ценных бумаг. Только этим "форсмажорным" обстоятельством можно объяснить игнорирование практикой элементарного здравого смысла, не говоря уже о концептуальных основах учения о ценных бумагах. Самое же плохое в том, что такая практика была узаконена законодателем.

' Воспользовавшись возможностью выпуска ценных бумаг в виде записей на счетах, вчерашние госпредприятия в ответ на просьбы их многочисленнейших акционеров о выдаче им акций начали выдавать... выписки из реестра акционеров! Хотя в законодательстве и нет нормы, которая запрещала бы выдачу выписок из реестра (с лицевого счета) при наличии самих ценных бумаг или их сертификатов, на практике выписки стали играть роль документов, заменяющих ценные бумаги, которые реально не существуют. Действительно, зачем нужны выписки, если имеется сама ценная бумага или сертификат на нее (который также является ценной бумагой)?

Плотина была прорвана.

Достаточно посмотреть подшивку ".Экономики и жизни" за 1992 — 1993 гг., чтобы убедиться, что форма выпуска акций приватизируемыми предприятиями в виде "записей в реестре" и "записей на счетах" не просто преобладающая, а практически единственная! Не отстали и "нормальные", образуемые "неприватизационным" способом акционерные общества. Нам пришлось столкнуться с десятком вполне респектабельных АО (в том числе коммерческих банков), учрежденных физическими и юридическими лицами, и тем не менее, НЄ имеющих акций не только в наличной, но и безналичной форме!

Но тут возникло некоторое затруднение. Как же со-

Гіава З

I

О безналичной форме выпуска ценных бумаг

вершать сделки с бумагами в безналичной Проблема

форме"? Тем более, что характеризующий эко- института

номику России чиновничий рефлекс всеобъем- безд°куметпар лющего контроля, регистрации и организован- ных ценных -

бумаг

ности объявил -акции исключительно именными бумагами. То есть, должен быть некто, кто ведет реестр собственников этих бумаг, вносит в него изменения при совершении сделок, наконец — выдает выписки из него.

В нормальных акционерных обществах этим занимался эмитент или его доверенное лицо — агент. При бездокументарных бумагах это, по мнению авторов концепции, оказалось невозможным, ибо у собственника бумаги нет на руках самой ценной бумаги, которой он мог бы доказывать факт принадлежности ему определенных прав. Есть только "выписка из реестра", которая, как известно, ценной бумагой не является. А это, якобы, означает, что эмитент при самостоятельном ведении реестра имеет возможность внести в него неконтролируемые и недоказуемые изменения.

Кроме того, потребовалось введение институтов, которые открывали бы "счета", наличие которых означало бы право собственности его владельца на определенные ценные бумаги. Эмитенты таких "счетов" вести не могут, ибо это — прерогатива банков и иных участников финансового рынка, а далеко не каждое АО является таковым. Коммерческим банкам поручать это нецелесообразно.

Да и нельзя обязать уже существующие коммерческие банки оказывать в обязательном порядке услуги определенного рода. Другие же участники финансового рынка не располагают для этого необходимыми возможностями.

Отсюда появились две новые категории профессиональной деятельности и ею занимающихся организаций. Ведением реестра занялись реестродержатели25,

Глина З

О безналичной форме выпуска ценных бумаг

a z: « :U 4-»,

ведением ценнобумажных счетов ( счетов депо ) — депозитарии26. Практически одновременно обнаружилось огромное количество "специалистов" в этой области деятельности и ее правового регулирования. Почти каждый уважающий себя экономист счел нужным высказать свое представление об этих институтах. Не отстали от них и работники Банка России27. Следом едва успевают и работники самих участников финансового рынка28.

Наше отношение- к подобного рода практике исключительно отрицательное. И дело не только в ее неза-Л конности — статья 31 Основ гражданского законодательства однозначно определяла ценную бумагу только как обособленный документ, не допуская никаких "записей на счетах"29. Право, удостоверенное ценной бумагой, может быть осуществлено и передано лишь при предъявлении (передаче) подлинника документа. Представителем того же подхода является и статья 142 ГК РФ 1994 г. О предъявлении (передаче) чего, каких документов, может идти речь пси ценных бумагах в безналичной форме, предполагающей отсутствие документов?

Этим аргументом должен был бы ограничиться за-

І Глава З

О безналичной форме выпуска ценных бумаг

коновед, но не юрист. Основной же юридический порок концепции ценных бумаг в безналичной форме — в противоречии ее нормам общей теории ценных бумаг и, как уже было указано, правилам логики и здравому смыслу.

Интереснее всего то, что это следует не только из аргументов представителей научной оппозиции данной концепции, но даже из действий ее сторонников. "Ценная бумага — совокупность имущественных и личных неимущественных прав, приобретенных лицом по обязательствам эмитента, удостоверенных документами, имеющими форму и реквизиты, установленные законодательством Российской Федерации и/или в реестре владельцев ценных бумаг эмитента и/или на иных счетах ценных бумаг"30, — гласит одно из определений этого направления.

Можно сказать, что в нем содержатся следующие данные: —

ценная бумага — это права; —

ценная бумага может быть имущественным или личными неимущественными правами: —

ценная бумага должна вытекать из обязательств эмитента, приобретенных держателем бумаги; —

держатель является должником неких третьих лиц как лицо, которое приобрело в порядке правопреемства обязательства эмитента; —

ценная бумага может быть удостоверена документом; —

ценная бумага может быть удостоверена записью в реестре их владельцев; —

ценная бумага может быть удостоверена на счете ценных бумаг, разновидностью которого являются обособленный документ и запись в реестре владельцев ценных бумаг; —

выпуск однородных ценных бумаг может удостоверяться, по выбору эмитента, различными способами (одни акции могут быть выпускаемы в виде документов, другие — в виде записей в реестре, третьи — "на иных счетах ценных бумаг"). Такое даже пересказать затруднительно, не говоря уже о попытке элементарного логического анализа этого определения. Чего стоит одно только "приобретение прав по обязательствам эмитента"! Очень напоминает существующую формулировку Положения о ценных бумагах и фондовых биржах: ценная бумага — это документ, удостоверяющий, в частности, отношения займа владельца документа по отношению к лицу, выпустившему такой документ. В определении проекта держатель бумаги — преемник в отношении обязательств эмитента, а в определении Положения держатель бумаги — заемщик эмитента. В обоих случаях он не управомоченное, а обязанное лицо. Но это же абсурд!

Если посмотреть далее упомянутый проект закона, можно обнаружить массу других оригинальных вещей. Так, глава 2 проекта называется "Передача прав по ценным бумагам". Но ведь по-Вашему ценная бумага — это тоже права. "Передача прав по правам"! Звучит.

Допустим даже, что определение "безбумажных" бумаг удалось сформулировать корректно31. Допустим также, что наименование их носит "образный" характер — называется бумагой то, что таковой не является (кстати сказать, именно по такому пути пошел новый ГК РФ, назвав фиксацию прав, удостоверенных ценной бумагой, "бездокументарной ценной бумагой").

Допустим, что это целесообразно (хотя вряд ли оправдано называть кошку собакой и наоборот). Пусть мы откажемся от логики и здравого смысла.

Но пусть в таком случае авторы бездокументарных бумаг ответят на следующие вопросы.

Во-первых, почему, когда заходит речь о ценных бумагах в безналичной форме, разговор всегда переводится на "инвестиционные бумаги" (кстати, что это такое?) или даже исключительно на акции?

5—1128

129

Во-вторых, почему "бездокументарные" ценные бумаги всегда предполагаются именными? -

I Глава З

О безналичной форме выпуска ценных бумаг

В-третьих, каково правовое значение и юридическая природа выписки из реестра собственников (а не владельцев, уважаемые господа!) ценных бумаг, записи в реестре, выписки со счета, записи на счете, сертификата ценных бумаг, договора о передаче прав по ценным бумагам?

В-четвертых, если концепция ценных бумаг в безналичной форме ' была рассчитана только на именные документы, то почему же сегодня Вы столь "обеспокоены" системой оперативной передачи прав по ценным бумагам и, соответственно, системой регистрации соответствующих сделок? Ведь именные бумаги с момента их возникновения были наименее удобны для обращения в сравнении с бумагами ордерными и на предъявителя!

Есть и еще вопросы, но эти — самые существенные. Мы склонны полагать по их существу следующее.

Во-первых, безналичная форма ценных бумаг была придумана (другого слова не подберешь) исключительно для оформления выпусков именных акций и не была рассчитана на иные ценные бумаги. Если это не так, то почему в документах об обращении ценных бумаг в безналичной форме всегда идет речь, например, о реестре акционеров, номинальном держателе акций (кстати, тоже весьма загадочная фигура)? Где облигационеры, ремитенты, бенефициары, дестинаторы? Мы можем ответить — авторы концепции просто не подозревают об их существовании!

Скорость же, с которой начала осуществляться приватизация и оформление "акций" приватизированных предприятий свидетельствует об исключительно формальном, бюрократическо-чиновничьем подходе к приватизации. Никого не интересовало, желает ли кто- нибудь приватизировать тот или иной объект. Есть желающие — хорошо. Нет — комитет по управлению имуществом примет решение о приватизации трудовым коллективом. Хочешь, нет ли — никого не касается. Зачем же это, в таком случае, нужно?

. Создав безналичные бумаги при неразвитости рынка нормальных ценных бумаг мы оставили лошадь позади телеги. Даже ярый противник классических цен- ных бумаг господин А. Козлов в рассуждениях на тему "кто главнее" согласился с необходимостью первоначального оформления выпусков "документарными" ценными бумагами. Это несколько утешает нас, ибо свидетельствует о наличии в среде наших научных противников мыслящих представителей.

Во-вторых, речь ведется исключительно о выпуске именных акций потому, что выпустить ордерные или предъявительские бездокументарные бумаги невозможно. Кроме того, судя по всему, нашим оппонентам была неизвестна норма Основ гражданского законодательства, позволявшая выпускать акции на предъявителя. Да, с союзным законодательством в то время не считались. Можно сказать по этому поводу только одно: очень жаль!

В-третьих, вопросов о правовой природе и значении названных выше документов и явлений у "бездокумен- тарников" просто не может возникнуть, ибо их концепция не опирается ни на одну юридическую конструкцию, а использует исключительно экономические категории.

. Наконец, четвертое обстоятельство (типа "за что боролись...") подтверждает наше мнение о формальнобюрократическом подходе к формированию рынка ценных бумаг. Первым стремлением новоявленных "специалистов" в области учения о ценных бумагах было типичное чиновничье рвение к всеобщей регистрации того, что хоть как-то связано со словом "ценные бумаги". Дело, дескать, новое, надо начинать очень осторожно, как бы кто-то кого-то не обманул, не обделил, не обездолил, как бы эксплуататоры-буржуи не скупили акции у трудящихся и не стали бы "частными собственниками" "народных (коллективных)" предприятий.

А потом оказалось, что всеобщая регистрация не спасает от всего вышеперечисленного (потому, впрочем, что и спасать-то никого не надо — не от чего!), а только затрудняет обращение ценных бумаг (и это — в условиях зародышевого состояния их рынка) и порождает прочную почву для махинаций, злоупотреблений, взяточничества, а также является прекрасным предло-

І Глава З

О безналичной форме выпуска ценных бумаг

гом создания новых государственных учреждений, специализированных организаций, систем подготовки и лицензирования "специалистов", раздувания бюрократического аппарата.

Самым красноречивым аргументом, свидетельствующим о ценности концепции "безналичных ценных бумаг", является отсутствие среди ее представителей ученых-юристов. Все без исключения работы, посвященные "проблемам" этого института, являются плодами мысли российских экономистов, финансистов, практических работников и странных безликих "экспертов" газет и журналов. Причем эти работы написаны, так сказать, с чистого листа: их авторы героически делают вид, что никакой критики их концепции вовсе не существует; что их взгляд на ценные бумаги — это позиция передовых, прогрессивных представителей российской цивилистической мысли. Отвечать своим оппонентам они, по-видимому, считают ниже своего достоинства.

Впрочем, из общего ряда выбился один небезызвестный журнал32, попытавшийся покритиковать авторов нового ГК РФ (тогда еще — его проекта). Вот ирония "экспертов" — авторов названной статьи по поводу определения ГК РФ ценной бумаги как документа.

"Как представляют себе авторы этого определения документ при безналичном выпуске ценных бумаг? Может быть, этим документом является глобальный сертификат, либо прошитый гроссбух-реестр, в котором ценная бумага существует в виде записи на счете владельца. Но тогда -следовало бы писать "документ или часть документа", что еще веселее".

Но "еще веселее" то обстоятельство, о котором уважаемые господа А.Волков и А.Привалов, судя по их "остротам", и не подозревают: ценная бумага всегда была, есть и будет обособленным документом, как в России, так и за рубежом. Ни в одной правовой системе, ни в одной стране они не найдут лелеямых ими

"бездокументарных бумаг"33. Ну а выдавать за правовое регулирование и юридические конструкции неудачный дословный перевод фраз из американских учебников по политической экономии — это, по меньшей мере, некрасиво34.

Посмотрим далее. По мнению авторов, из сопоставления определения ценной бумаги, данного ГК РФ 1994

г. и его же предписания о возможности закрепления прав из ценных бумаг в реестре эмитента, следует, "что ценной бумагой оказывается не запись в реестре, а выписка из него — открытие небезынтересное". Из чего же. это, позвольте поинтересоваться, вытекает, если ГК РФ ни словом не обмолвился о таком "документе" как "выписка из реестра"? Доказательством закрепления прав из ценных бумаг в реестре будет являться сама реестровая запись (обычная или компьютеризированная). А этого доказательства, как указал ГК, достаточно для осуществления и передачи удостоверяемых бумагой прав. И никаких "выписок"!

Критикуемое положение о порядке осуществления и значении фиксации в окончательном тексте заменено на действительно более грамотную формулировку. Хотя

ІГяопа З

О безналичной форме выпуска ценных бумаг

сама критика ("фиксация... приравнивается к ценной бумаге. Кто это писал?!") требует довольно занимательного ответа. Хотите знать, кто приравнял "фиксацию прав" к ценной бумаге? Да Вы же, господа, и приравняли! Кто приравнял "совокупность прав" к листу бумаги, тот приравнял к нему и их "фиксацию". Не было концепции "безбумажных бумаг" — никто и не думал осуществлять такие "приравнивания".

Ну а плач авторов по "заметно пораженным в правах" "знаменитым" "78-му и 601-му" постановлениям Правительства, которые, как было выше показано, и проторили дорогу проповедникам безбумажных бумаг, вообще не поддается комментированию. "Расплывчатые и дурно отточенные формулировки" Кодекса заменяют на "сущий правовой беспредел" существовавшее ранее худое-бедное, "но по крайней мере внятное" правовое регулирование "рынка" (какого?), чему способствуют также отсылки Кодекса к "законам для ценных бумаг".

Авторы должны бы знать, что всякий "рынок" регулируется объективными экономическими законами, а не постановлениями Правительства и не "законами для ценных бумаг" (может, все-таки, "о ценных бумагах"?). Методы же деятельности на рынке, его участники и предметы деятельности могут и должны получить специальную правовую регламентацию. Значит должно существовать, по меньшей мере, три Закона: "О деятельности на рынке ценных бумаг", "Об участниках рынка ценных бумаг" и "О ценных бумагах".

Ну а критикуемый далее "ненарушабельный" Закон "О рынке ценных бумаг", призванный "отвлечь огонь на себя" (чей огонь?! каким образом??! для чего, наконец??!!) — по чьей концепции он построен? На такой основе действительно трудно вырваться за рамки именных акций — это и было показано ранее. Сама же безналичная форма мыслилась исключительно под именные акции! Это уже потом "передовики" российского "цивилистико-экономического" фронта обнаружили, что существуют еще и ' иные ценные бумаги, и не только .акции, и не только именные... Но это их не смутило. Само же наше государство штампует (нет, это неверно, I

ничего не штампуется — штамповать незачем), само наше государство целенаправленно гипнотизирует предпринимателей, предлагая им приобретать призрак государственных краткосрочных и казначейских обязательств (ГКО и КО).

Что же следует делать в создавшейся ситуации?

Можно, конечно, продолжать настаивать на

Попытка »» Г «-»»»

ценно-бумажной правовой природе институ-

решения ^ J Г ГГ* J

некоторых та фиксации прав из ценных бумаг в безналич-

вопросов ной форме. Это приведет к кардинальному пре

образованию общей части гражданского права, а может быть последнее оставит данный институт за рамками своей компетенции, отдав его на откуп даже не праву, а делопроизводству. Но есть и иной путь: не пытаться отрицать очевидное, не объявлять ценными бумагами то, что ими не является, а попытаться исследовать данное явление как новый правовой институт, выявить его существенные качественные характеристики и сравнить с характеристиками институтов уже существующих. Возможно окажется, что институт фиксации прав из ценных бумаг в безналичной форме действительно представляет собой особое правовое образование; возможно окажется, что он совпадает с каким-то уже известным и вполне изученным институтом.

Какова юридическая природа записи в реестре собственников ценных бумаг, записи на счете, выписки из реестра, выписки со счета, сертификата ценных бумаг, договора о переуступке прав собственности на ценные бумаги?

Запись в реестре (книге обязанного по бума-

Запись в ге лица) является необходимым, но отнюдь не

реестре '

достаточным условием для легитимации держателя именных ценных бумаг в качестве управомоченного по ним лица. Следовательно, если у субъекта, претендующего на осуществление прав, нет самой ценной бумаги, в которой он поименован в качестве управомоченного, то даже если бы он сумел доказать свое тождество с лицом, внесенным в реестр, он не смог бы реализовать права из соответствующей ценной бумаги. Это означает, что фиксация прав из именных ценных бумаг не может производиться одной лишь реестровой запи-

I

сью. В таком случае реестровая запись является условным односторонним обязательством эмитента соответствующих именных ценных бумаг: я обязуюсь исполнить лицу, названному в реестре, но моя обязанность не возникает до тех пор, пока таковое не представит соответствующей ценной бумаги и не докажет своего тождества с лицом, в ней поименованным.

Недоумение, вызываемое фактом хранения одностороннего обязательства не у кредитора, а у должника по нему, разрешается, если вспомнить об обязанности должника иметь прошнурованный и опечатанный реестр с предварительно пронумерованными страницами. Это означает, что контроль за деятельностью должника в области правильного ведения реестра будет осуществляться не только кредитором, но и государством в лице его контрольных и надзорных органов.

дались на счете

Запись на счете безусловно должна быть признана разновидностью денежного суррогата, имеющего безналичную форму. Вспомним, что приватизационный чек (ваучер) вырос из желания российских законодателей пойти в пику союзным и не допустить применения в России института именных приватизационных счетов и вкладов, то есть стал следствием попытки трансформации безналичных денежных знаков целевого использования (денежного суррогата) в ценную бумагу. Таким образом, эмиссия ценных бумаг в виде записей на счетах денежных сумм представляет собой выпуск денежных суррогатов, что, согласно Закону РФ "О денежной системе Российской Федерации" (абзац 2 статьи 3), запрещено. Таким образом, даже с позиции обеспечения общественных интересов при проведении денежной политики, выпуск ценных бумаг в виде записей на счетах является незаконным.

Выписка из реестра

Выписка- из реестра является свидетельством должника о наличии у него реестровой записи соответствующего содержания, правда — по состоянию на дату выдачи выписки. Такое свидетельство не дает гарантии того, что в период, прошедший после ее выдачи, реестровая запись не будет изменена. Образуется ситуация, сходная с процедурой визирования чеков, ранее предусматривавшейся французским за-

конодательством: виза, проставляемая на чеке банком по просьбе чекодателя или чекодержателя, означала наличие в момент ее постановки суммы средств на соответствующем счете, достаточной для оплаты данного чека (покрытия). Однако, такая виза не налагала на банк обязательства оплатить визированный чек, а на чекодателя — обязательства сохранить покрытие на счете.

Выписка из реестра собственников, безусловно, может служить подтверждением права собственности поименованного в ней лица на указанное количество определенных ценных бумаг. Однако лица, руководствующиеся такими подтверждениями, принимающие их в качестве доказательства состоятельности лица, поименованного в выписке, несут риск утраты выпиской своей доказательственной силы. Чем больший срок прошел от даты ее выдачи — тем более высок риск того, что поименованное в выписке лицо уже не является собственником указанных в выписке ценных бумаг. Это тем более вероятно, что выписка может быть выдана в любом количестве экземпляров, а при прекращении права собственности поименованного в ней лица на ценные бумаги выписка эмитентом не изымается. Таким образом, существование выписок из реестра собственников наряду с самими ценными бумагами (обособленными документами) лишено практического смысла.

Гораздо сложнее определиться с правовой природой выписки из реестра, которая выдана при отсутствии ценных бумаг в наличной форме. В том виде, в каком она урегулирована действующим законодательством, она неотличима от выписки, выдаваемой при наличии ценных бумаг как обособленных документов. Однако, если в этом случае выписка имеет хотя бы относительную, но все-таки доказательственную силу, то при отсутствии самих ценных бумаг выписка из реестра вообще утрачивает всякое правовое значение. Поименованное в ней лицо не только не в состоянии подтвердить свое право собственности на ценные бумаги перед третьими лицами (см. выше), но и даже перед эмитентом таких "ценных бумаг". Представим себе ситуацию (о ней мы упоминали в связи с появлением института "независимого реестродержателя"), в которой ІГлам З

О безналичной форме выпуска ценных бумаг

недобросовестный эмитент, распределивший ценные бумаги, составивший реестр и выдавший из него выписки, "совершенно случайно" "теряет" реестр (он сгорает, его крадут и т.п.). Разумеется, встает вопрос о восстановлении реестра. На основании чего лица-держатели выписок могут потребовать внесения их в реестр в качестве управомоченных лиц?

Ответ, который дается представителями критикуемой здесь концепции однозначен и прост: на основании выписок. Нет, господа, придется здесь Вам возразить: Вы не правы! И вот почему: Вы забыли, что в случае перехода прав собственности на ценные бумаги выписка (выписки) у отчуждателя ценных бумаг не изымается и не аннулируется. Следовательно, всякому лицу, потребовавшему его внесения в новый реестр на основании имеющейся выписки из старого, утраченного, эмитент может возразить: да, хотя выписка и имеется, но я не могу быть уверен, что после того, как ты ее получил, ты не передал права собственности на указанные в ней ценные бумаги. Значит, доказывай, что ты не заключал такого рода договоров ни с кем из дееспособных мира сего.

А еще более недобросовестный эмитент мало того что "утратит" составленный реестр — так он еще и заведет новый, который будет заполнен только необходимыми ему лицами — представителями администрации, учредителей, трудового коллектива, "независимого" реестродержателя и т.п. Получается, что оплатят ценные бумаги одни лица, а право собственности на них получат другие. "Какое изощренное мошенничество!"

Логически вытекающие из изложенного вопросы: зачем нужны выписки из реестра при наличной форме выпуска ценных бумаг? как избежать рассмотренных выше ситуаций при выпуске безналичных ценных бумаг "в виде записей в реестре"? Ответ, на первый элементарен — выписки просто не нужны. На второй возможны два ответа: либо должно отказаться от безналичной формы выпуска ценных бумаг, либо — удивительно, но факт — объявить ценной бумагой саму... выписку из реестра собственников! Правда для этого необходимо

будет предусмотреть, что сама выписка является свидетельством о праве собственности поименованного в ней лица на определенное число указанных ценных бумаг, а выдачу выписки осуществлять либо в одном индивидуально определенном экземпляре, либо при выдаче нескольких экземпляров — в каждом из них отмечать общее их количество. В случае перехода права собственности на ценные бумаги возможно либо аннулирование выписок на имя отчуждателя и их замена выписками на 'имя приобретателя, либо внесение изменений в содержание самих выписок, например, путем совершения надписи о цессии.

Все было бы прекрасно, если бы такая "выписка" не напоминала бы... сертификата ценных бумаг.

Аналогичную правовую природу имеет и

Выписка со выписка со счета, причем всякого счета: счета

счета - , -

І ли ценных бумаг (почему-то его обозвали "СЧЄТОМ ДЕПО"), традиционного ли расчетного счета. Кроме того, что этот документ свидетельствует о наличии на том или ином счете указанной суммы средств по состоянию на определенный день, более он никакого значения не имеет. Такие документы могут иметь, при определенных условиях, доказательственную силу, однако далеко не всегда эта сила будет абсолютной. Подтвердить перед моими кредиторами свою платежеспособность я могу лишь ежедневными выписками со счета либо однократной выпиской, снабженной пометкой типа "обязуюсь расходовать названную здесь сумму только для выплат в пользу такого-то" с печатью выдавшей выписку организации и подписями двух ее ответственных лиц. Выписка последнего типа ничем не отличается от аккредитива.

Другой случай доказательственной силы выписок со счета может иметь место, например, для установления фактов неисполнения владельцем счета приказа арбитражного суда о наложении ареста на средства на этом счете. Если у суда появятся подозрения относительно того, что ответчик игнорирует приказ и отдает распоряжения о проведении по счету операций, он имеет право потребовать у банка (иного учреждения), в котором этот счет находится, представления выписок по счету за

I Глава З

О безналичной форме выпуска ценных бумаг

интересующий суд период времени.

Как видим, изложенные ситуации достаточно далеки от тех реальных потребностей, которые, по идее представителей теории "бездокументарных ценных бумаг", призван удовлетворять институт выписки со счета ДЕПО (да и, кстати заметить, выписки из реестра тоже).

Сертификат ценных бумаг (как правило, за-

Сертификаты

конодатель гов°рит о сертификате аКДий), на ЦеННЫх бумаг

наш взгляд, труднее всего поддается юридической квалификации. Дать однозначную оценку его правовой природы исходя из данных существующего российского законодательства, не представляется возможным. Поэтому мы рассмотрим все мыслимые концепции выпуска и обращения сертификатов ценных бумаг.

Прежде всего отметим, что нет никаких препятствий к созданию ценной бумаги, которая воплощала бы право собственности поименованного в ней лица на определенное количество указанных ценных бумаг. Такие ценные бумаги могут эмитироваться как эмитентами ценных бумаг, составляющих предмет ценности сертификата, так и сторонними лицами. В первом случае сертификаты могут быть срочными и использоваться для временной замены своего предмета ценности, либо не содержать указания на срок обращения, то есть предназначаться для постоянной замены реально не существующих ценных бумаг, составляющих предмет ценности сертификата (безналичных ценных бумаг), либо — функционировать наряду с бумагами, являющимися предметом сертификата. Во втором случае (при их выпуске лицом неэмитентом бумаг, составляющих предмет сертификата) сертификаты должны быть только срочными и содержать указание на основание их выдачи, объяснять, почему ценные бумаги, принадлежащие одному лицу, оказались у другого.

Итак, мыслимы четыре типа сертификатов ценных бумаг (см. Табл. 2). , Типы

тт V ~ сертификатов

Далее мы будем условно обозначать соответствующие сертификаты формулировками "сертификат типа 1" ("типа 2, 3 и 4"). Гчат З

О безналичной форме выпуска ценных бумаг

Общим условием выпуска сертификатов Сертификаты ценных бумаг всех типов должно быть отсут-

эмитентов - J J

ствие обязанности получать лицензию на их изготовление. Каждый сертификат, во избежание путаницы сертификатов различных типов, должен содержать условия его выпуска и обращения, напечатанные на его оборотной стороне (даже при современном уровне развития копировально-множительной техники это требование гораздо менее обременительно, чем необходимость заказывать бланки сертификатов в специализированных типографиях).

Табл.2 Сертификаты, выпускаемые эмитентом их предмета Сертификаты, выпускаемые сторонними лицами Срочные Бессрочные Только срочные С последующей заменой ценными бумагами, составляющими их предмет Для постоянной замены реально отсутствующих ценных бумаг (при их безналичной форме) Для обращения наряду с ценными бумагами, которые составляют предмет сертификата Каузальные бумаги, предназначенные для обеспечения реализации права собственности на предмет сертификата при нахождении самих бумаг у третьего лица (в пересылке, перевозке, на хранении и пр.) 1 2 3 4 Только дая бумаг массовой эмиссии Для любых бумаг и _ Сертификат типа 1 выпускается эмитентом

Ърежнныи ценных бумаг, составляющих его предмет, и

сертификат ^ J 9 ^ 9

предназначается для их замены в период отсутствия этих ценных бумаг в виде обособленных документов. Такая ситуация возможна, например, в случае, когда эмитент ценных бумаг не оформил к моменту выпуска заказа на изготовление бланков ценных бумаг либо когда такой заказ сделан, но бланки еще не напечатаны, или их необходимо оформить и т.п. Разумеется, эмитент должен иметь право самостоятельно печатать сертификаты такого типа либо вообще выписывать их на обыкновенной бумаге (как, впрочем, и выписываются все иные документы), иначе пропадет смысл их существования. Срок начала обмена таких сертиЛикЛТоЕ ма

сами ценные бумаги должен быть абсолютно определенным и ограничиваться либо датой, либо прошествием некоторого срока со дня их выдачи.

Наступление данного срока имеет своим результатом возникновение обязанности эмитента производить обмен выпущенных сертификатов на ценные бумаги, составляющие их предмет, по первому требованию их легитимированных держателей. Отказ эмитента обменять предъявленные сертификаты расценивается как отказ от выполнения принятых им обязательств и может быть обжалован в суд. Одновременно наступление этого срока дает эмитенту право изымать у обращающихся к нему легитимированных держателей (например, за получением исполнения, с требованием о регистрации сделки) сертификаты, заменяя их самими ценными бумагами.

Помимо срока начала обмена сертификатов следует предусматривать и срок действительности сертификатов, с окончанием которого выданные сертификаты автоматически утрачивают юридическую силу, а их держатели — права на предмет сертификата. Оставшиеся ценные бумаги, не востребованные держателями сертификатов, переходят в собственность эмитента и должны быть им реализованы в течение одного года с этой даты. Сертификат-

Сертификат типа 2 предназначается для удо- суррогат

стоверения прав на ценные бумаги в безналичной форме. За отсутствием последних, в связи с тем, что выпуск самих ценных бумаг в виде 'обособленных документов не предполагается, такие сертификаты удостоверяют также права из соответствующего количества ценных бумаг. Передача сертификата с выполнением на нем передаточной надписи влечет переход права собственности на сами ценные бумаги (переход прав из этих ценных бумаг). Предъявление сертификата легитимированным держателем является основанием для такого исполнения по нему, какое было бы произведено ему, предъяви он классические, "документарные" ценные бумаги. Никакой замене в будущем этот сертификат не подлежит, срок его обращения не ограничен.

Именно такую правовую конструкцию имеет серти- фикат акций, предусмотренный пунктами 54 — 58 Положения об акционерных обществах.

Сертификат типа 3 выпускается помимо Дополнитёль- ценных бумаг, составляющих его предмет и

ныи легитими- _ -

рующий доку- может быть предназначен либо для их замены в

мент обращении (аналог такого сертификата пред

ставляет собой копия векселя), либо служить принадлежностью этих ценных бумаг, иметь значение дополнительного легитимирующего документа.

В первом случае собственник бумаг, не желающий нести риска их утраты, просит эмитента хранить бумаги у себя, а ему выдать на руки сертификат, удостоверяющий его право собственности на эти бумаги и право требования у эмитента этих ценных бумаг во всякое время. Во избежание передачи сертификата и самих бумаг разным лицам в самих бумагах должна быть сделана пометка типа "передача действительна лишь на сертификате таком-то".

Во втором случае сертификат и сами ценные бумаги получают статус неделимой сложной вещи: предъявления одного сертификата без самих бумаг недостаточно для реализации или передачи содержащихся в нем прав, равно как и предъявление ценных бумаг без сертификата тоже не может быть признано достаточным условием легитимации их держателя. Такой порядок имеет смысл только тогда, когда и сами ценные бумаги и их сертификат выписаны на предъявителя и снижает риск утраты или гибели воплощаемых сложной ценной бумагой прав. При утрате или гибели самих ценных бумаг (их части) их возможно восстановить по сведениям сертификата. При утрате или гибели сертификата его можно восстановить по оставшимся ценным бумагам. Для этого аспекта важно раздельное хранение ценных бумаг и их сертификата. Восстановление самих ценных бумаг и их сертификата должно производиться в порядке вызывного производства, который установлен гражданским процессуальным законодательством.

Сертификаты Наконец, сертификат типа 4 выпускается ли- третьих лиц цом, получившим ценные бумаги от лица, продолжающего оставаться их собственником. Основания для такого рода получения ценных бумаг могут быть I

различными. Чаще всего , таковыми будут принятие ценных бумаг на хранение, в залог, для перевозки (пересылки) или для исполнения связанного с ними поручения (на инкассо).

Сертификаты, основанием выдачи которых

является принятие ценных бумаг на хранение Скла^чтш

, , ч сертификат

(складочные сертификаты), могут выдаваться

банками, иными кредитными учреждениями, фондовыми биржами, инвестиционными институтами и депозитариями (буде такие сохранятся) и должны оформляться по правилам, установленным для оформления складочных свидетельств — простого и двойного (см. о них в статье о товарораспорядительных документах).

Сертификаты, основанием выдачи которых

является принятие их предмета в залог (залого- ^жгжый

, N сертификат

вые сертификаты), могут выдаваться залогодержателем соответствующих ценных бумаг и должны оформляться по правилам, установленным для оформления закладной (см. об этом в указанной выше статье).

Сертификаты, основанием выдачи которых

является принятие ценных бумаг к перевозке Перевозочный

, г (почтовый)

(пересылке), должны выдаваться соответствую- сертификат

щим перевозчиком или предприятием связи, принявшим ценные бумаги к перевозке (пересылке).

Такой сертификат должен удостоверять право его легитимированного держателя на получение от организации-эмитента или организации-адресата поименованных в сертификате ценных бумаг. Понятно, что исполнение обязанности организации-эмитента должно быть отсрочено настолько, сколько необходимо времени для обратной доставки предмета сертификата от организации-адресата до организации-эмитента. Организация- адресат обязана выдать легитимированному держателю сертификата указанные в нем ценные бумаги по истечении установленного в сертификате срока перевозки (пересылки) этих ценных бумаг. Вне зависимости от вида ценных бумаг, составляющих предмет такого сертификата (перевозочного или почтового), сам сертификат должен быть ордерной бумагой.

Сертификаты, основанием выдачи которых Прокура-

является получение ценных бумаг для исполне- сертификат

Глина З

О безналичной (/юрме выпуска ценных бумаг

ния связанного с их предъявлением поручения (проку- ра-сертификат), выдаются поверенным на имя доверителя и удостоверяют право последнего в обусловленный срок потребовать возврата указанных в сертификате ценных бумаг либо представления документа, свидетельствующего об исполнении поручения на реализацию ценных бумаг, а также представления всего, полученного поверенным в связи с выполнением принятого им поручения.

Разновидностью сертификата типа 4 являет- Опціїоп ся такая ценная бумага, как опцион, понимае

мый как ценная бумага, воплощающая право требования его легитимированного держателя к эмитенту о передаче обусловленного количества определенных ценных бумаг ему в собственность или о принятии их от него в собственность на основании заключенного и вступившего в силу договора купли-продажи ценных бумаг. Опцион, понимаемый как ценная бумага, предоставляющая право его держателю потребовать от эмитента заключения с ним договора купли-продажи обусловленного количества определенных ценных бумаг в качестве продавца (опцион-кол) или покупателя (опцион-пут),- является самостоятельной ценной бумагой и к сертификатам ценных бумаг не относится.

Договор о переуступке (передаче) ценных д°г°в°р об бумаг, необходимый, в основном, для определе-

уступке ценных -

бумаг ния основания перехода права собственности на

ценные бумаги и цены сделки в целях налогообложения, может представлять собой, в зависимости от метода формулировки его условий, либо договор в классическом гражданско-правовом понимании этого слова, либо ценную бумагу особого типа — опцион в первом его значении. Правовая природа этого института, следовательно, может определяться и как договорная и как односторонне обязывающая. Одновременно, будучи совершенным в отношении именных ценных бумаг, такой договор, подписанный обеими сторонами (а опцион — только его эмитентом), является приказом эмитенту ценных бумаг, составляющих предмет договора (опциона), о перерегистрации права собственности на эти ценные бумаги путем внесения соответ- І Глава З

О безналичной форме выпуска ценных бумаг

ствующих изменений в реестр их собственников. Никаких документов дополняющих, а тем более заменяющих договор (опцион) (типа "передаточного распоряжения" —

еще одного детища группы "бездокументарников"), не требуется.

В заключении хотелось бы акцентировать внимание на риске, связанном с приобретением ценных бумаг в форме различного рода "записей" и "выписок". Новый ГК фактически отказался подчинять бездокументарную форму фиксации прав из ценных бумаг правовому режиму самих ценных бумаг, однако не предусмотрел особого правового режима для самой фиксации прав в данной форме. Этот режим будет выработан практикой оставления кредиторов по таким "фиксациям" без удовлетворения уже потому, что остается неопределенной сама юридическая природа этой фиксации.

Кроме того, в связи с тем, что применение безналичных способов фиксации прав из ценных бумаг предполагается ограничить предписаниями законодательства, над каждым выпуском таких ценных бумаг, осуществленным с нарушением его положений, висит угроза признания выпуска недействительным по искам заинтересованных лиц.

Указанные обстоятельства, конечно, не повышают доверия к эмитентам, занимающимся выпусками ценных бумаг без эмиссии обособленных документов. На наш взгляд, разумнее понести затраты, связанные с их выпуском, чем впоследствии тратиться на процессы по оспариванию правомерности как самого выпуска, так и иных действий, связанных с обращением "безбумажных" бумаг, нести расходы по возврату средств, мобилизованных от реализации таких "бумаг" или по срочному изготовлению необходимых документов и их выдаче кредиторам по безналичным "фиксациям".

<< | >>
Источник: В.А. Белов. Ценные бумаги в российском гражданском праве. Под ред. проф. Е.А. Суханова. Вступительная статья проф. Е.А. Суханова. —М.: Учебно-консультационный центр "ЮрИнфоР" . —448 с.. 1996

Еще по теме Глава 3 О безналичной форме выпуска ценных бумаг:

  1. Глава 3. Правила льготного получения жилья (жилищных сертификатов) для отдельных категорий граждан на территории РФ
  2. Глава 23. Налогообложение в страховании
  3. 3. МЕТОДЫ И ФОРМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ФИНАНСОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  4. ПОНЯТИЕ ДЕНЕЖНОЙ СИСТЕМЫ И ЕЕ ЭЛЕМЕНТЫ
  5. Серебряков И. П. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБОРОТА ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ
  6. Т.Л. Липовецкая НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКИМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ ДОГОВОРА ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ
  7. Вступительная статья
  8. Осуществление прав из ценной бумаги представителем легитимируемого субъекта
  9. Глава 3 О безналичной форме выпуска ценных бумаг
  10. § 1. Акция
  11. § 2. Облигация
  12. §1. Правовое регулирование производства и ввоза бланков ценных бумаг
  13. Глава 3. Правила льготного получения жилья (жилищных сертификатов) для отдельных категорий граждан на территории РФ
  14. ГЛАВА 2. Налог на добавленную стоимость
  15. ГЛАВА 7. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОШЛИНА
  16. Перспективы
  17. § 5. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ СОВЕТСКОГО И ПОСТСОВЕТСКОГО ПЕРИОДА (1917-1994 ГГ.)
  18. Переход доли по наследству и в порядке правопреемства
  19. 5. Прокурорская проверка исполнения бюджетного законодательства о бюджетном устройстве и бюджетном процессе
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -