<<
>>

Разница между российско-советской письменной и англо-американской устной политической культурой

  Я уже говорил, что российский политический дискурс — это часть европейского дискурса. В самой своей специфике, своих архаичных и тоталитарных чертах он остается дискурсом европейским.
Нет ни одной характеристики, которая бы полностью выпадала из европейской традиции, если, конечно, помнить, что европейская традиция разнообразна и имеет долгую историю: и парадигма «единства», и исчезновение субъекта действия, и мотив угрозы, и опора на письменное слово — все это черты, которые можно найти в европейской традиции, в том или ином национальном дискурсе в какой-то исторический период. Даже тогда, когда советский режим создавал свой неповторимый «тоталитарный язык», langue de bois[72], черты этого языка развивались в соответствии с приемами, нормами, существовавшими в общеевропейской традиции.

Поэтому о разнице между дискурсом российским и советским, российским и американским или европейским можно говорить только как о различиях внутри одной традиции. Обусловлены они степенью развития политических институтов, вовлеченности общества в политическую жизнь. Поэтому различия эти не являются чем-то жестким и постоянным. Все особенности имеют тенденцию к развитию и к изменению, причем до недавнего времени изменения шли очень быстро. Фиксируя какую-то черту российского дискурса как важную специфическую черту, способную нам что-то объяснить в российском обществе, общественном сознании, мы должны быть готовы к тому, что уже завтра столкнемся с трансформацией этой черты. Много раз подчеркивалось, что российские политики не говорят о России: «эта страна», в «этой стране» (калька с английского «that country»). Последнее предполагало, что для российской политической аудитории эти выражения звучат слишком резко

и отстраненно, а это, в свою очередь, предполагало традиционно «теплые» чувства, тесные связи с идеей родины, страны. Прошло несколько лет, и сегодня выражение «эта страна» вошло в активный политический дискурс и звучит из уст самых разных политиков, в том числе и принадлежащих к «патриотическому» лагерю.

Происходящие процессы можно объяснить доминированием западных парадигм, их авторитетностью в глазах наших политиков. Но речь политиков, особенно талантливых, обусловлена, в первую очередь, тем, что общество готово от них услышать, понять и принять как свое. Изменения в дискурсе невозможны только из-за того, что меняются политики, — должно изменяться и общество, причем в самых своих глубинных слоях. Сегодня меняется то, что, по выражению Пастернака, «всякой косности косней». И считать, что здесь все дело в популярности Запада, конечно, неверно. Меняется, хотя и медленно, постепенно, с отступлениями, глубинное самоощущение человека в мире, суть отношений человека и общества, человека и государства. Выражение «эта страна», его распространение говорит о появлении внутреннего чувства отстраненности, отдельности человека, об ощущении им некоторой независимости, расширении сферы приватного, причем не у отдельных личностей, у отдельных политиков, а, так сказать, на социологически значимом уровне.

Отметим несколько черт, которые определяли специфику российского дискурса конца 1980-х — начала 1990-х гг.

Прежде всего, как мы уже говорили, это различие отчетливо письменной культуры российской и устной культуры англо- американской. Никто из моих студентов не смог вспомнить хотя бы одну запомнившуюся ему политическую речь, выступление. (Вспоминаются лишь отдельные известные выраженя: «мочить в сортире», приглашения в Москву сделать «обрезание», «вот такая загогулина», «кузькина мать».) Иногда вспоминают речь Сталина в октябре 1941 г.: «Братья и сестры...», — кто-то справедливо отметил талант Жириновского, но ничего сколько-нибудь напоминающего по своему значению речам Рональда Рейгана, Маргарет Тетчер, Тони Блэра, Джона Кеннеди, Мартина Лютера Кинга в нашем современном политическом дискурсе нет.

Но это отличие, как уже говорилось, обусловлено не особенностями национальной культуры, а особенностями российских политических систем. С укреплением демократической системы, развитием самосознания общества будет укрепляться и развиваться и устная традиция.


В четвертой лекции мы говорили о повышенной идеологичности, концептуальности российского политического дискурса как одной из отличительных особенностей советско-российского дискурса времен перестройки и начального послеперестроечного периода, и там же называли причины этого феномена. Мы вступили в меняющийся мир. Началось быстрое освоение новой реальности. Поначалу оно шло так быстро, что казалось, весь мир застыл в сравнении с нами. Но и на Западе, и в остальном мире шли хотя и более медленные, но важные идеологические, политические процессы, которые влекли и изменения в дискурсе, в особенности в плане выражения. В последние годы большой новой темой, повлекшей новую идеологизацию дискурса, что способствовало, между прочим, появлению множества политических текстов большого объема, стала угроза терроризма и война с терроризмом.

<< | >>
Источник: Алтунян А. Г.. Анализ политических текстов: Учебное пособие. — М.: Университетская книга; Логос. — 384 с.. 2006

Еще по теме Разница между российско-советской письменной и англо-американской устной политической культурой:

  1. Устные и письменные политические культуры. Устные и письменные жанры
  2. Разница в объективности между новостью, комментарием и политической речью
  3. § 1. Соотношение сил между СССР и США и проблемы двусторонних советско-американских отношений
  4. АНГЛО-АМЕРИКАНСКАЯ ШКОЛА
  5. § 3. Англо-американская правовая семья
  6. а) Англо-американская трактовка
  7. Англо-американская школа: психологический аспект
  8. 3. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯИ АНГЛО-АМЕРИКАНСКАЯ ВОЙНА 1812 Г.
  9. 20.2. Англо-американская правовая система
  10. § 14. АНГЛО-АМЕРИКАНСКАЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ДОКТРИНА
  11. 2.5. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В АНГЛО-АМЕРИКАНСКОМ ПРАВЕ
  12. 1. НАСТУПЛЕНИЕ АНГЛО-АМЕРИКАНСКИХ ВОЙСК ВО ФРАНЦИИ. ВОЙНА НА ТИХОМ ОКЕАНЕ
  13. Разница между городским и сельским ростовщичеством.
  14. В чем разница между интернационализацией и глобализацией?
  15. 5.4.1. Единый налог платится с разницы между доходами и расходами
  16. 82. Разница между производством дел о подлогах в гражданском и в уголовном суде
  17. В чем заключается разница между «классом» и «сословием»? Оба эти термина никогда не считаются синонимами, но
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -