<<
>>

ИУДЕЙСКАЯ ИДЕЯ СФОРМИРОВАЛА ФЕДЕРАЛЬНЫЙ РЕЗЕРВНЫЙ ПЛАН

Последний взгляд читателя пришелся на Пола М. Варбурга- в предыдущей статье он охарактеризован как «чужой, не натурализованный» и тайно связанный с сенатором Нельсоном У. Олдричем и частично с банкирами на отдаленном острове у юго-восточного побережья Соединенных Штатов, все они являются членами партии, скрывающей свое наименование даже от слуг, называя друг друга по именам.
Ik конференция по своим конечным результатам имела важнейшее значение для Соединенных Штатов, поскольку тогда и там были сформулированы те финансовые проекты, те финансовые методы, те «денежные реформы», которые оказали воздействие на каждого гражданина Реснублики независимо от того, был ли он богатым или бедным. Значительная часть истории была сформирована во время той небольшой поездки. Она неизменно напоминает о той другой поездке, совершенной в 1915 г. - почти за два года до вступления Америки в войну - Бернардом М. Барухом. Как читатель газеты « Диарборн Индепендент» от 27 ноября 1920 г. может вспомнить, г- н Барух оказывал финансовую под держку Платтсбургс- кому лагерю и в своих свидетельских показаниях заявил, что он полагает, что генерал Вуд признает это. «Затем я отправился в длительную поездку и именно во время этой поездки почувствовал, что необходима некоторая мобилизация отраслей промышленности, и я обдумывал схемы, которые практически были использованы и осуществлялись, когда я был председателем управления. Когда я вернулся из той поездки, я попросил аудиенции у президента... Президент выслушал меня очень внимательно и доброжелательно, как делает это всегда». Г-н Барух был ответственным за дела президента и в течение длительного периода в 1917 и 1918 годах он посещал Белый Дом каждый день после обеда. В нашей недавней истории имели место две краткосрочные поездки, которые обе сигнализируют и указывают на их принципиальное значение благодаря присутствию иудеев.
Не то что иудеев не должно быть в любом случае; требование об их полном исключении завело бы слишком далеко. Иудей как гражданин, несущий свою долю обязанностей, это одно; иудей как специалист, дирижирующий национальным представлением, это совсем другое дело. Это никак не согласуется с тем, что Барни Барух был единственным человеком в Соединенных Штатах, который мог управлять военной промышленностью этой страны. Существует объяснение, что он занял столь высокий пост, поскольку он был единственным человеком, который мог сделать это. Вздор! Если бы это было так, тогда давайте закроем нацию и отдадим ключи нью-йоркскому Кагалу. Г-н Барух мог бы сказать: «У меня, по-видимому, было больше власти, чем у любого другого человека во время войны.» Несомненно, это правда, однако у него была эта власть, поскольку на тот момент времени он был главой и фронтом иудейской группы, преследующей военные цели. Если объяснением иудейского мастерства в критические моменты были бы «мозги», это хорошо, но если бы они были, то это было бы более очевидно людям; мозги не нуждаются в рекламе, они сами себя рекламируют. Существует и еще одна причина. Недавно британский народ с удивлением узнал тот факт, что не Ллойд Джордж, а г-н Монтэгю и сэр Альфред Монд руководили недавними переговорами по немецким компенсациям. Оба эти джентльмена иудеи, один из них- выходец из Германии. Разве только эти два человека по всей Британской Империи способны давать советы премьеру во время болыпо- го кризиса? Если да, то почему это так? Как мы знаем, г- да Монтэгю контролируют серебро мира; как мы знаем, сэр Альфред Монд сделал весьма тонкий трюк, сохранив символ Креста военных мемориалов для солдат империи; их иудейский характер всегда столь очевиден. Оба они финансисты, оба близкие советники премьера; Барух для Вильсона, они оба для Ллойда Джорджа. Очевидно, по обе стороны океана нет англосаксов, способных управлять этими глубокими проблемами, если мы должны судить по военным администрациям, которые ушли со сцены и которые все еще действуют.
Ллойд Джордж однажды подвергался критике со стороны британского народа за эту тенденцию к сближению с иудеями, когда сталкивался с важным вопросом, и с горечью возражал - чем? Древним избитым иудейским пропагандистским хвастовством, что они станут народом, который пел иудейские псалмы в церкви, прославляя расу, которая написала их! Наиболее блестящая защита! Мир многое бы дал за действительно псалом от сэра Альфреда Монда, г-на Монтэгю или даже сэра Филипа Сасуна, который скоро станет племянником премьер-министра. В нашей собственной истории Барни Барух решительно требует своего места, он, не колеблясь, утверждает, что он обладает большей властью, чем любой человек во время войны. Если Алленби в Палестине нужен локомотив, американцам в России нужна одежда, если фабрикам по производству военной формы нужна медь, - то это был Барух, который давал слово или воздерживался от него при принятии решения. Г-н Варбург, будучи несколько более тонким человеком, вероятно, по той причине, что обладал меньшим, чем г-н Барух, грубым опытом «улицы», не утверждал, что он являлся основным фактором в теперешней денежной системе Соединенных Штатов, и издательство «Диарборн Индепендент» также не делало это для него, если бы крик «антисемитизм!» снова не усилился; однако к счастью этот факт был в достаточной степени подтвержден одним иудеем, чье знание проблемы неоспоримо. К этому времени, несомненно, узнали, что для не- иудея сказать, что тот или иной иудей является важной персоной в любой области, означает быть обвиненным в антисемитизме, тогда как для иудея или представителя «неиудейского фронта», если он так скажет, это вполне правильно. Это довольно странный этикет, который смущает иногда некоторых простых людей. Профессор Е.А.Селигмэн из Колумбийского Университета содействовал высокому почету г-на Варбурга. ТЪ, что говорит профессор Селигмэн, настолько важно для его источника и его предмета, что заслуживает цитирования: «Населению, в общем, известно, что г-н Варбург был некоторым образом связан с принятием Закона о Федеральных Резервах, а его назначение на его теперешний ответственный пост в Управлении Федеральными Резервами было одобрено всеми с редкой степенью одобрения и поздравлениями: однако я представляю, что только очень немногим известно, насколько велика задолженность Соединенных Штатов г-ну Варбургу.
Можно заявить, не опасаясь возражений, что в своих фундаментальных особенностях Закон о Федеральных Резервах является творением г-на Варбурга в большей степени, чем творением любого другого человека в стране...» «Когда была назначена Комиссия Олдрича, это было незадолго до того, как сенатор Олдрич - надо отдать ему должное - был побежден г-ном Варбургом в принятии этих двух фундаментальных актов. В некоторых имеющих большое значение особенностях Законопроект Олдрича отличался от действующего закона... Уступка в форме двенадцати региональных банков, которая должна была быть сделана по политическим причинам, являлась, по мнению г-на Варбурга, а также и автора настоящего введения, ошибкой, поскольку она, вероятно, ослабит, по крайней мере в некоторой степени, благоприятные результаты, которые последовали бы в противном случае. С другой стороны, существование Управления Федеральными Резервами во всех отношениях, кроме наименования, создает некоторый реальный центральный банк; и это зависит в основном от мудрос ти, с которой это Управление будет осуществлять свою большую власть, сможем ли мы обеспечить большинство преимуществ Центрального банка без создания каких- либо опасностей для него...» «Во многих менее важных отношениях Закон о Федеральных Резервах отличается от Законопроекта Олдрича; однако в двух фундаментальных положениях об объединенных резервах и о политике скидок Закон о Федеральных Резервах откровенно использует принципы законопроекта Олдрича; и эти принципы, как было отмечено, были творением г-на Варбурга и только г-на Варбурга». «... Не следует забывать, что г-н Варбург имел в виду некоторую практическую цель. При формулировании своих планов и выдвижении несколько отличающихся предложений он время от времени напоминал, что обучение страны должно быть постепенным и что в значительной степени задача состояла в том, чтобы уничтожить предрассудки и устранить подозрения. Следовательно, в его планах содержались все виды выработанных предложений, предназначенных для того, чтобы оградить население от фактических опасностей и убедить страну в том, что общая схема мероприятий вполне практична.
Г-н Варбург надеялся, что с течением времени можно было бы исключить из закона немало пунктов, которые были включены в основном по его предложению в целях обучения». «Поскольку, как он говорил, это была моя привилегия - сказать президенту Вильсону, когда впервые было предложено назначить г-на Варбурга на работу в Управление Федеральных Резервов в тот момент, когда политическое предубеждение против нью-йоркских банкиров было весьма значительным. Три четверти века тому назад в Англии тоже был один практичный банкир, который практически был ответственен за идею, содерясав- шуюся в Законе о банках 1840 года, разработанном г-ном Пил ом. Вследствие этого г-н Сэмюэл Джоунс Ллойд был отмечен Британским правительством и назван Лордом Оуверстоуном. Соединенные Штаты в равной степени удачливы, поскольку имеют своего Лорда Оуверстоуна...» «Закон о Федеральных Резервах связан в истории с именем Пола М. Варбурга...» (стр. 387—390. Том № 4, № 14 Т?>уда Академии Политических Наук, Колумбийский Университет). «Безусловно, не следует обвинять издательство «Диарборн Индепендент», что оно так представило народу Соединенных Штатов человека, влияние которого в стране имело столь большое значение. Насколько важным было это влияние, могут понять только те, кто изучал загадку страны, наполненной столь нужными вещами для жизни и все еще неспособной использовать их или поделиться ими из-за затора в трубопроводе, называемом «деньги». «Однако то, что г-н Варбург сам полностью не понимал своего положения, указано на стр. 56 его заявления, упомянутого на прошлой неделе. Именно г-н Варбург заявил Сенатскому Комитету о том, что он принес крупную финансовую жертву, приняв пост в Управлении Федеральных Резервов, пред ложенный ему президентом Вильсоном, и в соответствии с этим назначением Сенат провел тщательное расследование: Сенатор Рид: «Могу я спросить, каков Ваш мотив или Ваша причина принесения такой жертвы?» Г-н Варбург: «Мой мотив состоит в том, что я, как Вы знаете, проявил большой интерес к этой денежной реформе, поскольку я был в этой стране.
Я добился успеха, который приходит к иудейскому народу при реализации некоторой идеи и реализации ее таким образом, что ее принимает вся страна, а сама идея обретает некоторую осязаемую форму». Профессор Сэлигмен рекомендует нам стратегию, которая была использована для того, чтобы заставить всю страну принять идею г-на Варбурга, и тот факт, что некоторые пункты внесены для того, чтобы успокоить народ, могли бы быть легко исключены, когда народ привыкнет к идее г-на Варбурга и Управления Федеральных Резервов: однако г-н Варбург добавляет еще одно предложение, с тем чтобы некоторые меры могли бы быть осуществлены административным путем, если ихневоз- можно выполнить через организации. Например: г-н Варбург предлагал, чтобы только один центральный банк был единственной решающей организацией в финансах в Соединенных Штатах. Правительство Соединенных Штатов не должно делать почти ничего, кроме вынуска денег и поддержания их ценности; банкиры и народ Соединенных Штатов в этом смысле ничего не должны делать, кроме того, что им скажут; только центральный банк должен быть реальным финансовым управляющим ведомством. Коща сенатор Бристоу попросил указать фундаментальное различие между планом Олдрича и данным планом Управления Федеральных Резервов, г-н Варбург ответил: «Ну Законопроект Олдрича сводит всю систему в одно целое, тоща как она имеет отношение к 12 органам и объединяет их в рамках Управления Федеральных Резервов. Это несколько сложно, однако это противоречие может быть преодолено административным путем; и в этом отношении я открыто критиковал закон до того, как он был принят». Очевидно, именно тогда был принят метод администрирования, в отношении которого суровые критики могли бы даже использовать слово «манипуляция», с помощью которой (какой бы она ни была, ее невозможно было избежать) и был принят этот простой закон о банках. Эта мысль приходит на ум на основе более характерного выражения г-на Варбурга, которое содержится в его выступлении на «открытии банка», произнесенном в 1919 г.: «В этой связи я вспоминаю рассказ, который я как-то слыхал, о человеке, который принадлежал к субъектам, которые скоро вымрут и которых наши дети смогут найти в словаре Уэбстера, которых называли «подавальщики вина». В доисторические времена человек этой профессии, уходя с работы, передавал свой кассовый аппарат своему преемнику. «Это показывает мне, как это происходило», - скажет приезжий. «Я покажу вам, как это происходит, - скажет другой, - но я не покажу вам, как это делать». Политические принципы г-на Варбурга и фирмы «Кюн, Лоуб и Компани» составляют часть опроса, и г-н Варбург сделал некоторые интересные открытия, которые иллюстрируют упомянутое выше заявление о том, что частью иудейской политики - и, возможно, крупных финансовых фирм вообще - является вступление в обе партии, в результате чего могут быть достигнуты некоторые интересы независимо от того, какая партия потерпит поражение. Сенатор Помирин: «Каковы Ваши политические взгляды?» Сенатор Нельсон: «Нет; мы не поднимали этот вопрос на этом комитете». Сенатор Рид: «Он здесь не поднимался, но я хотел бы это знать». Сенатор Помирин: «Он поднимался ранее Сенатом». Сенатор Рид: «Я скажу, почему я хотел бы знать это». Сенатор Помирин: «Хорошо, у меня нет возражений против того, чтобы высказать то, что у меня на уме». Председатель: «Я бы сказал, что я не знаю какова политика г-на Варбурга». Сенатор Помирин: «Ну, я тоже не знаю». Сенатор Шафрот: «Я не знаю и не хочу знать». Сенатор Помирин: «Я слышал заявление о том, что все управление является демократическим, и я понял, что г-н Варбург республиканец или был им по принадлежности». Г-н Варбург: «Ну, я был; и мои симпатии были полностью в первой кампании на стороне г-на Тафта против Рузвельта в первой кампании. Когда позже Рузвельт, оппонент Вильсона, стал президентом, мои симпатии были обращены к Вильсону...» Сенатор Рид: «Ну, вообще говоря, я причислил бы себя к республиканцам». Г-н Варбург: «Я тоже». Сенатор Бристоу : «В газетах много разного сообщалось о том, что Вы и Ваши партнеры непосредственно и косвенно внесли весьма крупные суммы в фонд кампании г-на Вильсона». Г-н Варбург: «Ну, мои партнеры, - поскольку существует весьма пикантное положение, - нет; я не думаю, что кто-нибудь вообще внес крупную сумму; могут быть скромные вложения. Мой брат, например, сделал вложение в кампанию г-на Тафта». Сенатор Бристоу: «А что Вы считаете скромным вложением в президентскую кампанию?» Г-н Варбург: «Ну, это зависит от того, кто вносит вклад: но я полагаю, что что-то меньше 10000 или 5000 долларов не представляли бы собой некоторого экстравагантного вклада, насколько он должен быть». (Расследование было возобновлено на следующий день.) Сенатор Бристоу: «Итак, г-н Варбург, когда мы закрывали заседание в субботу, один сенатор задал Вам вопрос относительно политических вложений, и, как я понял, Вы сделали вклад в кампанию г-на Вильсона». Г-н Варбург: «Нет; в моем письме сказано, что я предложил внести свой вклад; но было слишком поздно. Я прибыл в эту страну всего за несколько дней до завершения кампании». Сенатор Бристоу: «Это означает, что Вы не внесли никакого вклада?» Г-н Варбург: «Я не сделал никакого вклада; нет». Сенатор Бристоу: « Сделал ли кто-нибудь из работников Вашей фирмы вклады в кампанию г-на Вильсона?» Г-н Варбург: «Я полагаю, что это только дело учета. Г-н Шифф такой вклад сделал. Мне не хотелось бы как- либо обсуждать вклады моих партнеров, если это не предмет обязательной записи. Я полагаю, что в нашей фирме такой вклад сделал только г-н Шифф». Сенатор Бристоу: «Как я понял, Вы сказали, что Ваш брат сделал вклад в кампанию г-наТкфта?» Г-н Варбург: «Да, я сказал. Но опять-таки я не хочу вступать в дискуссию о делах моего брата, и я буду строго придерживаться этого, или мы никогда ни о чем не договоримся». Сенатор Бристоу: «Я понял также, что Вы сказали о том, что никто из работников Вашей фирмы не сделал вклада в кампанию г-на Рузвельта». Г-н Варбург: «Я этого не говорил». Сенатор Бристоу: «О! Сделали ли это какие-либо работники Вашей фирмы?» Г-н Варбург: «Возможно, мой ответ доставит Вам Удовольствие; но я не отвечу на него, я только повторю, что я не обсуждаю дела моих партнеров». Сенатор Бристоу: «Да, я понимаю Вас, когда в субботу Вы сказали, что Вы республиканец, однако когда г- н Рузвельт стал кандидатом, Вы тогда стали симпатизировать г-ну Вильсону и поддерживали его?» Г-н Варбург: «Да». Сенатор Бристоу: «В то время как Ваш брат поддерживал г-на Ткфта?» Г-н Варбург: «Да». Сенатор Бристоу: «И мне было бы интересно знать, поддерживал ли какой-либо работник Вашей фирмы г- на Рузвельта?» Г-н Варбург: «Это дело статистики, были ли такие работники». Сенатор Бристоу: «Значит, были некоторые из них, которые поддерживали?» Г-н Варбург: «О, да». Сенатор Бристоу: «Не будете ли Вы так любезны, указать - или хотите ли Вы указать, кто из работников Вашей фирмы под держивал г-на Рузвельта в той кампании?» Г-н Варбург: «Нет, сэр; я должен следовать принципу, что я не могу разглашать дела любого сотрудника моей фирмы». Результатом стало следующее: в трехстороннем сражении трех кандидатов - Рузвельта, Тафта и Вильсона люди, которые образовывали фирму «Кюн, Лоуб и Компани», основную иудейскую финансовую организацию Соединенных Штатов, распределили свою поддержку между всеми тремя кандидатами. Шифф за Вильсона; Феликс Варбург за Ткфта; а неизвестный - за Рузвельта - был ли этим неизвестным г-н Кан? В любом случае приведенное выше расследование касается одного работника фирмы «Кюн, Лоуб и Компани», получившего назначение на важный пост, предоставивший ему большую власть в области финансов Соединенных Штатов, Вильсон победил. Требование не обсуждать дела фирмы «Кюн, Лоуб и Компани» часто выдвигалось г-ном Варбургом. «Я не могу обсуждать дела ни моей фирмы, ни моих партнеров, меня нельзя просить критиковать или одоб рять любым образом дела моих партнеров, Мне хотелось бы сказать это прежде, чем мы подойдем к моменту, когда я почувствую, что я не должен отвечать на любой вопрос», - сказал г-н Варбург. Принцип этого возражения был одобрен Сенатским Комитетом, однако было высказано сомнение в том, что он должен служить ширмой против ряда соответствующих расследований. Сенатор Бристоу: «Однако Вы являетесь партнером на этой фирме, и не должны ли Вы что-то делать в ее операциях и в ее управлении?» Г-н Варбург: «Да». Сенатор Бристоу: «Не показывает ли это Ваши общие взгляды и практику как финансиста, гражданина и бизнесмена?» Г-н Варбург: «Да; однако Вы должны воспринимать их по отдельности... Я не могу втягивать мою фирму в подобное обсуждение». Сенатор Бристоу: «Однако как Вы можете отделять себя от Вашей фирмы, когда Вы были одним из управляющих?» Г-н Варбург: «Я должен уйти из такой фирмы». Сенатор Бристоу: «Если фирма совершила нечто, что я мог бы подумать, что оно было недолжным образом представлено, и что меня попросили сказать, одобряю ли я или не одобряю Ваше назначение на соответствующий пост, не имею ли я право знать Ваше отношение к такому перемещению, которое осуществила Ваша фирма?» Г-н Варбург: «Ну, поскольку мой ответ в таком случае мог бы быть критикой в адрес моей фирмы, я попросил бы прощения и оставил бы этот вопрос комитету для принятия его собственного решения или выводов...» При проверке деятельности г-на Варбурга относительно использования ценных бумаг фирмы «Сазерн Пасифик» на сумму 100000000 долларов возникла аналогичная сложность; г-н Варбург возражал: «Но мы снова вторгаемся в деловые операции моей фирмы!» На что сенатор Бристоу возразил: «Ага! А когда Вы участвовали в делении прибылей от этой операции, это не было частью Вашей деловой жизни?» Г-н Варбург: «Безусловно, это часть моей деловой жизни, и нет никаких причин, чтобы я не гордился ею. Однако что касается принципа, я полагаю, нам не следует вступать в дискуссию о делах моей фирмы». Сенатор Бристоу. «Я обсуждаю Ваши дела». Г-н Варбург. «Нет, Вы обсуждаете дела фирмы». Сенатор Бристоу: «Получили ли Вы какую-либо часть прибыли от использования этих 100000000 долларов?» Г-н Варбург: «Вы можете взять все, что сделала моя фирма, ия получил свою прибыль, мою долю прибылей». Сенатор Бристоу: «Вашу долю прибылей. Теперь, не будучи конкретным, я принимаю за должное, что это была вполне материальная сумма: вполне материальный интерес по своим размерам: это означает, что Вы являетесь одним из важных работников фирмы». Г-н Варбург: «Я один из важных работников этой фирмы». Сенатор Бристоу: «Да, я полагаю, что и проверка, и доклад показывают здесь, что Вы являетесь третьим или вторым по важности работником фирмы, которым и них?» Г-н Варбург: «Мы не пронумерованы». Сенатор Бристоу: «Вы - нет, все в порядке». Г-н Варбург: «Это г-н Д жекоб Г. Шифф, кто является старшим». Сенатор Бристоу: «Да». Г-н Варбург: «Аостальные весьма близки по своему рангу». Сенатор Бристоу: «Да. ТЪгда мы можем считать само собой разумеющимся, что какую бы прибыль ни получила ваша фирма при осуществлении своей деятельности с тех пор, как вы стали ее сотрудником, вы принимали участие в распределении прибылей как один из партнеров?» Г-н Варбург: «Да, сэр». Сенатор Бристоу: «Да. Тогдая, безусловно, полагаю, что Вы принимали участие и в реализации 113 млн. долларов фирмы «Юнион Пасифик» и так далее». Обязанности члена Управления Федеральными Резервами, в особенности такого, как Пол М. Варбург, должны были быть (поскольку было известно, что по своим задачам и связям он являлся бы доминирующим факто ром) весьма значительными, в особенности в то время, когда рассматривалось его назначение. Они, безусловно, столь же важны и сегодня, но в другом отношении; сегодня это не вопрос военной безопасности. Очевидно, эта мысль была в умах сенаторов, как показывает нижеследующий диалог: Сенатор Хитчкок: «Г-н Варбург, одной из важных функций управления является сохранение золотого запаса страны, и тогда полагали весьма важным иметь в управлении сотрудников, у которых в сердце только интересы Соединенных Штатов и нет никаких зарубежных интересов или связей. Вы тогда сказали, что намеревались полностью отказаться от своих банковских связей в Гёрмании. Есть ли у Вас какие-либо другие интересы в Европе?» «Нет, нет ничего такого, о чем можно было бы говорить, - сказал г-н Варбург, - у меня могут быть важные дела, как и у каждого; но я мог бы ими распорядиться; это мелочи». Сенатор Хитчкок: «Ничего нет в банках?» Г-н Варбург: «Ничего». Несколько мгновений спустя, председательствующий сенатор Оуэн сказал (это было 1 августа 1914 г.): «Мы накануне великой европейской войны, и организация данного управления имеет большое национальное значение». В то время г-н Варбург был сотрудником гамбургской фирмы. Он заявил (на стр. 7): «Я собираюсь оставить гамбургскую фирму, хотя закон и не требует этого от меня». Имела место доля участия его отца и братьев в одной немецкой фирме, он и его брат по своим брачным связям имели долю участия в американской фирме, были и финансовые связи, и г-н Варбург неоднократно заявлял, что он прекратил бы все свои деловые отношения с тем, чтобы он, как и жена Цезаря (цитировал он себя), был вне подозрений. Публикация от 25 июня 1921 г.
<< | >>
Источник: Генри Форд. ВАЖНЕЙШАЯ ПРОБЛЕМА МИРА КНИГА ВТОРАЯ. 2009

Еще по теме ИУДЕЙСКАЯ ИДЕЯ СФОРМИРОВАЛА ФЕДЕРАЛЬНЫЙ РЕЗЕРВНЫЙ ПЛАН:

  1. ИУДЕЙСКАЯ ИДЕЯ СФОРМИРОВАЛА ФЕДЕРАЛЬНЫЙ РЕЗЕРВНЫЙ ПЛАН
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -