Задать вопрос юристу
 <<
>>

§2. Конституционное закрепление личных прав и свобод человека в странах СНГ: общая характеристика

Конституционное закрепление личных прав и свобод человека

определяет место личности в современном обществе и государстве.

В конституциях большинства государств права и свободы закрепляются на основе международных правовых актов, имеющих как универсальный, так и региональный характер.

В то же время национальные конституционные системы прав человека, испытывая на себе влияние особенностей правовых систем, традиций, культурного и исторического наследия, дифференцируются с учетом этих особенностей.

Международные правовые стандарты в области прав человека, закрепляемые Всеобщей декларацией прав человека 1948 г., Международным Пактом о гражданских и политических правах 1966 г., Международным Пактом об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., а также Факультативным протоколом к Международному Пакту о гражданских и политических правах 1996 г. и Вторым Факультативным протоколом к Международному Пакту о гражданских и политических правах, направленным на отмену смертной казни, можно определить как универсальные, т.к. они

признаны большинством стран и оказали огромное влияние на развитие национального законодательства всех государств мира.

Существует два подхода в отечественной правовой науке к решению проблемы универсализации прав и свобод человека.

Суть первого подхода заключается в признании возможности формирования универсальных прав человека и создании единых правовых стандартов в этой сфере. Ряд зарубежных представителей в области прав человека, такие как Бутрос Гали, Катрин Лялюмьер, Мэри Робинсон1 и другие, высказывают общую позицию об универсальности прав человека и делают вывод о международном признании единых стандартов прав человека, провозглашаемых Всеобщей декларацией прав человека 1948 г.

Согласно второму, противоположному, подходу – универсализация концепции прав и свобод человека невозможна. Эту позицию отстаивает Н.Н. Моисеев, в частности, отмечая, что разными обществами в разное время и в различных условиях определяется собственная мера компромисса свободы и равенства, которая соответствует определенным реалиям жизни. Следовательно, предположение о существовании универсальных прав человека, в равной степени пригодных для граждан всех государств можно считать иллюзорным2. По мнению Е.А. Лукашевой, данный подход в определенной степени может быть признан рациональным, определяющим «недопустимость форсированного восприятия и заимствования международных правовых норм о правах человека странами мира и отдельными регионами». Процесс универсализации прав человека всегда находится в объективной зависимости от социокультурной системы, традиций и уровня благосостояния граждан конкретного государства. Аналогичную позицию высказывает И.А. Ледях, отмечающая, что различное проявление практики ограничений и отступлений прав и свобод, гарантируемых актами регионального уровня, зависит от

1 Право и права человека в условиях глобализации: научная конференция Института государства и права РАН // Государство и право. 2006. № 2. С.112.

2 Моисеев Н.Н. Права человека в России: декларации, нормы и жизнь // Государство и право. 2000. № 3. С.37– 38.

особенностей цивилизации, традиций, религиозных устоев и т.п., влияющих на определение и содержание прав человека1.

Концепция Р.А. Мюллерсона заключается в том, что лишь отдельные положения Всеобщей декларации прав человека 1948 г. могут признаваться как общеобязательные. Составленный им список прав, который должен быть обеспечен государством для своих граждан, включает: право на жизнь, свободу от пыток и рабства, свободу от геноцида, апартеида и других форм национальной и расовой дискриминации2. С этой позицией не согласен С.В. Бахин, считающий, что кроме указанных прав все абсолютные права, которые в силу ст. 4 Международного Пакта о гражданских и политических правах ни при каких обстоятельствах не могут быть ограничены, даже если жизнь нации находится под угрозой, являются обязательными3.

По замечанию японского правоведа А. Якхеши, должна быть найдена

новая концепция, учитывающая различия в культуре государств. Данная концепция должна быть не только разработана, но и принята преимущественно не в такой форме международного признания, как молчаливое согласие, а в качестве явно выраженного согласия. Учет различий государств всегда сопутствовал развитию международно-правового сотрудничества, но сейчас он вышел на новый уровень4.

Представляется, что на современном этапе значительно легче выработать

общие правовые подходы по защите прав и свобод человека именно на региональном уровне. В этом случае международно-правовые региональные стандарты действуют в пределах определенных территорий и распространяются на государства, связанные историческими, религиозными и культурными традициями, а также осуществляющие взаимное сотрудничество.

По мнению Л.И. Глухаревой, регионализация в сфере прав человека началась как реакция на универсальные стандарты, которым необходима

1 Права человека и процессы глобализации современного мира / Отв. ред. Е.А. Лукашева. М.: Норма, 2005. С.55, 348.

2 Мюллерсон Р.А. Указ. соч. С.7.

3 Бахин С.В. Указ. соч. С.45–46.

4 Цит по: Шугуров М.В. Международное право прав человека: проблемы доктринального консенсуса // Международное публичное и частное право. 2007. № 5. С.7.

адаптация с учетом специфики культуры, традиций и особенностей различных стран1.

Например, источниками европейской системы защиты прав человека являются Европейская Конвенция, закрепляющая широкий круг прав, таких как право на жизнь, право не быть подвергнутым пыткам, свободу от рабства и последующие протоколы к ней; Хартия Европейского союза об основных правах 1961 г. (пересмотренный вариант 2000 г.). Источники американской системы защиты прав человека представлены двумя правовыми актами – Уставом Организации американских государств (ОАГ) 1948 г. и Американской конвенцией о правах человека 1969 г. Исламская система включает Всеобщую исламскую декларацию прав человека 1981 г., Каирскую декларацию прав человека в исламе 1990 г., Арабскую хартию прав человека 1994 г. Африканская система базируется на Хартии Организации африканского единства 1963 г. и Африканской хартии прав человека и прав народов 1981 г.

Региональные акты включают в себя определенный, в основном повторяющийся, но тем не менее постоянно расширяющийся набор прав и свобод, ставший в силу этого международно-правовым стандартом.

Региональным актам о правах человека присуща характерная особенность, заключающаяся в актуализации значения исторических, национальных, культурных и религиозных традиций государств, принимающих эти документы.

В современном мире права человека закреплены в различных внутригосударственных правовых актах подавляющего большинства стран мира. А.Х. Саидов отмечает, что нельзя ограничиваться только фактором провозглашения этих прав. Проблема состоит в реализации, что зависит от экономического и социального развития страны, уровня демократии, состояния законности. Это значит, что права и свободы не могут быть закреплены произвольно, государство призвано закрепить естественные права человека, а

1 Глухарева Л.И. Указ. соч. С.153.

также набор прав, который реально обусловлен и может гарантироваться уровнем экономического развития страны1.

В этой связи И.А. Умнова отмечает, что в новейших конституциях или в их последних редакциях увеличилось число положений, касающихся ответственности государств за обеспечение безопасности их граждан. В основных законах целого ряда стран содержатся положения, декларирующие отказ от войны как средства политики, содержатся прямые запреты на производство и хранение химического и бактериологического оружия, запрещаются опыты над животными и людьми, антигуманные технологии, способные качественно изменить социальную структуру общества (например,

запрет клонирования, на генную инженерную технологию и др.)2.

Независимые и суверенные государства, образованные после распада Союза ССР и объединившиеся в межгосударственное объединение – Содружество Независимых Государств (СНГ), закрепляя в середине 1990-х годов свой новый международно-правовой статус, приняли новые конституции.

Национальные конституции всех стран СНГ закрепляют личные права и свободы человека, являющиеся необходимым элементом современного государства. В этой связи конституционному закреплению личных прав и свобод человека в странах СНГ, являющемуся предметом специального исследования в данной работе, уделено особое внимание.

Согласно ст. 7 Устава СНГ государствами-членами СНГ являются те государства-учредители, которые приняли на себя обязательства по действующему Уставу3. На сегодняшний день СНГ объединяет: Азербайджанскую Республику, Республику Армения, Республику Беларусь, Республику Казахстан, Кыргызскую Республику, Республику Молдова,

1 Саидов А.Х. Международное право прав человека: учеб. пособие. М.: ИГП РАН, 2002. С.164.

2 Умнова И.А., Григорян С.А. Глобальные проблемы, правовые принципы и политика обеспечения мира, безопасности и устойчивого развития // Наука и образование; хозяйство и экономика; предпринимательство и право; право и управление. 2011. № 10 (16). С. 9.

3 Устав Содружества Независимых Государств от 22 января 1993 г. // Официальный сайт Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ [Электронный ресурс].– Режим доступа.– URL: http://www.iacis.ru/html/?id=21 (дата обращения: 14.03.2014).

Российскую Федерацию, Республику Таджикистан, Республику Узбекистан и Украину. Однако следует учитывать, что Украина не ратифицировала Устав СНГ, поэтому юридически она не является государством-членом СНГ, относясь к государствам-учредителям и государствам-участникам (см. Приложение А).

С августа 2005 года Туркменистан покинул состав действительных членов СНГ и на сегодняшний день находится в статусе ассоциированного члена-наблюдателя. В период с декабря 1993 по 18 августа 2009 года в состав СНГ входила Грузия. Страны СНГ осуществляют взаимодействие и сотрудничество посредством его координирующих институтов (уставных органов, исполнительных органов и органов отраслевого сотрудничества СНГ), которое выражается в принятии конвенционных актов и соглашений, в том числе по вопросам регулирования личных прав и свобод человека.

Среди стран СНГ следует выделить группу таких государств, как Азербайджанская Республика, Республики Армения, Молдова, Украина и Российская Федерация, являющихся также членами региональной организации

– Совет Европы. Ратификация этими государствами Европейской Конвенции определила особенности правового режима по регулированию личных прав и свобод в этих странах, создаваемого прецедентным правом Европейского Суда.

Рассматривая конституции стран СНГ, можно обнаружить единство в признании общих ценностей, таких как правовое, социальное государство, признание народного суверенитета, уважения прав и свобод, равноправие и т.п. Так, согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации (далее – Конституция РФ), «человек, его права и свободы являются высшей ценностью»1. В ст. 3 Конституции Украины устанавливается, что наивысшими социальными ценностями в государстве признаются человек, его жизнь, здоровье, честь, достоинство, неприкосновенность и безопасность2. Схожие нормы закрепляются конституциями и других государств СНГ (Конституция

1 Конституция Российской Федерации (с поправками от 05.02.2014) // СЗ РФ. 2014. № 15. Ст. 1691.

2 Конституция Украины 1996 г. // Президент Украины: официальное интернет-представительство [Электронный ресурс].– Режим доступа.– URL: http://www.president.gov.ua/ru/content/constitution.html (дата обращения: 14.04.2014).

Азербайджанской Республики ст. 121, Конституция Республики Армения ст. 32, Конституция Республики Беларусь ст. 23, Конституция Казахстана ст. 14, Конституция Республики Молдова ст. 15).

Универсальные международные правовые акты, которые представлены Уставом ООН, Всеобщей декларацией прав человека 1948 г., Международным Пактом о гражданских и политических правах 1966 г., Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и др., оказывают непосредственное влияние на развитие конституционного регулирования личных прав и свобод человека в странах СНГ. К дополнительным актам в области прав и свобод человека в странах СНГ можно отнести Устав СНГ, Декларацию о международных обязательствах в области прав и основных свобод в странах СНГ 1994 года и Конвенцию СНГ о правах и основных свободах человека

1995 года (далее – Конвенция СНГ)6. Следует особо отметить многосторонние

и двусторонние соглашения стран СНГ, касающиеся регулирования отдельных вопросов, в том числе и личных прав и свобод человека. Например, Договор о дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Республикой Молдова от 19 ноября 2001 г., Договор о союзническом взаимодействии между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан, ориентированном в XXI век от 16 апреля 1999 г., Соглашение между Правительствами Российской Федерации и Республики Армения о реадмиссии от 20 августа 2010 г., Договор о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы, от 18 мая 1995 г. между Российской Федерацией и Туркменистаном, Соглашение о

1 Конституция Азербайджанской Республики 1995 г. // Официальный интернет-сайт Президента Азербайджанской Республики [Электронный ресурс].– Режим доступа.– URL: http://ru.president.az/azerbaijan/constitution/ (дата обращения: 14.03.2014).

2 Конституция Республики Армения 1995 г. // Конституционный Суд Республики Армения: официальный сайт [Электронный ресурс].– Режим доступа.– URL: http://www.concourt.am/russian/constitutions/ index.htm (дата

обращения: 14.03.2014).

3 Конституция Республики Беларусь 1996 г. // Правовая информация Республики Беларусь: национальный центр [Электронный ресурс].– Режим доступа.– URL: http://etalonline.by/?type=text&regnum=V19402875#load_text_ none_1_ (дата обращения: 14.03.2014).

4 Конституция Республики Казахстан 1995 г. // Официальный сайт парламента Республики Казахстан [Электронный ресурс].– Режим доступа.– URL: http://www.parlam.kz/ru/constitution (дата обращения:

14.03.2014).

5 Конституция Республики Молдова 1994 г. // Президент Республики Молдова: официальный сайт [Электронный ресурс].– Режим доступа.– URL: http://www.president.md/constitution (дата обращения: 14.03.2014).

6 Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека // СЗ РФ. 1999. №13. Ст. 1489.

сотрудничестве Министерств внутренних дел (полиции) государств-участников СНГ в сфере правового обеспечения от 4 июня 2009 г. и др.

Кроме того, Межпарламентской Ассамблеей стран СНГ, работающей над согласованием законодательной базы СНГ, принят ряд модельных кодексов, законов и других документов, направленных на сближение национальных законодательств заинтересованных государств в различных сферах многостороннего сотрудничества на основе общепризнанных норм и принципов международного права.

Так, ст. 35 модельного закона «О чрезвычайном положении» от 13 июня 2000 г. содержит гарантии прав граждан в условиях чрезвычайных положений, определяя, что введение чрезвычайного закона не должно вести к применению пыток, жестокого, бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращению или наказанию, вести к каким-либо ограничениям права на жизнь, права на свободу мысли, совести, религии1. Модельный закон «О статусе

Уполномоченного по правам человека» от 4 декабря 2004 г. 2 определяет, что

задача Уполномоченного по правам человека способствовать восстановлению нарушенных прав человека, совершенствованию законодательства о правах человека, взаимодействию государственных органов в защите прав человека и т.д.

Однако, анализируя тексты конституций и законодательство стран СНГ, можно отметить, что государства в своих законах, закрепляя приверженность общепризнанным принципам и нормам международного права, а также универсальным международным актам, не считают необходимым ссылаться на Конвенцию СНГ и иные законы, принятые в рамках СНГ, очевидно, полагая, что региональные стандарты прав и свобод человека соответствуют международным общепризнанным правам и свободам. Так, например, ст. 4 Конституции Республики Молдова устанавливает, что конституционные нормы о правах и свободах человека должны толковаться и применяться на основании

1 Модельный закон от 13 июня 2000 г. «О чрезвычайном положении» // Информационный бюллетень Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ. 2000. № 25. С. 286.

2 Модельный закон от 4 декабря 2004 г. «О статусе Уполномоченного по правам человека» // Информационный бюллетень Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ. 2005. № 35. ч.1. С. 242.

Всеобщей декларации прав человека, пактов и других договоров, участницей которых является Республика Молдова.

Ряд стран непосредственно в конституциях закрепляют, что права и свободы человека признаются, гарантируются и защищаются в соответствии с принципами и нормами международного права (ст. 17 Конституции РФ, ст. 12 Конституции Азербайджанской Республики, ст. 3 Конституции Республики Армения).

Способы конституционного формулирования и закрепления личных прав и свобод человека в странах СНГ разнообразны. Неравномерность в экономическом и политическом развитии стран, неоднородность правовых систем и традиций объясняет это различие. Кроме того, причина разных подходов кроется в уровне правовой культуры, связанной с разным восприятием норм международного права как составной части внутринационального права.

И.А. Алебастрова отмечает, что существует два способа конституционного формулирования личных прав и свобод: позитивный и негативный1. Позитивный способ представляет собой констатацию о наличии у субъекта права совершать то или иное деяние. Негативный способ предполагает запрет каких-либо деяний, нарушающих какое-либо право или свободу, а иногда и ограничений, пределов из реализации. Конституции всех стран СНГ используют в основном позитивный способ формулирования перечня личных прав и свобод. К примеру, ст. 25 Конституции Республики Армения закрепляет: «Каждый имеет право на свободу передвижения…», ст. 25 Конституции Узбекистана устанавливает: «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность»2 и т.д. Негативный способ получил наиболее яркое выражение в статьях конституций стран СНГ, устанавливающих запрет пыток, жестокого или бесчеловечного обращения (например, ст. 18

1 Алебастрова И.А. Указ. соч. С.72.

2 Конституция Республики Узбекистан 1994 г. // Национальная база данных законодательства Республики Узбекистан [Электронный ресурс].– Режим доступа.– URL: http://www.lex.uz/pages/SearchResult.aspx?f=1&sid=- 999404301&form_id=4131&a1=1&a2=1&a3=1&a4=1&action=show_result (дата обращения: 14.03.2014).

Конституции Таджикистана1, ст. 23 Конституции Туркменистана2, ст. 21 Конституции РФ и др.). При этом оба способа имеют как преимущества, так и недостатки. Негативный способ в наибольшей степени соответствует концепции естественного права, то есть допускает возможность использования и защиты любого общепризнанного права. Позитивный способ повышает уровень информированности населения о своих правах и свободах.

Большинство действующих конституций стран СНГ в той или иной степени сочетают оба подхода в формулировании и закреплении личных прав и свобод. Примером такого подхода могут служить формулы: «Достоинство человека неприкосновенно» (ст. 17 Конституции Казахстана), «Право на свободу и личную неприкосновенность нерушимо» (ст. 25 Конституции Республики Молдова) или «жилище неприкосновенно» (ст. 25 Конституции РФ).

Характерная особенность личных прав и свобод определяется тем, что обладание ими и их непосредственная реализация не зависят от принадлежности индивида к гражданству конкретного государства3. Конституции большинства государств, принятые в последние десятилетия, разделы о правах и свободах открывают понятием «достоинство человека».

С.Э. Несмеянова утверждает, что достоинство личности, являясь правовой категорией, не относится к личными правам, например таким, как права на свободу и личную неприкосновенность, на неприкосновенность частной жизни, на свободу передвижения, но, несмотря на это, достоинство личности, его соблюдение и защита государством представляют собой необходимую гарантию для реализации иных личных прав и свобод человека4.

1 Конституция Республики Таджикистан 1994 г. // Национальный центр законодательства при Президенте Республики Таджикистан [Электронный ресурс].– Режим доступа.– URL: http://mmk.tj/ru/legislation/legislation- base/constitution (дата обращения: 14.03.2014).

2 Конституция Туркменистана 1992 г. // Информационный портал Туркменистана [Электронный ресурс].– Режим доступа.– URL: http://www.turkmenistan.ru/?page_id=9&lang_id=ru&elem_id=2251&type=event&sort

=date_desc (дата обращения: 14.03.2014).

3 Конституционное право зарубежных стран / Под общ. ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтина. М.: НОРМА, 2000. С.680.

4 Несмеянова С.Э. Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями. М., 2007. С.103.

Р.Х. Акопян, к примеру, рассматривая вопросы конституционной реформы в Республике Армения, отмечает, что человеческое достоинство как неотъемлемая основа его прав и свобод уважается, признается и защищается государством. Государство берет на себя конституционную ответственность уважать и защищать человеческое достоинство, создавать все необходимые условия и гарантии для осуществления всех прав и свобод человека и гражданина1.

Конвенция СНГ напрямую не закрепляет права на достоинство, но

подразумевает его в целом ряде статей. Например, ст. 3 Конвенции СНГ охрану и защиту достоинства человека закрепляет через запрет подвергать кого-либо жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию, подвергать пыткам.

В странах СНГ лишь некоторые конституции напрямую устанавливают это понятие. Так, ст. 17 Конституции Казахстана гласит: «Достоинство человека неприкосновенно», ст. 28 Конституции Украины устанавливает:

«Каждый имеет право на уважение своего достоинства».

Намного чаще в конституционных текстах используется форма закрепления права на достоинство личности как гарантия государства по его обеспечению и защите. Например, ст. 21 Конституции РФ гласит:

«Достоинство личности охраняется государством», ст. 25 Конституции Республики Беларусь определяет: «Государство обеспечивает… достоинство личности», ст. 29 Конституции Кыргызстана содержит следующее положение:

«Каждый имеет право на… защиту чести и достоинства»2.

Право на достоинство является естественно-правовой категорией, вытекающей из природы самого человека. Исходя из этого представляется, что формулировка, содержащаяся в Конституции РФ, в наибольшей степени соответствует общим правовым подходам по защите прав и свобод человека, поскольку охрана достоинства личности включает в себя одновременно и его

1 Акопян Р.Х. Конституционная реформа в Республике Армения // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 2. С.38

2 Конституция Кыргызской Республики 2010 г. // Официальный сайт Правительства Кыргызской Республики [Электронный ресурс].– Режим доступа.– URL: http://www.gov.kg/?page_id=263 (дата обращения: 14.03.2014).

конституционное закрепление, и гарантии по его защите, а также запрет на пытки, жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание.

Право на жизнь как естественное, неотъемлемое и основное личное право каждого человека закрепляется в конституциях всех стран СНГ. Рассматриваемые государства обеспечивают и гарантируют это право, возлагая на себя определенные обязательства по охране и защите жизни человека, создавая для этой цели государственно-правовые и другие общественно- политические институты. Проводимая государствами внутренняя и внешняя политика направлена в первую очередь на создание благоприятных и безопасных условий для жизни каждого, исключая любую угрозу для жизни людей, находящихся на территории данного государства. В этой связи страны СНГ в той или иной степени закрепляют в своих конституциях государственную обязанность противодействовать внутренним межнациональным конфликтам, стремление к отказу от войны как средства разрешения международных споров, берут на себя обязательства предпринимать меры, направленные на охрану окружающей среды, борьбу с преступлениями, направленными против жизни человека и т.д. К примеру, ст. 14 Конституции Кыргызстана устанавливает: «Кыргызская Республика не имеет целей экспансии, агрессии и территориальных притязаний, решаемых военной силой… Вооруженные Силы строятся в соответствии с принципами самообороны и оборонительной деятельности». В ст. 18 Конституции Республики Беларусь закрепляется, что государство во внешней политике руководствуется принципом неприменения силы или угрозы силой и принципом мирного урегулирования споров.

На взгляд автора, сущностная характеристика права на жизнь заключается в том, что это личное право можно рассматривать как право на биологическое существование, которое на сегодняшний день также общепризнанно. Схожие формулировки: «Каждый имеет право на жизнь» позитивным способом указаны, например, в ст. 20 Конституции РФ, ст. 27

Конституции Азербайджанской Республики, ст. 24 Конституции Республики Беларусь.

Р.А. Стефанчук считает, что конституционное запрещение произвольного лишения человека жизни, закрепленное конституциями стран СНГ, является принципиально важным1. Данный запрет идентичен общеевропейскому подходу, согласно которому никто не может быть намеренно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого судом предусмотрено такое наказание (ст. 2 Европейской Конвенции). Конвенция СНГ в ст. 2 устанавливает схожую норму: «Право каждого человека на жизнь охраняется законом. Никто не может быть намеренно лишен жизни. Смертная казнь, пока она не отменена, может применяться только по приговору суда за особо тяжкие преступления».

Указанную выше формулировку, дополненную гарантией защиты, закрепляет, к примеру, ст. 27 Конституции Украины: «Никто не может быть произвольно лишен жизни. Защита человеческой жизни должна быть обязанностью государства».

Ряд государств, таких как Республика Молдова, Республика Армения, Туркменистан и Кыргызстан, в конституциях в качестве гарантии по обеспечению права на жизнь закрепляют отказ от смертной казни как исключительной меры наказания.

Право на жизнь – основное личное право, реализация которого органически связана с реализацией таких прав, как право на благоприятную окружающую среду, право на охрану здоровья и медицинскую помощь, право на достойный уровень жизни и других социальных и политических прав, которые в свою очередь являются гарантиями его реализации.

Странами СНГ конституционно закрепляются основные гарантии права на жизнь, однако необеспеченность на практике правовых условий

1 Стефанчук Р.А. Возвращаясь к вопросу легализации эвтаназии в странах СНГ: pro et contra // Право и политика. 2005. № 7. С.98.

эффективной реализации этих гарантий порождает проблему полноценного и эффективного обеспечения реализации права на жизнь.

С правом на жизнь тесно связаны право на достойный уровень жизни и право на свободное духовное развитие, которые также являются личными правами, получившими конституционное закрепление в той или иной форме в конституциях зарубежных стран.

Закрепление права на достойный уровень жизни характерно лишь для ограниченного круга стран СНГ. Например, в ст. 14 Конституции Узбекистана определяется, что деятельность государства, в основе которой лежит стремление к благосостоянию человека и общества, построена на принципах социальной справедливости и законности, ст. 21 Конституции Республики Беларусь закрепляется, что каждый имеет право на достойный уровень жизни.

Ряд стран СНГ, закрепляя в конституциях право на свободное духовное развитие, не имеющее на сегодняшний день общепризнанного характера, тем самым устанавливают недопустимость для государства вмешательства во внутренний мир индивида. К примеру, своеобразный подход в закреплении права на свободное духовное развитие присутствует в ст. 2 Конституции Республики Беларусь, в которой говорится, что государство гарантирует и несет ответственность перед гражданами за создание условий для свободного и достойного развития личности. Схожие нормы закрепляются ст. 1 Конституции Республики Молдова и ст. 3 Конституции Туркменистана. Гарантированная ст. 44 Конституции РФ свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества также может быть рассмотрена в контексте гарантии личного права на свободное духовное развитие.

Право на свободу и личную неприкосновенность, закрепленное во всех конституциях стран СНГ, можно рассматривать с учетом входящих в него компонентов, таких как запрещение рабства и работорговли, запрещение пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, запрещение произвольных задержаний, арестов, лишения свободы.

В ст. 4 Всеобщей Декларации прав человека указано: «никто не может содержаться в рабстве или подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах». Аналогичная норма содержится в ст. 4 Конвенции СНГ. В конституциях зарубежных государств, принятых в последние десятилетия, упоминание об этом явлении встречается очень редко. Среди стран СНГ только в Конституции Кыргызстана в ст. 23 установлено, что

«в Кыргызской Республике не допускается рабство, торговля людьми». Большинство же стран СНГ относят, по всей видимости, данный запрет к общепризнанным принципам и нормам международного права, которые признаются и гарантируются государством.

Положения о запрещении пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания имеются в конституционных текстах всех стран СНГ. К примеру, ст. 23 Конституции Туркменистана гласит: «никто не может подвергаться пыткам, жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию, а также без его согласия подвергаться медицинским… или иным опытам». Аналогичные нормы содержатся в ст. 21 Конституции РФ, ст. 25 Конституции Республики Беларусь, ст. 17 Конституции Республики Армения и др.

Большинство стран СНГ используют позитивный способ закрепления права на свободу и личную неприкосновенность. Например, ст. 16 Конституции Республики Армения закрепляет, что «каждый имеет право на личную свободу и неприкосновенность». Схожие нормы содержат ст. 25 Конституции Узбекистана, ст. 29 Конституции Украины, а также ст. 5 Конвенции СНГ.

Другая группа государств закрепляет данное личное право, используя иную формулировку. К примеру, ст. 25 Конституции Республики Молдова устанавливает, что «право на свободу и личную неприкосновенность нерушимо», ст. 25 Конституции Республики Беларусь гласит: «Государство обеспечивает свободу, неприкосновенность и достоинство личности».

Международно-правовыми актами по правам человека и конституциями зарубежных стран особое внимание уделяется запрещению произвольных задержаний, ареста и лишения свободы. Лишение свободы возможно только по основаниям и в порядке, установленном законом. В этом контексте ст. 5 Конвенции СНГ гласит, что никто не должен быть лишен свободы иначе, как в следующих случаях и в соответствии с процедурой, установленной законодательством: законное содержание лица под стражей после его осуждения компетентным судом; законный арест или задержание лица; законное задержание несовершеннолетнего с целью передачи дела на расследование, вынесения решения о наказании или в суд.

Все страны СНГ в своих конституциях закрепляют соответствующие нормы. Однако можно выделить группу государств, которые вводят дополнительные гарантии в виде обязательных судебных решений для арестов и лишения свободы человека. К этой группе относятся Россия, Украина, Казахстан, Республика Молдова и Кыргызстан. Согласно конституционным положениям этих государств, арест и содержание под стражей допускается только на основании судебного решения (ст. 22 Конституции РФ, ст. 29 Конституции Украины, ст. 25 Конституции Республики Молдова, ст. 16 Конституции Казахстана, ст. 24 Конституции Кыргызстана).

Ряд государств в тексты конституций одновременно с запретом произвольных задержаний, арестов и лишения свободы включают гарантии на случай нарушения этих запретов. Например, в Конституциях Украины и Республики Беларусь закрепляется положение, согласно которому каждый задержанный имеет право оспорить свое задержание в суде. Еще одной гарантией реализации права на свободу и личную неприкосновенность, закрепляемой в международных правовых актах по правам человека, является установление разумных максимальных сроков для задержания или ареста (например, ст. 9 Международного Пакта о гражданских и политических правах). В соответствии с этим положением, ст. 24 Конституции Кыргызстана определяет, что «никто не может быть подвергнут задержанию на срок более

48 часов без судебного решения». Схожая норма закрепляется ст. 22 Конституции РФ. В конституционных текстах ряда государств, таких как Украина, Республика Молдова, Казахстан и Республика Армения, срок задержания без судебного решения увеличен до 72 часов. Третья группа государств, в которую входят Азербайджанская Республика, Республика Беларусь, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, разумные сроки задержания в статьях конституций не определяют, оставляя эту норму для закрепления в отраслевом законодательстве (см. Приложение Б).

Конституционное закрепление свободы и личной неприкосновенности является одной из гарантий прав на неприкосновенность частной жизни, неприкосновенности жилища и других личных прав и свобод.

В ст. 9 Конвенции СНГ определяется, что каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, на неприкосновенность жилища и тайну переписки. Во многих конституциях современных государств закрепляется право на неприкосновенность частной жизни (иногда говорят о защите частной жизни). Как отмечает И.Л. Петрухин, «право на неприкосновенность частной жизни, состоящее из входящих в него самостоятельных личных прав, в целом представляет комплексный правовой институт, включающий в себя нормы разных отраслей права»1. Однако, как считает А.С. Автономов, большое значение приобретает именно конституционное закрепление этого права человека, поскольку такое закрепление повышает юридическую значимость обеспечения этого компонента самореализации личности и создает подлинные основы для указанной комплексности данного института2.

В конституционных текстах стран СНГ право на неприкосновенность

частной жизни объединяется в одной норме с правом на защиту чести и достоинства, с правом на неприкосновенность жилища и с правом на тайну переписки и иных сообщений.

1 Петрухин И.Л. Частная жизнь (правовые аспекты) // Государство и право. 1999. № 1. С.65.

2 Автономов А.С. Права человека, правозащитная и правоохранительная деятельности. М.: Новое литературное обозрение, 2009. С.159.

Необходимо отметить следующие общие черты. Во-первых, в конституциях стран СНГ право на неприкосновенность частной жизни закреплено вместе с гарантией охраны личной жизни человека. К примеру, ст. 27 Конституции Республики Узбекистан устанавливает право каждого на возможность защиты чести, достоинства, неприкосновенности его жилища, защиту от вмешательства в его частную жизнь. Этой же статьей установлены запреты на вхождение в жилище, обыск или осмотр, на нарушение тайны переписки и телефонных разговоров, кроме случаев, предусмотренных законом. Аналогично в ст. 28 Конституции Республики Беларусь закреплено право каждого на возможность защиты от незаконного вмешательства в его личную жизнь, включая посягательства на его честь и достоинство, на тайну телефонных и иных сообщений.

Во-вторых, гарантии неприкосновенности частной жизни проявляются, как правило, в запрете сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия. К примеру, в ст. 24 Конституции РФ установлено: «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются». Схожие нормы закрепляются в ст. 29 Конституции Кыргызстана, ст. 32 Конституции Азербайджанской Республики, ст. 32 Конституции Украины.

Неприкосновенность частной жизни включает также право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Содержание норм, закрепляющих эти личные права в конституциях стран СНГ, во многом схожи. Большинство государств используют позитивный способ закрепления этого права. Например, ст. 23 Конституции Республики Армения устанавливает, что «каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений». Ряд стран указывают в конституциях, что данное право гарантируется государством и находится под его защитой. Примером такого способа закрепления могут служить тексты Конституций Азербайджанской Республики, Республики

Молдова, Таджикистана. К примеру, в ст. 30 Конституции Республики Молдова устанавливается, что «государство обеспечивает тайну писем, телеграмм и других отправлений, телефонных переговоров и иных законных видов связи».

Право на неприкосновенность жилища закрепляется в конституциях всех стран СНГ как составляющий элемент личного права на неприкосновенность частной жизни. В конституциях содержатся нормы, относительно схожие с общепризнанными нормами по правам человека, запрещающие проникновение в жилище человека против его воли, за исключением случаев, предусмотренных законом. К примеру, ст. 29 Конституции Республики Молдова запрещено проникновение без согласия человека не только в его жилище, но и в место пребывания лица.

Свобода передвижения закрепляется и гарантируется ст. 13 Всеобщей Декларации прав человека: «Каждый имеет право свободно передвигаться и выбирать себе место жительства в пределах каждого государства. Каждый имеет право покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну». В ст. 22 Конвенции СНГ определяется, что каждому, кто законно находится на территории договаривающихся по Конвенции сторон, принадлежит в пределах этой территории право на свободное передвижение и свободу выбора местожительства. Большинством стран СНГ эта норма устанавливается конституциями в схожей позитивной форме. Особо следует отметить наличие действующих многосторонних и двусторонних соглашений стран СНГ, касающихся личного права на свободу передвижения. Например, Соглашение о сотрудничестве государств- участников СНГ о борьбе с незаконной миграцией от 6 марта 1998 г., Конвенция о приграничном сотрудничестве государств-участников СНГ от 10 октября 2008 г., Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Беларусь об обеспечении равных прав граждан Российской Федерации и Республики Беларусь на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства на территории государств-участников Союзного государства от 24 января 2006 г.

Анализируя содержание международных документов и конституций стран СНГ, можно сделать вывод, что личное право на свободу передвижения включает отдельные самостоятельные возможности: право на свободное передвижение, право на выбор места постоянного или временного пребывания, право на свободу выезда из страны и право на возвращение в страну своей гражданской принадлежности.

В правовых актах право на доступ к информации закрепляется неоднозначно. К примеру, до 2000 г. это право не указывалось в общепризнанных международных документах, которые закрепляли право на информацию как компоненту права на свободу мнений и убеждений. Конституциями стран СНГ право на доступ к информации гарантируется в виде запрета на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни человека без его согласия, а также устанавливается право свободного получения, поиска и распространения информации (к примеру, ст. 29 Конституции РФ, ст. 20 Конституции Казахстана, ст. 50 Конституции Азербайджанской Республики).

Все страны СНГ являются светскими, церковь в них отделена от государства, а свобода совести и вероисповедания гарантируется каждому. Конституционные тексты стран СНГ закрепляют признание свободы совести и вероисповедания в государстве, используя при этом собственные, отличающиеся как по содержанию, так и по объему формулировки этих свобод. Например, ст. 31 Конституции Узбекистана закрепляет недопустимость принудительного насаждения религиозных взглядов, гарантирует свободу совести и устанавливает, что каждый имеет право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Конституция Республики Армения, в отличие от конституций других стран СНГ, свободу совести закрепляет одновременно с другими личными правами и свободами. Так, ст. 26 устанавливает, что каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии. Это право включает свободы выбирать религию, убеждения, свободу на их проповедь, выражаемую через церковные церемонии и иные культовые обряды

индивидуально или совместно с другими лицами. Особый подход в закреплении свободы религий и вероисповедания характерен для Конституции Туркменистана, заключающийся в том, что эти свободы закрепляются не в разделе о правах и свободах человека, а в разделе об основах конституционного строя. Ст. 12 дает развернутую формулировку данной свободы. Характерной особенностью большинства конституций стран СНГ является закрепление права каждого как на единоличное, так и на коллективное исповедование любой религии или отказ от нее, возможность распространять религиозные убеждения, участвовать в отправлении религиозных культов. Схожая формулировка рассматриваемого права содержится в ст. 10 Конвенции СНГ.

Свобода мысли и слова в качестве личной свободы в конституциях стран СНГ закрепляется, как правило, в одном блоке с правом свободно получать, искать и распространять информацию. Несмотря на это, формулировки и содержание соответствующих положений, касающихся свободы слова и мысли, существенно разнятся. Наиболее развернуто эти свободы сформулированы в ст. 32 Конституции Республики Молдова, которая гарантирует каждому гражданину свободу мысли, мнений и свободу их публичного выражения посредством слов, изображений или иных возможных способов, не нанося при этом ущерба чести, достоинству или праву других лиц на собственные взгляды. В Конституции Республики Беларусь свобода слова не закрепляется, однако ст. 33, гарантируя каждому свободу мнений, убеждений и их свободное выражение, очевидно, допускает и свободу слова как необходимый элемент их реализации. Аналогичным способом устанавливаются рассматриваемые свободы в ст. 28 Конституции Туркменистана. Закрепляя свободу слова, мысли, убеждений, конституции стран СНГ одновременно устанавливают, что никто не может быть принужден к выражению своих убеждений или отказу от них.

Конституции государств, принятые в последние десятилетия, закрепляют в качестве личных прав – право на безопасность. Среди государств рассматриваемого региона данное право устанавливается, например,

ст. 30 Конституции Азербайджанской Республики, которая гласит: «каждый обладает правом на безопасное проживание».

Обобщая вышеизложенное, необходимо отметить следующее.

Перечень личных прав и свобод, закрепленных в конституциях стран СНГ и рассмотренных в данной работе, не является исчерпывающим. С учетом региональных и исторических специфик, развития общества и государства перечень личных прав и свобод расширяется.

Международно-правовое содержание личных прав и свобод человека выражается в закреплении нормативного минимума благ для человека, индивидуализирующих личность и гарантирующих индивидуальную свободу и безопасность. Конституционное содержание личных прав и свобод человека в странах СНГ включает тот их объем, который установлен международными правовыми актами и обязательствами государств перед международным сообществом, а также конкретизируется и наполняется особенностями, характерными для собственных правовых систем, их национальных, культурных и исторических традиций.

Анализ конституционного регулирования личных прав и свобод человека в странах СНГ позволяет выделить общие и особенные тенденции. Общее выражается в следующем: 1) ориентация конституционно-правового закрепления личных прав и свобод на международно-правовые стандарты; 2) стремление к гуманизации личных прав и свобод, которое выражается, к примеру, в отмене смертной казни; 3) расширение каталога конституционных прав и свобод человека, являющихся гарантией реализации личных прав и свобод, например, правом на безопасность, правом на охрану здоровья и медицинскую помощь, правом на благоприятную окружающую среду, правом на достойный жизненный уровень и др.; 4) установление на основе многосторонних и двусторонних соглашений стран СНГ особых правовых режимов, связанных с реализацией отдельных личных прав и свобод человека на территории договаривающихся стран, к примеру, по свободе передвижения,

передачи для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы и т.д.;

5) усиление в целом юридических гарантий личных прав и свобод человека.

Особенности конституционного регулирования личных прав и свобод выражаются: 1) в отсутствии в национальном законодательстве стран СНГ ссылок на Конвенцию СНГ и иные нормативные акты СНГ по ряду причин: во- первых, законодатели стран СНГ, очевидно, полагают, что региональные стандарты личных прав и свобод человека соответствуют международным общепризнанным личным правам и свободам; во-вторых, отсутствие должного механизма правоприменения в сфере реализации, соблюдения и защиты конвенционных норм по правам и свободам человека, в том числе и личных прав и свобод, в рамках СНГ; 2) в различном уровне конституционного регулирования гарантий личных прав и свобод; 3) в отсутствии практики обобщения и заимствования положительного опыта странами СНГ.

<< | >>
Источник: ВЕЧКАНОВА НАТАЛЬЯ ВАЛЕРЬЕВНА. КОНСТИТУЦИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА ЛИЧНЫХ ПРАВ И СВОБОД В СТРАНАХ СНГ. 2014 {original}

Еще по теме §2. Конституционное закрепление личных прав и свобод человека в странах СНГ: общая характеристика:

  1. ВЕЧКАНОВА НАТАЛЬЯ ВАЛЕРЬЕВНА. КОНСТИТУЦИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА ЛИЧНЫХ ПРАВ И СВОБОД В СТРАНАХ СНГ, 2014
  2. Глава 3. Применение Конвенции о защите прав человека и основных свобод юристами Уральского центра конституционной и международной защиты прав человека: опыт и рекомендации
  3. 30. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА. МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ В ОБЛАСТИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
  4. Понятие и классификация конституционных прав и свобод человека и гражданина
  5. 6. ИНСТИТУТ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  6. §1. Понятие и классификация конституционных прав и свобод человека и гражданина
  7. 1. Человек и гражданин как субъекты конституционных прав, свобод и обязанностей
  8. Чуклин Александр Владимирович. Дополнительные гарантии реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемые субъектами Российской Федерации, 2018
  9. 1. Способы закрепления политических прав и свобод в конституциях
  10. I. Конституционно закрепленные права и свободы
  11. Протокол № 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод Об обеспечении некоторых иных прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и Протокол № 1 Страсбург, 16 сентября 1963 г.
  12. §6. Конституционные гарантии прав и свобод
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -