<<
>>

Создание виртуальных объектов и манипулирование ими в афганской войне

 

Виртуальная действительность является необходимой приметой любой человеческой деятельности, поскольку виртуальные объекты выступают не просто в качестве интерпретаторов и реинтерпретаторов действительности, они в существенной степени «скрепляют» реальность в нужном виде.

Например, знамя полка как виртуальная реальность в то же время служит манифестацией, объединяющей полк в единое целое. Потеря знамени ведет к расформированию воинского подразделения. Подлинная реальность нуждается в виртуальности, как и виртуальность невозможна без опоры на подлинную реальность.

Виртуальный объект берет на себя те характеристики реального объекта, который нужны для выполнения конкретных социальных задач. Кроме того, виртуальные объекты подлежат тиражированию в огромном количестве экземпляров без особой затраты материальных ресурсов. Приведем следующий пример. Кандидат в президенты должен проявлять заботу о других, их проблемах. То есть его образ сжимается до этой на данный момент единственной характеристики. «Забота» — чисто виртуальный объект, тем более когда за ним стоит целый набор других характеристик. Она должна манифестироваться в виде конкретного события реального мира, которое затем подлежит тиражированию в СМИ.

кандидат

-

Забота

Манифестация

-

Тиражирование

Идет постоянная перекодировка виртуального в реальное и обратно. «Кандидат» — реальный объект, «забота» — виртуальный, манифестация снова имеет место в реальном мире, но тиражируется виртуальный аналог этого события. Для данного примера имеем следующее соотношение:

Реальное

-

Виртуальное

-

Реальное

-

Виртуальное

Это связано как с необходимостью многопланового воздействия на массовое сознание, так и созданием необходимого уровня достоверности для данного сообщения.

При этом аргументация «против» также затруднена, поскольку исходное сообщение вводится сразу на двух уровнях.

Война слов и образов не подчиняется привычной логике. Она развивается по своим собственным законам. Например, сейчас один нью-йоркский издатель опубликовал путеводитель по Нью-Йорку. Он долго думал, сохранять ли на обложке отсутствующие сегодня в действительности башни торгового центра. Решив оставить их на память, он оказался прав. Путеводитель идет нарасхват, даже продаваясь дороже, чем предполагалось. Виртуальная действительность оказалась нужнее и важнее реальной.

М. Маклюэн писал, что никогда в истории человечества не было подобного периода, когда огромное число людей специализируется в том, чтобы заглядывать внутрь головы человека, производя там разного рода манипуляции. Маклюэн писал это достаточно давно. С тех пор число этих людей еще больше увеличилось. Тем более их активность возрастает в кризисные периоды, подобные данной антитерро- ристической операции. Строители виртуальных миров никогда не сидят сложа руки, но в такие времена особенно.

Мне встретился интересный пример роли виртуального объекта. В момент встречи Горбачева и Рейгана пресс- служба Белого дома, боясь, что Горбачев произведет лучшее впечатление на журналистов, заготовила высказывания Рейгана, которые он якобы произносил во время встречи (Nason W.D. Who speaks for the President? The White House Press Secretary from Cleveland to Clinton. — Syracuse, 1998). Это было нечто вроде «Мир стал дышать спокойнее, после того как мы поговорили». Эти виртуальные фразы, в реальности их не было, и стали в дальнейшем цитируемыми. То есть «неправда» победила «правду».

Сегодня для работы с реальным пространством привлечены лучшие «спецы» в области пространства виртуального. С одной стороны, из области создания развлечений, с другой, из области экономической, связанной.с продвижением товаров, ведь такие понятия, как бренд или репутация, несут в себе большую экономическую ценность, которая часто превышает стоимость физических активов.

Происходит существенное перемещение специалистов из сферы развлечений или рекламы в сферу политики. Карл Роув, являющийся одним из ближайших помощников Буша, встретился с представителями Голдливуда 11 ноября 2001. 50 продюсеров и специалистов по созданию имиджей повели речь об имидже США в военном контексте. Причем сделали это в воскресенье.

Странным образом большинство собравшихся принадлежат к демократам и активно работали против Буша в период предвыборной гонки, но сегодняшняя ситуация собрала их вместе. На встрече подчеркивался и тот момент, требующий постоянного освещения, что действия Америки являются ответом на гибель почти пяти тысяч ее граждан. Вторая четко прозвучавшая характеристика состоит в том, что война должна подаваться не как война против мусульман, а против преступников, убивших безоружных людей. Среди привычных идей прозвучало следующее: участие артистов в поездках к военным, обновление фильмо- фонда в войсках, создание роликов для показа по телевидению и перед сеансами в кино. Все это понятные нам предложения, поскольку отображают стандартные отношения искусства и войны, знакомые нам со времен прошлых войн. В рамках встречи возникла также идея для такого акцента: Америка является самой щедрой страной в мире, которая накормила и одела миллионы, не требуя ничего взамен. Интуитивно автор этой идеи Дж. Валенти, являющийся председателем Ассоциации кино, опирается на правило введения более широкого позитивного контекста, который в результате не дает порождать более конкретные отрицательные интерпретации.

В целом К. Роув подчеркнул, что он услышал не меньше 20 новых идей. При этом правительство принципиально не навязывало участникам собрания будущего содержания их работ. Правда это или нет, но такая реакция связана с мнением, высказанным в прессе, что правительство возвращается к управлению киноиндустрией, как это было во время второй мировой войны. Сам он подчеркнул такие сферы, где возможно пересечение интересов:

  • создание качественного обращения к американцам, чтобы они выступили в роли волонтеров различного рода,
  • организация досуга и поддержки американских военных и их семей,
  • разъяснение того, что эт.о глобальный конфликт, требующий глобальных решений, а не столкновение национального порядка,
  • помощь в поддержке детей и семей в эти неопределенные времена.

Киноиндустрия, являющаяся существенным элементом бизнеса США, оказалась готовой повернуться лицом к новым реалиям, хотя вроде бы виртуальный мир является самым отдаленным от мира реальности.

Но в критические периоды виртуальный и реальный миры смыкаются более серьезно, чем когда бы то ни было. Поскольку реальное становится виртуальным, поскольку могут исчезать даже человеческие жизни, то и виртуальное становится столь же значимым, как реальное (например, вынесение армейского знамени из окружения).

Объекты виртуальной реальности, а человечество сталкивается с ними сколько себя помнит, характеризуются героизацией и личностной окраской. И кино, и мифы, и литература дают нам именно такие типажи. Это долговременные информационные продукты. Их еще можно назвать тяжелой артиллерией. Если газетная статья умирает на следующий день, то кино практически не умирает. Скорее исчезает естественной смертью зритель, но на смену ему сразу же приходит новое поколение. Вспомним, что ожидающейся смерти кино советского периода не произошло. Его все равно смотрит или новый зритель, или по-другому зритель старый. Вычеркивание его идеологического компонента не уничтожило компонента художественного, хотя в то время нам казалось, что идеология является определяющей составляющей этого кино. Кстати, США побеждает СССР в перестройке (умов) именно за счет долговременного продукта (кино, литературы и т.д.). Как долговременный информационный, а не чисто вещевой продукт воспринимались нами и другие объекты того мира (например, шариковые ручки или джинсы).

Приведем некоторые закономерности, характеризующие используемый тип воздействия.

Правило 1. Факт должен вводиться сразу с интерпретацией.

Америку вообще характеризует порождение интерпретаций, а не фактов. Самым простым видом интерпретации является выбор того или иного вида вербального обозначения, например, не война, а «анти-террористиче- ская операция», что сразу задает справедливость этого военного действия, а также его ограниченный характер (в отличие от всеобъемлющей войны). Сходно Россия избрала для описания своих противников в Чечне термины «боевики»или «бандформирования». При этом ни разу заголовок, например, СИИ не обходится без слова «террор», что говорит о сознательной подсказке со стороны специалистов по психологическим операциям.

Как известно, в период войны в Персидском заливе они присутствовали в команде СНЫ. Наверняка эта ситуация повторилась и сегодня.

Правило 2. Появление отрицательного факта должно сниматься (корректироваться) положительной интерпретацией.

Потери среди мирного населения замалчивались, когда же они вышли на первые страницы, руководство СМИ потребовало давать их только на фоне повтора того, что в США погибло почти пять тысяч мирных жителей. Последняя информация введена на более сильных основаниях с четко выработанной доминирующей оценкой к ней, поэтому она позволяет затормозить ненужное с точки зрения коммуникатора реагирование получателя информации.

Правило 3. Появление одного отрицательного факта позволяет заодно выпустить и другой отрицательный факт.

Этот известный закон спин-докторов прозвучал в тот период в Англии, когда спин-доктор правительства Дж. Мур после первых секунд падений башен в Нью-Йорке разослала меморандум, подчеркивающий, что в этой ситуации можно открыть некоторые свои отрицательные события. Публика в этом случае все равно будет реагировать однократно, если же выпуск отрицательных событий делать дважды, с заметным временным интервалом между ними, последует и многократная реакция.

Правило 4. Одновременное нахождение в поле внимания отрицательного факта и положительного факта затрудняет у получателя информации выработку четко однозначного отношения.

Данное явление наиболее активно используется в афганской кампании. Это бомбежки с одновременным сбрасыванием продуктов, это посещение мечети Бушем, это тот или иной уровень поддержки войны со стороны других арабских государств. Человек находится в замешательстве, поскольку получает противоречивые сообщения.

Его привычный канал коммуникации, порождающий принятую интерпретацию, как правило, не в состоянии противостоять этому.

Правило 5. Аргументация строится на нужной интерпретации, а не на факте.

Основным приемом воздействия при этом становится перевод ФАКТА в тот тип ИНТЕРПРЕТАЦИИ, который нужен коммуникатору без учета других возможных интерпретаций неоднозначного факта.

Например, Би-Би-Си демонстрирует фильм, повторенный каналом «1+1», где привязывает биотеррор к Бен Ладену или Ираку. Однако сегодня уже и сами американцы признают, что скорее всего источник заражения внутренний. Но в данном случае из факта выводят нужную интерпретацию. И работают уже исключительно с ней.

Правило 6. Необходимо использовать каналы коммуникации, приближенные к объекту воздействия.

США активно выходят именно на арабские телеканалы, поскольку виртуальный мир всегда национально окрашен. Арабский мир имеет тридцать спутниковых телеканалов. Если раньше США считали, что они не выражают общественного мнения, поскольку связаны с государством, то теперь все переменилось.

Сегодня пресс-секретарь Ари Флейшер использует в своих ежедневных брифингах цитаты из арабских источников, например, такую цитату из иорданской газеты: «То, что сейчас имеет место под руководством Бен Ладена, является подлинным бедствием для исламского мира»

Правило 7. Следует навязать общественному мнению свое видение характеристик противника, его образа.

Виртуальный мир становится все важнее и весомее. Сконструированные объекты оказываются более удобными для воздействия, поскольку обладают только теми

свойствами, которые на данный момент необходимы. Один из специалистов по стратегии, работавший в избирательный период в команде Буша-старшего, подчеркивал, что нельзя разрешать противнику задавить тебя. Это был Дж. Карвилл, который сказал: «Первое правило состоит в том, что публика не может реагировать на то, чего она не знает. Вы не должны думать, что они знают нечто иное, если вы не сообщили им этого» (цит. по: D’Allessandro D.F. Brand Warfare. 10 rules for building the killing brand. — New York etc., 2001. — P. 116-117). Публика знает только и исключительно то, что ей сказали, и ничего другого. Интерпретация политика навязывается публике, и тем самым речь начинает идти только об этом, о виртуальной реальности, а не о подлинных проблемах. И при этом очень трудно уйти от введенного ранее понимания.

Правило 8. Навязывание точки зрения может происходить за счет отсылки на исторические объекты (любые прошлые ситуации, по отношению к которым общество уже выработало четкие оценки).

Это, с одной стороны, облегчает работу пропагандиста, поскольку идет привязка к тем образам, которые уже хранятся в памяти массового сознания. С другой, перед нами, несомненно, эмоциональный тип выдачи информации, который обладает огромными преимуществами по эффективности воздействия. По этой причине Буш-отец называл Саддама Хуссейна, например, «арабоговорящим Гитлером», войны в Боснии-Герцеговине и Косово начинались из-за привязки сербов к фашистам, этническим чисткам и концлагерям. Советские генсеки отсылали наше восприятие к образу Ленина, американские президенты (особенно демократы) — к образу Кеннеди.

В афганской войне возник образ «джихада», с одной сторону, и «крестовых походов» — с другой. Это заставило США начать активно вычеркивать такое свое понимание, чтобы не усугублять ситуацию противостояния, ведь тогда от .США должны отойти другие мусульманские страны. Кстати, известный писатель Салман Рушди напомнил в «Гардиан», что давайте говорить правду, и речь все-таки идет о войне с исламом. Но при этом он призывает задуматься, может быть, в наших имеющихся бедах не всегда виноваты именно американцы, что также

вносит новый акцент в дальнейшее возможное развитие именно пропагандистской войны, которое еще не было задействовано.

Правило 9. Чем больше негативной/позитивной детализации об объекте получает массовое сознание, тем больше будет удален/приближен этот объект.

О поп-звездах население жадно впитывает любую информацию, включая их любимый фрукт или время года. Существенной проблемой для США является удержание населения в состоянии поддержки военных действий. Удивительным способом им помогла в этом сибирская язва, которая продлила напряжение на гораздо более долгий срок, чем это бывает после начала боевых действий. При создавшемся напряжении любая техногенная катастрофа типа гибели аэробуса сразу включает в действие механизмы паники, поскольку ударяет по еще не затянувшимся ранам. Талибан получает максимум негативного освещения, что в принципе не оставляет места для любых иных сообщений. Чтобы достичь этого, США препятствовали распространению по своим телеканалам выступления Бен Ладена, придумав для этого причину, что там может содержаться закодированное послание его сторонникам; те же слова произносили и власти Великобритании.

Правило 10. Победителем является тот, кто раньше других заявил о своей победе. Соответственно, война будет справедливой со стороны того, кто убедительнее об этом расскажет общественному мнению.

Это правило отражает роль масс-медиа. По результатам одних теледебатов в США выкристаллизовалось следующее: сначала массовое сознание признало победителем одну сторону, но другая сторона была лучше подготовлена к освещению ситуации постфактум, она включила в действие авторитетные фигуры, которые выступали на ее в стороне. В результате социология продемонстрировала, что победителем в дебатах была признана другая сторона. То есть реакция непосредственно после просмотра и чуть позже отличалась.

В связи с тем, что США воюют не против регулярной армии, а против сети, которая существует в невидимом состоянии и может проявиться в любом месте, американские аналитики стали думать о новом типе информационной борьбы именно с сетью. И Дж. Арквилла, являющийся пре

подавателем военно-морской школы и аналитиком Пентагона, предложил среди прочего такие правила, которые мы допишем к нашему списку:

Правило И. Выберите из сети одного безобидного дурака, к которому начните относиться с преувеличенной серьезностью, что даст возможность рассматривать его как самого важного игрока.

Правило 12. Контролируйте истории, которые порождаются в сети, поскольку в них содержится обоснование того, кто прав и кто виноват, в них задаются причины и порядок жизни, они строятся в терминах «мы — они».

Последние правила очень хорошо применяются и в обычной политической войне, свидетелями которой мы часто бывали, особенно в предвыборный период.

Массмедийная война ведется не менее напряженно именно по этой причине, поскольку победителем будет признан тот, кто победит в символическом пространстве. 

<< | >>
Источник: Почепцов Г.Г.. Информационно-политические технологии. М., Центр, 384 с.. 2003

Еще по теме Создание виртуальных объектов и манипулирование ими в афганской войне:

  1. Создание виртуальных объектов и манипулирование ими в афганской войне
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -