<<
>>

МЕТОДЫ РАЗОБЛАЧЕНИЯ КЛАССОВОЙ СУТИ СЕКТАНТСКИХ ТЕОРИЙ И ПРАКТИКИ

Ликвидация кулачества как класса на основе сплошной коллективизации не оставила во многих сектантских общинах ни одного кулака. Количество членов таких сектантских общин хотя и уменьшилось, но социальный состав их стал исключительно трудящимся.
Паспортизация тоже изменила социальный состав членов некоторых, особенно столичных, сектантских общин. И если раньше на примере социального состава, сектантских общин можно было трудящимся сектантам показать, что они в «братстве» с кулаками и др. лишенцами, то теперь задача усложнилась. Теперь нужно буржуазный характер сект иллюстрировать не столько на социальном составе сектантских общин и их руководстве, сколько на учениях и «добродетелях» сект. В некоторых местах, например в Донбассе, количество сектантских групп увеличилось. Произошло это вследствие, с одной стороны, разукрупнения общин, а с другой стороны, за счет притока новых рабочих из таких сектантских сел, как Астраханка, Шавкай, Нововасидьевка и т. д. Приспособляясь к изменившемуся социальному составу сект, 'сектантские проповедники без зазрения совести пытаются соединить христианство и социализм в одно целое :на основе учения о любви ко всем людям, и в том числе к врагам. На примерах из эпохи гражданской войны можно показать, кому и чем полезна эта сектантская любовь к врагу. Можно также привести яркие примеры из практики последних лет. Например, используя добрососедские, патриархальные отношения богобоязненных пожилых колхозников к кулакам, проповедники пытались спасти кулаков от раскулачивания и спрятать их в колхозах. Десятки фактов, которые мы приводили о засорении колхозов и вредительстве в колхозах, являлись очень часто результатом «братского» доверия сектантов к вредителям и тунеядцам, результатом жалости к кулаку и расхитителю, результатом попыток воспитать кулака и подкулачника по-сектантски, по-христиански. Несгибаемый большевик, учивший массы беспощадной борьбе с врагом, воспитывавший в массах ненависть ко всем паразитам, т.
Киров очень хорошо знал об отсталых настроениях среди части пожилых и богобоязненных колхозников. ...«нужно,— говорил т. Киров колхозникам,—...решительно и твердо очистить колхозы от всего постороннего, чуждого, вредного, что еще имеется в наших колхозах. Все мы знаем, что в деле колхозного строительства нам мешает кулак. Это правильно, но мешает нам не только кулак, мешает и подкулачник, мешает лодырь, мешает расхититель, прощелыга, расстрига, поп, дьякон — все это люди, которые всячески препятствуют нашему колхозному строительству. Все это вы прекрасно понимаете, не хуже, чем я, но вам подчас нехватает решимости. Вы знаете, что надо изгонять классового врага, очищать от него нашу стройку, но когда дело доходит до практики, то тут дело тормозится, нет смелости. Я слышал ваши выступления эдесь ла (съезде, мне часто приходится читать ;всякие бумаги, которые вы посылаете, и часто бывает, что читаешь такую бумагу, в которой сказано, что в колхозе таком-то, имя рек, обнаружено 5 кулаков, один из них бывший помещик, 550 десятин земли имел, у другого 3 мельницы было; потом мельницы отобрали, а он в колхозе находится, он нам мешает строить и ослабляет колхоз. Вот я спросил бы вас, — откуда этот помещик, мельник? С неба упал, что ли? Ведь все вы знаете его почти с пеленок, вся его жизнь вам хорошо известна. Спрашивается, — каким же образом он в колхоз-то попал? Вы знаете, что если он и находится в колхозе, то от него добра не будет, как от бывшего помещика. Это вы тоже знаете. Тем не менее он оказался в колхозе. Надо выкорчевать его из колхоза, а мы на местах часто ходим вокруг да около, а решительных мер не принимаем. Я понимаю, что когда вы только вступали на путь колхозного строительства, то у многих из вас еще робость была. Но теперь перед вами есть реальные показатели того, что получается, когда мы переходим к строительству новой жизни, на основе колхозной системы. С этой робостью пора кончать. Мы уже видим теперь, что в тех колхозах, где колхозники по-боевому подошли к делу, где кулака выгнали, там все выходит гораздо лучше, чем было раньше.
Некоторые из вас чувствуют еще какую-то жалость к классовому врагу. Вместе, дескать, росли, вместе столько лет жили, крестил он у меня, этот проклятый бывший полупомещик, мою красавицу, которую я за большевика замуж выдаю. Такое бчагодушное отношение к врагу вредит колхозам. Для успешного строительства нашей настоящей колхозной жизни с этим надо покончить самым решительным образом. А многие из вас до сих пор еще рассуждают так: «Хотя он и кулак, мол, а все-таки с душой; хотя и кулак, а тоже ему умирать не хочется». Что кулаку умирать не хочется — это факт, но что мы должны «го экономически, хозяйственно уничтожить, это должен крепко усвоить каждый колхозник. Если это кому-нибудь не ясно, то пусть вспомнит недавнее прошлое, когда кучка этих людей, помещиков и капиталистов, кулаков — донага раздевала бедноту и середняка, издевалась, измывалась, экспло- атировала бесшабашным образом рабочего и крестьянина. С этими бывшими эксплоататорами строить новую жизнь—нельзя. Какими бы христианскими чувствами ни были бы некоторые из вас одержимы, ёсли только мы не очистим колхоз от всех вредоносных элементов, то никакой успешной социалистической стройки у нас не получится... Чистку колхозов от всех враждебных нашему делу надо провести твердо и решительно *. Так творил наш любимый Киров о врагах. Это были речи подлинного трибуна революции, вождя масс. Подлый убийца из подонков бывшей троцкистско-зиновьевской оппозиции, вставшей на путь контрреволюционного белогвардейского террора, знал, что он (вырывает из рядов партии ближайшего соратника и ученика т. Сталина. Страна на этот выстрел ответила так, как ее учил поступать с врагами рабочего класса сам С. М. Киров. Киров призывал нас быть ‘С. Киров — Сделаем каждый колхоз большевистским, каждого колхоаняка зажиточным. Ленпартиздат, 1933, стр. 9—10. бдителыными и беспощадными к врагу. Он разоблачал попытки разбитого, но недобитого еще классового врага спекулировать на религиозных чувствах отсталых групп трудящихся. Сектантские организации пытаются для своих целей использовать эти религиозные чувства верующих людей, чтобы вызвать сострадание и жалость к врагам. Все сектантское учение о любви к врагам построено в расчете на мягкотелость, политическую неразвитость, доброту и доверчивость рядовых верующих людей. Если нужно, говорят проповедники, то бог и без участия верующих накажет того, кого нужно наказать. Рядовые сектанты-колхозники должны были, согласно этому учению, ждать, пока бог пришлет своего мстителя, т. е. пока кто-то со стороны заметит в их колхозе вредителя и разоблачит его. Сами же они должны были прощать вредителю зло до семидесяти семи раз» Очень строгого соблюдения всех этих вредных рабских правил и. сами сектанты не ^придерживались, иначе их давно разорили бы вконец разные проходимцы и жулики. Но все же в момент проведения сплошной коллективизации враг во-всю использовал сектантские «добродетели» для вредительства в колхозах. Сектантская тактика борьбы против сплошной коллективизации в 1929—1930 гг. и сейчас неодинакова. Если в начале сплошной коллективизации проповедники пугали свою паству разорением, наказанием божьим, то теперь они. толкуют, что не единым хлебом жив человек. Если раньше сектанты осуждали (политику ликвидации кулачества как человеконенавистническую, то теперь они стараются изобразить ее как волю самого бога, наказавшего кулаков за жадность к материальным благам. Рост благосостояния масс и другие успехи социалистического строительства отрицать проповедникам затруднительно. Поэтому вместо запугивания трудностями они начинают теперь запугивать свою паству опасностью соблазнов материального успеха. Зажиточным колхозникам, забывшим из-за материальных успехов бога, сектантские проповедники пророчат ту же участь, которая постигла «материалистов»: кулаков и помещиков. Сектантские проповедники, стараясь всячески принизить в глазах колхозников роль и значение материальных успехов колхозов, стремятся тем самым уничтожить материальный стимул труда. Для этого они защищают в колхозах распределение доходов «апостольское», т. е. кулацко-урав- ииловское, причем не стесняются упрекать безбожников в отступления от идей братства и равенства. Необходимо разоблачить эту кулацко-сектантскую уравниловку и кабальный смысл сектантского «братства». «Пора усв-оить,— сказал г. Сталин на II партсъезде,— что марксизм является врагом уравниловки. Еще в ^Манифесте коммунистической партии» бичевали Маркс и Энгельс примитивный утопический социализм, называя его реакционным за его проповедь «всеобщего аскетизма и грубой уравнительности» *. Сектантскому аскетизму и сектантской уравнительности Энгельс дал исчерпывающую характеристику в своей работе «;Крестьянская война в Германии». В этой работе, касаясь крестьянского заговора, имевшего место в 1476 г. под руководством Ганса Дударя в Вюрцбургском епископстве, Энгельс про аскетизм и уравнительность пишет следующее: «Уже здесь, у этого первого предшественника движения, мы находим тот аскетизм, который встречается во всех средневековых восстаниях с религиозной окраской и в новейшее время в начале каждого пролетарского движения. Эта аскетическая строгость нравов, это требование отказа от всех удовольствий и наслаждений жизни, с одной стороны, выдвигает против господствующих классов принцип спартанского равенства, а с другой,—является необходимой переходной ступенью, без которой низший слой общества не может притти в движение. Чтобы развить свою революционную энергию, чтобы осознать сбое .враждебное положение по отношению ко всем остальным общественным элементам, чтобы объединить себя как класс, низший слой должен начать с отказа от всего, что еще может примирить йго с существующим общественным строем, отречься от тех немногих наслаждений, которые еще делают на время выносимым его угнетенное существование и которых не может лишить его даже самый суровый гнет. Этот плебейский и пролетарский аскетизм как по своей дикой фанатической форме, так и по своему содержанию резко отличается от бюргерского аскетизма в том виде, как его пропове- дывали бюргерская лютеранская мораль и английские пуритане (в отличие от индепендентов и других более радикальных сект), и весь секрет которого состоит в буржуазной бережливости. Впрочем, само собою разумеется, что этот плебейско-пролетарский аскетизм теряет свой революционный характер по мере того, как, с одной стороны, развитие современных производительных сил до бесконечности расширяет материальные средства для потребления, делая тем самым ненужным спартанское равенство, а с другой,— условия жизни пролетариата, а вместе с тем и сам пролетариат, становятся все более революционными. Тогда оя постепенно исчезает из массы, размениваясь среди застывающих в нем сектантов или непосредственно и а буржуазное скаредеичество, «ли на ‘высокопарную добродетель, которая на практике также сводится к мещанскому или ремесленному скряжничеству. Масса пролетариата тем менее нуждается в пропо веди отречения от земных благ, что у нее почти нет ничего такого, от чего она могла бы отказаться» Ч Из этих слов Энгельса мы видим, что проповедь аскетизма и грубой уравнительности была свойственна всем средневековым сектам, потомками и продолжателями учения которых считают себя современные сектанты. Аскетизм и уравнительность были неизбежной ступенью в развитии массовых движений того времени. По мере роста пролетариата уравнительность и аскетизм теряли под собой почву и становились все более реакционными. Вначале под формой плебейско-пролетарского аскетизма скрывалось недовольство масс расточительностью аристократии. Буржуазная же бережливость сект хотя и была тоже направлена против расточительности аристократов, но она помимо того и прежде всего была направлена на ограничение и урезку потребностей рабочих. С установлением буржуазного строя буржуазия стала расточительной, она не ограничивает себя в «потребностях», но она непрочь попрежнему проповедывать устами своих слуг бережливость и аскетизм по отношению эксплуатируемых ею рабочих. В современных условиях между фашистами и сектантскими проповедниками всех капиталистических стран существует полное совпадение взглядов по вопросу об аскетизме. Удобства, комфорт, материальное благополучие изнеживают тело и губят душу, а бедность и аскетизм закаляют тело и дух, воспитывают мужественность и героизм. Так говорят фашисты и сектантские проповедники. В тот момент, когда партия коммунистов во главе с т. Сталиным зовет трудящихся СССР к зажиточной и культурной жизни, вождь фашистов Муссолини зовет трудящихся Ита- 'лии к аскетизму. «Мы, — говорил 26 мая 1934 г. Муссолини, — может быть, идем навстречу новому периоду в истории человечества, периоду более низкого жизненного уровня. Но не нужно бояться. Это будет, может быть, такое сильное человечество, способное к аскетизму и героизму, какого мы себе сейчас, может быть, !и представить -не можем»159. «Мы, — писала 17 ноября 1934 г. центральная фашистская газета, в Италии, — не обещаем роста благополучия. Мы не используем науку для того, чтобы поднять благосостояние, которое разъедает Европу.’ Мы идем навстречу первой цивилизации, которая возвещает регресс материи в тех формах, которые означают соблазн для духа. Мы идем навстречу первой цивилизации, побеждающей старую формулу, согласно’ которой цивилизация, эго—роскошь и комфорт. Мы не будем бояться того, что тело должно будет сделать шаг назад... Упадок так называемого прогресса привел Европу к двойному самоубийству: самоубийству расы, ибо преувеличенное благополучие уничтожает мужественность, и самоубийству духа, ибо удобства усыпляют характер т гасят идеал ы»...*. Фашисты расхваливают аскетизм и порицают борьбу за- материальное благополучие, потому что материальное положение сотен миллионов трудящихся в капиталистических странах с каждым днем ухудшается, а борьба за кусок хлеба ведет массы к свержению буржуазии! и ее слуг. Сектантская проповедь аскетизма в условиях СССР имеет другие источники и другую форму. Потеряв все, бывшие кулаки и торговцы проповедуют аскетизм трудящимся для того, чтобы уничтожить у них материальную заинтересованность в социалистическом труде. На своих собраниях сектанты поют гимны следующего содержания: «Довольствуйся малым в литье и питаньи, В наделе вещественных благ, , И если имеем мы хлеб, одеянье, Прославим отца в небесах»160. «Подражай его делам < Радость ждет нас за мученья, Бедность — здесь, богатство — там» 161. Согласно сектантским учениям бедность и богатство будут существовать всегда. Согласно сектантским пророчествам строительство социализма должно было уже давно потерпеть крах, но крах потерпели сами пророки и их пророчества. Свой крах проповедники и «бывшие» люди: оплакивают в гимнах. В гимнах сектантские проповедники до сих пор поют о мучениях, страданиях, усталости и т. д. Им ничего не остается как выдумывать и восхвалять эти страдания. Они говорят теперь о необходимости обуздать тело. Материальное благополучие, от которого проповедники и вожаки сект до революции не отказывались, теперь осуждается как соблазн, потому что оно означает победу социализма, будучи основано не на частной, а на социалистической собственности. Все, что повышает производительность труда и ведет к новой, счастливой жизни,— соцсоревнование и ударничество, овладение техникой и знанием, дисциплина, искоренение лодырничества и вредительства —все эхо. осуждается .как «суетное». Счастье на земле невозможно, потому что оно, непрочно, эгоистично, временно, материально' и т. д. Счастье возможно только у Христа. Так поют сектанты в любимом своем гимне № 64 из книги стихов под названием «Гусли». Для врагов революции, потерявших все, кроме звериной ненависти к социализму, возврат к прежней жизни,' построенной за счет труда других, конечно невозможен, поэтому-то они и оплакивают свою судьбу, по-, этОму-то они и не верят ни в какое земное счастье. Они используют Семейные неполадки и несчастья верующих людей, чтобы доказать непрочность счастья. Они раздувают малейшие временные налеты тоски и грусти «неудачников», больных людей и т. д., чтобы создать впечатление безвыходного горя и страдания. Церковь и секты сотни лет учили отсталых, забитых, одиноких людей со слезами и покорностью говорить о. несчастьях и восхвалять эти несчастия вместо того, чтобы воспитывать чувство отвращения к ним. Церковь и -секты учили любви, а не ненависти к виновникам унижений и лишений — к капиталистам « помещикам. Сейчас проповедники мещанства и религии продолжают проповедывать среди обывателей любовь к страданиям, часто выдумывая или искусственно раздувая их. Страдания верующего человека из-за «грехов» — разве это не искусственно созданная и притом вредная игра для взрослых людей? Раньше, когда жизнь трудящихся была забитой и безрадостной, религия была отголоском, отражением угнетенного положения людей. Теперь же сектантская игра в покаяния и страдания полна смысла лишь для людей, потерпевших от революции крушение. Всем же остальным сектантам она или искусственно прививается, или держится среди них по привычке, или как застарелая болезнь. Максим Горький правильно подметил, что некоторые люди еще до сих пор «очень любят рассказывать, «как я страдал», и это — для одних — старинная; скучная и вредная -иг-ра, выдуманная церковью, рассчитанная на .милостыню сочувствия и сострадания, для других же ?— болезнь, от которой -следует лечиться, ибо эта болезнь ие дает места отвра- щёнию к страданию,—отвращению, -как силе, -которая должна -возбуждать на борьбу против источника всех страданий человеческой массы» *. . Вожаки сект осуждают развод, поэтому есть немало сектантов, которые чувствуют себя несчастными в браке, не смея даже думать о разводе. Вожаки сект запрещают верующий наслаждаться и развлекаться, стараясь превратить их жизнь в скучную, однообразную, несчастную. Они например осуждают посещение кино, театров и цирков, пение светских песен, чтение светских художественных произведений, игру, спорт, физическую культуру, наряды, украшения, громкий смех и т. д. Вожаки сект запрещают петь революционные песни и участвовать в демонстрациях и парадах. Они запрещают верующим посещать безбожные музеи. Они предлагают верующим препятствовать вступлению детей в пионерские организации и комсомол. Они предостерегают молодое поколение от «греховных» профессий и учебных заведений. В нашей же стране все учебные заведения безбожны, получается, что сектанты должны от всего отказаться в угоду своим кулацким вожакам и теориям. Поневоле такая отшельническая жизнь покажется полной страданий и несчастий. Отшельничество и ожаз от земного в наших условиях означают уход от социализма и отказ от социализма, т. е. то, чего враги, трудящихся всегда добивались. Сектантский аскетизм и сектантская уравниловка в этих целях как-раз и протаскиваются кое-где в колхозах. Вожаки сект сейчас находятся в очень трудном положении. Они всегда учили, что за мучения, которые претерпели трудящиеся от своих притеснителей (помещиков, капиталистов, полиции и т. д.), бог наградит кротких и богобоязненных на небе. Но теперь у нас нет социальных мучений и нет притеснителей. За что же, спрашивается, бог наградит на «том свете»? За хорошие дела? Но что такое доброе поведение и добрые дела колхозников? Это, по нашим понятиям, прежде всего честный труд колхозников. Честный труд, а не бог дает доходы колхозникам. Но озлобленные вожаки сект не хотят честного труда «а пользу колхозов. Они проповедуют помощь и любовь «ко всем». Но если человек в колхозе честно трудится, то ему и помогать не приходится, так как он обеспечен. Если же он лодырь, то зачем же ему помогать и за что его любить?! Получается очень нескладное положение у бога: награждать за мучения нельзя, потому что их нет; награду за честный труд колхозники уже получили; за помощь бедным награждать глупо, потому что бедняки становятся в колхозах через свой труд зажиточными. Остаются некоторые нуждающиеся единоличники, но сами вожаки сект удерживают их от вступления в колхозы. Есть и плохие колхозы, но они плохи потому, что в них нет еще большевистского руководства, потому что засели в них люди, подобные вожакам сект, мешающим строительству социализма. Сектантские проповедники пытались :и еще пытаются сделать личные потребности и быт каждого коммунара и единоличника одинаковыми. Они указывают, как «грешно» и «негрешно» одеваться, что «грешно» и «негрешно» есть и пить, как и о чем думать, как ходить и говорить, как строить семью и т. д. Личная жизнь каждого, сектанта в общине со всеми его потребностями строго регламентируется и строится по одному и тому же «евангельскому» шаблону. Не имея возможности выступить против колхозов открыто, проповедники однако внушают своим пасомым мысль, что колхоз может быть прочным только в том случае, когда все в нем верующие. Безбожные колхозы, по уверениям проповедников, непрочны, потому что, не умея прощать обиды и любить других по-христиански, безбожники передерутся из-за трудодней и разбегутся. В безбожных колхозах, по уверениям проповедников, всегда были и будут лодыри, потому что лодырь — это грешник, а грешника возродить к новой жизни может только «слово божие». Так, шаг за шагом, прикрываясь личиной друзей колхозов, проповедники ведут агитацию за развал безбожных (читай: всех несектантских) колхозов. Пытаясь упрочить свое пошатнувшееся положение, они доказывают необходимость уравнения в области личного быта. В борьбе с сектантством нужно разъяснять массам положение т. Сталина о том, что «уравниловка в области потребностей и личного быта есть реакционная мелкобуржуазная нелепость, достойная какой-нибудь первобытной секты аскетов, но не социалистического общества, организованного по-марксистски, ибо нельзя требовать, чтобы у всех людей были одинаковые потребности и вкусы, чтобы все люди в своем личном быту жили по одному образцу»1. Сектанты стремятся переустроить жизнь, начав как-раз со стороны быта и личных потребностей каждого (трезвость, некурение, воздержание, вегетарианство и т. д.). О сектантах проповедники всегда говорили как о высоконравственных, честных, трезвых, трудолюбивых ,и чутких людях. Слава эта, как обманчивый огонек, многих привлекла в секты. Для разоблаиения этой славы мы могли бы привести немало примеров пьянства, разврата и уголовщины из быта сектантов, но не этими только примерами нужно разоблачать и бить сектантство. Для трезвого и действительно честного сектанта не всегда убедительно то, что его собрат во Христе * XVII съезд Всесоюзной коммунистической партии. Партиздат 1934, ?сир. 29—30. Доклад т. Сталина. пьянствует и развратничает. Вопрос нужно поставить таким образом, что трезвость, честность, бережливость и трудолго- \ бие не спасли бы нас от мук капиталистической эксплоатации, \ если рабочий класс не взялся бы за винтовку для борьбы простив помещиков и капиталистов. Нужно показать, что все так называемые сектантские добродетели (о которых, кстати сказать, с такой похвалой отозвался на VIII съезде комсомола т. Бухарин) ведут не к уничтожению капиталистического строя и эксплоатации во всем мире, а к их закреплению. Нужно перед сектантскими трудовыми массами разоб- ' лачить классовую эксплоататорскую суть сектантских теорий и добродетелей. Нужно противопоставить сектантскому учению коммунистическое учение, сектантской практике — советскую практику, сектантской нравственности — коммунистическую нравственность. ч (Чему учит коммунистическая нравственность? Ленинское учение о нравственности призывает нас служить делу построения бесклассового социалистического общества, делу укрепления диктатуры пролетариата. Согласно учению Ленина нравственно то, что помогает и служит этому делу борьбы за социализм. Безнравственно все, что тормозит строительство социализма, что вредит1 делу освобождения рабочего класса всего мира. Чему учат сектантские добродетели, сектантская нравственность? Сектантская нравственность учит любить и прощать врагов. Сектантская нравственность, стало быть, тормозит строительство социализма и мешает свержению эксплоа- таторов в капиталистических странах. С нашей, пролетарской точки прения такая нравственность является безнравственной, вредной. В переводе на политический язык евангельская задача любви и всепрощения означает «мирное сотрудничество классов» и Мирное «врастание» кулака в социализм. Перед миллионами трудящихся сектанты пытаются развивать буржуазную идейку индивидуального спасения от нищеты через трезвость, воздержание, некурение, трудолюбие, честность,\ бережливость, взаимопомощь и т. д. Перед миллионами безработных сектанты пропагандируют за границей штрейкбрехерский, проклятый капиталистический лозунг: «всяк за себя, а бог за всех». Спасая единицы от пьянства, сектанты сЦгни тысяч и миллионы людей толкают своей проповедью всепрощения в объятия капитализма, являющегося коренным йсточником алкоголизма. Укрепляя капитализм, сектанты-трёзвенники тем самым укрепляют корни алкого лизма. Проповедуя грошовую' бережливость, сектанты в то же время поддерживают в лице капиталистического способа производства необычайную расточительность и гибель производительных сил (1ибо капитализм немыслим без войн, кризисов и анархии производства). Проповедуя рабочим чест-/ ность в целях охраны капиталистической собственности в(f всем мире, сектанты в то же самое время проповедуют у на? любовь к ворам и расхитителям социалистической собственности, во всем мире сектантские организации поддерживает самых крупных мошенников и обманщиков — капиталистов. Заботясь о некурении и соблюдая грошовую бережливость в здоровьи, сектанты в то же самое время своей проповедью смирения толкают миллионы людей на капиталистическую каторгу, на которой трудящиеся капиталистических стран губят здоровье и получают туберкулез, истощение] Оказывая грошовую, и притом корыстную (в целях вербовки, а также ростовщичества), «взаимопомощь» друг д^гу, сектанты одновременно помогают своим учением капитализму разорять трудящихся. j Призывая трудящихся воздержаться от революционного насилия над помещиками, капиталистами, кулаками и г. д., сектанты тем самым помогают капиталистическому насилию и мешают борьбе с капитализмом и его спутниками — экоплоа- тацией, нищетой, отсталостью, проституцией, преступностью. На словах некоторые сектанты против войны, но империалистическая война есть не что иное, как продолжение вооруженными средствами той самой буржуазной политики, сознательными или слепыми защитниками которой яа деле во всех странах сектанты являются в мирных условиях. Защищая капитализм, сектанты всех стран помогают тем самым подготовке империалистической войны. Во всем мире вожаки сект объявляют коммунистическое учение неправильным и «греховным», а у нас некоторые вожаки сект, чтобы больше войти в доверие к верующим массам, объявляют себя коммунистами. На деле л^е вожаки сект старались и стараются всячески вредить делу строи тельства социализма. Например на общинные суммы содержались под видом благовестников шпионы, бывшие белогвардейцы, кулаки, бывшие помещики и т. д. Под видом оказания помощи мнимо гонимым в СССР верующим сектанты подняли кампанию за выезд из СССР и обрекли ты- , сячи людей на разорение и нищету, увеличив путем эмиграции избыток сельскохозяйственного населений и рабочих рук в капиталистических 'странах. j Под видом оказания взаимопомощи сектантские проповедники в годы неурожая и голода в 1921 г. занимались экс- плоатацией, ростовщичеством, скупкой у голодающих за бесценок имущества и т. д. То же самое они проделывают к- сейчас за границей. В общем же сектантское учение о нравственности есть учение для собственников, основанное на привычках и стремлениях собственников. Цель проповедников — ухватиться за собственнические настроения и пережитки в психологии масс, разжечь их и повернуть с помощью их массы к капитализму. Сектантская взаимопомощь—это не производственная помощь бедноте в ее стремлении сорганизовать колхозы. Это взаимопомощь грошовая, поддерживающая собственнические, индивидуалистические иллюзии среди бедноты и середняков. Сектантское равенство — это реакционная болтовня о равенстве «во Христе» голодного с сытым, бедного с богатым. Сектантское учение о свободе — это учение в первую очередь о свободе торговли и капитализма, учение о свободе эксплоатации и спекуляции. Всем своим учением сектантские проповедники хотят опраздать капиталистический строй. Сектанты оправдывают капитализм как ниспосланный свыше порядок. Они защищают капиталистическое богатство как награду за трудолюбие и благочестие. Бедность, по их понятиям, есть наказание за лень и нерадение к молитве. Отсюда, поскольку «грешники» и «праведники» якобы будут всегда, они и выводят вечность и незыблемость материального и всякого иного неравенства. Материальное неравенство, видите ли, есть испытание души. Лишения и страдания в руках божьих (читай: сектантских) есть средство- наилучшим образом «облагораживать» и спасать души- «грешников». В ответ на эти сектантские теории мы можем указать на историю классов и классовой борьбы, опровергающую все эти теории оправдания капиталистической действительности. История классовой борьбы и Октябрьская революция показывают, что общественное неравенство не вечно. Пример- «богомольной» дореволюционной России показывает, что нищета, бесправие и благочестие не только не противоречат друг другу, но друг друга поддерживают и питают. Лишения и нищета вопреки религиозной теории «облагораживания» являются главнейшим источником проституции и уголовщины. В конечном же счете источником проституции, нищеты и других так называемых социальных зол является ка питализм -с его институтом «священной» частной собственно*, •сти. Только с устранением капиталистической частной собственности возможно уничтожение ее спутников: безработицы, нищеты, проституции и т. д. Успешная борьба в СССР с отсталостью, нищетой, беспризорностью, ликвидация безработицы и т. д. подтверждают необходимость революционного ниспровержения капитализма во всем мире. Колхозники в подавляющем большинстве становятся с каждым днем все более зажиточными, а колхозы большевистскими. Ни трудолюбие, ни бережливость, ни честность, ни взаимопомощь, ни трезвость и никакие другие личные добродетели и достоинства человека не могут дать при капитализме миллионным массам трудящихся освобождения от нищеты и кабалы. Учение сектантов о трезвости, взаимопомощи и т. п. только укрепляет капитализм и помогает капиталистической эксплоатации. Безработица есть результат не пьянства, лени и прочих пороков рабочих, как говорят сектантские проповедники, а результат и неизбежный спутник капиталистического способа производства. При социалистическом способе производства безработицы нет, так наз. закон об 'относительном перенаселении для СССР уже не применим. Для СССР недействительны и все другие капиталистические законы общественного развития, обязательные и неизбежные для капиталистических стран. Избежать последствий капитализма— нищеты, безработицы, кризисов, захватнических войн и т. д. — можно только путем революционного переворота. Никакие заклинания и молитвы не помогут. Капитализм нельзя починить или облагородить, как болтают фашисты и церковно-сектантские проповедники. Капитализм не зависит от злой или доброй воли отдельных капиталистов, как думают обманутые проповедниками рядовые сектанты. Капиталистическое зло не есть результат нравственной испорченности капиталистов, которых вожаки сект якобы могут и намерены перевоспитать. Капитализм есть определенный, исторически неизбежный до поры до времени способ производства, на смену которому в данное время так же неизбежно идет новый, социалистический способ производства. Никакие сектантские заклинания не смогут спасти гниющий капитализм. Капитализм сам в себе несет своего могильщика — пролетариат, который уберет со своего пути к социализму все фашистские и церковно-сектантские препятствия.
<< | >>
Источник: Ф. М. ПУТИНЦЕВ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ РОЛЬ и ТАКТИКА СЕКТ. 1935

Еще по теме МЕТОДЫ РАЗОБЛАЧЕНИЯ КЛАССОВОЙ СУТИ СЕКТАНТСКИХ ТЕОРИЙ И ПРАКТИКИ:

  1. Различия в понимании сути экономической эффективности и методов ее исчисления
  2. § 2. Понятие и содержание ювенальной адвокатуры: от научных теорий к практике реализации
  3. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОЗИЦИИ СЕКТАНТСКИХ МАСС И СЕКТАНТСКИХ ВОЖАКОВ
  4. НАСТРОЕНИЯ СЕКТАНТСКИХ «ВЕРХОВ» И СЕКТАНТСКИХ «НИЗОВ»
  5. МЕТОДЫ ПРАКТИКИ УПРАВЛЕНИЯ
  6. СКРЫТЫЕ ПРУЖИНЫХРУЩЕВСКИХ «РАЗОБЛАЧЕНИЙ»
  7. Контракт и выяснение сути запроса
  8. ПОСЛЕДСТВИЯ ХРУЩЕВСКИХ «РАЗОБЛАЧЕНИЙ». ФАЛЬШИВЫЕ РЕАБИЛИТАЦИИ
  9. МЕТОД ПОВЕДЕНЧЕСКИЙ ТРЕНИНГ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
  10. Выяснение сути поручения
  11. завоевание сути товарной категории
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -