<<
>>

КРАСНОЯРСК — ТУЛЕ — ФАЙЛИНГДЕЙЛЗ-МУР — ВАРДЁ

  При выработке Договора по ПРО на переговорах ОСВ-1 стороны согласились в том, что радиолокационные станции (РЛС) раннего предупреждения о ракетном нападении играют важную роль в деле предотвращения случайного или несанкционированного возникновения ядерной войны.
Вместе с тем они признали, что развертываемые крупные РЛС с фазированной антенной решеткой любого предназначения, в том числе и раннего предупреждения о ракетном нападении, могут обладать потенциалом «в плане усиления возможностей ПРО». В целях исключения реализации такой возможности стороны договорились об определенных ограничениях на места строительства и ориентацию таких станций.
Крупные РЛС с фазированной решеткой можно размещать только:
а)              в пределах районов, где Договором по ПРО разрешено иметь ограниченную ПРО (ст. III Договора);
б)              на согласованных испытательных полигонах (ст. IV Договора);
в)              на позициях по периферии своей национальной территории при условии ориентации РЛС вовне (ст. VI Договора).
Все эти места находятся на собственной территории страны. В любых других районах «крупных РЛС с фазированной решеткой», согласно Договору по ПРО, не должно быть. Эти ограничения не распространялись только на РЛС, предназначенные для слежения за космическими объектами или используемые в качестве национальных технических средств контроля (согласованное заявление «F» к Договору).
Все наиболее известные претензии СССР и США друг к другу относятся именно к соблюдению этих положений Договора по ПРО.
Начали американцы. В 1983 году они высказали озабоченность тем, что строящаяся в районе Красноярска крупная РЛС с фазированной решеткой «почти наверняка» представляет собой нарушение советской стороной юридических обязательств по Договору по ПРО, поскольку при внешнем сходстве с другими советскими РЛС с фазированной решеткой, являющимися РЛС предупрежде-. ния о ракетном нападении, она не расположена «на пози
ции по периферии своей национальной территории» и не сориентирована» «вовне» ее. Если в отношении «периферии» еще можно было бы поспорить, то в отношении ориентации РЛС все было так, как сказали американцы.
История строившейся в районе Красноярска РЛС, как это было заведено в Советском Союзе, первоначально была известна весьма узкому кругу лиц руководящего военно-политического звена. Она началась в то время, когда в СССР уже было почти завершено развертывание сети РЛС предупреждения о ракетном нападении с разных направлений. Оставалось только замкнуть ее в северо-восточном секторе. Требовалось построить еще одну РЛС раннего предупреждения. Первоначально планировалось построить ее в районе города Норильска. Однако от этого варианта вскоре отказались ввиду его дороговизны. Решающее слово в пользу принятого варианта было сказано министром обороны Д. Ф. Устиновым и Генеральным штабом. Это были еще 1970-е годы и, по мнению сторонников принятого решения, если здесь и можно было усмотреть нарушение Договора по ПРО, то только что-то вроде «технического» — ведь в предотвращении случайного или несанкционированного возникновения ядерной войны, как считали в Генштабе, были заинтересованы обе стороны. (Они не предвидели ситуации, когда США после принятия программы СОИ перестанут быть заинтересованными в том, чтобы СССР имел эффективную систему раннего предупреждения о ракетном нападении.) Однако в связи с тем, что на РЛС возлагались также функции слежения за космическими объектами, ей было присвоено наименование радиолокационного узла контроля за космическим пространством.

Когда американцы впервые высказали свою озабоченность в отношении предназначения красноярской РЛС, Москве стало ясно, что в условиях обострившегося совет- ско-американского противоборства ни на какую полюбовную договоренность в отношении того, что для красноярской РЛС будет согласовано право работать в режиме раннего предупреждения, рассчитывать не приходится. Поэтому на первом же заседании межведомственной экспертной группы под председательством Маршала Советского Союза С. Ф. Ахромеева, собравшейся в Генштабе для рассмотрения американской претензии, было высказано и доложено руководству страной такое предложение: достро

ить красноярскую РЛС как РЛС контроля космического пространства, сделав доработки, при которых станция могла бы излучать только в верхнюю часть сектора обзора. С этого момента красноярская РЛС больше не рассматривалась как станция предупреждения о ракетном нападении. И во всех дебатах с американской стороной называлась как РЛС контроля за космическим пространством.
Однако защитить станцию в таком ее качестве перед американцами было нелегко. Доводы о том, что, когда станция начнет работать на излучение, американская сторона с помощью национальных технических средств контроля сможет убедиться в том, что характеристики ее излучения, в том числе и работа в верхней части сектора обзора, не позволят ей выполнять функции раннего предупреждения, на американцев не действовали. Они видели, что строится РЛС, которая по внешнему виду практически не отличается от других советских PJIC предупреждения, особенно от печорской, и это давало им хорошую, причем весьма доходчивую для мировой общественности, возможность обвинять Советский Союз в нарушении принятых согласно Договору по ПРО обязательств. Однажды появившись на страницах прессы и на экранах телевизоров, эта тема больше не закрывалась. И хотя, как это будет показано ниже, у советской стороны были большие основания обвинять США в нарушениях Договора по ПРО, все эти основания заслонялись гигантской антенной красноярской РЛС.
Проблема красноярской РЛС обсуждалась и в Постоянной консультативной комиссии, и во время встреч министров иностранных дел сторон, и на высшем уровне, и даже на переговорах по ЯКВ в Женеве — приемлемого решения не находилось. Да и казавшаяся возможной модификация первоначального проекта в целях исключения функции предупреждения о ракетном нападении оказалась не такой простой. Поэтому советское правительство решило: либо переориентировать РЛС для нужд Академии наук СССР, либо создать на ее основе международный центр космических исследований. Все это по разным причинам не получилось. Станция так и не была достроена. Факта нарушения Договора по ПРО не состоялось.
По-иному обстояло дело с американскими нарушениями.
В апреле 1985 года советская сторона в ПКК заявила,
что национальные технические средства СССР отметили в районе местечка Туле (Гренландия) строительство новой крупной РЛС с антенной в виде фазированной решетки. Станция строилась в районе расположения американских РЛС системы «БИМЬЮЗ», имевших параболические антенны. И если бы новая РЛС также имела параболическую антенну, то вопроса не возникло бы. Но строилась именно «крупная РЛС с фазированной решеткой», и район ее строительства никак нельзя было идентифицировать ни с одним из типов районов, в которых Договором по ПРО разрешается развертывание таких РЛС (см. начало раздела главы). Обязательства сторон на этот счет стали действовать с момента вступления в силу Договора по ПРО, то есть с 3 октября 1972 года. США начали строительство названной РЛС в Туле тогда, когда Договор уже действовал.
Пытаясь оправдаться, американцы говорили, что в Гренландии осуществляется не «развертывание» новой РЛС, а модернизация старых радаров поста «БИМЬЮЗ», которая, дескать, Договором разрешается. Однако такое объяснение для специалистов звучало странновато. Дело не в том, как американская сторона желала бы назвать развертывание РЛС в Туле, а в том, что в Договоре специально выработаны положения о «крупных РЛС с фазированной решеткой», согласно которым такие РЛС не могут быть развернуты нигде, кроме как в разрешенных районах. Местечко Туле не является разрешенным районом строительства ПРО, не имеет отношения к испытательному полигону, и не находится на периферии национальной территории США — Гренландия принадлежит Дании. По всем признакам РЛС строилась как станция раннего предупреждения, и это американцы не отрицали. Поэтому советская сторона предупреждала, что в случае завершения Соединенными Штатами строительства (развертывания) РЛС они нарушат Договор по ПРО. Начало работы РЛС в 1986 году означало свершившийся факт нарушения Соединенными Штатами Договора по ПРО.
Практически одновременно с заявлением по поводу строительства РЛС в Гренландии, советская сторона* высказала свою озабоченность и в отношении начатого американской стороной строительства такой же «крупной РЛС с фазированной решеткой» в Файлингдейлз-Мур (графство Йоркшир, Англия). Повторять, почему это строительство вело к нарушению Договора по ПРО, нет

необходимости. Разрешив строительство американской крупной РЛС с фазированной решеткой на своей территории, Великобритания вслед за Данией стала пособницей США в деле подрыва одного из важнейших документов современности.
Разговор о радиолокационных станциях, вызвавших озабоченность сторон, был бы не полным без еще одного нарушения США в этой области. Уже после завершения строительства крупной РЛС с фазированной решеткой в Гренландии, США в 1986—1987 годах построили еще одну РЛС, на этот раз практически у границы с СССР, в районе ранее существовавшего радиолокационного поста в местечке Вардё (Норвегия). Станция смонтирована под полусферическим колпаком диаметром 21 м. По характеру излучения она может быть отнесена к числу современных РЛС с фазированной решеткой. Зона обзора РЛС в горизонтальной плоскости составляет 120 градусов и обеспечивает возможность контроля за районами, расположенными в акватории Баренцева моря и бассейнах рек Северная Двина и Печора.
Список взаимных претензий сторон по поводу соблюдения Договора по ПРО не кончается крупными РЛС с фазированной решеткой. Но их перечисление не добавит ничего нового к сказанному выше.


<< | >>
Источник: Стародубов В. П.. Супердержавы XX века. Стратегическое противоборство. 2001

Еще по теме КРАСНОЯРСК — ТУЛЕ — ФАЙЛИНГДЕЙЛЗ-МУР — ВАРДЁ:

  1. М. С. Негрова ПОЛИТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ И ИНДИКАТОРЫ СТАБИЛЬНОСТИ ОБЩЕСТВА (ОПЫТ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ)
  2. А.В.Демин. Общие вопросы теории административного договора / Краснояр. гос. ун-т. Красноярск. 93 с., 1998
  3. Производство оружейных делящихся материалов
  4. Тема 3. ПОДВЕДОМСТВЕННОСТЬ И ПОДСУДНОСТЬ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ СУДАМ
  5. ВСЕ ПОШЛИ ПРОТИВ ЛЕБЕДЯ (И все вернулись битыми)
  6. Ситуации для анализа
  7. РОСВЕЛЛ
  8. РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Игорь Владимирович (1900—1937)
  9. Резюме
  10. МОКРИНСКИЙ Матвей Степанович (1882— 1937)
  11. Восточный фронт (июнь-сентябрь 1918 г.)
  12. Приложение 7 Общероссийский классификатор объектов административно-территориального деления
  13. ФЕДЕРАТИВНОЕ УСТРОЙСТВО
  14. Система предупреждения о ракетном нападении
  15. Ядерный топливный цикл Обзор
  16. §3. Конституционно-правовой статус краев, областей, городов федерального значения