<<
>>

67. ИУДЕЙСКИЕ СОУЧАСТНИКИ БЕНЕДИКТА АРНОЛЬДА

Поскольку иудейским пропагандистам нельзя доверять в том, что они предоставляют народу все факты, - даже если эти пропагандисты имеют эти факты, - это приходится делать некоторому беспартийному агентству.
Иудейские пропагандисты пользуются полной свободой в отношении г азет в Соединенных Штатах - по этой причине иудейская реклама составляет свыше 75% всей рекламы в этой стране - и, таким образом, широкая паутина ложных представлений постоянно опутывает иудейский вопрос. Самым последним фактом в этом отношении является широкая публикация нового разоблачения происхождения известных Протоколов. Это означает шестое «окончательное» и «полное» разоблачение того, что иудеи выдвинули для публичного употребления. У иудеев пока еще есть время для извинений и сообщения правды. Предположим, что они высказывают седьмой раз настоящую правду с полным отказом от Протоколов. Задача издательства «Диарборн Индепендент» состоит в том, чтобы время от времени открывать новые точки зрения об иудейском вопросе, для того чтобы беспристрастный читатель, информированный о широком характере иудейского влияния, смог бы получить общее представление о нем. Участие иудеев в войнах Соединенных Штатов было предметом значительного преувеличения иудейскими публицистами. Это наиболее интересный аспект. Он заслуживает, возможно, более полного рассмотрения. Настоящей целью издательства «Диарборн Индепендент» не является опровержение иудейских преувеличений; однако нашей целью является заполнить отсутствующие части истории и предоставить отсутствующие связи в некоторых из наиболее интересных эпизодов американской истории. Это будет сделано на основе непререкаемого исторического авторитета по большей части иудейского характера и исключительно в интересах полного понимания проблемы, выпяченной самими иудейскими лидерами. Первым вопросом, который будет рассмотрен в этой серии, является та роль, которую играли иудеи в государственной измене Бенедикта Арнольда. Бенедикт Арнольд, наиболее известный предатель в американской истории, стал объектом значительных комментариев за последнее время. В числе комментаторов были американские иудеи, которые не сумели довести до сведения американской публики информацию, которая может быть найдена в иудейских архивах относительно Бенедикта Арнольда и его соучастников. Для начала следует заметить, что стремление иудеев заняться бизнесом в поставках товаров на нужды армии и получить доступ, насколько возможно, к военным контрактам существует давно и заметно. Авторитет в этой области, Вернер Сомбарт, в своей работе «Иудеи и Современный Капитализм» указывает (стр. 50—53): «Иудеи в течение шестнадцатого, семнадцатого и восемнадцатого веков были наиболее влиятельными поставщиками д ля армии и богатыми людьми, к которым принцы обращались за финансовой под держкой... мы не имеем возможности попытаться упомянуть какой-либо возможный пример. Мы можем только указать ггуть; это будет предметом последующих исследований». «И хотя существуют записи многочисленных случаев действия иудеев в качестве поставщиков для армии в Испании до 1492 года, я не буду ссылаться на тот период, поскольку он лежит вне пределов нашего теперешнего исследования. Мы ограничимся последующими столетиями и начнем с Англии».
«В семнадцатом и восемнадцатом веках иудеи уже добились признания как поставщики армии. Во времена Содружества наиболее известным поставщиком для армии был Антонио Фернандес Карвахал, «великий иудей», который прибыл в Лондон ще-то между 1630 и 1635 годом и весьма быстро стал известным среди наиболее выдающихся торговцев в стране. В 1649 году он был одним из пяти лондонских подрядчиков, которому государственный совет разрешил заключить контракт с армией на поставку зерна. ГЪворят, что он ежегодно ввозил в Англию серебро на сумму 100000 фунтов стерлингов. В последующий период, в особенности во время войн Уильяма III, г-н Соломон Медина («иудей Медина») был «крупным контрактором» и за свою службу он был посвящен в рыцари, став первым иудеем, удостоенным этой чести». «Точно так же было и в войнах Испанского Наследия; и здесь также иудеи были основными поставщиками армии. В 1716 году иудеи Страсбурга возобновили услуги, которые они предоставляли армиям Людовика XTV, предоставляя информацию и поставляя продовольствие. Действительно, главным поставщиком армии Людовика XIV был иудей Джекоб Уормс; а в восемнадцатом веке иудеи постепенно захватывали все более и более значительную часть этой деятельности. В 1727 году иудеи из Метца в пределах шести недель поставили в город 2000 лошадей на убой на мясо и более 5000 лошадей верховых. Фельдмаршал Морис из Саксонии, победитель битвы при Фонтеной, высказал мнение, что его армии никогда так хорошо не снабжались, как тогда, когда поставщиками были иудеи. Одним из наиболее известных поставщиков армии во время царствования последних двух Луиз был Сэрф Биер, в патенте натурализации которого было записано, что «...в войнах, которые разразились в Эльзасе в 1770 и 1771 годах, он нашел возможности доказать свою преданность в служении нам и государству». «Аналогичным образом дон Градис из Бордо получил международное признание в восемнадцатом веке. Абрахэм Градис организовал крупные склады в Квебеке в целях обеспечения потребностей французских войск. В период Революционного правительства, во время Директории, в период Наполеоновских войн всегда были иудеи, которые действовали как снабженцы, В этой связи существенное значение имеет тот факт, что на улицах Парижа вывешено публичное объявление об этом. В городе разразился голод, и к иудеям обратились с призывом проявить их благодарность за предоставленные им Революцией права и обеспечить поставки зерна. «Только они, - указывает автор записки, - могли успешно решить эту задачу благодаря их деловым отношениям, из которых их сограждане могли извлечь всю пользу». Аналогичная история имела место ив Дрездене. В 1720 году иудейский судья Йонас Мейер спас город от голода, поставив большое количество зерна (газета «Хроникер» упоминала о 40000 бушелей зерна)». «По всей Гёрмании с давних времен иудеев можно было найти среди поставщиков для армии. Можно упомянуть нескольких из них. В шестнадцатом веке это был Исаак Мейер, который с разрешения кардинала Альбрехта стал резидентом Хальберштадта в 1537г. и понравился ему, ввиду опасного времени, тем, что «снабдил наш монастырь хорошим оружием и защитным снаряжением». Был также Йосельман-фон-Рошейм, который в 1548 году получил имперскую защитную грамоту, поскольку он предоставил армии как деньги, так и провиант. К 1546 году относятся запись о богемских иудеях, которые поставляли шинели и одеяла для армии. В следующем столетии еще один богемский иудей по имени Лазарус получил официальное заявление о том, что он «добыл лично или за свой счет» ценную информацию об имперских войсках и по своей инициативе следил за тем, чтобы армия была в достаточной мере снабжена снаряжением и обмундированием. Великий Выборщик также благодарен иудеям за удовлетворение его . военных потребностей. Лейман ТЪмперц и Соломон Элиас были его подрядчиками в производстве орудий, по- 11 йажыайшая ппобпама миля Книга 9 роха и т.п. Были и многие другие; Самуэль Юлиус занимался восстановлением во время правления Фредерика Аугустуса в Саксонии; семья Модэль была поставщиком и армейским подрядчиком в Герцогстве Аенсбах в семнадцатом и восемнадцатом столетиях, что хорошо известно в истории. Короче говоря, как четко выразил это один писатель, «все подрядчики являются иудеями, и все иудеи являются подрядчиками». «В этом отношении Австрия ничем не отличается от Германии, Франции и Англии. Богатые иудеи, которые во времена царствования императора Леопольда получили разрешение снова поселиться в Вене (1670 г.), - Оппенгеймеры, Вертэймеры, Мэйер Гершель и остальные, - все были поставщиками для армии. И это же мы обнаруживаем во всех странах, находившихся под Австрийской короной». «Наконец мы должны упомянуть и иудейских поставщиков для армии, которые снабжали американские войска в Революционной и Гражданской войнах». Записка Сомбарта на этом заканчивается. Он не упоминает о том, что «иудейские подрядчики снабжали американские войска во время Революционной и Гражданской войн». В будущем эта задача должна была быть выполнена издательством «Диарборн Индепендент». Именно при изучении обогащения иудеев во время войн были обнаружены ключи к наиболее крупным злоупотреблениям, виновниками которых являются иудеи, в данном случае извлечение прибыли на поставках товаров военного назначения, были вскрыты иудейские связи с Бенедиктом Арнольдом. «Войны являются иудейским сбором урожая», - гласит древняя поговорка. Их склонность к квартир- мейстерской деятельности наблюдалась как в древние, так и в теперешние времена. Их интерес заключается главным образом в прибылях, а не в национальных проблемах; их традиционная лояльность проявляется только в отношении иудейской национальности, но не по отношению к любой другой национальности; естественно только то, что они являются торговцами товарами и информацией во времена войн - иными словами, они являются собирателями военных прибылей и шпионами. Если проследить непрерывно осуществляемую программу во время Революционной Войны, Американской Гражданской войны и Великой войны недавнего прошлого, то единственным заметным изменением является возрастание власти и прибылей иудеев. Несмотря на то что численность иудеев, проживающих в американских колониях, весьма невелика, их было достаточно, чтобы упомянуть Революционную войну; и хотя не было никакого всеохватывающего законодательства против иудеев, как это имело место во время Гражданской войны, меры принимались против отдельных личностей по таким же делам, которые в период 1851— 1865 годов возбуждались более часто. Журналы «Континентал Конгресс» содержат многие статьи о выплатах иудеям, а также и сообщения о различных сделках с ними по другим проблемам. О барабанах, об одеялах, о винтовках, о продовольствии, об обмундировании - вот обычные темы таких сообщений. Большинство иудейских порученцев были индейскими торговцами (степень связи иудеев с американскими индейцами пока не стала предметом исследований, которых она заслуживает). Семья Гратц из штата Пенсильвания принимала весьма активное участие в индейской торговле и нажила колоссальное состояние на ней. Наиболее любопытный объем информации, касающейся отношений Колоний с иудеями, может быть получен при изучении старых материалов. В колониальном Нью-Йорке иудеи были как лояли- стами, так и мятежниками в зависимости от изменений «прилива». Они наживались при лоялизме на контрактах, которые они заключали, и на скупке конфискованной собственности тех, кто проявлял лояльность к делу Америки. Интересно отметить, что некоторые из скупщиков обширной собственности Дилэнси были иудеями. Г-н Дилэнси был патриотом из Нью-Йорка и был удостоен почестей, его именем названа одна из важных магистралей. Тот же самый Нью-Йорк недавно официально удалил имя Дилэнси из наименования этой магистрали и заменил его именем Джекоб X. Шифф, именем иудея, родившегося во Франкфурте-на-Майне. Мы вторгаемся непосредственно в границы повествования о Бенедикте Арнольде, упоминая о семье Франке из Филадельфии, некоторые члены которой привлекают наше внимание. Семья Франке - это иудеи из Англии, которые переселились в Америку, сохранив свои связи с Англией. Они занимались государственными, в основном армейскими, контрактами. Они были держателями армейских контрактов во Французской и Индийской войнах, а также и в последующей Революционной войне. Чтобы понять картину, необходимо взять ее из иудейских источников. Моисей Франке жил в Англии, вел дела непосредственно с Британским правительством. Он имел контракт на снабжение всех британских войск в Америке до того, как начались военные беспорядки между колониями и центральным правительством. Он был основным поставщиком британской армии в Квебеке, Монреале, Массачусетсе, Нью-Йорке и в стране иллинойс- кихиндейцев. ТЪгда все это было территорией Британии. Джекоб Франке жил в Нью-Йорке. Он был представителем Моисея Франкса из Англии в Америке. Он был американским агентом Синдиката Франкса по снабжению армии - как это было на самом деле. В Филадельфии был Дэвид Франке, сын Джекоба из Нью-Йорка. Дэвид был агентом Франкса в штате или колонии Пенсильвания. Он был в месте пребывания колониального правительства, в центре американской политики. Он представлял собой руку в перчатке для многих отцов американского правительства. Он был чрезвычайно богатым человеком (хотя и был агентом) и имел решающую руку в Филадельфии. В Монреале был еще один Франке - Дэвид Солсбери Франке, который также занимался поставками для армии. Он был веселым молодым человеком с «хорошей родословной», который знал все способы извлечения честного пенса из потребностей армии и опасностей для стран. Этот молодой человек был внуком или внучатым племянником Моисея Франкса из Англии, поскольку он был племянником Дэвида Франкса из Филадельфии. Ткм и сям были и другие Франксы, все вовлеченные в дела с неиудейским правительством, но упомянуты здесь только те четверо, которые связаны с основными частями повествования. Мгновенное отвлечение от темы сразу же позволяет увидеть расплывчатость либерализма некоторых Отцов Страны и равнодушие, с которым Дэвид Франке из Филадельфии мог бы сменить одну роль на другую - способность, которая дорого ему стоила, когда разразилась война. Джон Трамбалл, весьма известный художник того времени, чьи картины все еще восхищают Национальный Капитолий, был приглашен на обед в дом Томаса Джефферсона, где среди гостей был сенатор Джайлс из штата Вирджиния. Трамбалл рассказывает следующее: «Я едва сел, когда Джайлс стал раздражать меня по поводу пуританского происхождения и особенностей Новой Англии. Я видел, никто из присутствовавших не был из Новой Англии, и поэтому, хотя я сознавал, что ни в какой степени не имел квалификации, чтобы вести религиозную дискуссию, я почувствовал себя обязанным защитить свою страну по этой деликатной проблеме настолько надежно, насколько я мог. Был ли это заранее подготовленный спор о христианской религии, в котором она должна быть сильно осмеяна с одной стороны и слабо защищена с другой стороны, в целях предполагаемого развлечения достаточно свободомыслящих участников обеда, я не берусь сказать, но так казалось, а г-н Д жайлс добродушно насмехался над моим немалым раздражением, если не сказать волнением, пока не был объявлен обед». «Я надеялся, что это освободит меня при смене направления разговора, однако компания плотно сидела за столом, когда они возобновили нападки с большей силой и продолжали так вплоть до осмеяния характера, поведения и доктрин Основателя нашей религии; г-н Джефферсон улыбался и одобрительно кивал г-ну Джай лсу, в то время как остальная часть присутствующих молча позволила мне защищать нашу судьбу до тех пор, пока мой друг Дэвид Франке не стал в споре на мою сторону. Полагая, что это удобная возможность избежать дальнейшего разговора по этой проблеме, я обратился к г-ну Джефферсону и сказал: «Сэр, это странная ситуация, в которой я оказался; в стране, исповедующей христианство, и сидя за столом с христианами, как я полагал, я и моя религия подвергаются жестким и почти непреодолимым нападкам и осмеянию, и никто не оказал мне помощи в защите, кроме моего друга г-на Франкса, который сам является иудеем». Этот эпизод бросает любопытный свет на характер «философского неверия» ТЪмаса Джефферсона, что является неприятной модой тех дней; это также иллюстрирует некоторые возможности Дэвида Франкса. Отношения между колониями и метрополией стали натянутыми. Политические настроения накаляются. Впервые начинают выступать линии раздела между «американским» и «британским», Сначала существовала определенная степень согласия среди всего населения, за исключением представителей правительства, в том, что протест против злоупотреблений правительства был оправдан и что должно быть обеспечено надежное представительство Колоний. С этим согласились даже лоялисты и империалисты. Это был вопрос внутренней политики. Однако, когда идея протеста стала перерастать в идею открытого сопротивления и независимости, произошел раскол. Необходимо было или подкорректировать Империю, или отказаться от нее. Здесь и произошел раскол между народами колонии. Г-н Джекоб Франкс, находясь в роялистском и лоя- листском Нью-Йорке, был, безусловно, и роялистом, и лоялистом. Как у военного заказчика Британского правительства, у него не было выбора. Г-н Дэвид Франкс, находясь в Филадельфии, был несколько ближе к центру американских представлений и не мог быть в той же степени роялистом и лоялистом, как и его родственник на севере. По существу, Дэвид Франкс пытался сделать то, что сейчас называют «си деть верхом», пытаясь стать на сторону Империи и на сторону Колонии. Это было естественно. Его деловые интересы находились в Филадельфии. Возможно, он также хотел оставаться как можно дольше в положении шпиона и посылать информацию роялистам о настроениях в государстве и у населения. Более того, его принимали в достойном обществе, а его репутация состоятельного и проницательного человека привлекала к нему внимание, которым он в противном случае не пользовался бы. Итак, в 1765 году мы обнаруживаем его присоединившимся к торговцам Филадельфии в договоре о запрете импорта товаров из Англии, пока оставался в силе ненавистный Марочный Закон. В 1775 году он поддерживал продолжение использования валюты колониальных времен. Ему нравилась его привычная жизнь в городе и его знакомство с семьей Шиппен, в которую по браку вошел приятный молодой человек Бенедикт Арнольд. Имело место некоторое странное перемешивание всех трагических персонажей в пьесе: Бенедикт Арнольд женится на девушке, для которой майор Андрэ написал салонную пьесу. Майор Андрэ в период своего содержания в тюрьме в качестве американского военнопленного и до своего обмена часто бывал в доме Дэвида Франкса. А Дэвид Солсбери Франкс, являясь агентом синдиката Франксов в Монреале, в результате странного поворота колеса Фортуны оказался в семье военного Бенедикта Арнольда в течение длительного периода времени, предшествовавшего и включающего серьезную государственную измену. Итак, оставим на некоторое время иудейскую семью Франксов - все они пока остаются в том положении, в котором мы впервые описали их: Моисей в Англии, Джекоб в Нью-Йорке, Дэвид в Филадельфии, Дэвид С. в Монреале, - и давайте обратим пристальное внимание на молодого американского офицера Бенедикта Арнольда. Большинство из этих фактов было бы утрачено, если бы они не были сохранены в иудейских архивах Американским Иудейским Историческим Обществом. Вы прочтете любую историю о Бенедикте Арнольде без упоминания окружающих его иудеев. Авторы известных событий были слепы. Принципиальным недостатком характера Бенедикта Арнольда была его страсть к деньгам. Все неприятности, которые приводили к ситуации, в которой он оказывался связанным с американским правительством или армией, были связаны с подозрением, которое как облако нависало над многими из его деловых операций. Имели место попытки изобразить Арнольда как приятного страдальца, как того, кто был обескуражен незаслуженными послаблениями Континентального Конгресса, как жертву ревности более мелких людей, как того, у кого незаслуженно отняли уверенность. Ничто не может быть столь далеко от действительности. Он был человеком, к которому тянулись люди инстинктивно, чтобы стать великодушными, однако настолько общеизвестной была его неосведомленность в денежных делах, что, восхищаясь им, его братья-офицеры подчинялись защитному инстинкту и держались подальше от него. Он был отмечен слабой формой бесчестности прежде, чем он был помечен изменой, а основным объяснением его измены была крупная взятка в виде крупной суммы денег, которую он должен был получить за свое преступное деяние. Это четко показывают собственные записи г-на Арнольда. В таком случае рассмотрим его карьеру в некоторый момент времени, и мы увидим, как переплетаются пути движения Франксов и потоки денег, словно цветные нити. Были предприняты экстраординарные усилия за последние годы для того, чтобы умалить предательство Арнольда путем переоценки его деятельности. Эту деятельность не следует преуменьшать. Действительно, это было большое достижение, когда был совершен зимний марш в Монреаль и Квебек в 1755-56 гг., который казался целой серией его неприятностей. Воспроизвести это проявление храбрости и стойкости означало бы рассказать сказку, которая взволновала бы американского школьника. Это было под Монреалем, когда Бенедикт Арнольд вступил в контакт с молодым иудеем, Дэвидом Солсбери Франксом, канадским агентом синдиката Франксов по поставкам провианта армии. И еще известно о молодом Франксе то, что он вернулся в Американские Колонии в поезде Бенедикта Арнольда в качестве офицера американской армии. Каким образом произошло это изменение, не объяснено ни в одном источнике. Следовательно, существует некоторый темный момент, когда произошло это «быстрое изменение», которое превратило молодого монреальского иудея из поставщика британской армии в офицера штаба Бенедикта Арнольда. Однако поскольку невозможно скрыть никакой факт, повсюду существуют свидетельства того, что могло произойти, что наиболее вероятно, каковы основы связи и взаимодействия между двумя фактами. Весьма вероятно - почти наверняка - возможности существуют для получения взятки, которая могла бы быть капитализирована при сочетании полномочий генерала Арнольда и возможностей молодого Франкса в организации товарооборота. С того дня, когда они встретились в Монреале, и до часа, когда генерал Арнольд сбежал, как предатель, из форта на реке Хадсон, молодой Дэвид Солсбери Франкс был его компаньоном. На одном из многочисленных судебных заседаний, когда генерала Арнольда допрашивали о делах, относящихся к военным поставкам, Франке, который был помощником Арнольда и имел звание майора, свидетельствовал о следующем: «Моя служба в армии нанесла существенный ущерб моим личным делам, и я думал оставить ее, как только возникнет соответствующая возможность. По этому вопросу у меня состоялись несколько бесед с генералом Арнольдом, который обещал любую помощь в пределах его возможностей; он должен был получать долю прибыли от того дела, которым я должен был заниматься». Эти показания были даны майором Франксом в П79 г.; эти два человека встречались зимой 1775—1776 г., од нако, как показывают материалы, майор Франкс всегда пользовался доверием генерала Арнольда, чтобы выпутаться из неприятностей, возникавших спорных дел, в которых довольно часто использовалось военное положение г-на Арнольда. Майор Франкс сознавался в том, что он должен был принимать участие в таких делах, а генерал Арнольд должен был получать некоторую долю прибылей. На какой основе могла существовать такая организация, это другой вопрос, который неизвестен. У Арнольда не было капитала. Он не получал кредита. Он был мотом, постоянно занимал деньги и пользовался известностью из-за своей постоянной потребности в деньгах. Единственным возможным побуждением для Франкса к вступлению в партнерские отношения с ним было понимание того, что генерал Арнольд должен был использовать свои военные полномочия, чтобы передать все это дело Франксу. Или, говоря более прямолинейно, «прибыль», которую должен был получать Бенедикт Арнольд, была платой за незаконное использование власти для получения своей собственной выгоды. Полное раскрытие материалов покажет, что это и есть самая обоснованная точка зрения в этом деле. Именно в Монреале имя Бенедикта Арнольда было впервые связано со слухами о теневых операциях с частной и общественной собственностью. Генерал Джордж Вашингтон издал наиболее четкую инструкцию по этим проблемам, имея в виду отношение к канадцам как к друзьям американцев, а не как к врагам. Генерал Вашингтон увольнял офицеров и наказывал солдат плетями, если они не подчинялись приказу не портить и не воровать. ГЬнерал Арнольд наворовал большое количество имущества в Монреале и поспешил вывезти его, не подсчитав должным образом. Это он признает в своем письме генералу Шнайлеру: «Наина спешка и беспокойство были столь велики, когда все эти товары были получены, что не было возможности точно подсчитать их». Это означает только то, что Арнольд захватил эти товары, не дав гражданам Канады соответствующих квитанций на них, вследствие чего у него в руках оказалось значительное богатство, за которое он не был обязан отчи таться перед кем-либо. Всю эту массу товаров он направил полковнику Хэйзену в Чембли, а полковник Хэй- зен, зная, очевидно, условия, при которых эти товары были получены, отказался их принимать. Неповиновение полковника Хэйзена своему непосредственному начальнику, в особенности по вопросам имущества, заставило Арнольда принять некоторые предохранительные меры, которые он изложил в своем письме генералу Шуйлеру. Тем временем весьма неприятный слух прошел по Американской армии о том, что генерал Бенедикт Арнольд пытался совершить кражу, но был остановлен честным поведением полковника Хэйзена. Более того, были слухи (и этот факт был признан Арнольдом в его письме), что во время транспортировки товары были отсортированы таким образом, что, когда они в конце концов прибыли на место назначения, значительная часть их исчезла. Все основные факты были признаны Арнольдом, который, однако, использовал их, чтобы бросить обвинение полковнику Хэйзену. Он пошел еще дальше в своих обвинениях полковника Хэйзена, потребовав передачи дела в военный суд. Этот суд был созван, но отказался выслушать свидетелей, выбранных генералом Арнольдом от его имени, на том основании, что эти свидетели не пользовались доверием. После этого генерал Арнольд стал высмеивать суд, который отдал приказ о его аресте. ГЬнерал ГЪйтс, чтобы сохранить полезную службу г-на Арнольда для Армии Соединенных Штатов, распустил военный суд, оправдав тем самым поведение г-на Арнольда. Однако до роспуска военного суда он неформально оправдал полковника Хэйзена. Затем почти немедленно, как это показалось бы, в своей новой связи с Дэвидом Солсбери Франксом Бенедикт Арнольд был вовлечен в нехорошую историю относительно собственности, которую он время от времени получал и которая исчезала вскоре после этого. Его попытка бросить обвинение на офицера, неповиновение которого служило причиной разглашения действительного состояния дел в стране, провалилась. Это была его решительная попытка опередить разоблачение, которое неизбежно должно было последовать. Хотя и справедливо то, что в этом монреальском деле не записано обвинение против Бенедикта Арнольда за хищение товаров, правда также, что с того дня он попал под подозрение Американской армии. Если бы Бенедикт Арнольд был тоща невиновен и сохранил бы свои руки чистыми после этого, то монреальский эпизод был бы забыт. Однако на самом деле подобные дела стали происходить с возрастающей частотой, и все они, что в достаточной степени странно, связаны также с тем иудеем, которого он связывает с самим собой еще в первом случае. История связи этого иудея с Бенедиктом Арнольдом в течение всего периода, оканчивающегося великой изменой, может быть теперь прослежена с большей последовательностью, поскольку сейчас их прежде разные направления сливаются вместе. Эта взаимосвязь и все, что она означает, будет проиллюстрировано в другой статье и проиллюстрировано из правительственных источников. Публикация от 8 октября 1921 г.
<< | >>
Источник: Генри Форд. ВАЖНЕЙШАЯ ПРОБЛЕМА МИРА КНИГА ВТОРАЯ. 2009

Еще по теме 67. ИУДЕЙСКИЕ СОУЧАСТНИКИ БЕНЕДИКТА АРНОЛЬДА:

  1. 68. БЕНЕДИКТ АРНОЛЬД И ИУДЕЙСКАЯ ПОМОЩЬ В ТЕМНОМ ДЕЛЕ
  2. 69. АРНОЛЬД И ЕГО ИУДЕЙСКИЕ ПОМОЩНИКИ В ВЕСТ-ПОЙНТЕ
  3. § 3. ВИДЫ СОУЧАСТНИКОВ
  4. § 4. ОСНОВАНИЕ И ПРЕДЕЛЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ СОУЧАСТНИКОВ
  5. Барух (Бенедикт) Спиноза
  6. 3. Политическое и правовое учение Бенедикта Спинозы.
  7. Арнольд Руге
  8. § 4. Правовой реализм и иные направления: К. Н. Ллевеллин и Т. Арнольд
  9. Арнольд Джозеф Тойнби
  10. НЕЙТРАЛЬНОЕ НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ Арнольд Дж. Харбергер Neutral Taxation Arnold С. Harberger
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки -