<<
>>

§ 6. Коллизионно-правовое регулирование трудовых отношений с участием иностранцев

В данной главе уже отмечалось, что за последние годы много сделано для материально-правового регулирования трудовых отношений на основе унифицированных норм международных соглашений и решений МОТ.
Существенно изменился и подход к коллизионно-правовому регулированию трудовых отношений иностранных трудящихся в России. Увеличилось количество кодифицированных источников по коллизионному регулированию таких отношений во многих государствах. Однако в нашей стране эта тенденция не проявилась сколь-нибудь положительно, и набор коллизионных норм для регулирования данных отношений явно недостаточный. Тем не менее на основе общего принципа, закрепленного в ст. 11 ТК РФ, других актах (например, в Кодексе торгового мореплавания от 30 апреля 1999 г.), трудовые отношения с участим иностранцев разрешаются. КТМ РФ «стал первым нормативным актом, установившем специальные коллизионные нормы применительно к взаимоотношениям между судовладельцем и членами экипажа, распространяющиеся и на область трудовых отношений»156. В ст. 416 КТМ РФ предусмотрено правило, в соответствии с которым выбор сторонами подлежащего применению права между судовладельцем и экипажем не должен «приводить к ухудшению условий труда членов экипажа судна по сравнению с нормами права того государства, которым должны регулироваться данные отношения при отсутствии соглашения сторон по подлежащему применению праву»157. Заметим, что в трудовых отношениях в большей степени, чем в других отраслях международного частного права, проявляется публичное начало, ограничивающее действие коллизионных норм страны суда и, как следствие, применение иностранных законов158. «Общие категории коллизионного права при регулировании международных трудовых отношений применяются с существенными оговорками. Как правило, трудовые отношения на территории какого-либо государства подчиняются его праву. Но применение норм иностранного правопорядка возможно лишь в случае его тесной связи с данными трудовыми отношениями»159.
Применение иностранного правопорядка не должно ухудшать положение работающего в сравнении с национальным законодательством и тем более не должно нарушать императивные нормы внутреннего законодательства160. Считаем необходимым отметить еще один аспект коллизионного регулирования трудовых отношений с участием иностранцев, на которое, как правило, влияет одна из трудноразрешимых в МЧП проблем. В сфере материального и коллизионного регулирования вопреки идеальной справедливости неизбежно противопоставление «собственных субъектов права и иностранных лиц, внутринациональных отношений и отношений с национальным элементом»161. Кстати, такое вольное или невольное противопоставление возникает не только в частноправовой или в частнопроцессуальной сфере, оно равным образом существует и в сфере защиты трудовых прав иностранцев. Еще в конце XIX веке видный специалист в области международного и международного частного права В.П. Даневский очень точно подметил: «Интересы и права подданных более всего и чаще всего страдают от неурядиц и неопределенности в применении частного международного права»162. Действительно, международное частное право — единственная отрасль частного права с наиболее развитым регулированием правоотношений с иностранным составом — естественным образом влияет на «создание и развитие других областей такого регулирования, в том числе в сфере прав человека»163. Конечно, это влияние проявляется по-своему. Так, в отличие от правоотношений, регулирующих таможенные, налоговые, валютно-финансовые и иные сферы публичных отраслей исключается обращение к иностранному праву. Напротив, наличие частно-правовых отношений с иностранным составом в таких институтах международного частного права, как семейные, трудовые отношения, предопределяет применение для их регулирования в определенных случаях и определенных границах иностранного права164. В международных частных трудовых отношениях при коллизионно-правовом способе регулирования применяется ряд коллизионных привязок: закон места работы (lex loci laboris); закон страны заключения трудового контракта (lex loci contraktus); личный закон работодателя — физического или юридического лицая — (lex personalis, lex sosietatis); при перевозках — закон флага судна (lex flagi); закон места нахождения работодателя; закон автономии воли (lex voluntatis).
Не во всех случаях отсылок к иностранному правопорядку коллизионные нормы определяют именно его. Например, при использовании коллизионной привязки места заключения контракта в Великобритании, США и других государствах общего права применяется национальное законодательство. Более того, США расширяют экстерриториально действие национального трудового законодательства на обеспечение справедливых условий труда вне страны на своих граждан-инвалидов, временно или постоянно проживающих за рубежом. Допустимо экстерриториальное применение и российского трудового права, но лишь на основе заключения специального соглашения с определенным государством и в редких случаях — при отсылке коллизионной нормы к национальному праву России. При отсылке коллизионной нормы к иностранному правопорядку для его применения необходимо преодолеть минимум три проблемы: «соотношение и взаимодействие международного публичного и международного частного права; функционирование оговорки о публичном порядке; роль императивных норм национального законодательства в процессе реализации применимого права»165. Относительно первой проблемы, участие властных субъектов (государств) в частноправовых отношениях превращает их в обычных юридических лиц с вытекающими отсюда правами и обязанностями. Но государства продолжают осуществлять и властные функции, т. е. функции публичного характера в сфере международного частного права. Это — установление взаимности в ходе применения иностранного права, применение реторсий и формулирование правил квалификации норм иностранного правопорядка. Исходя из практики российских правоприменителей, в МЧП квалификация, те. юридическое толкование норм иностранного права, осуществляется «в соответствии с принципами той правовой системы, к которой они принадлежат»166 Действительно, в п.1 ст. 1191 ГК РФ «Установление содержания иностранного права» осуществляется следующим образом: «при применении иностранного права суд устанавливает содержание его норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем государстве».
Здесь необходимо пояснить подробнее сложный процесс установления содержания иностранного права. В коллизионном праве сам процесс применения иностранного права основывается на принципе «судья знает право» (jura novit curia).Но судья не может знать законы всех 193 национальных систем права и поэтому изначально не всегда может использовать иностранные законы. Относительно подобных ситуаций один из основоположников российского МЧП Н.П. Иванов, отмечал: «В случае коллизии между законами отдельных государств судья обязан поступить на основании своего отечественного закона»167. Конечно, продолжает далее Н.П. Иванов, «из этого правила нельзя заключить, чтобы к каждому данному случаю международной коллизии законов судья непременно прилагал свое отечественное право; напротив, каждое развитое законодательство для большинства случаев требует приложения иностранных законов, и судья действительно решает эти случаи по иностранным законам»168. В таком случае для выяснения содержания иностранных законов законодатель предусмотрел в п. 2 той же статьи ГК РФ следующее положение: «В целях установления содержания норм иностранного права суд может обратиться в установленном порядке для содействия и разъяснения в Министерство Юстиции Российской Федерации и иные компетентные органы или организации в Российской Федерации и за границей либо привлечь экспертов». Причем лица, участвующие в деле, также могут представлять документы, подтверждающие содержание иностранного права, или иным образом содействовать суду в установлении содержания этих норм. По требованию сторон суд может возложить на них самих бремя доказывания содержания норм иностранного права. Но если содержание норм иностранного права, несмотря на предпринятые в соответствии с настоящей статьей меры, в разумные сроки не установлено, то применяется российское право. Но только следует заметить, пишет по этому случаю Н.П. Иванов, что «поступая таким образом (т. е. применяя иностранное право) судья все-таки руководствуется своим отечественным законодательством...» Повторяю, отмечает далее Н.П.
Иванов. «судья всегда должен иметь в виду лишь отечественное законодательство и руководствоваться им одним. Этого требует практическая необходимость сохранения внутреннего порядка в государстве»169. Заметим особо: Н.П. Иванов точно выразил главную специфику международного частного права в том, чтобы узаконить и упорядочить применение в пределах национальной правовой системы права других государств. Это застарелая проблема, которую пытались разрешить ученые юристы еще в середине XIX века. Так, К.Г. Вехтер в 1841 г. предложил такой путь решения данной проблемы: судья должен применительно к каждому осложненному международным элементом правоотношению выяснить, отвечает ли смыслу и духу его отечественного закона применение этого закона именно к данному правоотношению и только в случае отрицательно ответа — применить закон иностранный170. К.Г. Вехтер делает следующий, вполне логический, вывод: при сомнении относительно применимости к данному случаю чужого или отечественного закона предпочтение должно отдаваться закону отечественному171. Поэтому даже самый беспристрастный судья, искренне желающий наиболее полным и справедливым образом права иностранного работника посредством применения его родного права, далеко не всегда в состоянии сделать это практически. Как уже отмечалось, коллизионно-правовое регулирование трудовых отношений с наличием иностранного состава затрагивает лишь частноправовые аспекты данных отношений, и олицетворяет их, прежде всего, трудовой договор. В качестве генерального коллизионного принципа выбора права к трудовому договору применяется автономия воли сторон (lex voluntatis). Но в законодательстве разных государств методы применения автономии воли к трудовому договору с участием иностранцев различны. Едва ли не в большинстве юрисдикций законодатель ввел определенные ограничения свободы выбора права по трудовым договорам с иностранцами. В первом случае таким ограничением может быть соответствие избранного права данным отношениям, в других — если такой выбор осуществляется в ущерб иностранному работнику, соответствует месту выполнения работы, месту пребывания работника или месту нахождения предприятия172.
Оригинальный подход в рамках решения проблемы автономии воли при выборе права, регулирующего трудовой договор с иностранцами, обосновал А.С. Довгерт: - соблюдение письменной формы выбора сторонами права как в момент заключения трудового договора, так и во время его действия и изменения; - наличие тесной связи выбранного сторонами закона с трудовым контрактом; - выбор сторонами закона, применимого к трудовому контракту с наличием иностранного состава, не должен приводить к ухудшению условий труда работника по сравнению с обязательными положениями закона того государства, который был применен при отсутствии выбора; - при разрешении возникших противоречий по трудовому контракту подчинить элементы содержания трудового правоотношения разным правовым системам173. По нашему мнению, целесообразным является закрепление автономии воли как принципа выбора права в российском трудовом законодательстве при ограничении его применения положениями, созвучными со ст. 1210 ГК РФ: - выбор сторонами применимого права возможен только при соблюдении письменной формы договора; - право, избранное сторонами, не может и не должно повлечь за собой лишение работника защиты его прав посредством императивных норм права государства, применимого при отсутствии выбора; - если из совокупности обстоятельств дела следует, что трудовой договор реально связан только с одним государством, то выбор сторонами права другого государства не может не затрагивать действия императивных норм государства, с которым договор реально связан. Иностранное право для регулирования труда иностранных работников применяется чаще всего в силу постановлений национального законодательства, но нередко — и в силу международных договоров. Но каким бы решением не мотивировалось его применение, именно коллизионные нормы наделяют иностранные материально-правовые нормы экстерриториальным действием. Поэтому ответственность законодателя соотносить формулирование коллизионных норм с принципами защиты трудовых прав иностранцев в России всегда остается высокой. И какие бы коллизионные привязки при регулировании труда иностранцев в России не применялись, главное состоит в том, чтобы выбор права не вел иностранного работника к лишению защиты его законных трудовых прав и интересов. Относительно «публичного порядка» в данном исследовании уже говорилось в разделе унификации коллизионного права. В законодательстве России публичный порядок получил закрепление в ст. 1193 ГК РФ. Нормы иностранного права, подлежащие применению, отмечаются в данной статье, в исключительных случаях не применяются: когда последствия их применения противоречили бы правопорядку (публичному порядку). В этом случае применяются соответствующие нормы российского права по аналогии закона или аналогии права. Гражданскому праву России известно понятие «аналогия закона». Когда гражданко-правовое отношение не урегулировано законодательством или соглашением сторон и отсутствует обычай делового оборота, то к такому отношению, если это не противоречит его существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона и аналогия права). В противном случае обязанности сторон определяются общими началами и смыслом гражданского законодательства и требований добросовестности, разумности и справедливости. В процессе применения норм иностранного законодательства особую роль играют императивные нормы страны, коллизионная норма которой отослала к иностранному правопорядку. В последние годы в МЧП устоявшимся является правило, в соответствии с которым императивные нормы национального законодательства «обладают приоритетом перед автономией воли сторон — участников правоотношения и не могут игнорироваться даже в том случае, когда применимым правом является иностранное право»174. Таким образом, при коллизионном регулировании трудовых отношений с участием иностранцев применяются общие, присущие международному частному праву, закономерности. Это относится к использованию основных и субсидиарных коллизионных привязок, автономии воли участников отношений, к применению «публичного порядка» и к приоритету применения национальных императивных норм страны суда перед нормами иностранного правопорядка.
<< | >>
Источник: Под общ. ред. А.И. Кривенького. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И ИХ ЗАЩИТА В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ (междисциплинарное исследование) КОЛЛЕКТИВНАЯ МОНОГРАФИЯ Книга II. 2016

Еще по теме § 6. Коллизионно-правовое регулирование трудовых отношений с участием иностранцев:

  1. § 7. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОГОВОРЫ С УЧАСТИЕМ ГОСУДАРСТВ С РАЗЛИЧНЫМИ СОЦИАЛЬНЫМИ СИСТЕМАМИ
  2. 1.4. Нормы международного частного права
  3. 3.2. Российское законодательство по международному частному праву
  4. 17.2. Международно-правовое регулирование условий труда иностранцев
  5. Глава 1 ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА И ЕГО ВОЗДЕЙСТВИЕ НА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ
  6. § 2. Субъекты конституционно-правовых отношений
  7. Тема 1. Понятие и значение международного частного права в современных международных отношениях
  8. Тема 2. Предмет и метод международного частного права
  9. Тема 3. Материально-правовые вопросы статуса иностранных граждан в Российской Федерации
  10. Тема 1. Коллизионно-правовые вопросы в сфере международных трудовых отношений
  11. Тема 3. Реализация трудовых прав российских граждан за границей
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -