Задать вопрос юристу
 <<
>>

Медиа-логика

 
Работа в медиа-пространстве с конкретными целями вызывает необходимость изучения не только новости как единицы, но и логики отражения/искривления действительности, заложенной в этом виде организации пространства.
Наряду с формальной или женской логикой можно говорить также и о медиа-логике как об особенностях выстраивания аргументации в медиа-пространстве. Например, Э. Снайдер
говорит, что пропаганда тогда более достоверна, когда она менее заметна (Snyder А.А. Warriors of disinformation. American propaganda, Soviet lies and the winning of the cold war. — New York, 1995). Он имеет в виду размещение нужных сообщений не в американских правительственных изданиях, а в местной печати, на местном телевидении.
Медиа-логика должна базироваться на имеющихся способах отражения действительности, которые используются при формировании информационного пространства.
  • это можвт быть усиление события зв счет интенсивного освещения его масс-медиа,
  • это может быть ослабление события зв счет отсутствия твкого освещения,
  • это может быть усиление/ослабление воздействия за счет резмещвния такого освещения в тех или иных СМИ. Можем также начать со следующих особенностей медиа-отражения действительности, которые формируют разнообразные способы такого отражения:
  • присоединение к более сильному символу, примеры: писатель называется украинским Фолкнером, Хуссейн — Гитлером;
  • чем авторитетнее особа, которой принадлежат слова, тем более сильное распространение они получат, т.е. играет роль не столько достоверность или правильность, а то виртуальное или реальное кресло, которое занимает тот, чьи слова цитируют;
  • сообщение СМИ строится в рамках альтернативных интерпретаций действительности, но делается

вид,              что этой альтернативности нет, перед нами истина в последней инстанции;
  • приоритетность отдана новостям о процессах деструктивного характера (наводнения, землетрясения, забастовки и т.д.);
  • приоритетность отдается первой интерпретации события, сделанной наивысшим на тот момент должностным лицом.

Причем желтая, бульварная пресса даже более сильно проявляет эти характеристики. Она может говорить о пор- но-звезде с тем же восхищением, что и об академике. Она с большим удовольствием приведет слова поп-звезды о политике и партиях, чем слова политолога, чьей специальностью являются политики и партии.

Подчеркнем также и то, что альтернативность является основой любого принятия решений человеком, СМИ же уходят от этой альтернативности, иногда разрешая ее в виде экспертного опроса. Информационная борьба даже может быть задана как работа по смене альтернатив, поскольку направленностью ее становится выдвижение и защита той альтернативы, которая, в первую очередь, интересна и нужна самому коммуникатору, а не его аудитории.
В свою очередь медиа-кризис начинает работать в области смещения имеющихся до этого противопоставленностей. В информационной кампании, включая рекламную, периферийное свойство может смещаться на нейтральные позиции. Одновременно центральная характеристика может уходить на периферийные позиции. Любая кампания направлена на то, чтобы удержать внимание массового сознания на нужных для коммуникатора характеристиках.
Они не обязательно будут соответствовать представлениям аудитории, зафиксированным на тот момент, поскольку кампании часто направлены на то, чтобы изменить отношение аудитории.
Периферийное свойство              Центральное свойство




Т
Центральное свойстао
Т
Периферийное свойство



Информационная кампания, что продемонстрировал, например, «кассетный скандал», может быть направлена на смену «верха» и «низа» социальной иерархии, когда президент становится обвиняемым, а обвиняемые поднимаются наверх.
Верховное лицо              Обвиняемое лицо
т
Обвиняемое лицо
Следует вспомнить также и то, что потребность в такой смене присутствует всегда в массовом сознании, что демонстрирует ритуалы прошлого по смене «верха» и «низа».

Причем логика кампании может диктовать свои собственные требования, например, в войне с Японией одной из причин нежелания японцев сдаваться стало то, что они боялись сидеть в одиночках. Тогда все издаваемые газеты или листовки обязательно демонстрировали, как военнопленные проводят досуг вместе, спят в одних помещениях и т.д., чтобы снять предубежденность именно против этой характеристики,. Если бы мы сегодня взглянули на эти газеты или листовки, то никак не могли бы придти к подобному объяснению, почему визуальный ряд всегда в них именно такой.
Вот одна из таких листовок, в нижней части которой трое японцев, глаза которых закрыты, чтобы их нельзя было идентифицировать, потом от подобной практики отказались. Текст листовки следующий (Gilmore А.В. You can't fight tanks with bayonets. Psychological warfare against the Japanese army in the Southwest Pacific. — Lincoln — London, 1998. — P. 124):
Вниманию американских солдат!
Я ПРЕКРАЩАЮ СОПРОТИВЛЕНИЕ!
Эта листовка гарантирует нормальное обращение любому японцу, желающему прекратить сопротивление. Сразу же отправляйте его к ближайшему офицеру.
фото              Текст на японском
Только в одной этой листовке учтены два момента, вызывавших беспокойство японцев: а) не сдаюсь, а прекращаю сопротивление, б) фото демонстрирует сразу трех японцев. Это медиа-логика, обусловленная особенностями данной целевой аудитории. Именно так можно понять требования к фотографиям, которые выработались за время кампании:
  • фотографии должны были демонстрировать то, что японцы сохранили свое здоровье, находясь в плену;
  • они должны были демонстрировать как можно большее число людей, чтобы убрать ощущение инсце- нированности;
  • они должна были снять опасения солдат, что в плену они окажутся в одиночестве.

То есть фотографии реально вступают в диалог с опасениями солдат, отвечают на те вопросы, которые ходили в солдатской среде. Причем отвечают косвенно, а не прямо, тем самым эти вопросы просто вычеркиваются как недостоверные. Точно так же сработала замена терминов, поскольку «сдача в плен» рассматривалась японцем как бесчестье.
Диалогичность состояла в и том, что иногда военнопленные сами писали подобные листовки или обращались к своим бывшим сослуживцами с помощью громкоговорителей. Такое решение вновь работает на увеличение достоверности предлагаемых ситуаций.
Вероятно, медиа-логика особенно сильна в рекламных кампаниях, но это является предметом отдельного исследования. Несомненно, что в подобном случае внимание массового сознания вынужденно направляется на какой-то периферийный параметр, но который можно представить как центральный, поскольку существует множество однотипных продуктов, выделяющихся только за счет своих символических, а не физических характеристик«
Медиа-логика требует изучения также стереотипов, фреймов, в рамках которых журналисты видят и «пакуют» свои представления о ситуациях. Именно эти фреймы предопределяют то, что реально затем увидит читатель/зритель, поскольку ничего за пределами фреймов на страницы/экран не попадет.
Для понимания законов медиа-логики можно также воспользоваться индикаторами эффективности, разработанными в рамках американских психологических операций. Эффективность — наиболее интересная точка отсчета еще и потому, что, как мы отмечали выше, информационное пространство надо анализировать не с точки зрения процессов порождения информации, а исходя из процессов потребления информации. Можно порождать много, создавая ощущение заполненности информационного пространства своими сообщениями, а население будет потреблять информацию из других источников.
Условный пример: X заполняет своими или близкими к ним шестьдесят процентов информационного пространства. Но население потребляет отсюда только двадцать процентов, беря восемьдесят процентов из других источников. Отсюда следует, что X порождает не шестьдесят процентов информации.
Шесть американских индикаторов эффективности выглядят следующим образом (Katz P.P. Intelligence for psychological operations // Military propaganda. Psychological warfare and operations. — New York, 1982. — P. 138-139):
  • непосредственное воспроизведение: при прочих равных условиях, содержание сообщений, которое вспоминается сразу, эффективнее тех сообщений, которые забываются;
  • запоминание: при прочих равных условиях, сообщения, которые помнят дольше, более эффективны, и чем дольше их помнят, тем они более эффективны;
  • повторение: при прочих равных условиях, сообщения, которые пересказываются другим, более эфек- тивны, чем то, которые не повторяются;
  • исследование: степень эффективности можно определить на основании ответов на специально сделанные опросники;
  • физическая реакция на сообщение: когда требуемое действие (в виде голосования или дезертирства) происходит, тогда эффективность проявляется

наяву;
  • контент-анализ: эффективность может быть определена на основании контент-анализа мониторинга радио, газет, других публикаций, перехваченных документов, вражеской пропаганды.

То есть здесь вновь речь идет не просто о физическом порождении, а человеческом сохранении информации. Физически информация была порождена, но этого мало для ее реального потребления. Это только начальное усло
вие,              без которого, конечно, невозможно потребление информации. Она должна быть, чтобы ее можно было потреблять. Но затем в действие вступают другие факторы, которые и являются решающими. Источник информации предоставляет «меню», но поскольку он не один, потребитель имеет возможность выбирать из предлагаемого набора то, что его больше заинтересует.
Соответственно, коммуникативная эффективность будет базироваться на следующем наборе переменных (Ibid. — Р. 138):
  • тип и размещение цели,
  • число и разнообразие каналов коммуникации, доступных для цели,
  • степень насыщения программой разных каналов,
  • степень соответствия сообщений групповым нормам. То есть анализ становится все более и более зависимым от условий потребления, а не от условий порождения информации. Мы можем задать это соответствие в качестве основного закона медиа-логики.

Филипп Тэйлор называет несколько иной набор критериев эффективности [Taylor Р.М. Global communications, international affairs and the media since 1945. — London etc., 1997.— P. 161):
  • количество листовок, обнаруженных y солдат;
  • их способность восстанавливать и комментировать сообщения из листовок или радиопропаганды;
  • положительное обсуждение данных тем до ситуации сдачи;
  • детальное описание того, почему солдат решил дезертировать;
  • степень, которую противник уделяет контрпропаганде;
  • комментарии командиров противника по захваченным документам.

Несомненно, что эти критерии не выглядят очень системными, но, вероятно, они давали достаточно детальную картинку воздействия.
Интересен также представленный акцент на процессе обсуждения вбрасываемых в целевую аудиторию тем. Поскольку эти темы в достаточной степени выверены, результат обсуждения всегда будет в пользу коммуникатора. Однако обсуждение тем и получаемый результат в данном случае будут сделаны самим получателем информации, что резко повысит достоверность выводов. Весь процесс принятия решений получатель информации пройдет сам, «привязка» темы к внешнему коммуникатору в результате исчезает:

 
<< | >>
Источник: Почепцов Г.Г.. Информационно-политические технологии. М., Центр, 384 с.. 2003 {original}

Еще по теме Медиа-логика:

  1. Медиа-кризис и медиа-лечение
  2. Раздел II ОТ ЛОГИКИ ПАРАДИГМ К ЛОГИКЕ КОНТИНЕНТОВ: ОДНОПОЛЯРНАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ ИНТЕГРАЦИЯ «БОЛЬШИХ ПРОСТРАНСТВ»
  3. Структура медиа-кризисов
  4. Медиа-кризис и его инструментарий
  5. Медиа-оружие
  6. От медиа-раскачивания ситуации к реальным изменениям
  7. МОДЕЛИ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ МАСС-МЕДИА
  8. Медиа-кризисы: Венгрия-1956, Куба-1962, Индонезия-1965, СССР-1988-1990
  9. В.А. ЕРШОВ. Правовое регулирование охраны труда - М. : Гросс-Медиа : РОСБУХ, - 184 с. - (Трудовое законодательство)., 2009
  10. § 5. Не логикой единой...
  11. § 3. Логика нормативного правового акта
  12. Формальная логика
  13. Логика дебрифинга
  14. ЧЕРНО-БЕЛАЯ ЛОГИКА
  15. § 3. Правила обеспечения логики права
  16. 4. Альтернативная консенсусная логика
  17. Глава II. Логика тотемических классификаций
  18. Законы логики
  19. § 4. Правила обеспечения логики основных судебных актов
  20. 7.4.5. Логико-криминалистические классификации.
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -