<<
>>

42. О. Кудинов С. Колосова Н. Точицкая Региональный менталитет и эффективность избирательной кампании

Любая российская избирательная кампания, общефедерального или местного уровня, обычно имеет ярко выраженный федеральный и регио­нальный аспект.

Так, любая кампания федерального уровня обычно задумывается и пла­нируется в Москве, но основные ее мероприятия проводятся в регионах, так же, как крупные региональные кампании чаще всего интеллектуально и материально поддерживаются из центра.

Весьма распространена также практика приглашения в регионы команд поддержки из Центра, которые часто приносят с собой технологию работы, принятую в Центре, но не всегда отвечающую специфическим условиям региона, в котором разворачивается избирательная кампания, и не всегда учитывающую местный менталитет (конечно, настоящие профессионалы таких ошибок не совершают). ,

Деньги являются лишь одним из важных ресурсов избирательной кам­пании. Их использование дает эффект только в сочетании с другими факто­рами. И одним из главных в этом ряду стоит учет региональных и местных особенностей.

Известно, что ядром общества как системы является структурированный нормативный порядок, посредством которого организуется коллективная жизнь населения. Этот порядок включает в себя ценности, специфицирован­ные и дифференцированные нормы и правила, значимость которым придает их соотнесение с культурной системой. Этот порядок задает критерии принад­лежности тех или иных индивидов как к обществу в целом, так и к отдель­ным его стратам, в том числе региональным.

Проявления этого порядка выражаются в менталитете членов сообщества.

В данном случае под менталитетом мы обычно понимаем совокупность формальных и неформальных норм, стереотипов сознания, поведения и обще­ния, образа мыслей и самосознания индивида, отражающих систему ценнос­тей, традиций и привычек, национальных и иных особенностей, присущих в целом той или иной социально-демографической группе населения или жите­лям данной местности.

По сути дела менталитет — это регулярно воспроизводимый и внутрен­не непротиворечивый способ восприятия окружающей действительности, сложившийся у той или иной части населения и принимаемый этой частью населения как истинный, правильный. Одно и то же событие может вызывать совершенно разные реакции у жителя Севера или Юга, жителя Рязани или Кавказа.

468

Хрестоматия

В политических и социальных действиях, направленных на массы лю­дей, учет этого фактора становится совершенно необходимым.

Ведь известно, что некритическое перенесение западных технологий проведения кампаний на российскую почву уже не раз подводило наши демократические и центристские партии.

Так, методы и приемы, применявшиеся некоторыми партиями и кан­дидатами в избирательной кампании по выборам в Федеральное Собрание РФ 1993 г., Госдуму в 1995 г., особенно ярко показали неадекватность ис­пользуемых средств менталитету жителей российских регионов. В 1993 г. по­терпела серьезное поражение партия "Выбор России", в 1996 г. блок "Наш дом — Россия" не смог полностью собрать голосов даже потенциально "сво­его" избирателя, так как организация кампании не соответствовала ценнос­тям российского населения.

Например, огромные плакаты с портретом лидера НДР В.С. Черно­мырдина, отпечатанные на дорогой бумаге и в большом количестве, по­явившиеся в городах Иркутской области, вызвали лишь возмущение жите­лей. Ведь стоимость двух-трех таких плакатов, отпечатанных в Финляндии и доставленных в Сибирь, составляла половину средней зарплаты жителя области. Конечно же, восприятие такой рекламы жителями было однозначно отрицательным, хотя, возможно, менеджеры кампании НДР исходили из лучших побуждений — как можно ярче представить образ своего лидера. Вообще дорогая и помпезная реклама НДР, сверхзатратные концерты в пользу НДР давали политическим оппонентам дополнительные козыри в большин­стве регионов.

Однако в ряде других регионов только такие плакаты и давали результат. Местный менталитет жителей мог принять в качестве руководителя-началь­ника только очень богатого и влиятельного человека.

Поэтому недорогая реклама здесь не проходила.

Другой аспект этой проблемы — "перебор" в пропаганде и агитации.

В больших столичных городах, где люди привыкли к постоянному рек­ламному прессингу, необходима очень высокая плотность политической рек­ламы, чтобы избиратель просто заметил кандидата на фоне его соперников.

Такой же уровень насыщенности политической рекламой в провинции — явный перебор. Жителей провинции агрессивный рекламный прессинг пугает и ожидаемых дивидендов кандидату не приносит. Поэтому важнейшей зада­чей при разработке регионально направленных технологий становится изу­чение регионального менталитета и адаптация выборных технологий к этому менталитету.

Дело даже не в самих избирательных технологиях, а в профессионализ­ме их применения.

Имеется масса примеров последних избирательных кампаний, когда огромные затраты, в десятки раз превышающие расходы других кандидатов, не давали ожидаемого эффекта, хотя сами кандидаты по своему потенциалу выглядели далеко не хуже других.

469

Хрестоматия

Так, на выборах в ГД-95 в г. Таганроге весь город был заполнен плака­тами и листовками лишь одного кандидата. То же самое наблюдалось и в публикациях местных СМИ. Молодой бизнесмен любой ценой пытался стать депутатом. Однако, несмотря на более скромную рекламу других кандидатов, он в итоге занял лишь четвертое место.

Все сказанное приводит к выводу, что уже в период планирования кампании необходимо провести диагностику регионального и местного мен­талитета избирателей.

При этом неизбежно возникает вопрос о показателях, которыми можно было бы описать такой менталитет для целей предвыборной диагностики, критериях отличия одного типа менталитета от другого, способах адаптации методов работы с избирателями исходя из итогов такой диагностики.

Изучение регионального менталитета требует обширных социально-психологических и социологических исследований, ставящих своей целью определение взаимосвязей между различными аспектами электорального поведения.

Менталитет российского человека формировался на основе общинного российского сознания, и в этом смысле советский период внес лишь отдель­ные корректировки в этот процесс, не разрушив глубинных основ психоло­гии российского жителя.

Особый вариант деперсонифицированного общественного сознания, сложившегося в России еще до революции, отличался такими характерными чертами, как:

господство уравнительной психологии;

неприятие членов общества; которые чем-либо выделяются из общей массы;

патернализм;

крайний консерватизм;

двойная мораль (разные морально-этические нормативы по отношению к своим и чужим, например, православным и иноверцам);

неразвитое правовое сознание;

недоверие к образованию.

В то же время это общинное сознание имело ряд черт, привлекательных для "простого" человека:

психологический комфорт;

социальная защищенность членов общины, позволяющая обеспечить хотя и очень низкий прожиточный уровень, но зато для всех, независимо от деловых качеств, трудового вклада, возраста, состояния здоровья.

Носителями общинной психологии были огромные массы "простых" людей и, прежде всего, крестьян. Она же оказывала и до сих пор еще "ока­зывает" влияние на все слои общества, в частности, формирует систему взглядов и убеждений некоторой части интеллигенции, в результате чего возникают социалистические, коммунистические, фашистские и прочие доктрины.

470

Хрестоматия

Социалистическая история страны, не затрагивая глубинных основ об­щинного сознания, лишь внесла дополнительные нюансы в структуру этого сознания.

Роль труда, а также "трудовых доходов", стала почти священной в со­ветской идеологии. Причем не все виды труда признавались равными. Луч­шим видом труда был труд в промышленности, желательно у станка, затем шли все остальные виды производительного труда, к которым не относился, например, труд в торговле.

Другой идеологемой советского периода стало "возвышение духовных ценностей над материальными", что тоже имело исторические корни в созна­нии российского народа.

Юродивых на Руси всегда любили больше богатых.

Еще одной чертой советского периода стал приоритет общественных ценностей над личными, личный интерес был как бы под запретом.

Утверждение идеи "пролетарского интернационализма" тоже не про­шло бесследно. Вопросы национальных отношений приобрели извращенную форму. Эти проблемы считалось неприлично обсуждать.

Презрение ко всему иностранному, пришедшему с Запада, имперские амбиции, поиск "врагов", которые везде и повсюду, запрет на критику любых недостатков родного государства, постоянная борьба за призрачное "светлое социалистическое" будущее наложили отпечаток на структуру ценностей и воззрений каждого человека.

За несколько лет реформ все это не могло исчезнуть бесследно. Чтобы это произошло, требуется полная смена поколений.

В крупных городах, где ощущается присутствие новых отношений, эти социалистические ценности как бы ушли на второй план. Но они не исчезли. Просто их перестали замечать. Люда привыкли к богатым магазинам, рекла­мам. В своих социалистических пристрастиях стало стыдно признаваться. Ведь иногда это могло привести и к материальным потерям.

Все совершенно по-другому в провинции. Причем ясно видны отличия не только между Москвой и другими регионами, но и между самими реги­онами. Отпечаток на местный менталитет накладывают географическое мес­тоположение, межнациональные отношения, уровень продвижения реформ и жизни населения, демографическая и социальная ситуация, уровень обра­зованности жителей и доступность средств массовой информации, инфра­структура региона, культмассовая работа и т.д.

Поэтому и требуется учет элементов менталитета при перенесении из­бирательных технологий с Запада в Россию, из центра в регионы.

Наши специфические ценности отличаются от ценностей, присущих развитому обществу на Западе. Есть ценности, которые являются нашим спе­цифическим "социальным завоеванием", например квартирный вопрос. Это ни по качеству, ни по содержанию не соответствует американскому "владе­нию собственным домом".

Разные общества, разный уровень жизни, разные по содержанию и уровню требований (но не по сути) ценности, разное отношение этих ценностей в электоральных ожиданиях и поведении. Следует

471

Хрестоматия

помнить, что такого рода основные ценности у нас в России существенно отличаются от региона к региону (страна велика, условия жизни разные), от одной социальной группы к другой. К тому же влияют и половозрастные особенности респондентов, их национальность, профессиональная принад­лежность и т.д., что придает ценностям специфическую окраску.

Исследования российской провинции последнего времени показыва­ют, что ни наши ведущие политики, ни организаторы выборных кампаний по-настоящему так и не знают провинции. Иногда даже не считают нужным считаться с ее особенностями. Ошибки же обходятся весьма дорого.

В стране в 1991 г. произошел экономический шок. Из истории известно, что европеец, а тем более американец отвечал на подобный шок тем, что максимально рационализировал свое поведение. Иными словами, оставшись без работы и средств к существованию, интенсивно искал способы попра­вить свои дела.

Достаточно близкое поведение отмечено среди русскоязычного населе­ния Балтийских республик. Хотя и с длительной задержкой, то же самое демонстрируют жители Москвы, Санкт-Петербурга и ряда других городов. Но основная масса российских провинциалов отреагировала на шок прямо противоположно: "замиранием".

Как пишет известный курганский социолог Николай Горин, "получи­лась иррациональная реакция с ориентацией на пассивный уход в комфор­тную часть дискомфортной среды", т.е. "сижу и жду лучших времен, авось они придут"1.

Более того, оказалось, что чем жестче шок, тем иррациональнее пове­дение россиян-провинциалов, чем мягче — тем рациональней. Наши ре­форматоры полагали, что реакция будет обратной. Эти же исследования показали, что 56% провинциального населения — это люди типично созер­цательного типа, которые способны к активной деятельности только в усло­виях внешнего волевого нажима. Причем среди руководителей предприя­тий такой же процент созерцателей. В то же время известно, что среди успешных руководителей преобладают активные практики-эксперимента­торы. Но этот волевой тип поведения характерен только для 20% населения. (Среди американцев созерцателей всего 10—12%, "сильных личностей" — 45-47%.)

Молодежь, на которую делают ставку современные демократические реформаторы, также не оправдывает ожиданий.

В провинции молодежь еще хуже реагирует на реформы, чем люди стар­шего и среднего поколения. Преобладающая ориентация на стойкое ижди­венчество: "что бы ни делать, лишь бы ничего не делать".

Именно в провинции к середине 1990-х гг. оказался значительно пони­жен порог критичности по отношению к разнообразным мифам. Именно поэтому здесь большим спросом и пониманием пользуются издания комму-

1 Горин Н. Страна по имени провинция. М.: Экспертный институт, 1996.

472

Хрестоматия

нистов и жириновцев. Читать эти газеты для людей означает окунуться в светлое прошлое, где о них обязательно кто-то заботится, и они готовы согласиться жить постоянно не богато, но стабильно.

Подобные жизненные установки во многом объясняют достаточно не­предсказуемое электоральное поведение россиян. Например, во время интер­вью с жителями одной из станиц Ставропольского края было выяснено, что один из опрошенных за последние пять лет построил новый двухэтажный кирпичный дом, купил автомобиль "Жигули", получил в аренду крупный участок земли. На вопрос, за кого собирается голосовать на президентских выборах, он ответил — за Зюганова. На вопрос "Почему?", ведь он стал жить гораздо лучше, чем при коммунистах, тот ответил — "Я всю жизнь работал, а у соседа сын, молодой парень, всего 24 года, а уже на иномарке разъезжает!"

Аналогичное поведение демонстрируют и жители Московской области. Корреспонденты российского телевидения взяли интервью у жителей дерев­ни, на территории которой один из кандидатов в Президенты — Брынцалов построил дорогие коттеджи-дворцы для себя и своих родственников. При этом пришлось отселить несколько деревенских семей в специально постро­енные для них кирпичные коттеджи, по стоимости значительно превосхо­дившей стоимость их старых домов. На вопрос: "Лучше ли вам жить в новых домах?", был получен ответ, что, конечно, значительно лучше и удобней. На вопрос: "За кого будете голосовать?" был дан ответ: "Конечно же, за коммуниста Зюганова!" Подобные факты показывают неадекватность утвер­ждений некоторых политиков об определяющем влиянии на электоральное поведение экономической жизни россиян.

Причем характерной тенденцией российского общества является выра­женная нетерпимость к разбогатевшим в последние годы соотечественникам, т.е. "новым русским". Почти половина (45,2% опрошенных граждан из достаточ­но большой выборки по 48 регионам страны) высказывалась за насильственное изъятие у этих "капиталистов" нечестно нажитых ими состояний полностью, с приговорением последних к различным видам наказаний. Если рассматривать в региональном аспекте этот вопрос, то во Владивостоке такие люди составили 65,8% населения, в Кемерово — 59,6%, в Нижнем Новгороде — 51,1%).

Использование результатов исследований особенностей российского провинциального менталитета при планировании региональных избиратель­ных кампаний весьма эффективно.

Например, как утверждает на основании своих исследований Н. Горин, надежды на выход из кризиса более трети провинциалов возлагали на мес­тные органы власти. При этом формируется мнение "о хорошем своем управ­ляющем при плохом барине", и это очередной миф населения, рожденный в поисках "отца и заступника" от шока.

На практике же этот миф уже давно и успешно эксплуатирует большин­ство региональных и местных руководителей, обвиняющих во всех грехах Москву, а достижения приписывающих своему правлению. Именно неучет этого фактора во многом повлиял на малую эффективность использования административных региональных рычагов в пользу НДР на выборах ГД-95.

473

Хрестоматия

И хотя изучение особенностей регионального менталитета — достаточ­но сложная и трудоемкая задача, этот этап в проведении исследований со­вершенно необходим. Ведь по сути дела здесь происходит перевод идей и замыслов организаторов кампании на язык, понятный избирателю.

Особенно сложна такая задача для приглашенных команд, обычно огра­ниченных временными рамками контракта. Ведь в данном случае помогут толь­ко дорогостоящие и деятельные социологические исследования. Местные же политики, живущие в данной среде, не всегда способны структурировать и изложить в понятной для других форме свои познания в этой области.

Но именно здесь таятся те резервы, которые возможно противопоставить прессу "больших денег" в проведении местных избирательных кампаний, реализация которых требует, прежде всего, скрупулезной работы по обуче­нию местных политических лидеров.

(Кудинов О.П., Колосова С.В., Точицкая Н.Н. Комплексная технология про­ведения эффективной избирательной кампании в российском регионе. М., 1997. С. 28-37.)

<< | >>
Источник: А.П.Ситников, И.В.Огарь, Н.С.Бахвалова. ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНСАЛТИНГ. 2004

Еще по теме 42. О. Кудинов С. Колосова Н. Точицкая Региональный менталитет и эффективность избирательной кампании:

  1. 64 ответа на актуальные вопросы Хрестоматия
  2. 40. О. Кудинов С. Колосова Н. Точицкая Модели и технологии избирательных кампаний
  3. 42. О. Кудинов С. Колосова Н. Точицкая Региональный менталитет и эффективность избирательной кампании
  4. 46. О. Кудинов С. Колосова Н. Точицкая Информационное обеспечение избирательной кампании
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -