<<
>>

Третий этап: анализ идей и априорных посылок

  Можем ли мы понять, из чего исходит автор, если автор об этом не говорит прямо? Что для этого надо делать?

Некоторые идеи автор декларирует, но в любом тексте есть комплекс идей и априорных посылок, из которых он исходит как из само собой разумеющегося, не декларируя их истинности.

Об этом шла речь в предыдущей лекции.

Анализ идей и априорных посылок состоит из двух этапов, двух частей: первая — анализ прямого слова, вторая — анализ того, на чем базируются прямые декларации, но о чем сам автор не говорит.

В качестве примера разберем небольшой отрывок из речи Сергея Шойгу (см. приложение 14). «Мы убеждены: преодолеть кризис невозможно, пока все политические силы не перестанут тянуть одеяло на себя, устремляясь в разные стороны. ...“Единство” — это не политическая партия. Это объединение здравомыслящих людей, которым надоело смотреть, как кто-то за них определяет их судьбы. ...Единство с тем, кто выступает за единственную в мире справедливую диктатуру — “диктатуру здравого смысла”...».

Поговорка «тянуть одеяло на себя» и сам процесс перетягивания имеют отрицательные коннотации агрессии, эгоизма. Стремление в «разныестороны» в российском дискурсе означает бессмысленность усилий, глупость участников (вспомним символ этого стремления: Лебедь, Рак и Щука). Иными словами, те, кто «тянет одеяло на себя», тоже характеризуются отрицательно. Даже опытный читатель может не оценить эту поговорку как прием, но его подсознание отметит отрицательные эмоции, связанные с ней и со всеми действующими лицами, к которым эта поговорка применяется. Под перетягиванием одеяла в данном тексте понимается не только деятельность конкретных политиков, но и вообще борьба политических сил за влияние, за электорат.

Таким образом, сама борьба политических сил получает отрицательные коннотации агрессивного эгоизма, бессмысленности усилий, глупости.

Неявные оценочные высказывания в отношении политической борьбы получают развитие в декларации: «“Единство” — не политическая партия, а объединение здравомыслящих людей». Эгоистичной и бессмысленной борьбе противопоставлено «объединение людей». Понятия «единство», «объединение» имеют в русском дискурсе положительные смыслы, которые усиливаются еще одним положительным понятием «здравомыслящие». Замечательно, что автор не останавливается на этом положительном образе, но доводит противопоставление с идеей борьбы до предела: политическая борьба (перетягивание одеяла) — единство здравомыслящих людей — диктатура здравого смысла, где «диктатура» выступает как крайняя степень «единства».

Мы видим, что автор отказывается от идеи политики как борьбы и политических партий как субъектов этой борьбы. С. Шойгу не декларирует свою идею и не приводит доводов в ее пользу, однако анализ его суждений, выбора лексики говорит о том, что он пытается дискредитировать саму идею политической борьбы.

Следующий пример взят нами из «Записки об общественном мнении и о цензуре...» Ф.В. Булгарина, адресованной императору Николаю I (1826 г.):

«Чтобы управлять общим мнением, надобно знать его элементы. Бросим краткий взгляд на сословия, составляющие нашу публику. ...Нижнее состояние заключает в себе подьячих, грамотных крестьян и мещан, деревенских священников и... раскольников. На нижнее состояние у нас поныне вовсе не обращали внимания... и по их безмолвию судят о них весьма неосновательно. Нет другой возможности

совершенно овладеть их умами как силою убеждения. Магический жезл, которым можно по произволу управлять нижним состоянием, есть МАТУШКА РОССИЯ. Искусный писатель, представляя сей священный предмет в тысяче разнообразных видов, легко покорит умы нижнего состояния...»

Как видно, по мнению автора «Записки...», в деле пропаганды нижним состоянием нельзя пренебрегать: на него можно влиять. Из слов Булгарина можно сделать вывод (правильный), что правительство основную угрозу видело не в «народе», поскольку проблема управления общественным мнением для нижнего сословия даже не ставилась (ею «пренебрегали»).

Далее, из его утверждений следует, что этим состоянием так же легко манипулировать, как и другими («легко покорит»). Ссылка на «Матушку Россию» «в... разнообразных видах» предполагает, что влиять на нижнее сословие нужно с помощью ценных символов, а из этого, в свою очередь, следует, что нижнее сословие характеризуется некритичным, символическим мышлением. Из отрывка следует, что Булгарин в данном случае ни в коей мере не является идеологом (патриотическим, или либеральным, или выразителем интересов зарождавшейся буржуазии — было и такое понимание Булгарина), он чистой воды технолог политической власти, политтехнолог, если воспользоваться современным термином.

Этап анализа априорных посылок и идей — это анализ приемов с точки зрения того, какие идеи стоят за использованием того или иного приема.

Значительная часть сказанного и написанного автором не имеет прямого политического значения: образы, сравнения, выбор слов, модальность и т.д. Они, как может показаться, не несут ни политической, ни значительной смысловой нагрузки. Однако это не так.

Фундаментом рассуждений о конкретных политических проблемах в тексте служит определенное видение мира, система представлений о мире, ценностях, времени. И это абсолютно естественно: самое простое суждение, например: «Авторитаризм в долгосрочной перспективе нежизнеспособен», «Детей бить нельзя» — опирается на опыт человека, на опыт культуры, на опыт человечества (в авторской, конечно, интерпретации). Автор в своих прямых декларациях не может представить нам все свое мировоззрение, его задача уже: описать актуальные проблемы и предложить пути их решения, но он, конечно, опирается на свое представление о мире, на свое знание об окружающем мире, политическом контексте. И от основательное-

ти этого фундамента, от аккуратности намеченного, обрисованного контекста зависит основательность и убедительность авторских суждений. По сути, прямое слово автора, его прямые декларации и рассуждения — это лишь верхушка айсберга, основная же часть айсберга находится под водой, ее не видно, как не видно фундамента здания, но именно благодаря этому фундаменту здание прочно (или не прочно) стоит на поверхности. До этого мировоззренческого фундамента еще надо докопаться.

Задается этот фундамент, основа рассуждений, контекст описания, идеологическая, мировоззренческая позиция не только в прямых словах, но и выбором слов образов, модальностью, адресацией и другими риторическими, стилистическими, графическими средствами. Даже мало искушенный читатель или слушатель по выбору слов, по логике аргументации может понять или почувствовать, в рамках какой идеологической конструкции решает автор конкретные, актуальные для общества проблемы. Профессионал, различающий за словами приемы, сможет ответить на вопрос о фундаменте текста несравненно точнее. Анализ риторических средств, анализ системы рассуждений, анализ логических посылок дает нам возможность прояснить априорные посылки автора текста, определить фундамент, на котором построен текст или выступление.

Смысл этой процедуры — в лучшем, более глубоком понимании текста. Такой «анализ ради понимания» в особенности необходим политологам, аналитикам, комментаторам, журналистам: и для того чтобы лучше писать свои тексты, и для того чтобы лучше понимать чужие. Кроме того, в политической борьбе анализ априорных посылок, понимание текста оппонента необходимы, чтобы вести эффективную полемику. Аргументированные доказательства слабости фундамента, его разломов, несовместимости с прямыми декларациями — сильный полемический ход для сколько-нибудь серьезной и заинтересованной политической аудитории. Овладеть приемами такого анализа интересно и просто политически ангажированным людям, сознательно относящимся к своему политическому выбору.

Вот один из примеров подобного анализа: С. Шойгу в уже разбиравшейся статье несколько раз обращается к проблеме человека и общества. В середине статьи: «Повторюсь еще раз: мы будем работать, исходя прежде всего из нужд Человека. Понимая при этом, что Человек и Общество, Человек и Государство — единое целое». И последний раз в заключении: «Мы идем на выборы с одной главной целью — добиться единства интересов человека и Государства

Российского». Каждый раз, обращаясь к этой теме, автор использует прописные буквы (Человек, Государство), имеющие значение акцентного выделения, также и символическое значение.

Выражение «нужды Человека» задает приоритет нужд человека, причем Человек имеет значение безусловной, основной символической ценности в известной оппозиции: человек-государство. Второе упоминание: «Человек и Общество, Человек и Государство — единое целое» — задает уже другие значения. «Человек» как важный символ уравнивается с Обществом и Государством, также подчеркнуто выделенными. (С точки зрения манипуляции это грамотная последовательность: вначале «общество», так как это вызывает меньше вопросов и возражений, а только потом уже — «государство».) «Человек», таким образом, уже отнюдь не безусловная ценность, а относительная, и, если говорить о «нуждах», не имеющая приоритета по отношению к нуждам общества (массы, большинства) и государства. Если говорить в терминах идеологических доктрин, Человек — символ идеологии либеральной — заменен идеологией единства, хотя и равноправного, Человека и Государства, идеологии, в своем наиболее гуманном воплощении, близкой неосоциализму, еврокоммунизму. Третье же упоминание о проблеме отношений человека и государства задает уже новую установку: «единство интересов каждого человека и Государства Российского». Казалось бы, здесь есть только акцентирование интересов Государства. Но наше сознание, знающее о нормах дискурса, немедленно соотносит: один субъект выделен, второй нет. Такое выделение автоматически умаляет важность нужд человека. То, как именно представлен второй член оппозиции «человек-государство», говорит о том, что интересы человека оказываются полностью подчиненными интересам государства. Дело в том, что «Государство Российское» в русском дискурсе имеет четкие коннотации: сильное государство, державность, имперскость, сознательное пренебрежение нуждами человека ради утверждения государства — восходящие к названию известного труда Н.М. Карамзина «История Государства Российского». (Эти коннотации подтверждены фразой, следующей в тексте за вышеприведенной: «Единство с теми, кому нужна великая Россия и не нужны великие потрясения». Фраза эта восходит к известному высказыванию П.А. Столыпина в адрес Государственной думы и имеет те же коннотации, что «Государство Российское».)

Если говорить о единстве интересов, понятно, что к чему будет присоединяться и чьи нужды будут доминировать в этом « единстве». Идеологическую конструкцию, к которой восходит подобное слово

употребление, можно охарактеризовать как авторитарно-имперскую, государственническую, в советском варианте — государственническо- тоталитарную.

Мы видим, что эти три упоминания о человеке и государстве, о нуждах человека базируются на разных идеологических комплексах. Одна и та же тема получает три различные трактовки, что, безусловно, странно. Странность эта, однако, компенсируется тем, что все три упоминания о человеке и государстве представляют собой как бы этапы эволюции: от безусловного приоритета нужд «Человека», идеи либеральной, к признанию равноправной важности интересов государства и далее — к безусловному приоритету государственных «нужд». И что самое замечательное, все эти идеи не высказаны прямо, а даны через приемы, в данном случае — с помощью графического выделения.

<< | >>
Источник: Алтунян А. Г.. Анализ политических текстов: Учебное пособие. — М.: Университетская книга; Логос. — 384 с.. 2006

Еще по теме Третий этап: анализ идей и априорных посылок:

  1. Уровень априорных посылок
  2. Третий этап: анализ внутренних возможностей
  3. Анализ системы рассуждений, анализ логических посылок
  4. Шестой этап: отбор идей
  5. Этап седьмой: развитие идей
  6. ЭТАП ТРЕТИЙ: РЕСУРСЫ ДЛЯ ПОБЕДЫ В КОНКУРЕНТНОЙ БОРЬБЕ
  7. Третий этап: снова «меньше государства»
  8. Неизбежное падение доходности при переходе рынка на третий этап.
  9. 6.2.1 Разработка и анализ идей нового продукта
  10. Четвертый этап анализа текстов
  11. Третий подход к пониманию политического анализа
  12. Четвертый этап: анализ внешних возможностей
  13. Прогнозирование как завершающий этап анализа
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -