<<
>>

45. ИУДЕЙСКИЕ ШУЛЕРЫ КОРРУМПИРУЮТ АМЕРИКАНСКИЙ БЕЙСБОЛ

«Эта клановость будет в конце концов разрушена независимо от преднамеренныхусилий иудейских лидеров, которые решили, что Израиль должен остаться империей в империи. Если иудеи настаивают на сохранении отличного этнического сознания и исключительной общественной жизни, то и антисемитизм будет процветать в Америке, как он расцвел в Европе.
Американская нация, сама будучи результатом слияния, не допустит появления чуждых элементов в ней без протеста» Пгрберт Адамс Гйббонс, журнал «Сенчури», сентябрь, стр.789. В Соединенных Штатах есть люди, которые говорят, что бейсбол получил смертельную рану и медленно погибает, он будет исключен из списка респектабельных видов спорта. Есть и другие люди, которые говорят, что американский бейсбол можно спасти, если очистить его от иудейского влияния, которое именно втянуло его в период горького стыда и деморализации. Будет ли уничтожен бейсбол как вид первоклассного спорта и выживет ли он как дешевое развлечение; или обладает ли бейсбол существенным внутренним свойством, чтобы решительно подняться и отбросить угрожающую ему опасность, остается делом различных взглядов. Однако остается одна уверенность, а именно, что последний и наиболее опасный удар, нанесенный бейсболу, носит, что весьма любопытно, иудейский характер. Однако обвинение было выдвинуто только про- тив нескольких иудеев. Неизбежно в отчетах прессы появились имена других иудеев, и народ заинтересовался тем, кто они такие. Председателем был судья-иудей. Известные иудейские адвокаты были на обеих сторонах. Судья-иудей был председателем суда. Имели место многочисленные странные вещи. Однако самым странным из всего было то, что, хотя американские болельщики чувствовали, что в бейсболе происходило что-то эпохальное, лишь немногие действительно знали, что это такое. Для других же времени было вполне достаточно, чтобы сказать правду, если они были предрасположены к этому.
Многие спортивные редакторы были близки к тому, чтобы рассказать все, если бы их газеты разрешили им сделать это. Однако с каждым днем становилось все очевиднее, что если бы все дело было раскрыто, то американцы могли бы узнать, где следует искать опасность. Это должно было сделать издательство «Диарборн Ин- депендент». И это не наш собственный выбор. Дело бейсбола является тривиальным делом по сравнению с некоторыми из фактов, которые ожидают своей публикации. Однако представляется возможным увидеть функционирование иудейской идеи в бейсболе так же ясно, как и в любой другой области. Сам процесс один и тот же, происходит ли он в войне или политике, в финансах или в спорте. Для начала отметим, что иудеи - это не спортсмены. Это сказано не д ля того, чтобы обвинить их, но только в интересах анализа. Это может быть некоторым дефектом их характера, а может и не быть; тем не менее это факт, который дискриминирующие иудеи признают не колеблясь. Обусловлено ли это их физической летаргией, их нежеланием совершать ненужные физические усилия или их серьезным настроем ума, это могут решать другие; иудей по своей натуре не является спортсменом-легкоатлетом; если он выбирает гольф, то это потому, что его положение в обществе требует этого, а не потому, что он нравится ему, и если он занимается легкой атлетикой, как делают некоторые более молодые, то это потому, что много внимания было уделено их не- 2 Важнейшая проблема мира. Книга 2 желанию заниматься спортом и что более молодое поколение полагает необходимым исключить эту причину для замечаний. И тем не менее опасность для сегодняшнего американского спорта заключается в существовании определенного типа иудеев в спорте не как участников, но как эксплуататоров и коррупционеров. Если бы он был спортсменом из любви к спорту, то его можно было бы спасти от того, чтобы он стал эксплуататором и коррупционером, поскольку нет ни одного ума, для которого коррупция в спорте более нелогична и даже необъяснима, чем для ума человека, который занимается ею.
Ниже будет приведено весьма полное описание случая в оправдание упомянутых выше терминов «эксплуататор» и «коррупционер» применительно к бейсболу. Однако было бы так же легко привести такие же примеры в отношении борьбы и скачек. Борьба настолько полностью контролируется иудеями, что стала криминальным видом спорта. История борьбы - это не только история деморализации спорта, но также и история массового шельмования публики. Тэ же справедливо и для скачек. Сама атмосфера этого вида спорта наполнена бесчестностью. Лошади остаются почти единственными воспитанными существами, связанными с ним. Однако почему искусство выращивания, тренировки и испытания прекрасных лошадей должно ухудшать их качества? ТЪлько потому, что определенный класс людей видит в этом возможность сыграть на слабостях людей ради прибыли. Это действительно объясняет присутствие иудеев в современных видах спорта, и это также объясняет, почему иудейская идея в спорте, вместо того чтобы защищать спорт, коррумпирует его. Иудей видит деньги там, где спортсмен видит развлечение и мастерство. Иудей стремится капитализировать соперничество и коммерциализировать соревновательный пыл. Это не обязательно единственный курс, который мог выбрать иудей в различных видах спорта, но этот курс наиболее заметен, и поскольку скандал следует за скандалом, то представляется, что наступило время, когда орга низованные иудеи должны контролировать или дезавуировать техиудеев, которые в наибольшей степени способствовали коррумпированию и почти разрушили наши самые чистые и почетные виды спорта, Не имеет» никакого значения, что в Чикаго, где находится штаб квартира Иудейской Антидиффамационной Лига, ни одного слова осуждения не было послано от иудеев в адрес иудейских оскорбителей, за их действия. Ни слова. Однако в то же время Антидиффамационная Лига оказывала мощное давление на все американские газеты, чтобы предотвратить публикацию заявления о том, что весь скандал в бейсболе был от начала до конца сфабрикован иудеями. Призыв к закрытию бейсбола был брошен еще в 1875 г.
Грубость, пари на деньги, пьянство и общий беспорядок на бейсбольных полях создали весьма низкое мнение об этом виде спорта, настолько низкое, что посещение игр весьма сильно упало. В том же 1921 году бейсболу был нанесен публикой еще один удар тем же способом - весьма значительным сокращением численности зрителей на играх. Буря стала слышна еще в 1919 г. Команда «Цинциннати Нэшналз» нанесла поражение команде «Чикаго Америкэнз» в мировой серии игр того года, и немедленно после этого страна стала местом распространения загадочных слухов о нечестных сделках. Назывались имена иудеев, однако они ничего не значили для обычного человека. Слухи касались подпольных финансовых операций ряда иудейских шулеров с «определенно теневой репутацией». Однако им удалось ускользнуть, как говорят на языке этой сферы деятельности. Возмущение публики было недостаточным, чтобы открыть карты, и слишком много интересов было вовлечено, чтобы не очернить бейсбол в глазах обожающей его публики. Однако не все забыли этот инцидент. Некоторые, кто был искренне заинтересован в честном спорте и учитывал также и факты, продолжали следить за процессом даже после того, как он затих, много после того, как главные провинившиеся позабыли свою прежнюю осторожность. Туда, где однажды деньги можно было с успехом хватать, банда наверняка вернется. Время текло, пока не стал заканчиваться сезон 1920 года. Однажды, когда команды Национальной Лиги из Чикаго и Филадельфии играли серию игр в Чикаго, странные сообщения стали поступать в управление Чикагского клуба. Сообщения поступали из Детройта и информировали управление Чикагского клуба о том, что некоторые «хорошо известные» иудеи очень много поставили на команду Филадельфии. В пари были вовлечены крупные суммы денег, а поскольку пари было всего лишь обычным в очередных играх и не имело большого значения, то необычный интерес иудейских азартных игроков привлек внимание. В то же время было замечено, что деньги стали быстро поступать в игровые комнаты в Филадельфии.
По получении этих сообщений руководители Чикагского клуба спешно созвали конференцию. Они позвали фоувера Кливленда Александера, объяснили ему ситуацию и сказали ему, что спасение игры зависит от него. Подавать мяч была не очередь Александера, в тот день для этого был выбран Клод Р. Хендрикс; в тот день Александер и не тренировал подачу мяча. Однако он не пошел в бокс, и хотя он всем сердцем хотел победить Филадельфию и наказать участников пари, ему это не удалось. Разгорелся крупный скандал. Большое жюри графства Кук собралось на свою сессию в Чикаго и потребовало расследования. Когда это большое жюри завершило свою работу, то восемь членов Чикагской Американской Лиги были обвинены в проигрыше Мировой Серии 1919 года, прошлого года, «красным» из Цинциннати. И повсюду во время этого расследования пестрели многочисленные имена иудеев. Было установлено, что обвинения, выдвинутые первым большим жюри, были ошибочными; было созвано второе жюри, и именно по второй группе обвинений состоялся известный суд в Чикаго. Одним отличием в работе этих двух больших жюри было то, что второе осудило пятерых иудеев, которые избежали наказания в первом случае. Двумя из них были Карл Зорк и Бенни Франклин, которые упоминались как в первом, так и во втором, однако организация обвини теля не предприняла попытку добиться их обвинения. Почему? Поскольку Бен-Лодж, адвокат, представляющий обвинение, заявил, что достаточно много людей обвинены и без Зорка и Франклина. Этих двух иудеев из Сент-Луиса представлял Альфред С. Остриан, адвокат-иудей из Чикаго. Это второе большое жюри осудило также Бена и Луиса Леви и их двоюродного брата Д.А.Цейзера, шулеров из Де-Мойн- са. Их обвинение не было под держано в первом большом жюри, когда расследование вел г-н Рэплогл, помощник Хойна, который тогда выступал от штата Иллинойс. Между первым и вторым большим жюри произошло некоторое политическое изменение, и интересы общества во втором большом жюри защищал новый обвинитель Роберт Кроуи, бывший судья. В этот момент повествования оказывается необходимым дать краткие сведения о том, «кто есть кто» в скандале с бейсболом, опуская имена игроков-бейсболистов, которые достаточно хорошо известны публике.
Этот список будет включать имена только тех, кто был на заднем плане бейсбола и кого необходимо знать, чтобы понять, что происходило за сценой в недавние годы. В качестве первого имени возьмем Альберта Д. Ласкера. Он член Американского Еврейского Комитета, недавно был назначен президентом Хардингом председателем Управления Перевозки Грузов Соединенных Штатов и известен как автор «Плана Ласкера», широко разрекламированного плана реорганизации бейсбола, который практически вывел спорт из-под контроля неиудеев. Он считался вторым самым богатым иудеем в Чикаго и был главой рекламного агентства, которое приобрело известность под неиудейскими именами «Лор и Томас». Более того, он был крупным акционером чикагской компании «Чикаго Нэшионалз». Т&к называемый «План Ласкера» имел отношение к г-ну Ласкеру, хотя и не утверждается специально, что он был его создателем. Именное название не дано по той причине, что это могло бы поставить г-на Ласкера в положение, когда утверждается то, что несправедливо. До того как выставить такое требование, термин «План Лас кера» должен оставаться просто обозначением, а не описанием его происхождения. Эта проблема приводит нас к имени Альфреда С. Остриана, иудея-адвоката из Чикаго, который является близким другом г-на Ласкера и г-на Рэплогла, упомянутого выше. ГЬворят, что г-н Остриан действительно является создателем «Плана Ласкера», который по некоторым причинам был вручен г-ну Ласкеру, который не был против гласности и имел представление об искусстве саморекламы. Таким образом, представляется, что г-н Остриан был также официальным представителем г-на Чарльза А. Комиски, владельца команды «Чикагские американцы», атакжеито, что он был и является юридическим советником Уильяма Вика, президента Клуба Чикагской Национальной Лиги, крупным акционером которого, как говорят, являлся г-н Ласкер. Это именно тот клуб, которого касалась спорная игра в августе 1920 года и который уволил после этого игрока Хендрикса, удаленного с поля в той игре. Клуб Чикагской Национальной Лиги никогда не объяснил, почему он уволил Хендрикса и почему последний не потребовал возврата в клуб. Последующая деятельность г-на Остриана станет известной, когда появятся сведения о его допросахи суде. Помимо этого есть еще и Арнольд Ротштейн, иудей, который заявляет о себе как о человеке, занятом в сфере недвижимости, однако он известен как богатый азартный игрок, владелец пользующегося дурной славой игорного дома в г. Саратора, владелец гоночной трассы и человек, финансовые интересы которого связаны с Клубом Нью-йоркской Национальной Лиги. Во время бейсбольного скандала о Ротштейне обычно говорили как о «шишке». ГЬворили, что он как-то был приглашен на тайное дознание перед большим жюри и материалы об этом предложил одной нью-йоркской газете. Однако произошло следующее: материалы дознания большого жюри исчезли из сейфа проводившего дознание адвоката. ГЬворят, что когда Ротштейн обнаружил это, то он сам, чтобы его не обвинили в преступлении, предложил материалы для публикации. Цена этой сделки также была указана. Дальше было заявле но, что эта нью-йоркская газета, которой были предложены похищенные секретные материалы дознания, в свою очередь предложила использовать их за большую сумму одной чикагской газете, что эта чикагская газета в целях самозащиты обратилась к Роберту Кроуи, новому прокурору, который заявил, что, напечатав это, газета окажется перед неприятным риском. Даже нью- йоркская газета об этом правильнее подумала и не напечатала это. В этой связи Ротштейнугрожал возбудить дело против Вэна Джонсона из Национальной Комиссии, физически крупного и разумного человека, честного директора и защитника чистого бейсбола, однако это дело, как и подобные ему, не было возбуждено. Ротштейн известен на Бродвее как «ловкий иудей». ТЬ, что он оказывал мощное давление на власти, демонстрировалось часто. Его операции на скачках вызывали предположение, что он ими руководит. Вышеупомянутый Альфред С. Остриан был юридическим советником Ротштейна во время бейсбольного скандалаю. Г.С.Фуллертон, способный спортивный корреспондент газеты «Нью-Йорк Ивнинг Мэйл», в своей заметке от 28 июля 1921 г. высказал предложение о том, что «человек, виновный в нечестной борьбе на гоночной трассе, должен быть исключен не только из гонок, но и со стадионов, теннисных кортов, футбольных полей, с каждой площадки, предназначенной для спорта. Такие разрушители спорта не должны допускаться в любой вид спорта». И в той же газете, ссылаясь специально на Ротштейна, г-н Фуллертон пишет: «В Нью-Йорке есть азартный игрок по имени Ротштейн, которого очень боятся и очень обвиняют. Его имя упоминается в связи с почти каждым воровством и обманом на гоночной трассе, и он открыто упомянут в этом бейсбольном скандале. Против него не было выдвинуто никакого официального доказательства за исключением того факта, что он был единственным человеком среди всей толпы, у которого было достаточно денег для выполнения такой операции. По меньшей мере, были использованы 200000 долларов наличными, и никто из заинтересованных лиц не располагал такой суммой денег, за исключением Ротштей- на, который является или крупным мошенником, или самым бесчестным человеком в Америке». «Ротштейн сидит в кабине с владельцем команды «Нью-Йорк Джайанты». У него пропуск в первоклассные клубы на гонках; он замечен во всех драках». Затем после упоминания Эйби Аттеля и Бенни Кауфа, которые также пользуются исключительными привилегиями в нью-йоркских клубах, г-н Фуллертон призывает к изгнанию «губителей спорта» с каждой площадки, где занимаются спортом. Затем возникает Чарльз А. Комиски, который в сегодняшней стране являет один из наиболее впечатляющих примеров доброго ирландца , полностью затмеваемого каким-то иудеем. Комиски был одним из самых верных сторонников честного бейсбола в этой стране, и он оказал громадную помощь в поднятии игры основной лиги на то положение, которое она занимала до скандала. Он также предпринял все свои лучшие усилия, чтобы выяснить правду о «проигрыше» Мировой Серии его людьми. Однако его усилия были напрасны, и даже он, вероятно, не был автором подозрения о том, как это было осуществлено. Итак, вместо г-на Комиски мы видим иудея позади него, которого зовут Гкрри Грабинер. При ухудшающемся здоровье г-на Комиски Грабинер стал командовать в Парке Комиски. И более того, он фактически командовал самим Комиски, не давая ему делать публичные заявления и диктуя свою волю ему и выпячивая самого себя таким образом, что производил несмываемое и неприятное впечатление почти на каждого спортивного корреспондента в Америке. Чикагская поддержка Белых Носков стала падать еще даже до скандала, и этому способствовала непопулярность методов Грабинера, который полностью соответствовал тому, что американизированный иудей называл «кай-кес». Как секретарь клуба Грабинер захватил руководство, и если Комиски обладал достаточной властью, чтобы уволить его, он сделал бы больше, чем суды, чтобы очистить Белые Носки от самого серьезного оставшегося позора. В Чикаго существуют и теневые виды спорта, которые не выносились на большое жюри или в суд, один из которых рассматривается ниже. Во всех игровых парках Американской Лиги, так же как и Национальной Лиги, в таких случаях официальные лица «домашнего клуба», то есть клуба, в городе которого происходит игра, «контролируют вход». «Контролировать вход» означает собирать билеты и представлять отчет о числе присутствовавших. Билеты изготавливаются и нумеруются для различных входов: вход в ложу, общий вход, вход на большую трибуну, вход на открытую трибуну и т.д. Затем составляются отчеты, показывающие число посетителей, прошедших через каждый вход. Когда все отчеты собраны, то с первого взгляда можно увидеть, сколько заплатили посетители и какова доля соперничающих между собой клубов. В прежние времена было принято, что «гостевой клуб» назначал секретаря, чтобы следить за входами и таким образом обеспечивать честный подсчет, однако несколько лет назад была принята «честная система», оставляющая ведение всего учета «принимающему клубу», и эта «честная система» строго соблюдалась. Никто не подозревал надувательства. Подсчет производился во время шестого и седьмого периодов игры каждого дня, официальные лица принимающего клуба обходили все места входов, снимая показания счетчиков и делая соответствующие пометки. После этого составлялись, три записки с указанием доли принимающего клуба, гостевого клуба и общей суммы. При режиме Г^абинера в отношении этой «честной системы», практиковавшейся в Чикагском парке, возникли подозрения. Стали предполагать, что по каким-то загадочным причинам гостевые команды не получали свою долю полностью. ГЬворили, что деньги отчислялись через какую-то систему ложного учета. Естественно, что при всех других тайных расследованиях, которые происходили в бейсболе, этот момент не остался без внимания. Были наняты детективы. Были поставлены наблюдатели. Производились тайные подсчеты. Не один и не два клуба использовали тайные способы выяснения того, что происходило в секретариате Грабинера. Они выяснили, что «честная система» была не в моде в данном парке. Их подозрения подтвердились, загадочные слухи были проверены. Для проиудейских персон было бы, вероятно, весьма неприемлемо упоминание иудейского руководства в связи с такими методами, но таковы факты. Белые Носки в дни процветания Комиски были, безусловно, обречены на бесславный финиш под иудейским руководством, навязанном этой команде. И это типично, поскольку нет никакого другого надежного способа, с помощью которого можно проследить деятельность иудея соответствующего типа, чем проследить с достаточной точностью движение честных денег, поступающих ему, он будет предпринимать попытки увеличить поток с помощью мелочной нечестности, которая, как только она обнаружится, обесчестит его навсегда. Это типично. Существует некоторая привлекательность для некоторых людей в определенных хитростях, больше чем в решительных и вызывающихудовлетворение достижениях. Вспомните о всемирно известном бейсбольном клубе, который ввел систему, которая позволяла обкрадывать гостевой клуб на несколько сот входных плат. Следующим в этой галерее известных случаев в истории бейсбола является иудей, мошенник Абе Аттель, чья связь со спортом носила спорный характер с момента его свержения с его боксерского пьедестала. Аттель известен как «королева пчела» («матка») в схеме «сброс игр» в Мировой Серии. Он знает все о секретном «сбросе» соревнований, поскольку он «сбрасывал» свои собственные встречи, прикидываясь побежденным, когда это было связано с игровыми пари, и легко побеждал по тем же самым причинам. Аттель такой человек, которого нельзя допускать на арены любого вида спорта, как предлагает г-н Фуллертон. Он - это Моррис Гест от спорта, но без успехов Геста. Все игроки называют Атте- ля «фиксатором». Даже Ротштейн назвал Аттеля «фиксатором». Представляется единодушным мнение, - возможно, с собственного согласия самого Аттеля, - что его следует рассматривать как «фиксатора»: это настолько более удобно для всех остальных. Аттель зашел настоль ко далеко, что сказал, что он обращался к Ротштейну с предложением о создании некоторого объединенного фонда для подкупа игроков, чтобы они «проигрывали свои игры», однако Ротштеин отклонил это предложение. И тем не менее Махар, еще один иудей, имя которого читалось наоборот как «Грэхэм», сказал, что пришла телеграмма, подписанная инициалами «А.Р.», в которой обещана сумма 20000 долларов. Предполагается, что инициалы «А.Р.» означают Арнольд Ротштеин, однако некоторые говорят, что это слишком уж хитро - подписываться своими инициалами. Однако некоторые утверждали, что десять шулеров, все они иудеи, получили 250000 долларов на играх и что почти такая же сумма была использована для проведения этой аферы. Аттель был «козлом», а единодушие было достаточно пугающим. Безусловно, было известно, что эти люди погрязли в грехах настолько, что именно они были выбраны, чтобы перенести эти грехи на своих друзей, пообещав, что на них будет оказано «влияние», или угрожая, что если они не станут «козлами», то некоторые их прошлые неосторожности будут разглашены. Каким бы ни было дело Аттеля, он стоял прочно. Аттель сказал игрокам, что Ротштейн вкладывает деньги. И Аттель никогда не был подотчетен, даже поговаривали, что Абе Аттель совсем не Абе Аттель. Некоторая сумма денег, проигранная на пари, была возвращена, а ожидаемая проверка превратилась некоторым образом не в то, что ожидалось. Аттель был задержан в Нью-Йорке для заслушивания о высылке. Сэмми Пасс, иудей, был однимji3 свидетелей. Как и Джонни Сэйс. Слушания в Нью-Йорке закончились отказом в высылке Абе Аттеля. Затем возникла борьба между Дэмпси и Карпентером в Джерси, на которой присутствовал Абе Аттель. Присутствовали также и чикагские офицеры с документами о высылке, подписанными губернатором штата Нью-Джерси. Они намеревались взять Аттеля с собой, хотя и без проезда через Нью-Йорк. Аттель присутствовал на этом сражении, однако подпольные нити, столь активно действовавшие во всем этом деле, функциони ровали, и Аттель избежал присутствия в западных ведомствах. Следующим именем в списке было имя Барии Дрейфуса, иудея, владельца Клуба Питсбургской Национальной Лиги. Г-н Дрейфус появился на глазах публики во время проведения большим жюри расследования теневых игр по настоятельному требованию Национальной Комиссии, руководящего органа бейсбола, признанным лидером которой был Бэн Б. Джонсон и которая должна быть упразднена и заменена другим планом - «Планом Ласкера». Имелось в виду дискредитировать Национальную Комиссию под предлогом загнивания, которое было обнаружено в отношениях между иудейскими шулерами и достойными прощения чикагскими игроками. Это была преимущественно антиджонсоновская мера и ничего более, и она проводилась иудеем, основными последователями которого являлись быстро возрастающие группы иудейских контролеров американского бейсбола. Что они имели против Бэна Б. Джонсона, этого не смогли раскрыть беспристрастные расследователи. Что касается иудейской стороны, то основной характеристикой г-на Д жонсона была его неугасающая враждебность к любой нечестности. Не должно быть дисквалификации, если бейсбол должен быть спасен. Однако задуманный иудеем, названный иудеем и защищенный иудеем «План Ласкера» победил. Карл Зорк, иудей из Сент-Луиса, был осужден и неоднократно описывался как производитель рубашек и торговец шелком. Однако в описаниях его как шулера нет никаких вариаций. Он является частью иудейской национальной сети шулеров, которая действует по всей стране и совершает «убийства» в национальном масштабе. Следует иметь в виду, что основные иудейские злоупотребления совершаются в национальном масштабе. Это было показано в исследовании, проведенном Правительством Соединенных Штатов в области торговли белыми рабами, самогоноварения в масштабе всей страны. Так же, как и азартные игры на скачках; бейсбольные объединения также являются национальной сетью для ловли «сосунков». Следовательно, нет ничего необычного в том, что и изготовитель рубашек из Сент-Луиса, и торговец лошадьми с восточной стороны Сент-Луиса, и самогонщик из Олбани вместе с ловкими шишками и безнадежно деклассированными жуликами, все должны быть вовлечены в бейсбольный скандал, разразившийся в Чикаго. Все они действительно являются отбросами общества. Например, Карл Зорк инсценировал бой между Ат- телем и третьеклассным боксером, в котором Аттель должен был прекратить бой в шестом раунде, чтобы «проиграть» бой, поскольку его друзья все поставили на третьеклассного боксера, чтобы получить громадные призовые. Его друзья никогда бы не заключили пари или, заключив его, никогда бы не выиграли без преднамеренного проигрыша Аттеля и его притворного хныканья. Это была самая нечестная из всех многих нечестных сделок в контролируемых иудеями видах спорта, но Аттель именно та кой человек. Он слуга системы такого рода. И не случайно то, что Зорк, торговец шелком, и Аттель, бывший боксер, оказались замешанными в бейсбольном скандале. Они и ранее были связаны в нечестных сделках. Они составляют часть национального механизма, организованного и функционирующего в целях отделения «неиудейских болванов» от их денег Если бы не было «неиудейских болванов» или если бы «неиудейский болван» внимательно посмотрел бы на человека за наброшенной на всю страну паутиной, то шулеры и иудейские дельцы от спорта занимались бы другим бизнесом и меньше денег бросали бы в лицо честным людям. Если болельщики захотят узнать трудности американского бейсбола, они узнают их из трех слов: слишком много иудеев. Неиудеи могут, как попугаи повторять свои слова о проиудеской пропаганде, однако факт заключается в том, что любой спорт остается чистым и полезным до тех пор, пока не начнет привлекать иудейских инвесторов и эксплуататоров, после чего он становится скверным. Эти два факта происходят попарно слишком часто и под влиянием столь многих непохожих обстоятельств, чтобы сомневаться в их взаимосвязи. Когда вы сопоставите громадные трибуны, заполненные американцами, которые полагают, что они наблюдают «только чистый спорт», с отвратительными группами, манипулирующими игроками и руководителями, чтобы привнести змеиный след ненужной нечестности, то поймете тот пугающий контраст. И это страшное влияние - иудейское. И оно настолько явное, что на этот раз даже газеты не смогли скрыть эти факты. В прошлые годы разразился подобный публичный скандал, в который была вовлечена вся команда, и было замечено, что некоторые иудейские шулеры заимели привычку проживать в номерах вместе с некоторыми игроками в бейсбол. Это беспокоило руководителей. Тот факт, что шулеры проживали вместе с игроками, наводил на предположения о беспокоящей необычности. Менеджеры попытались провести эксперимент с торговлей такими игроками в целях скорейшего исключения из их команд. Однако эта удобная игра продолжалась до тех пор, пока она не охватила весь бейсбол, что привело к тому, что без всяких колебаний иудейские шулеры могли прийти и предложить игрокам, что игра должна быть проиграна за определенную цену. Это явление, которое было положено в основу расследования, было не первым из подобного рода случаев - далеко не первым; подход шулеров был слишком прост, отношение игроков к ним было слишком обычным, чтобы вызывать беспокойство. И люди, чьи имена были известны публике, были не единственными людьми, замешанными в этом деле. Единственный имеющий значение факт, вытекающий из всей этой неприятности, заключается в том, что американский бейсбол попал в руки иудеев. Если его надо спасти, его следует взять из их рук, пока они сами не покажут, что они способны развивать спорт ради спорта. Если его не взять из их рук, то давайте широко объявим, что бейсбол является еще одной иудейской монополией и что его патроны Moiyr знать, что следует ожидать. Публикация от 3 сентября 1921 г.
<< | >>
Источник: Генри Форд. ВАЖНЕЙШАЯ ПРОБЛЕМА МИРА КНИГА ВТОРАЯ. 2009

Еще по теме 45. ИУДЕЙСКИЕ ШУЛЕРЫ КОРРУМПИРУЮТ АМЕРИКАНСКИЙ БЕЙСБОЛ:

  1. 45. ИУДЕЙСКИЕ ШУЛЕРЫ КОРРУМПИРУЮТ АМЕРИКАНСКИЙ БЕЙСБОЛ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -