<<
>>

2.3. Суды общей юрисдикции

Профессор Г. М. Даниленко отмечал, что «суды общей юрисдикции обладают меньшим опытом применения международного права, чем Конституционный суд РФ»43. Очевидно, что все проанализированные выше нормативные акты, составляющие основу для применения международного права, относятся и к судам общей юрисдикции.

Как уже упоминалось, Пленум Верховного суда РФ издал несколько постановлений, разъясняющих нижестоящим судам необходимость применения международного права в целом и Конвенции в частности. Обратимся к анализу практики применения Конвенции судами общей юрисдикции.

2.3.1. Верховный суд РФ

Оценивая Постановление Пленума Верховного суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» в плане применения международного права, Г. М. Даниленко отметил, что Верховный суд РФ двигается в том же направлении, что и Конституционный суд РФ44. Это путь «простого обращения к международным конвенциям»45. Практика Верховного суда РФ не изменилась с того времени несмотря на то, что Верховным судом РФ было принято Постановление Пленума от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного

43 G. Danilenko, Implementation of International Law in CIS State. P. 58.

44 См.: Там же. Р. 63.

45 Там же.

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах 45

права и международных договоров Российской Федерации», а также несколько других постановлений пленума, дающих толкование порядка применения Конвенции. В этих документах Верховный суд РФ разъяснил судам, что при применении Конвенции судьи должны выяснять смысл положений Конвенции, принимая во внимание последующую практику применения Конвенции Европейским судом.

В целом следует дать неудовлетворительную оценку практике Верховного суда РФ по применению Конвенции.

Данный вывод сделан на основе анализа практики Верховного суда РФ по состоянию на сентябрь 2004 г. как суда первой, кассационной и надзорной инстанций, представленной на сайте Верховного суда РФ46. В целом было исследовано 3 911 судебных решений Верховного суда РФ по состоянию на сентябрь 2004 г. Из них только в 12 судебных решениях упоминалась Конвенция: в 8 судебных решениях содержалась оценка Верховным судом РФ соответствия Конвенции тех или иных действий стороны процесса; в остальных четырех случаях Верховный суд РФ лишь очень кратко указывает аргументы стороны, основанные на Конвенции, но не дает какой-либо оценки данным аргументам. Таким образом, характер применения Конвенции Верховным судом РФ демонстрирует еще более бедственное положение с ее применением в российских судах спустя 8 лет после вступления страны в члены Совета Европы.

В указанных восьми случаях применения Конвенции решения Верховного суда РФ не содержат какой-либо ссылки на постановления Европейского суда. Способ применения Конвенции очень краткий и неточный. Как правило, только указывается номер статьи. В лучшем случае Верховный суд РФ пересказывает слово в слово содержание статьи, в худшем — указывает, что то или иное действие (нормативный акт) государственного органа не противоречит Конвенции в целом47.

46 См.: www.supcourt.ru

47 См., напр.: Решение Верховного суда РФ от 5 марта 2003 г. по делу по заявле нию Ф. К. Габидуллиной, Г. Ф. Юнусовой, Ф. М. Кабировой, Г. Ш. Муратовой, Г. Г. Гамировой, Р. Г. Латыповой, М. 3. Камаловой, Г. Г. Шафигуллиной, Г. А. Хай- руллиной, Г. М. Хатбиллиной об оспаривании пункта 14.3 Инструкции о порядке выдачи, замены, учета и хранения паспортов гражданина Российской Федерации, ут вержденной приказом МВД России от 15 сентября 1997 г. № 605, в части слов «без головного убора» (в части, исключающей право граждан, религиозные убеждения которых не позволяют показываться перед посторонними лицами без головных убо ров, представлять для получения паспорта гражданина Российской Федерации лич ные фотографии с изображением лица строго в анфас).

Дело № ГКПИ 03-76. Доку-

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

46

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

Верховный суд РФ не различает юридическую силу Конвенции, Международного пакта о гражданских и политических правах и Всеобщей декларации прав и свобод человека, ссылаясь на данные документы одновременно в поддержку той или иной позиции. Основанные на Конвенции доводы Верховного суда РФ носят вспомогательный характер и направлены на то, чтобы дополнить аргументацию, основанную на российском законодательстве. В практике Верховного суда РФ отсутствует какой-либо глубокий анализ фактов относительно положений Конвенции. И это неслучайно, так как невозможно дать оценку каким-либо фактам относительно их соответствия нормам Конвенции без непосредственного обращения к судебной практике Европейского суда.

Более подробно обратимся к практике Верховного суда РФ по применению Конвенции и проанализируем некоторые из тех восьми решений Верховного суда РФ, в которых содержалась оценка Верховным судом РФ соответствия тех или иных действий стороны процесса положениям Конвенции. В решении Верховного суда РФ от 16 ноября 2000 г. по делу по жалобе профсоюза сотрудников милиции г. Москвы о признании частично недействительной (незаконной) Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденной приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 14 декабря 1999 г. № 103848, Верховный суд РФ указал, что «перемещение сотрудников органов внутренних дел без их согласия на другое постоянное место службы подпадает под определение принудительного труда, приведенное в пункте 2 статьи 4 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Российской Федерацией 5 мая 1998 года». Однако достаточно лишь обратиться к тексту Конвенции, чтобы обнаружить, что в ней не содержится какого-либо определения принудительного труда. Более того, Европейский суд в одном из решений установил абсолютно противоположное, а именно: «Статья 4 не определяет, что понимается под

мент официально не опубликован.

Доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/ rusjudgments/sup_court/5_03_2003_platki.html Решение отменено определением кассационной инстанции от 15 мая 2003 г.

48 Дело № ГКПИ 00-1195. Документ официально не опубликован. Доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/rus Judgments/sup_court/l 6_ll_2000_art_4.html

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах 47

словами "принудительный или обязательный труд", и в документах Совета Европы по подготовке текста Конвенции также отсутствуют какие-либо разъяснения по этому поводу»49. Европейский суд использует определение принудительного и обязательного труда, данное Международной организацией труда50, только в качестве ориентира, «отправной точки толкования статьи 4»51.

Абсолютно не ясно, пришел бы Верховный суд РФ к такому же выводу, если бы он учел прецедентное право Европейского суда. Например, в деле, подобном делу профсоюза сотрудников милиции г. Москвы, а именно Иверсен против Норвегии12, Европейская комиссия по правам человека решила большинством в шесть голосов против четырех, что обращение является неприемлемым53. Четыре члена Европейской комиссии пришли к мнению, что служба Иверсе-на (будучи дантистом, об был обязан заниматься практикой в течение одного года в государственной поликлинике), очевидно, не является принудительным или обязательным трудом в соответствии с частью 2 статьи 454. Другие два члена Европейской комиссии из состава большинства признали, что дело Иверсена подпадает под сферу действия статьи 4 Конвенции, однако также признали дело Иверсена неприемлемым, так как требуемая от него годовая служба в государственной поликлинике является объективно необходимой по обстоятельствам дела. Рассуждение четырех членов Комиссии из состава большинства состояло в следующем: чтобы признать нарушение части 2 статьи 4 Конвенции (то есть признать труд принудительным или обязательным), при том, что в общем допускается принудительный труд, труд —

должен быть несправедливым или деспотическим (oppressive); —

должен применяться в течение продолжительного периода вре мени без соответствующего вознаграждения;

49 Van der Mussele v.

Belgium, постановление от 23 ноября 1983 г., Series A no. 70, параграф 32.

50 См. статью 2 Конвенции № 29 Международной организации труда о принуди тельном или обязательном труде (приложение 24).

51 Van der Mussele v. Belgium, параграф 32.

52 См.: Iversen v. Norway, решение по вопросу приемлемости от 17 декабря 1963 г.. № 1468/62, 6 Yearbook 278.

53 См.: С. Ovey and R. White, Jacobs and White, the European Convention on Human Rights (Oxford: Oxford Univ. Press, 2002). P. 92.

54 См.: Ibid. P. 93.

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

48

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах

49

— должен включать в себя принуждение к труду, который не со ответствует профессии того или иного работника; —

должен использоваться до того, как информация о вакансии должным образом была доведена до сведения общественности; —

должен быть дискриминационным, произвольным или кара тельным использованием полномочий55.

При таких квалифицирующих признаках представляется сомнительным, что перемещение сотрудников милиции может быть квалифицировано Верховным судом РФ как нарушение части 2 статьи 4 Конвенции.

В данном деле российское законодательство предоставляет лучшую, чем Конвенция, защиту сотрудникам милиции, устанавливая, кроме всего прочего, что подзаконные нормативные акты не могут ограничивать права сотрудников милиции, предоставленные Федеральным законом «О милиции» (часть 7 статьи 17)56. В данном случае обращение Верховного суда РФ к Конвенции является неправильным.

В деле Габидуллиной и др. Верховный суд РФ по первой инстанции постановил, что приказ Министерства внутренних дел, которым запрещалось фотографироваться на паспорт в головном уборе, не нарушал право на свободу совести и религии, закрепленное во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах и Конвенции, так как в общем «ношение верующими женщинами-мусульманками платка для покрытия волос оспариваемым нормативным правовым актом не запрещается», приказ не дискриминирует женщин-мусульманок, так как он применяется в отношении всех57.

В случае обращения Верховного суда РФ к судебной практике Европейского суда вывод мог бы быть противоположным.

Во-первых, согласно прецедентному праву Европейского суда дискриминацией считается и одинаковое правовое регулирование правового положения разных лиц, чей правовой статус, обстоятельства, в

которых они находятся, значительно отличаются от правового положения других лиц, без объективных и обоснованных на то причин58. В таком случае можно говорить о нарушении статьи 14 Конвенции.

Во-вторых, ограничение права на свободу совести и религии вполне допустимо на основании обстоятельств и в порядке, закрепленных в части 2 статьи 9 Конвенции. Данные ограничения возможны только в соответствии с законом, должны быть необходимы в демократическом обществе и должны осуществляться в определенных интересах. Другими словами, чтобы определить, имелось ли незаконное ограничение права на свободу совести и религии, суд должен осуществить так называемый тройной тест, первой составляющей которого является соблюдение правила об ограничении права только в соответствии с законом. В данном случае также необходимо определиться с автономным значением слова «закон», существующим в прецедентном праве Европейского суда. Законом, в толковании последнего, считается любой исходящий от власти документ, включая нормативный акт по статусу ниже уровня акта парламента59. Согласно Конвенции таким нормативным актом, которым возможно ограничить право на свободу совести и религии, может быть и приказ Министерства внутренних дел. Поэтому в данном случае часть 3 статьи 53 Конституции РФ предоставляет большую юридическую защиту, чем статья 9 Конвенции, так как говорит о неконституционности ограничения прав подзаконным нормативным актом, в том числе приказом МВД.

Не вдаваясь в дальнейшее исследование двух оставшихся критериев — существующей необходимости ограничения в демократическом обществе и круга защищаемых интересов, — Верховный суд РФ должен был вынести решение в пользу заявителей с учетом толкования Европейским судом понятия дискриминации на основании российской Конституции60.

55 См.: С. Ovey and R. White, Jacobs and White, the European Convention on Human Rights (Oxford: Oxford Univ. Press, 2002). P. 93.

56 См.: Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. — 1991. — № 16. — Ст. 503.

57 Решение Верховного суда РФ от 5 марта 2003 г. по делу по заявлению Ф. Габи дуллиной и др. Документ официально не опубликован. Доступен на сайте ОО «Су тяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/rus Judgments/sup_court75_03_2003_platki.html Решение отме нено определением кассационной инстанции от 15 мая 2003 г.

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

58 См.: Thlimmenos v. Greece, постановление от 6 апреля 2000 г., № 34369/97, ECHR 2000-IV, параграф 47.

59 См.: Leyla Sahin v. Turkey, № 44774/98, постановление от 29 июня 2004 г., пара граф 77.

60 Отметим, что в кассационной инстанции решение Верховного суда РФ от 5 мар та 2003 г. было отменено и вынесено новое решение о признании приказа МВД неза конным на том основании, что приказ, не являясь законом, ограничивал право на свободу религии граждан в нарушение части 3 статьи 53 Конституции. Также указы валось на дискриминационный характер оспоренного положения приказа. Несмотря на то что заявители и в кассационной инстанции ссылались на нарушение Конвен-

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

50

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

В другом деле Верховный суд РФ применил статью 14 Конвенции как самостоятельную статью. В деле по заявлению М. А. Колоткова о признании недействующими некоторых нормативных актов Правительства РФ61, касающихся возмещения государственным служащим расходов, связанных с переездом, Верховный суд РФ применил в пользу правительства статью 14 Конвенции, указав, что из обстоятельств дела следует, что не имелось какой-либо дискриминации по признаку места работы. Не касаясь по существу вопроса фактического наличия или отсутствия дискриминации в анализируемом деле, отметим, что вообще сам факт применения Верховным судом РФ статьи 14 как самостоятельной статьи не в связи с нарушением какого-либо права, закрепленного в одной из статьей раздела I Конвенции, является следствием необращения Верховного суда РФ как к прецедентному праву Европейского суда, так и вообще к тексту статьи 14 Конвенции. Статья 14 «запрещает дискриминацию, но не как таковую, а только в контексте нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции»62. Данная статья применима в случаях, (1) если имелось нарушение какого-либо конкретного права, защищаемого Конвенцией, или (2) если хоть и не имелось нарушения какого-либо конкретного права, но может быть нарушение статьи 14, рассматриваемой с учетом какого-либо конкретного права, закрепленного в разделе I Конвенции (ситуация, когда право, о нарушении которого заявители обратились в суд, нахо-

ции, кассационная инстанция вообще умолчала о данном факте и не дала анализа аргументов, основанных на Конвенции. См. определение Верховного суда РФ от 15 мая 2003 г. о признании недействующим и не подлежащим применению со дня вынесения настоящего решения пункта 14.3 Инструкции о порядке выдачи, замены, учета и хранения паспортов гражданина РФ, утвержденной приказом МВД России от 15 сентября 1997 г. № 605. Определение кассационной инстанции официально не опубликовано, см. его на сайте ОО «Сутяжник» (Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/cases/judgments/sup_court_l 5_05_03_platki.html) и в кн.: Конституция России: 10 лет применения / под. ред. А. В. Деменевой, А. Л. Буркова. — Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 2004. — С. 65-69. — (Судебная практика и права человека; Вып. 1) (доступна также на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/library/ sborniki/konst_l 0_let_primen).

61 См.: Решение Верховного суда РФ от 13 марта 2003 г. Дело № ГКПИ 03-97. Документ официально не опубликован. Доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/ echr/rusjudgments/sup_court/l 3_03_2003_artl4.html

62 С. Ovey and R. White, Jacobs and White, the European Con vention on Human Rights. P. 348.

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах 51

дится под защитой Конвенции, но в деле установлено, что оно не нарушается государством, но тем не менее имеются основания считать наличие дискриминации этого права)63. В деле М. А. Колоткова Верховный суд РФ применил статью 14 при рассмотрении вопроса о нарушении права, не защищаемого Конвенцией.

Таким образом, Верховный суд РФ не только применяет Конвенцию в очень редких случаях и без обращения к толкованию Конвенции в прецедентном праве Европейского суда, Верховный суд РФ также применяет Конвенцию при обстоятельствах, когда ее применение невозможно, а также отказывается применять Конвенцию, когда это необходимо. Из приведенного анализа судебной практики видно, что используемый Верховным судом РФ метод применения Конвенции неправильный и, более того, противоречит его собственным постановлениям пленума. Применение юридически обязательной международной Конвенции как таковой, без обращения к судебной практике Европейского суда, неизбежно ведет к ошибочному ее толкованию и неправильному применению и сводит на нет все попытки Верховного суда РФ по применению Конвенции.

Необходимо отметить, что все вышеописанные случаи неправильного применения Конвенции явились следствием необращения Верховного суда РФ к прецедентной практике Европейского суда, что показывает действительное состояние дел в области применения международного права одной из высших судебных инстанций Российской Федерации.

Что касается аргументов сторон, то невозможно из анализа судебной практики Верховного суда РФ установить, как часто стороны или прокурор обращаются к Конвенции, не говоря уже о качестве таких аргументов. Это связано отчасти с особенностью решений российских судов — их краткостью. Верховный суд РФ уделяет меньше внимания изложению аргументов сторон, чем Конституционный суд РФ. Первый, как правило, отводит описанию аргументов сторон лишь одно предложение.

Из интервью с адвокатами, в частности с адвокатом Ильей Анатольевичем Полуяхтовым, следует, что вопросы соответствия тех или иных действий Конвенции и прецедентному праву Европейского суда

63 См.: С. Ovey and R. White, Jacobs and White, the European Convention on Human Right. P. 348-349; См. также: Grandrath v. Federal Republic of Germany, № 2299/64, решение Комитета министров от 29 июня 1967 г., (1967) 10 Yearbook 629.

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

52

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

поднимают высоко оплачиваемые адвокаты64. Как правило, это происходит по делам, которые привлекают внимание СМИ, общественности, например, по так называемому делу Ходорковского65.

Относительно аргументов прокуратуры Верховный суд РФ в своих решениях ограничивается только указанием на то, чью сторону по делу принял прокурор, не излагая конкретных оснований выводов прокурора. Только в одном решении дается указание на аргументы прокурора, а именно на то, что прокурор принес протест на решение по уголовному делу на основании нарушения части 2 статьи 4 Протокола 7 Конвенции66.

2.3.2. Районные и областные суды

Судебная практика районных и областных судов труднодоступна, практически не публикуется в полном виде в официальных источниках. Поэтому в данном разделе будет изучена практика двух некоммерческих организаций — Фонда защиты гласности и Уральского центра конституционной и международной защиты прав человека общественного объединения «Сутяжник». Судебная практика данных организаций интересна также с точки зрения возможности пронаблюдать взаимосвязь между настойчивостью сторон при использовании Конвенции и прецедентного права Европейского суда при обосновании правовой позиции сторон судебного процесса и качеством применения Конвенции судами, а также развитие судебной практики по применению Конвенции.

В отличие от Верховного суда РФ в судебной практике нижестоящих судов встречаются случаи, когда суды при анализе нарушений

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах 53

Конвенции используют положения прецедентного права Европейского суда. Тем не менее необходимо согласиться с выводом юристов Фонда защиты гласности (далее — Фонд)67, основанным на анализе применения статьи 10 Конвенции («Свобода выражения мнения»)68, что довольно сложно на сегодняшний день в суде применить Конвенцию и, в частности, прецедентное право Европейского суда69.

Тем не менее можно привести несколько хороших примеров, когда суд толковал положения Конвенции на основании прецедентного права Европейского суда. Исследованная судебная практика районных и областных судов позволяет сделать вывод, что регулярное использование сторонами процесса прецедентов Европейского суда при обосновании позиции по делу является ключевым моментом для изменения ситуации в области применения Конвенции судами.

Эксперты Фонда пришли к выводу, что в большинстве дел о защите права на свободу выражения мнения (дела о защите чести и достоинства, ответчиками по которым являются, как правило, представители средств массовой информации) Конвенция предоставляет реальную защиту по делам, в которых применяются принципы, разработанные прецедентным правом Европейского суда с целью установить баланс между правом на свободу выражения мнения и, например, защитой деловой репутации70. С другой стороны, неприменение разработанных Европейском судом принципов сбалансирования конкурирующих прав (например, свободы религии и свободы слова) приводит к невыполнению Россией как Высокой Договаривающейся Стороной взятых на себя обязательств по обеспечению каждому находящемуся под ее юрисдикцией прав и свобод, определен-

64 Из моего интервью с И. А. Полуяхтовым, адвокатом Свердловской областной коллегии адвокатов, от 20 августа 2004 г.

65 Карина Москаленко, адвокат М. Ходорковского, в интервью порталу «Права человека в России» отметила, что 15 января 2004 г. Московский городской суд оста вил в силе решение нижестоящего суда об оставлении обвиняемого под стражей в нарушение статьи 5 Конвенции несмотря на то, что вопрос нарушения Конвенции поднимался адвокатами. См. интервью на портале: Права человека в России [Элект рон, ресурс].— Режим доступа: www.hro.org/editions/control/hodorkovski/2004/01/19.php

66 См.: Постановление Президиума Верховного суда Российской Федерации по делу А. В. Юрченко от 4 декабря 2002, № 447пО2пр. Документ официально не опубли кован. Данное постановление, а также другие постановления Верховного суда РФ, в которых применялась Конвенция, доступны на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Ев ропейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/ rusjudgments/sup_court/judg_with_case_law.htm

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

67 Основная цель Фонда — содействие сохранению и развитию правового про странства, в котором работают отечественные печатные и электронные СМИ, а через них — содействие демократизации информационной среды, науки, политики, обра зования в современной России. Подробнее см. на сайте: www.gdf.ru

68 Подробнее о применении статьи 10 Конвенции в российских судах см. в главе 4 данной книги.

69 См.: Быков, В., Шишкин, Д. Статья 10 Европейской конвенции о защите прав человека в гражданских процессах о защите доброго имени / В. Быков, Д. Шишкин // Обращения в Европейский суд по правам человека: руководство для журналистов / под. ред. Г. В. Винокурова, А. Г. Рихтера, В. В. Чернышева; Ин-т проблем информ. права. — М., 2004. — (Журналистика и право; Вып. 45). — С. 591. Материал досту пен также на сайте Института проблем информационного права: www.medialaw.ru/ publications/books/book45/33.html

70 См.: Там же.

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

54

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

ных в разделе I Конвенции (см. статью 1 Конвенции), а соответственно и к появлению потенциального дела в Европейском суде.

Фонд организовал кампанию по стратегическому ведению дел с целью применения статьи 10 Конвенции во всех делах о защите чести, достоинства и деловой репутации, в которых принимали участие юристы Фонда. Было отмечено, что судебные процессы, где аргументы строились только на основании Конвенции, без применения прецедентного права Европейского суда, не завершались применением разработанных в международном праве фундаментальных принципов защиты права на свободу выражения мнения. Юристы Фонда тактику простого цитирования Конвенции в представляемых в суд обоснованиях изменили на представление по каждому делу исчерпывающих обоснований (письменных объяснений, ходатайств), содержащих в себе разъяснение относительно непосредственного применения Конвенции, а также прецедентного права Европейского суда. Цель данных представлений состояла в том, чтобы убедить суд, что Конвенция обладает статусом федерального закона и что попытки применить Конвенцию без учета прецедентного права Европейского суда ни к чему не приведут71.

Отличительной чертой решений районных судов по делам с участием представителей Фонда является то, что районные суды применяли прецеденты Европейского суда. Обращения районных судов к судебной практике Европейского суда были вызваны представлением сторонами процесса исчерпывающих обоснований. Например, в двух решениях районных судов — Ракитянского и Нижегородского72 — можно обнаружить явное цитирование принципов свободы выражения мнения, разработанных Европейском судом в делах Хенди-сайдпротив Великобритании1^ и Лингенс против Австрии1*\ Однако

71 См.: Быков, В., Шишкин, Д. Статья 10 Европейской конвенции... С. 591.

72 См.: Решение Ракитянского районного суда Белгородской области от 28 января 2002 г. по делу по иску В. А. Водяниковой к редакции межрайонной газеты «Наша жизнь» и корреспонденту Н. Н. Осенней о защите чести и достоинства и взыскании компенсации морального вреда; Решение Нижегородского районного суда г. Н. Нов города от 20 декабря 2002 г. по делу по иску А. В. Санникова к редакции газеты «Ве село живем», ЗАО РИА «Лоцман» и автору публикации о защите чести, достоинства, деловой репутации, компенсации морального вреда. Документы официально не опуб ликованы. См. приложенияIXviTlсоответственно.

73 См.: Handyside v. UK, постановление от 7 декабря 1976 г., Serial А по. 24.

74 См.: Lingens v. Austria, постановление от 8 июля 1986 г., Serial А по. 103.

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах 55

районные суды ни в одном из дел не только не указали параграфы решений Европейского суда, но и вообще не сослались на конкретные судебные решения, положения которых они применили в своих решениях. В решении Ракитянского районного суда по делу по иску В. А. Водяниковой к редакции газеты «Наша жизнь» указано, что практика Европейского суда допускает использование в отдельных случаях оскорбительных или шокирующих выражений, а также отмечено, что «свобода журналиста включает обращение к некоторой дозе преувеличения и даже провокации...», со ссылкой на «т. 199983 /92, report of 29 November 1995, paragraph 63». Каких-либо объяснений относительно природы и источника опубликования процитированного документа не последовало. Тем не менее рассуждение судьи районного суда напоминает положение одного из решений Европейского суда, а именно: «...свобода выражения мнения является одним из важнейших основ демократического общества, одним из основных условий его прогресса и развития каждого человека. С учетом положений ч. 2 ст. 10 принципы свободы выражения мнения относятся не только к "информации" или "идеям", которые положительно воспринимаются или рассматриваются как неоскорбительные или являются нейтральными, но и к "информации" и "идеям", которые оскорбляют, шокируют или тревожат государство или какую-либо часть населения»75.

В деле Санникова против редакции газеты «Весело живем» и др. Нижегородский районный суд привел в своем решении параграф 41 из решения Лингенс против Австрии16. При этом какой-либо ссылки на решение Европейского суда дано не было. Тем не менее мы можем отметить положительный момент в судебной практике районных судов в части применения прецедентного права Европейского суда. Владислав Валентинович Быков так прокомментировал эти позитивные изменения: «Сегодня ситуация иная. Уже нет явной необходимости представления обоснования внутригосударственного статуса Конвенции. Судьи сами читают лекции и имеют представление о Конвенции. Поэтому я просто цитирую защищаемое Конвенцией право и обращаюсь к соответствующему положению прецедентного права, не уделяя особого внимания вопросу внутригосударственного статуса Конвенции. Тем не менее, если у судьи есть "намерение" вынести решение против ответчика, судья сознательно не обращает внима-

75 Handyside v. UK, параграф 49.

16 См.: Lingens v. Austria, параграф 41.

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

56

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

ния на приводимые в судебном заседании аргументы, основанные на положениях прецедентного права Европейского суда, и применяет исключительные ограничения права на свободу выражения мнения, закрепленные в ч. 2 ст. 10 Конвенции. Тот факт, что действительное значение исключений ч. 2 ст. 10 Конвенции может быть выявлено только при обращении к прецедентному праву Европейского суда и что недопустимо применение Конвенции без учета судебной практики ее применения, не смущает судей, и они продолжают применять Конвенцию как таковую»77.

Положительные изменения были отмечены и сотрудницей Совета Европы Марджори Фаркухарсон, посетившей несколько тренингов в России. По ее мнению, «судьи по гражданским делам схватили смысл Конвенции очень быстро, в частности великолепная группа судей с Северного Кавказа. Поэтому справедливо ожидать положительных решений в этом регионе»78.

Аналогичную ситуацию с применением Конвенции можно обнаружить при анализе практики Уральского центра конституционной и международной защиты прав человека общественного объединения «Сутяжник» (далее — Центр)79. Центр не ставил перед собой цель направить в Европейский суд как можно больше обращений. С самого начала его существования главной задачей Центра было применение Конвенции в каждом деле, рассматриваемом при участии юристов Центра в российских судах, с тем чтобы избежать обращения в Европейский суд в связи с невыполнением Российской Федерацией взятых на себя обязательств по обеспечению каждому находящемуся под ее юрисдикцией прав и свобод, определенных в разделе I Конвенции (статья 1 Конвенции).

В соответствии с внутренними правилами Центра юристы обязаны по каждому делу, где это возможно, ходатайствовать перед судом о применении положений Конвенции и прецедентного права Европейского суда, в частности путем представления суду обоснова-

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах 57

ний, в которых содержатся исчерпывающие объяснения относительно статуса Конвенции и прецедентного права Европейского суда в правовой системе России, обязанности судьи по применению Конвенции и положений прецедентного права, а также разъяснения действительного смысла того положения Конвенции, о применении которого ходатайствует сторона процесса. Центр осуществляет данную практику с 2000 г.80, что привело к следующим результатам.

В целом не было зарегистрировано ни одного случая применения Конвенции, не говоря уже о прецедентном праве Европейского суда, по собственной инициативе суда. Со стороны судей отмечается стойкое нежелание применять Конвенцию. Как правило, Конвенция применялась теми судьями, которые регулярно сталкивались с необходимостью оценки аргументов сторон, основанных на положениях Конвенции. При первом столкновении с необходимостью применения Конвенции судьи старались избежать упоминания ее в судебных решениях даже в тех случаях, когда положения Конвенции и прецедентного права поддерживали решение в пользу заявителя. Судьи старались вынести решение по делу на основании только российского законодательства. В лучшем случае судьи упоминали статью Конвенции без обращения к анализу прецедентного права Европейского суда, представленного стороной процесса.

Тем не менее с течением времени те судьи, которые регулярно сталкивались с ситуацией необходимости оценки аргументов сторон, основанных на Конвенции и прецедентном праве, начинали применять Конвенцию, обращаясь — что наиболее важно — к положениям прецедентного права Европейского суда. Имеются примеры, когда судьи применяли принципы, выраженные в прецедентном праве, с указанием названий постановлений Европейского суда. В тех случаях, когда заявитель по делу ссылается только на статью Конвенции, решение суда ограничивается упоминанием Конвенции в целом или ее статьи, обращение к прецедентному праву отсутствует81.

77 Из моего интервью с юристом Фонда Владиславом Валентиновичем Быковым от 20 августа 2004 г.

78 Из моего интервью с Марджори Фаркухарсон от 23 июня 2004 г.

79 Уральский центр конституционной и международной защиты прав человека был основан в 2000 г. в результате совместного проекта общественного объединения «Су тяжник» и Международного центра юридической защиты прав человека «Интерайтс» (Лондон) «Обучение юристов применению Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод». Подробнее см. информацию в конце книги.

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

80 Причем учредитель Центра общественное объединение «Сутяжник» начал прак тику применения Конвенции в целом, а затем ее отдельных положений сразу после вступления Российской Федерации в члены Совета Европы в 1996 г. Из моего интер вью с президентом ОО «Сутяжник» Сергеем Ивановичем Беляевым от 19 августа 2004 г. Подробнее об ОО «Сутяжник» см. информацию в конце книги.

81 См. решение Нижнесалдинского городского суда Свердловской области от 25 ап реля 2001 г. по жалобе Н. А. Топиро на действия Министерства юстиции РФ и проф союзного комитета ОАО «Салдинский металлургический завод» и положения Устава

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

58

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

Одним из первых дел, в котором юрист Центра обратился к суду с ходатайством о применении Конвенции, является дело по жалобе П. Ю. Скакунова на действия Областной Думы Законодательного Собрания Свердловской области в части признания недействующим и не подлежащим применению подпункта 12 пункта 2 статьи 3 Областного закона от 27 ноября 1998 г. № 40-03 «О налоге с продаж»82, рассмотренное Свердловским областным судом. Заявитель жаловался в том числе на нарушение его права собственности (часть 1 статья 1 Протокола 1 к Конвенции) и на нарушение его права пользоваться правом собственности без какой бы то ни было дискриминации на том основании, что он является студентом частного вуза (статья 14). Заявитель в отличие от студентов государственных вузов обязан был платить 5 %-ный налог с продаж с суммы стоимости обучения. Позиция заявителя основывалась на прецедентном праве Европейского суда. В 2000 г. переводы постановлений Европейского суда еще не были широко доступны ни в публикациях, ни в Интернете83. В связи с возражениями со стороны противной стороны относительно отсутствия перевода соответствующих постановлений Европейского суда заявитель в дополнение к письменному обоснованию представил суду переводы постановлений, осуществленные собственными силами.

горно-металлургического профсоюза России, согласно которому «члены профсоюза. .. не могут быть на учете в других профсоюзах» (документ официально не опубликован, доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/rusjudgments/distr/ topiro_25_04_2001.htm), а также определение Свердловского областного суда от 12 июля 2001 г. об отмене решения Нижнесалдинского городского суда Свердловской области от 25 апреля 2001 г. по жалобе Н. А. Топиро на действия Министерства юстиции РФ и профсоюзного комитета ОАО «Салдинский металлургический завод» и положения Устава горно-металлургического профсоюза России (документ официально не опубликован, доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/rusjudgments/ obl/topiro_obl_12_07_01 .htm). Городской и областной суды в приведенных постановлениях со ссылкой на статью 11 Конвенции пришли к противоположным выводам.

82 См.: Решение Свердловского областного суда от 16 ноября 2000 г. по делу по жалобе П. Ю. Скакунова на действия Областной Думы Законодательного Собрания Свердловской области в части признания недействующим и не подлежащим приме нению подпункта 12 пункта 2 статьи 3 Областного закона от 27 ноября 1998 г. № 40-03 «О налоге с продаж». Документ официально не опубликован. Доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Ре жим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/rusjudgments/obl/skakunov_16_l l_2000.html

83 Один из первых сборников судебной практики Европейского суда был издан в 2000 г. См.: Европейский суд по правам человека: Избр. решения: в 2 т. / пред. ред. коллегии д-р юрид. наук, проф. В. А. Туманов. — М.: НОРМА, 2000.

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах 59

Не вдаваясь в детали дела, отметим, что Свердловский областной суд в составе одного судьи вынес решение в пользу Областной Думы, не ссылаясь на прецедентное право Европейского суда. Суд ограничился лишь ссылкой на часть 2 статьи 1 протокола 1 к Конвенции.

Более позднее дело по заявлению С. И. Беляева о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим пункта «п» статьи 7 Областного закона от 8 июня 1995 г. № 17-ОЗ «Об основах жилищной политики в Свердловской области»84, схожее с делом по жалобе П. Ю. Скакунова на действия Областной Думы в части применения статьи 1 Протокола 1 к Конвенции и разрешенное тем же судьей Свердловского областного суда, значительно отличается от предыдущего. В деле Беляева о признании незаконным областного закона заявитель утверждал, что положение областного закона нарушало его право собственности в части распоряжения имуществом, в частности право решать вопрос о статусе принадлежащего ему жилого помещения (о переводе жилого помещения из статуса жилого в статус нежилого). Его позиция по делу основывалась в том числе на положениях части 1 статьи 1 Протокола 1 к Конвенции и некоторых постановлениях Европейского суда, которые содержали толкование положений Конвенции85. В отличие от дела Скакунова в решении по данному делу суд отразил позицию Европейского суда относительно толкования статьи 1 Протокола 1, обратившись к параграфам 63 и 64 постановления по делу Маркс против Бельгии^6. Вынося решение против заявителя, судья принял свое решение на основании толкования статьи 1 Протокола 1 к Конвенции, отличного от толкования, представленного заявителем. Для этого судья самостоятельно обратился к прецедентному праву Европейского суда. Более того, ответчик по делу, а также соответчик, представитель губернатора Свердловской области, подписавшего оспоренный областной

84 См.: Решение Свердловского областного суда от 22 июня 2004 г. по делу по заявлению С. И. Беляева о признании противоречащим федеральному законодатель ству и недействующим пункта «п» статьи 7 Областного закона от 8 июня 1995 г. № 17- 03 «Об основах жилищной политики в Свердловской области». Документ официаль но не опубликован. Доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую кон венцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/rusjudgments/ obl/beliaev_v_obl_duma_22_06_2004.html

85 См.: Marckx v. Belgium, постановление от 13 июня 1979 г., Series A no. 31, пара граф 63; SporrongandLonnroth v. Sweden, постановление от 23 сентября 1982 г., Series А по. 52, параграф 61, 69.

86 См.: Marckx v. Belgium, постановление от 13 июня 1979 г., Series А по. 31.

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

60

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

закон, обосновывали свои позиции по делу также на положениях прецедентного права Европейского суда. Наиболее интересный момент состоит в том, что кассационная жалоба заявителя, а также возражения ответчика и соответчика против кассационной жалобы почти полностью были основаны на прецедентном праве Европейского суда.

В требованиях заявителя по делу Беляева также было отказано. Но, несмотря на исход дела, представляется очень важным тот факт, что все действующие лица судебного дела главным образом использовали прецедентное право Европейского суда для обоснования своей позиции по делу. Спустя четыре года и несколько десятков судебных заседаний в Свердловском областном суде с участием тех же лиц заявления юристов Центра о применении положений Конвенции уже не вызывали удивления, не говоря уже о требованиях ответчика представить соответствующие переводы постановлений Европейского суда.

Почти одновременно с делом Беляева, другой, только что назначенный, судья Свердловского областного суда вынес решение по делу по иску Главного управления Министерства юстиции РФ по Свердловской области к Свердловскому областному региональному отделению политической партии «Российская партия труда» о приостановлении деятельности отделения87, абсолютно проигнорировав аргументы ответчика, основанные на Конвенции и прецедентном праве Европейского суда. Заявитель обратился в Свердловский областной суд с требованием приостановить деятельность ответчика, интересы которого представляли юристы Центра, на том основании, что ответчиком по требованию истца при проведении проверки деятельности политической партии не были представлены заявления членов партии о вступлении в партию. Защита ответчика строилась на следующих основаниях: 1) заявителем был нарушен досудебный порядок разрешения спора; 2) заявитель не доказал существование необходимости приостановления деятельности ответчика, чего требуют часть 2 статьи 11 Конвенции и соответствующие положения поста-

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах 61

новлений Европейского суда; 3) статья Федерального закона «О политических партиях», которая в толковании Министерства юстиции закрепляет обязанность партии представить личные заявления членов партии о вступлении в партию по требованию Министерства юстиции, противоречит статье 8 Конвенции, так как такие заявления содержат конфиденциальные данные (паспортные данные, дата и место рождения, домашний адрес и телефон), которые могут быть представлены только с согласия члена партии. В обосновании ответчика содержались объяснения относительно статуса Конвенции в правовой системе Российской Федерации, а также относительно положений прецедентного права Европейского суда, подлежащих применению в настоящем деле. Суд вынес решение в пользу ответчика только на основании первого аргумента, оставив без какого-либо внимания аргументы, основанные на Конвенции.

Можно предположить две причины отсутствия анализа аргументов стороны, основанных на международном праве: 1) судья не обладал знаниями и опытом применения Конвенции; 2) решение суда, вынесенное не на основании процессуальных нарушений, а в связи с нарушением материального права, а именно права на частную жизнь, права на свободу объединения, могло повлечь значительные правовые последствия в отношении действий Главного управления Министерства юстиции РФ по Свердловской области и, возможно, в отношении всех отделений политических партий, зарегистрированных в Свердловской области, которые в то время все проходили соответствующие проверки и представляли заявления членов партии о вступлении в партию. Неизбежно был бы поднят вопрос о законности требования представления персональных данных членов партии и приостановления деятельности партий в случае невыполнения требований Министерства юстиции88. Верховный суд РФ рассмотрел кассационную жалобу и постановил следующее: «...по данному делу необходимости применения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Феде-

87 См.: Решение Свердловского областного суда от 29 июля 2004 г. по делу по иску Главного управления Министерства юстиции РФ по Свердловской области к Свердловскому областному региональному отделению политической партии «Российская партия труда» о приостановлении деятельности. Документ официально не опубликован. Доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/cases/judgments/obl_sud_minust_ v_rpt_29_07_2004.html

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

88 «Россия была спасена от возможного поражения в Страсбурге», интервью Информационного агентства «Сутяжник-пресс» с руководителем Свердловского регионального отделения политической партии «Российская партия труда» от 29 июня 2004 г. Доступно на сайте Информационного агентства «Сутяжник-пресс»: www.sutyajnik.ru/rus/news/2004/07/29.html

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

62

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах

63

рации не усматривается, поскольку правоотношения сторон надлежаще урегулированы нормами российского законодательства»89.

Представляется, что толкование российского законодательства, изложенное в определении от 19 октября 2004 г., противоречит Конституции РФ и позиции Пленума Верховного суда РФ, выраженной в Постановлении от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

Согласно пункту 8 названного постановления «правила действующего международного договора Российской Федерации, согласие на обязательность которого было принято в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении законов Российской Федерации. Пункт 5 постановления указывает на прямое и непосредственное действие в правовой системе Российской Федерации международных договоров. Также указывается, что международные нормы должны быть применимы судами при разрешении гражданских дел, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем законом Российской Федерации, который регулирует отношения, ставшие предметом судебного рассмотрения.

В определении Верховного суда РФ об отказе в истребовании дела по надзорной жалобе судья повторил определение кассационной инстанции Верховного суда РФ, указав, что «довод ответчика в надзорной жалобе о том, что мотивировочная часть решения Свердловского областного суда от 29 июля 2004 года подлежит изменению в связи с неприменением судом материальных норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод, является необоснованным, поскольку по данному делу правоотношения сторон надлежащим образом урегулированы нормами российского законодательства и необходимости в применении положений указанной Конвенции, об-

щепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации не имеется»90.

Представляется, что в данном случае Верховный суд РФ, чью практику применения Конвенции мы видели на примерах в предыдущем подпараграфе, не разделяет два понятия: «надлежащим образом урегулировано российским правом» (формулировка Верховного суда РФ) и конституционный принцип «если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» (часть 4 статьи 15 Конституции РФ). Безусловно, для вынесения решения в пользу ответчика было достаточно российского законодательства. Однако для полного восстановления прав ответчика и устранения будущих нарушений закона этого уже недостаточно. В частности, истец по делу и после завершения дела продолжал настаивать на представлении заявлений членов партии о вступлении в партию.

Непосредственно отказ суда в рассмотрении материальных доводов ответчика (о нарушении истцом статей 8 и 11 Конвенции) нарушает право на справедливое судебное разбирательство, закрепленное в части 1 статьи 6 Конвенции. Положение части 1 статьи 6 Конвенции было истолковано в практике Европейской комиссии по правам человека и Европейского суда по правам человека, обязательной для судов России. В соответствии с пунктом «в» части 4 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» «суду также следует учитывать... постановления Европейского суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле». Неоднократно Европейский суд постановлял, что для соблюдения требований «справедливого» судебного разбирательства национальные суды обязаны «определить с достаточной четкостью основания, на которых они выно-

89 Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 19 октября 2004 г. по делу по иску Главного управления Министерства юстиции РФ по Свердловской области к Свердловскому областному региональному отделению политической партии «Российская партия труда» о приостановлении деятельности по кассационной жалобе Свердловского областного регионального отделения политической партии «Российская партия труда» на решение Свердловского областного суда от 29 июля 2004 г. Документ официально не опубликован. Доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. —Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/cases/judgmen ts/sup_court/minust_v_RPT_l 9_10_04.htm

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

90 Определение судьи Верховного суда РФ Ю. А. Гуцол об отказе в истребовании дела по надзорной жалобе Свердловского областного регионального отделения политической партии «Российская партия труда» на решение Свердловского областного суда от 29 июля 2004 г., определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации от 19 октября 2004 г. в связи с неприменением норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Документ официально не опубликован. Доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/cases/judgments/ sup_court7minust_v_RPT_23_09_05_protest.htm

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

64

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

сят свои решения» (гарантия мотивированного решения)91. Если сторона процесса основывает свои доводы на положениях Конвенции, у суда появляется обязанность «проводить соответствующее исследование представленных доводов, аргументов и доказательств»92. В связи с этим решение Свердловского областного суда, отказавшего оценивать представленные аргументы стороны, основанные на Конвенции, не соответствует требованиям «справедливого» судебного разбирательства, выраженным в части 1 статьи 6 Конвенции93.

Следующее дело, по жалобе Б. на бездействие Законодательного Собрания Свердловской области и Управления судебного департамента при Верховном суде РФ в Свердловской области, в части непредставления судам списков народных заседателей94 может служить в качестве примера неправильного понимания феномена «прецедент» или предвзятого рассмотрения дела кассационной коллегией Свердловского областного суда. Заявитель жаловался на то, что ни один из районных и городских судов Свердловской области не могут считаться «судами, созданными на основании закона», так как они были созда-

91 См.: Hadjianastassiou v. Greece, постановление от 16 декабря 1992 г., Series А по. 252, параграф 33; Van deHurk v. the Netherlands, постановление от 19 апреля 1994 г., Series A no. 288 параграф 61; Hiro Balani v. Spain, постановление от 9 декабря 1994 г., Series A no. 303-B, параграф 28; Ruiz Torija v. Spain, постановление от 9 декабря 1994 г., Series A no. 303-A, параграф 30.

92 Kraska v. Switzerland, постановление от 19 апреля 1993 г., Series A no. 254-B.

93 См. кассационную жалобу на решение Свердловского областного суда от 29 июля 2004 г. об отказе в удовлетворении иска Главного управления Министерства юсти ции по Свердловской области к Свердловскому областному региональному отделе нию политической партии «Российская партия труда» о приостановлении деятельно сти (документ доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/drafts/ minust_v_RPT_kassation.htm), а также надзорную жалобу на определение Верховно го суда РФ от 19 октября 2004 г. с требованием определение отменить, решение Свер дловского областного суда от 29 июля 2004 г. в его мотивировочной части изменить, учитывая возражения ответчика, основанные на статьях 8,11 Конвенции (документ доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ре сурс]. Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/drafts/minust_v_RPT_nadzor.htm).

94 См. кассационное определение Свердловского областного суда от 23 октября 2003 г. по делу по жалобе Б. на бездействие Законодательного Собрания Свердловс кой области и Управления судебного департамента при Верховном суде РФ в Сверд ловской области, вынесенное по жалобе представителя Б. Деменевой А. В. на реше ние Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 16 июля 2003 г. Документ официально не опубликован. Доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейс кую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/ rusjudgments/obl/beliaev_v_obl_duma_23_l 0_2003.html

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах 65

ны в нарушение Федерального закона от 2 января 2000 г. № 37-ФЗ «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»95.

Нарушение закона о народных заседателях было вызвано тем, что районные и городские суды не получили списки народных заседателей от Законодательного Собрания Свердловской области и Управления судебного департамента при Верховном суде РФ в Свердловской области, ответственных за создание и представление списков народных заседателей. Заявитель построил свою позицию на основании дела Посохов против России, из положений которого следовало, что несоблюдение требований закона о народных заседателях, в частности отсутствие списков народных заседателей, которые обязаны были быть представлены ответчиками по делу, является нарушение части 1 статьи 6 Конвенции96.

Суд не установил нарушения права на суд, так как, несмотря на то, что списки народных заседателей действительно отсутствовали, дела, в том числе и дело заявителя, рассматривались в соответствии с Указом Президента РФ от 25 января 2000 г. № 103 «О продлении срока полномочий народных заседателей федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»97, который продлил законный срок полномочий народных заседателей «до представления в соответствующие суды общих списков народных заседателей». Тем не менее именно данных обстоятельств было достаточно Европейскому суду для установления нарушения части 1 статьи 6 Конвенции по делу Посохов против России. Свердловский областной суд не принял во внимание ссылку заявителя на дело Посохов против Россиив качестве основания для вынесения решения по схожему делу с аналогичным вопросом права, постановив: «Ссылка кассатора на решение Европейского суда не мо-

95 См.: СЗ РФ. — 2000. — № 2. — Ст. 158. Федеральным законом от 14 ноября 2002 г. № 137-ФЗ Федеральный закон «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» признан утратившим силу с 1 февраля 2003 г. в части, касающейся гражданского судопроизводства (см.: СЗ РФ. — 2002. — № 46. — Ст. 4531). Федеральным законом от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ Федеральный закон «О народных заседателях...» признан утратившим силу с 1 января 2004 г. в части, каса ющейся уголовного судопроизводства (см.: СЗ РФ. — 2001. — № 52 (ч. 1). — Ст. 4924).

96 См.: Posokhov v. Russia, no. 63486/00, постановление от 4 марта 2003 г., пара граф 41. Перевод данного постановления, как и многих других постановлений по де лам против России, доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую кон венцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

97 См.: СЗ РФ. — 2000. — № 5. — Ст. 473.

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

66

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

жет служить основанием для удовлетворения жалобы Б., так как Посохов защищал свое нарушенное право по конкретному делу, рассмотренному судом в незаконном составе, Б. обжаловал бездействие Законодательного Собрания СО (Свердловской области. — А. Б.) и Управления Судебного департамента»98.

Такое понимание природы прецедента неверно. Применить прецедент — значит разрешить дело на основании правового принципа, установленного в предшествующем деле, который по фактам или правовым принципам (вопросам) является сходным с рассматриваемым делом". При применении прецедента нет требования идентичности дел по всем аспектам.

Можно предположить две основные причины неправильного применения прецедентного права в настоящем деле: (1) искреннее непонимание природы прецедента или (2) неспособность (отсутствие политической воли) рассмотреть дело в соответствии с положениями прецедентного права Европейского суда, что могло привести к признанию факта, что в течение длительного времени на территории всей Российской Федерации дела с участием народных заседателей рассматривались незаконными составами судей.

В течение 2000-2004 гг. Центр проводил кампанию по стратегическому ведению судебных дел с целью прекращения данного нарушения Конвенции. Во-первых, юристы Центра оспорили в Верховном суде РФ Указ Президента РФ от 25 января 2000 г. № 103 «О продлении срока полномочий народных заседателей федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации». В принятии жалобы было отказано на том основании, что на тот момент в соответствии с ГПК РСФСР Верховный суд РФ вправе был рассматривать только ненормативные указы Президента РФ. Во-вторых, в каждом судебном заседании по гражданскому или уголовному делу, в которых юристы Центра принимали участие, юристы заявляли отводы народ-

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах 67

ным заседателям на основании нарушения части 1 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство судом, созданным на основании закона). В-третьих, все судебные решения, вынесенные с участием народных заседателей, были оспорены в вышестоящий суд по тем же основаниям. В-четвертых, без успеха и на этот раз заявители оспаривали бездействие Законодательного Собрания Свердловской области и Судебного департамента при Верховном суде РФ, которые были ответственными за представление в районные и городские суды списков народных заседателей. В-пятых, уже после вынесения решения по делу Посохов против России, следующим этапом кампании стало в деталях описанное выше дело по жалобе Б. на бездействие Законодательного Собрания Свердловской области и Управления судебного департамента при Верховном суде РФ в Свердловской области в части непредставления судам списков народных заседателей. Все суды полностью игнорировали аргументы, основанные на положениях части 1 статьи 6 Конвенции, за исключением последнего дела, рассмотренного 13 июля 2005 г. Президиумом Свердловского областного суда. Более подробно о данной кампании стратегического правосудия и постановлении Президиума Свердловского областного суда речь пойдет в главе 5 настоящей книги.

Единственной мерой, которую власти Российской Федерации приняли для исправления ситуации, стало устранение института народных заседателей с 1 января 2004 г. по уголовным делам и с 1 февраля 2003 г. по гражданским делам, что даже было отражено в резолюции Комитета министров Совета Европы100. Неприменение Конвенции в российских судах по делам о незаконности судебных составов с участием народных заседателей, в частности по делу Б.101, приводит к обращению граждан в Европейский суд. Все эти дела идентичны делу Посохов против России. Нежелание Российской Федерации признать нарушение права на справедливое судебное разбирательство по делам с участием народных заседателей в рамках применения внутри-

98 Кассационное определение Свердловского областного суда от 23 октября 2003 г. по гражданскому делу по жалобе Б. на бездействие Законодательного Собрания Свер дловской области и Управления судебного департамента при Верховном суде РФ в Свердловской области, вынесенное по жалобе представителя Б. Деменевой А. В. на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 16 июля 2003 г. Доку мент официально не опубликован. Доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Ев ропейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/ rusjudgments/obl/beliaev_v_obl_duma_23_l 0_2003.html (см. приложение 25).

99 См.: Black's Law Dictionary with Pronunciations. 6th ed.; 8th reprint. — Saint-Paul, Minnesota: West Publishing Co., 1998. P. 814.

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

100 См. резолюцию ResDH(2004)46 относительно постановления Европейского суда по правам человека от 4 марта 2003 г. (вступившего в силу 4 июня 2003 г.) по делу Posokhov v. Russia (принято Комитетом министров 20 июля 2004 г. на 891-й встрече заместителей министров). Перевод резолюции доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/res_com_of_min/posohov_v_russia_20_06_2004.htm

101 Необходимо отметить, что в решении суда первой инстанции (Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга) по делу Б. вообще не содержится анализа аргумен тов заявителя, основанных на Конвенции.

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

68

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

государственных средств защиты привело к появлению дел, аналогичных делу Посохов против России. В частности, в 2004 г. Европейский суд признал приемлемым дело Федотова против России1®2, а 13 апреля 2006 г. вынес решение по существу дела103.

Данные судебные дела демонстрируют сложившуюся ситуацию, когда суды, действующие от имени Российской Федерации (что отражено в заголовке каждого судебного решения), не склонны предоставлять сторонам защиту их прав на основании Конвенции по делам с далеко идущими последствиями. С точки зрения недемократического государства эта ситуация вполне объяснима. Для государства значительно дешевле разобраться с небольшим количеством дел, подобных делу Посохов против России в Страсбурге, выплатив по несколько тысяч евро заявителям, чем разрешить в пользу заявителей большее количество дел в российских судах, хоть и со значительно меньшей суммой компенсации, но с далеко идущими последствиями для судебной системы. При существовании данной альтернативы выбор для государства очевиден — при условии, что от Совета Европы не последует давления на Высокую Договаривающуюся Сторону, что вряд ли возможно в случае с Россией, принятой в Совет Европы по политическим мотивам104.

При таких обстоятельствах влияние Конвенции на российское право практически невозможно, что влечет отсутствие внутригосударственных средств правовой защиты. Поэтому представляется, что у потенциальных заявителей в Европейский суд по подобным делам нет обязательств выполнять требование части 1 статьи 35 Конвенции и части 3 статьи 46 Конституции РФ о необходимости исчерпания всех внутренних эффективных средств правовой защиты по той лишь причине, что таковые отсутствуют. Вполне вероятно, именно по этой причине профессор Моубрэй предположил:«.. .возможно, что обнаруженные Европейским судом факты нарушения ст. 3 в деле Калашникова™5 помогут другим заключенным российских тюрем

102 См.: Fedotova v. Russia, no. 73225/01, решение о приемлемости от 1 апреля 2004 г.

103 См.: Fedotova v. Russia, no. 73225/01, постановление от 13 апреля 2006 г.

104 См.: М. Janis, Russia and the «Legality» of Strasbourg Law. 1 European Journal of International Law (1997), P. 93.

105 См.: Kalashnikov v. Russia, постановление от 15 июля 2002 г., Reports of Judgments and Decisions 2QQ2-W, параграф 93. Перевод постановления доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Ре жим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах 69

обратиться с аналогичными жалобами в Страсбург»106. Российские суды в статье не упоминались. И действительно, трудно предположить, что в деле, подобном делу Калашников против Россиивозмож-но использование эффективного внутригосударственного средства правовой защиты, учитывая представленное по делу Калашников против России обоснование Российской Федерацией: «Условия (содержания Калашникова. — А. Б.) не отличались от условий содержания большинства других заключенных в Российской Федерации, во всяком случае, не были хуже. Перенаселенность камер является общей проблемой в Российской Федерации»107; «по экономическим причинам условия содержания подозреваемых под стражей неудовлетворительны и ниже требований, установленных для пенитенциарных учреждений в других государствах — членах Совета Европы»108. Это значит, что практически все заключенные имеют право на выплату компенсации за унижающее обращение.

Отказ в применении прецедентного права Европейского суда также наблюдается в практике районных судов Екатеринбурга. В 2002 г. два разных состава Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга рассмотрели два абсолютно идентичных дела о незаконном задержании и содержании под стражей двух случайных наблюдателей акции протеста против мэра г. Екатеринбурга, проводившейся 4 июля 2001 г.: дело по заявлению А. Л. Буркова о признании незаконными действий старшего сержанта милиции РУВД Верх-Исетского района г. Екатеринбурга Ю. Е. Копырина в части задержания и доставления заявителя в РУВД Верх-Исетского района г. Екатеринбурга109 и дело по заявлению Р. А. Берг о признании незаконными действий старшего сержанта милиции РУВД Верх-Исетского района г. Екатеринбурга Ю. Е. Копырина в части задержания и доставления заявителя в

106 Mowbray, European Convention on Human Rights: Developments in Tackling the Workload Crisis and Recent Cases, 3:1 Human Rights Law Review(2004), P. 138.

107 Kalashnikov v. Russia, параграф 93.

108 Там же, параграф 94.

109 См. решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 4 сентября 2002 г. о признании незаконными действий старшего сержанта милиции РУВД Верх- Исетского района г. Екатеринбурга Ю. Е. Копырина в части задержания и доставле ния А. Л. Буркова в РУВД Верх-Исетского района г. Екатеринбурга. Документ офи циально не опубликован. Доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/cases/judgments/ burkov_v_ruvd_4_09_2002.html

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

70

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

РУВД Верх-Исетского района г. Екатеринбурга110. Заявители были задержаны и содержались под стражей в течение более трех часов в районном отделении милиции. Они обратились в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга на основании нарушений частей 1,2,5 статьи 5 Конвенции. По не объясненным заявителям причинам данные дела были распределены разным судьям Верх-Исетского районного суда. Представителем обоих заявителей был один и тот же юрист Центра. В обоих делах аргументы сторон были построены на основании нарушения статьи 5 Конвенции и соответствующих положений прецедентного права Европейского суда. До этих дел юрист Центра не выступал представителем по какому-либо делу с применением Конвенции перед данными судьями Верх-Исетского районного суда. Несмотря на вынесение решений в пользу заявителей, ни один из судей не сослался на нарушение ответчиком положений прецедентного права Европейского суда, представленного судам в соответствующем обосновании представителем заявителей. Оба решения были основаны исключительно на российском законодательстве. И только один из судей в решении кратко указал на аргумент Р. А. Берг: «заявитель жаловался на нарушение ст. 22 Конституции РФ и статьи 5 Конвенции». Анализа нарушениям статьи 5 Конвенции дано не было.

Но, как уже указывалось выше, ситуация несколько иная, когда дело рассматривается судьей, который обладает определенным опытом рассмотрения аргументов сторон, основанных на положениях Конвенции. Дело по иску Администрации города Екатеринбурга к С. И. Беляеву, ЗАО Информационное агентство «Регион-Информ», редакции «Областной газеты» о защите деловой репутации, опровержении порочащих сведений, компенсации морального вреда, причиненного распространением порочащих сведений111 может служить в качестве примера применения районным судом российского законо-

110 См. решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 1 ноября 2002 г. о признании незаконными действий старшего сержанта милиции РУВД Верх-Исетского района г. Екатеринбурга Ю. Е. Копырина в части задержания и доставления Р. А. Берг в РУВД Верх-Исетского района г. Екатеринбурга. Документ официально не опубликован.

1" См. решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 1 июня 2004 г. по делу по иску Администрации города Екатеринбурга к С. И. Беляеву, ЗАО Информационное агентство «Регион-Информ», редакции «Областной газеты» о защите деловой репутации, опровержении порочащих сведений, компенсации морального вреда,

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах 71

дательства наряду с нормами Конвенции и положениями судебной практики Европейского суда. В данном деле судья Г. А. Проняева, которая регулярно рассматривает дела с участием юристов Центра, в том числе с приведением аргументов на основании Конвенции, применила несколько принципов прецедентного права Европейского суда. Истец обратился в суд, утверждая, что первый ответчик в своем интервью информационному агентству на протяжении интервью восемь раз опорочил деловую репутацию истца.

Представитель заявителя — юрист Центра представил обоснование о внутригосударственном статусе Конвенции и соответствующих принципах защиты свободы слова, разработанных в практике Европейского суда. Целью обоснования было убедить суд в необходимости применения трех принципов, выраженных в прецедентном праве Европейского суда: 1) «принципы свободы выражения мнения относятся не только к "информации" или "идеям", которые положительно воспринимаются или рассматриваются как неоскорбительные или являются нейтральными, но и к "информации" и "идеям", которые оскорбляют, шокируют или тревожат государство или какую-либо часть населения»112; 2) «следует проводить тщательное различие между фактами и оценочными суждениями. Существование фактов может быть доказано, тогда как истинность оценочных суждений не всегда поддается доказыванию»113; 3) «пределы допустимой критики в отношении политиков (то есть правительства. — А. Б.) как таковых шире, чем в отношении частного лица. В отличие от последнего первые должны проявлять и большую степень терпимости к пристальному вниманию журналистов и всего общества к каждому их слову и действию»114.

В результате на основании стандартов прецедентного права Европейского суда суд пришел к выводу, что со стороны первого от-

причиненного распространением порочащих сведений. Документ официально не опубликован. Доступен на сайте ОО «Сутяжник»: Изучаем Европейскую конвенцию [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: www.sutyajnik.ru/rus/echr/rusjudgments/distr/ beliaev_01_06_2004.html См. приложение 23.

112 Handyside v. UK, постановление от 7 декабря 1976 г., Serial А по. 24, параграф 49. См. также: Oberschlick v. Austria, постановление от 23 мая 1991 г, Series А по. 204, параграф 57; Oberschlick v. Austria (no. 2), постановление от 1 июля 1997 г, Reports 1997-IV, параграф 29; Lingens v. Austria, постановление от 8 июля 1986 г., Serial А по. 103, параграф 41.

113 Lingens v. Austria, параграф 46.

114 Там же, параграф 42. См. также: Castells v. Spain, постановление от 23 апреля 1992 г., Serial А по. 236 параграф 46.

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

72

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

А. П. Бурков. Анализ применения Конвенции в российских судах

73

ветчика имелись нарушения только в трех из восьми случаев, взыскав в пользу истца 5 тыс. рублей115. Необходимо отметить, что, несмотря на то, что судья уделила значительное внимание анализу принципов прецедентного права по статье 10 Конвенции, по непонятным причинам в решении суда не было ссылок на постановления Европейского суда, где содержатся примененные в деле принципы. Тем не менее данное дело представляет собой один из лучших примеров применения положений Конвенции и прецедентного права Европейского суда в судебной практике районных судов.

К сожалению, Свердловский областной суд при рассмотрении кассационной жалобы ответчика изменил решение районного суда, проигнорировав положения прецедентного права Европейского суда. Свердловский областной суд в определении от 31 августа 2004 г. подтвердил решение в части признания незаконности распространения сведений116. В то же время без какого-либо обращения к анализу постановлений Европейского суда областной суд отказал во взыскании с ответчика С. И. Беляева суммы компенсации морального вреда в пользу Администрации г. Екатеринбурга в связи с тем, что, по мнению суда, компенсация морального вреда не может быть взыскана в пользу организации. Данная точка зрения идет вразрез с практикой Европейского суда117. Впоследствии Пленум Верховного суда РФ в пункте 15 Постановления № 3 от 24 февраля 2005 г. «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» закрепил правило, разработанное в практике Европейского суда, согласно которому в пользу юридического лица может быть взыскана сумма компенсации морального вреда (абзац 1 пункта 15)ш.

<< | >>
Источник: . А. Л. Бурков. Применение Европейской конвенции о защите прав чело века в судах России. — Екатеринбург. — 264 с. (Междунар. защита прав человека; Вып. 6).. 2006

Еще по теме 2.3. Суды общей юрисдикции:

  1. § 2. Суды общей юрисдикции
  2. Вопрос 32. Подведомственность гражданских дел судам общей юрисдикции
  3. 2.3. Суды общей юрисдикции
  4. § 2. Подведомственность и подсудность в судах общей юрисдикции по делам, возникающим из избирательных правоотношений
  5. § 3. СУДЫ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ
  6. Тема 4 СУДЫ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ. ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУДОВ
  7. 35. Какова общая характеристика подсистемы судов общей юрисдикции
  8. 45 . Каковы место и роль военных судов в подсистеме судов общей юрисдикции
  9. Тема 7. ФЕДЕРАЛЬНЫЕ СУДЫ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ
  10. Понятие и характеристика судов общей юрисдикции России, история их становления и развития в Российской империи, СССР, РСФСР.
  11. Верховный Суд Российской Федерации в судебной системе РФ и его роль в подсистеме судов общей юрисдикции
  12. Тема 7.3. ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ СУБЪЕКТА РФ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -