Задать вопрос юристу
 <<
>>

Характеристика правового государства

Господство законодательной власти, как власти верховной, является отличительным свойством правового государства; это господство находить себе выражение в формальном понятии закона, как высшей в государстве юридической нормы.
Публицистике старого режима известно одно только материальное понятие закона: закон есть общая (и постоянная) норма, исходящая от верховной власти. Наоборот, конкретное (и преходящее) веление, исходящее от той же власти, не признается законом и, в противоположность закону, называется декретом, ордонансом, патентом, Verordnung и т. д. Само собою понятно, что закон, в указанном выше материальном смысле этого слова (закон — общая норма), не отличается от правительственного распоряжения (декрета, ордонанса etc.), т. е. акта правительственной власти, ни по своему происхождению, ни по степени своей юридической силы. По своему происхождению, закон и правительственное распоряжение одинаковым образом исходят от абсолютного монарха. По степени своего юридического значения закон и правительственное распоряжение ничем не отличаются друг от друга: и закон, и правительственное распоряжение являются в одинаковой мере обязательными волеизъявлениями верховной власти. В отличие от публицистики старого режима, современная публицистика, вместо прежнего материального, устанавливает формальное понятие закона. В конституционной монархии под законом, в формальном смысле слова, понимается всякая — общая или конкретная, постоянная или преходящая — норма, установленная законодательным собранием и санкционированная королем. В республике всякое волеизъявление парламента есть закон. В отличие от закона в материальном смысле, закон в формальном смысле, отличается от правительственного распоряжения и по своему происхождению, и по степени своей юридической силы. В то время, как закон исходит либо от «короля в парламенте» в монархиях, либо от парламента в республиках, правительственное распоряжение исходит либо от «короля в кабинете», либо от президента республики. Как акт законодательной власти, закон, в формальном смысле, юридически отличен — отличен по степени своей юридической силы — от распоряжения, как правительственного акта; и это различие заключается именно в том, что закон является высшей нормой по сравнению с правительственным распоряжением. Волеизъявления правительственной власти, например, правительственные распоряжения «короля в кабинете», юридически действительны лишь в меру их соответствия закону. В формальном понятии закона мы находим, таким образом, наиболее яркое выражение идеи господства законодательной власти над властью правительственной и судебной. Господство законодательной власти, покоящееся на обособлении властей, является необходимым условием подзаконности правительственной власти, правомерного характера отношений между правительственной властью и гражданами. В правовом государстве отношение это является правоотношением, т. е. отношением правового субъекта к правовому субъекту, а не властеотношением, т. е. не отношением субъекта к объекту. Подзаконная правительственная власть определяется правом. Законодатель возлагает на нее определенные обязанности и предоставляет ей определенные права. Обязанностям правительственной власти соответствуют права, ее правам — обязанности подвластных.
Подвластный в отношении к подзаконной правительственной власти является субъектом обязанностей и прав — правовым субъектом. Иной характер имеет отношение между государством и подданным в абсолютном государстве. Конечно, закон, как общая и абстрактная норма, известен и старому режиму. И в абсолютной монархии административный закон обязывает подчиненные власти; но он обязывает их по отношению к предпоставленным властям, и в последней инстанции, к монарху. По отношению к подвластным, к подданным, подчиненное управление является таким же неограниченным и свободным, как сам монарх. По общему правилу, административный закон старого режима имеет инструкционный характер. Подобно всякой инструкции, административный закон регламентирует обязанности подчиненных властей в отношении к монарху; он устанавливает внутренний распорядок управления и только посредственно определяя деятельность властей, их служебную компетенцию, объем предоставленной им власти и т. д., определяет и обязанности подданных. Во многих случаях в старых монархиях административный закон не публикуется даже во всеобщее сведение. Всё управление старой Франции, например, покоилось на необна- родуемых инструкциях, даваемых королем своим интендантам. Поскольку закон действительно имеет такой инструкционный характер, орган подчиненного управления, превышая власть или бездействуя, нарушает свои обязанности по отношению к верховной власти, но никаких обязанностей в отношениях к подданному он не нарушает, ибо подданный не имеет никаких прав по отношению к нему. Надзаконный характер правительственной власти влечет за собой в абсолютном государстве бесправие подвластных. Произвол и бесправие коррелятивны друг другу. Сама идея субъективного публичного права, права, которому соответствует обязанность государственной власти, остается совершенно неизвестной и чуждой старому режиму. По отношению к надзаконной правительственной власти, у подданного нет и не может быть прав. У надзаконной власти подданный может просить милости, а не требовать права. Против незаконных распоряжений власти у него имеется одно только средство защиты — жалоба по начальству, а не судебный иск. Отношение между индивидом и государством является отношением власти, а не права. В абсолютном государстве индивид — объект власти; в государстве конституционном — субъект прав. Там он подданный; здесь — гражданин; как гражданин каждый индивид является правовым субъектом, субъектом публичных обязанностей и прав. Субъективные публичные права индивида современной теорией сводятся к трем категориям. Прежде всего, так называемые права свободы. Правовое государство признает за индивидом определенную сферу свободы, сферу, за пределы которой вмешательство государственной власти не имеет и не может иметь места. Обязанности «невмешательства» государственной власти соответствует право на такое невмешательство индивида; право это, как всякое субъективное право, защищается судебным, или судебно-административным иском; наличностью правопритязания фактическая свобода превращается в право свободы. Отдельные проявления этого права бесконечно разнообразны и многочисленны: все, что не запрещено индивиду, ему дозволено; и наоборот, все, что не дозволено власти, ей запрещено. Само собою разумеется, что не всякое проявление права свободы нуждается в специальном законодательном признании и защите. Дело, однако, в том, что в государствах старого режима некоторые из таких проявлений, признаваемые неотъемлемым атрибутом человеческой личности, являлись объектом наиболее энергичных административных воздействий; именно такие проявления берутся современными конституциями под свою защиту, объявляют неотъемлемым правом человека и гражданина. В этом — значение и смысл так называемой декларации прав, составляющей интегральную часть огромного большинства конституций. Постоянное вторжение нетерпимого абсолютизма в область религиозных убеждений влечет за собою признание религиозной свободы; цензурный режим абсолютизма, систематическое противодействие, оказываемое им естественному стремлению людей к объединению, к совместной и организованной деятельности, — влечет за собою признание свободы слова, права союзов и собраний, и т. д. и т. д. Таким образом, возникает каталог политических свобод: свобода вероисповедания, печати, свобода личности, союзов и собраний, передвижения, свобода промыслов и занятий и т. д. Каждая такая «свобода» является частичным проявлением, особо гарантированным конституцией, одного и единого права — права общегражданской свободы. Вторую категорию субъективных публичных прав образуют, так называемые, положительные публичные права индивида. К этой категории относятся все, вообще, права индивида на положительные действия государства в его интересах, права на услуги государственной власти. Типичным примером подобного права является право на судебную защиту, право иска. Административная деятельность государства, в свою очередь, является источником бесконечного множества положительных публичных прав. Укажем для примера право на общественное призрение, где такое призрение обязательно; право на первоначальное обучение, где обучение всеобще и т. д. и т. д. Наконец, к третьей категории субъективных публичных прав относятся так называемые политические права: права на осуществление государственной власти, на участие в образовании государственной воли. Наиболее важным политическим правом является, конечно, избирательное право — право избирать членов и быть избираемым членом представительных собраний. Само собою понятно, что в абсолютных монархиях избирательное право признается исключительно в области местного самоуправления. В области законодательства избирательное право — важнейшее право гражданина — впервые создается конституционным режимом. Наряду с избирательным правом, существуют, конечно, и другие политические права, например, наследственное право быть членом верхней палаты, право избранного быть членом палаты депутатов, право быть присяжным заседателем и т. д. Необходимо заметить, что и в абсолютной монархии возникают и складываются отдельные категории субъективных публичных прав. И в абсолютной монархии судебная власть успевает, до известной степени, обособиться от законодательной и тем самым приобрести подзаконный характер; и здесь, таким образом, признается за индивидом, так называемое право иска — право, которому соответствует обязанность судебной власти оказать потерпевшему от правонарушения судебную защиту. Некоторые права, по- видимому, принадлежат подвластным и в области административного законодательства. Независимо, однако, от крайней бедности своего содержания, права эти — уже в силу надзаконного характера правительственной власти — по необходимости лишены и достаточной определенности, и твердых гарантий. Не будучи правопритязаниями, они являются скорее рефлексом объективного права, чем субъективными правами в собственном смысле этого слова. Только в правовом государстве субъективное публичное право аналогично субъективному частному праву, ибо только здесь право это находит свое основание в законе, равно обязательном и для подвластных, и для власти. Обязательность закона для власти обставлена в правовом государстве системой гарантий, не оставляющих места административному произволу. Ответственность министров пред народным представительством, уголовная и частноправовая ответственность должностных лиц пред судом, административная юстиция — таковы институты, гарантирующие незыблемость правительства и неприкосновенность прав в правовом государстве. В основе организации правового государства лежит начало обособления властей. Этим началом определяется, с одной стороны, господство законодательной власти и, с другой, подзаконность властей правительственной и судебной. Благодаря подзаконности этих властей, отношение между индивидом и государством является правоотношением, отношением гражданства. Государство, в лице своей правительственной власти, является правовым субъектом; и точно также правовым субъектом является гражданин. Субъективные пу бличные права гражданина обеспечиваются системой юридических гарантий, осуществляющих на практике идею правового государства. Начало обособления властей остается чуждым государственному строю абсолютных монархий. Последовательное и полное осуществление этого начала возможно не иначе, как в условиях конституционного государственного строя.
<< | >>
Источник: С.Л. Чижков. Русская правовая и политическая мысль: Антология. 2013 {original}

Еще по теме Характеристика правового государства:

  1. Международно-правовая характеристика института признания государств
  2. 1.6.1. Общая характеристика конституционно-правового статуса главы государства
  3. 6.2. Конституционные характеристики российского государства
  4. ХАРАКТЕРИСТИКА ГОСУДАРСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  5. 5.3. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВА КАК УЧАСТНИКА ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  6. Старчикова Валерия Викторовна. ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ В ПРАВОВОМ ГОСУДАРСТВЕ (ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ), 2014
  7. § 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УГОЛОВНОГО ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ
  8. 1. Общая характеристика информационной безопасности государства
  9. 2.4. Общая характеристика основных теорий о происхождении и сущности государства
  10. § 3. Основные характеристики Российской Федерации как федеративного государства
  11. § 1. Общая характеристика современных представлений о соотношении государства и общества
  12. 57. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКОЙ ТЕОРИИ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА
  13. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СТРАН ВОСТОКА В СРЕДНИЕ ВЕКА
  14. Мрих Александр Сергеевич. Трудоправовая интеграция государств Европейского союза и государств Евразийского экономического союза: сравнительно-правовой анализ, 2017
  15. Часть Il КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СВОБОДЫ СОВЕСТИ, СВОБОДЫ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ В ГОСУДАРСТВАХ-УЧАСТИ И KAX СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ И СТРАНАХ БАЛТИИ
  16. 7.1. Общая характеристика конституционно-правового статуса личности
  17. 1. Общая характеристика политико-правовой мысли в XX в.
  18. Общая характеристика административно-правового статуса индивидуальных субъектов
  19. 16.1. Понятие и общая характеристика международно-правовой ответственности
  20. 62. ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ СОВРЕМЕННЫХ США
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -