<<
>>

4.4. Санкции и ограничения, которые могут быть применены к ответчику по российскому законодательству за посягательство на репутацию

Ответчика по искам о защите репутации14 могут обязать: —

опубликовать опровержение; —

компенсировать моральный вред; —

возместить убытки.

4.4.1. Компенсация морального вреда

Рассмотрение компенсации морального вреда как санкции (ограничения) вряд ли вызовет споры.

Поэтому практику по статье 10 Конвенции скорее всего можно применять к требованиям компенсации морального вреда и рассматривать ее как способ и юридическую возможность снизить размер компенсации до минимума или вообще исключить ее применение.

Исковые требования политического деятеля (любое выборное или назначенное лицо органов власти) о выплате значительной суммы компенсации морального вреда обычно встречаются, когда главной целью иска является оказать давление на СМИ или разорить его. Или в случаях слишком чуткого отношения к своей персоне. Как считают некоторые чиновники и депутаты, чем выше должность, чем значительнее положение, тем больше должна быть компенсация морального вреда. Поэтому в исках пишут: «...учитывая должностное положение истца, а также то, что к его деятельности приковано внимание большого количества избирателей... истец требует 1 миллион рублей». В этих случаях в возражениях на иск нужно обязательно использовать практику Евросуда и убеждать суд и другую сторону процесса, что «пределы допустимой критики в отношении полити-

14 В случае если лицо привлечено к уголовной ответственности по статьям 129, 130 УК РФ и связанным с ними статьям, то к такому лицу могут быть применены штраф или лишение свободы. К применению таких санкций следует предъявлять самые серьезные требования в части обоснования их необходимости. Учитывая, что во многих странах оскорбление и клевета декриминализированы, необходимость применения указанных санкций вряд ли можно будет оправдать перед Европейским судом.

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

ческого деятеля как такового шире, чем в отношении частного лица.

В отличие от последнего первый должен проявлять и большую степень терпимости к пристальному вниманию журналистов и всего общества к каждому его слову и действию. Нет сомнения, что пункт 2 статьи 10 позволяет защищать репутацию всех лиц, т. е. распространяется и на политиков, даже когда они выступают не в качестве частных лиц но в таких случаях необходимо взвешивать потребности подобной защиты в связи с интересом общества к открытой дискуссии по политическим вопросам»15. Такая аргументация способна серьезно снизить размер компенсации морального вреда или даже исключить ее. Удовлетворение иска об опровержении не должно автоматически вести и к присуждению компенсации морального вреда. Например, Европейский суд, установив, что права заявителя были нарушены национальными органами, может ограничиться только констатацией этого факта и отказать в компенсации морального вреда16. Любой размер компенсации морального вреда можно рассматривать как санкцию, способную в будущем оказать сдерживающее влияние на свободу высказывания мнения. Поэтому ее применение по иску о защите репутации должно оцениваться с позиций необходимости и адекватности. О необходимости применения такой санкции можно говорить тогда, когда у распространителя порочащих (оскорбительных)17 сведений не было оправдания для осуществления свободы мнения именно в такой форме.

15 Lingens v. Austria, постановление от 8 июля 1986 г., Series А по. 103, параграф 42. В других решениях по схожим ситуациям (Oberschlick v. Austria, постановление от 23 мая 1991 г., Series А по. 204, параграф 59; Grinberg v. Russia, постановление от 21 июля 2005 г., параграф 25) Европейский суд высказывался несколько иначе, но от личия незначительные и не затрагивают сути (см. эти материалы на сайте Института проблем информационного права: www.medialaw.ru).

16 См.: Oberschlick v. Austria, параграф 68.

17 О возможности взыскания компенсации за распространение оскорбительных сведений сказано в пункте 9 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 24 фев раля 2005 г.

№ 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граж дан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». Постановление пре дусматривает, что если мнение было высказано в оскорбительной форме, унижаю щей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть воз ложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорбле нием (статья 130 УК РФ, статьи 150, 151 ГК РФ). Что такое «оскорбительная фор ма» — не ясно. Некоторые юристы считают, что пленум недопустимо ввел в практи ку понятие, ранее неизвестное. Главное основание для критики — отсутствие терми на в нормативных актах и размытость содержания. Возможно, пленум имел в виду

www.sutyajnik.ru/rus/echr/school

108

Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России

Бремя доказывания наличия «необходимости» возлагается на истца, так как именно он требует применить санкции, а на суд возлагается обязанность оценить, существует ли потребность в подобном ограничении18. Несмотря на такое распределение бремени доказывания, ответчик для того, чтобы суд принял правильное и всестороннее решение, должен показать, почему эти ограничения (санкции) являются недопустимыми. Для этого можно ссылаться на практику Ев-ропей-ского суда. Любой принцип, который ввел Европейский суд, объясняет, почему санкция (ограничение), примененная национальным судом, не была необходимой (или, другими словами, являлась непропорциональной). Перечень некоторых постановлений Европейского суда, полезных в таких делах, приведен ниже (см. параграф 4.7). Чем лучше ответчик сможет показать схожесть дел или схожесть основных моментов в деле из практики Суда и рассматриваемого спора в российском суде, тем больше у него шансов показать, что санкция, которую просит применить истец, непропорциональна и потому недопустима.

4.4.2. Опубликование опровержения

Сложнее, чем с «компенсацией морального вреда», обстоит дело с «публикацией опровержения». Опровержение можно было бы бесспорно признать как непропорциональную меру в случае, если, например, опровержение на статью грозило бы автору дисциплинарным взысканием, увольнением или какой-либо еще схожей санкцией. При отсутствии таких или схожих серьезных последствий вряд ли можно говорить, что опровержение является непропорциональной санкцией или ограничением.

случаи, когда мнение является чересчур сильным. Например, «идиот». Хотя Европейский суд и признал его допустимым, нельзя считать, что такое слово можно, не заботясь о последствиях, применять к любому лицу и при любых обстоятельствах. Если бы это не было сказано о г-не Хайдере (по мнению некоторых, он националист) в определенных условиях — жесткой дискуссии, то неизвестно, какое бы решение вынес Европейский суд. См. для сравнения: Tammer v. Estonia, постановление от 6 февраля 2001 г., Reports of Judgments and Decisions 2001-1. Перевод доступен на сайте Института проблем информационного права: www.medialaw.ru 18 См.: Lingens v. Austria, параграф 39.

Интернет-сайт «Изучаем Европейскую конвенцию»

В. В. Быков. Механизм действия статьи 10 Конвенции

в процессах о защите репутации в российских судах 109

4.4.3. Возмещение убытков

Данное требование не является специальным последствием, применяемым судом как специальный способ защиты по искам о защите репутации. С требованием о компенсации морального вреда российский суд почти всегда соглашается при условии, что доказан весь состав правонарушения по статье 152 ГК. Опровержение является основным способом защиты по таким делам, поэтому удовлетворение иска автоматически влечет опровержение. Требование о возмещении ущерба в отличие от требований о применении предыдущих двух санкций (ограничений) удовлетворяется только в том случае, если истец сможет показать причинно-следственную связь между публикацией и убытками. Например, после публикации статьи с компанией расторг договор контрагент и она потерпела убытки или недополучила прибыль. В практике Суда, насколько известно, не было случаев, когда бы он рассматривал ситуации, в которых распространитель был бы обязан возместить пострадавшей стороне убытки. Тем не менее, если ответчик сможет показать необходимость своих действий, которая перевешивает необходимость применения таких санкций возмещения ущерба, то тогда можно обоснованно, ссылаясь на статью 10 Конвенции, утверждать, что требования истца являются непропорциональными.

<< | >>
Источник: . А. Л. Бурков. Применение Европейской конвенции о защите прав чело века в судах России. — Екатеринбург. — 264 с. (Междунар. защита прав человека; Вып. 6).. 2006

Еще по теме 4.4. Санкции и ограничения, которые могут быть применены к ответчику по российскому законодательству за посягательство на репутацию:

  1. Статья 51. Лица, которые не могут быть представителями в суде
  2. 1.4. Права, которые могут быть предметом уступки
  3. Статья 49. Лица, которые могут быть представителями в суде
  4. Типовые следственные версии, которые могут быть выдвинуты по результатам осмотра
  5. Приложение N 1 к правилу (стандарту) N 33 ПРИМЕРНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ ПРОЦЕДУР, КОТОРЫЕ МОГУТ БЫТЬ ПРОВЕДЕНЫ В ХОДЕ ОБЗОРНОЙ ПРОВЕРКИ ФИНАНСОВОЙ (БУХГАЛТЕРСКОЙ) ОТЧЕТНОСТИ
  6. § 5. Предотвращение незаконного распространения технологий, научно-технической информации и услуг, которые могут быть использованы при создании оружия массового уничтожения, средств его доставки
  7. Статья 281 ГПК определяет три категории дел, разделяя их по основаниям ограничения в дееспособности, а также по субъектному составу лиц, которые могут инициировать возбуждение дела.
  8. 293. В течение какого периода времени к работнику может быть применено дисциплинарное взыскание?
  9. Приложение к правилу (стандарту) N 14 ПРИМЕРЫ ФАКТОВ, КОТОРЫЕ МОГУТ УКАЗЫВАТЬ НА НЕСОБЛЮДЕНИЕ АУДИРУЕМЫМ ЛИЦОМ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  10. 2.3. Каждая уголовно – правовая санкция и вся их предусмотренная действующим уголовным законодательством система в целом, а также применение санкций на практике должны соответствовать рассмотренным выше принципам уголовно-правового воздействия.
  11. В.А. Гаужаева. Л.А. Бураева. Раскрытие и расследование преступлений, объектами посягательств которых являются банкоматы и платежные терминалы, 2013
  12. Раздел 2. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТОРОВ: ГАРАНТИИ, ПРЕФЕРЕНЦИИ, ОГРАНИЧЕНИЯ В ОБЛАСТИ ГРАЖДАНСКОГО, НАЛОГОВОГО, ТАМОЖЕННОГО И ИНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -