<<
>>

Информационная составляющая военны, конфликтов после второй мировой войны (Вьетнам и Персидский залив)

  Информация может выступать в роли «поддерживающей мощи» для военных сил, в роли так называемого мультипликатора. До сегодняшнего дня именно эта роль информации была наиглавнейшей.
При этом подразделения но психологическим операциям уходят в подчинение военному командованию. Опыт войны с Японией говорит о двух причинах такого подчинения (Gilmore A.B. Yon can't fight tanks with bayonets. Psychological warfare against Japanese army in the Southwest pacific, — Lincoln — London, 1998. — P. 14):

  • пропаганда оказывается связанной с военными операциями, поскольку служит задаче их обеспечения,
  • эффективные психологические операции опираются на военные планы и разведку.

В этом случае ведется информационная подготовка будущего наступления с тремя главными функциями:

  • легитимизация применения силы,
  • дезинформвция противнике в отношении места и времени применения силы,
  • обеспечение поддержки своих действий союзниками с одновременным препятствием такой возможности для противнике.

В период военных действий основные усилия направлены на деморализацию противника, на то, чтобы как можно быстрее прекратить его сопротивление, что сохраняет человеческие жизни с той и другой стороны. А также на то, чтобы чисто технически помешать противнику пользоваться своими собственными информационными ресурсами (сбор разведданных, управление войсками и т.д.). Противник должен стать информационно «слепым»: полюбить то, что ненавидел и возненавидеть то, что он любил.

В послевоенный период возникает также совершенно новый тип задач по работе с местным населением, что демонстрирует, например, Вьетнам и Косово.

Однако все это касается «второй волны» цивилизации и ее войн. В будущем информация выступит в роли отдельного самостоятельного фактора, самодостаточного для решения военных задач.

Правда, тогда военные задачи будут трансформированы в политические, экономические, социальные, что впервые продемонстрировала Югославия. Когда попытка военного решения конфликта не принесла успеха, был применен метод политический, приведший к смене нехорошего Милошевича на хорошего Коштуницу в результате качественно подготовленных выборов. То есть от войны второй волны произошел переход к войне третьей волны, которая и принесла успех. Однако это та же военная ситуация по захвату территории, только теперь захватываемая территория расположена в разуме противника/оппонента/ аудитории.

Таким образом, современное противоборство смещается из области военного противостояния в иные плоскости, но здесь уже в основе их лежит существенный информацион

ный компонент, роль которого по мере продвижения к информационному обществу будет возрастать все больше.

Смена методов воздействия

при переходе к войнвм третьей волны

Социальный

Политический

Экономический

В основе каждого из них лежит существенная информационная составляющая. То есть мы все время увеличиваем роль информационной составляющей при переходе от войн первой волны к войнам третьей волны.

Вьетнам

Пропагандистская кампания в тот период со стороны США называлась «Открытые руки». Основным сообщением стало «Оставьте борьбу и вернитесь в лоно правительства Вьетнама!». Было сброшено такое количество листовок (цифра в некоторых подсчетах доходит до 50 миллиардов), что оно составило число в полторы тысячи на каждого воюющего.

В целом пропаганда базировалась на следующих пяти темах (Jowett G.S., O'Donnell V. Propaganda and persuasion. — Newbury Park etc.,1992. — P. 205):

  • страх смерти: листовки изображали убитых солдат, а тексты говорили о том, что продолжение сопротивления приведет к подобной же смерти;

трудности: солдатам напоминали о тяжелых условиях жизни, об их желании жить с семьями;

  • потеря веры в коммунистическую победу: поддерживалась текстами типа того, что вьетконг предали его лидеры;
  • семейные трудности жизни без кормильца: поскольку семья центральна для вьетнамца, это оказалось наиболее удачным вариантом, листовки изображали обеспокоенную семью или отца, играющего с сыном, тексты подчеркивали, что так можно объединиться с родными;
  • разочарование в войне: эта тема объединяла все предыдущие, типичная листовка сообщала: «Ваши лидеры отправили вас на одинокую смерть вдали от родного дома, родной семьи и могил предков».

Интересно, что с разными нюансами эти темы присутствуют практически псогда.

Единственно, что роль семьи может быть большей во вьетнамской культуре, чем в европейской, хотя и во время второй мировой войны немцы сдавались именно с лозунгом, что они должны спасти свою семью для дальнейшей жизни.

Гарри Роунсли отмечает в качестве недостатка пропагандистской кампании во Вьетнаме, что она не была адаптирована в достаточной степени к культурным традициям страны (Rawnsley G.D. Radio diplomacy and propaganda. The BBC and VO A in international politics, 1956-64. — Houndmills etc. 1996. — P. 161). Правда, при этом он сочувственно цитирует слова Т. Соренсена, спичрайтера и помощника Дж. Кеннеди, который сказал: «Пропаганда не может сделать плохую политику приятной». Другие исследователи отмечают два других параметра:

  • невозможность избавиться от ярлыка «иностранных захватчиков»,
  • недостаточная защита слабостей сайгонского режима.

Пропаганда во Вьетнаме строилась на четком выделении целевых аудиторий, на которые она была направлена. Одновременно был использован метод, который потом постоянно получал развитие в период «холодной войны». Неудовлетворенность одной из целевых групп (интеллигенция и студенты) тиражировалась на все население с тем, чтобы сделать эту неудовлетворенность всеобщей.

Неудовлетво

              >

ПРОПАГАНДА

              >

Неудовлетво

ренность

ренность

одной группы

всего

населения

В 1964 году было решено воспользоваться китайской темой, чтобы сыграть на традиционном противостоянии Китая и Вьетнама. В рамках этого китайцы подавались как эксплуататоры.

Однако одновременно возникла опасность, что акцент на такого рода связке может поднять статус Се- перного Вьетнама в Южном, поскольку принятой формой пропаганды было одинаковая трансляция всех тем на Север и на Юг.

Персидский залив

Пентагон начал планировать психологическую операцию под названием «Пылающий ястреб» в этом регионе; уже в августе 1990 года после вторжения в Кувейт.

Ф. Тэйлор говорит о трех фазах психологической войны в этом случае (Taylor Р.М. Global communications, international affairs and the media since 1945. — London etc., 1997. — P. 170):

  • акцент на американской поддержке, снятие региональной поддержки Ирака, усиление солидарности в коалиции,
  • усиление оборонных возможностай коалиции и убеждение иракских солдат прекратить аойну,
  • поддаржка наступательных операций и обеспачаниа локальной, региональной и международной поддаржки и понимания.

Здесь интересно, что три фазы можно понять как постепенное сужение объекта воздействия. Сначала — речь идет о наиболее удаленных участниках, включая нейтралов.

В.сумме было затрачено 16 миллионов долларов, что позволило захватить живыми 87 тысяч иракских солдат, а еще 160 тысяч сдались сами. Было три канала распространения информации: радио, листовки и громкоговорители. Была разработана листовка-приглашение, завершающаяся словами: «Если ты сделаешь это, ты не погибнешь». Эта листовка была разработана в соответствии с рекомендациями арабских психологов. В сумме было сброшено 50 миллионов листовок по 50-60 на каждого солдата противника.

Еще одной характеристикой войны третьего поколения стало активное использование «черных радиостанций», вещающих как бы из стана противника. Происходит как бы подмена источника коммуникации, которая позволяет вкладывать нужные сообщения в уста того источника, которому доверяют больше.

Новой проблемой стала борьба с пропагандой С. Хуссейна, поскольку и с его стороны шли четкие обвинения войск союзников в жертвах среди мирного населения.

И здесь возникла необходимость работы с мировым общественным мнением.

Чтобы обеспечить себе каналы коммуникации, союзники сбросили на чужую территорию радиоприемники, фиксированный на нужной частоте.

Общез и разное

Ф. ’Гш.шр говорит по поводу пропаганды, что она является елол.шй частью современной ситуации в войне и мире; (Taylor P.M. War and the media. Propaganda and persuasion in tin* (JuU'war. — Manchester — New York, 1992. — P. 270).

Koi да мы будем сравнивать эти две военные операции, го с,можем увидеть такие сходные и отличные характеристики. Явно упало количество листовок: от 50 миллиардов до 50 миллионов. Вьетнамская война почти бесконечной длины сменилась войной краткого времени. Это вызывается также и тем, что в течение длительного времени трудно удержать патриотические настроения у населения. Во втором варианте возник жесткий контроль над тем, что можно и что нель- iM покапывать журналистам. Возникли журналистские пулы, работавшие под строгим контролем военных. Вьетнамская война была проиграна и пропагандистами, и военными. Война в 11ерсидеком заливе была выиграна и пропагандистами, и военными, что, как показывает опыт в том числе и чеченской войны, взаимосвязано.

]’. Роупсли считает, что пропаганда и дипломатия достаточно серьезно переплетены, поскольку пропаганда может делать дипломатию более сильной, поддерживая нужные для воздействия темы.

Война во Вьетнаме продемонстрировала также возросшую роль общественности. Есть мнение, что войну во Вьетнаме американцы в первую очередь проиграли у себя дома. И лишь за тем на поле боя. Это связано с тем, что на телеэкранах гражданское население увидело войну в совершенно новом пеприукрашенном виде. Практически те же слова можно произнести и по поводу первой чеченской войны. Вторая чечгзнская война уже получает поддержку населения, поскольку возникла четкая фиксация того, что можно показывать на экране, а что показывать не рекомен- ’¦¦-'тс.я. Новый образ войны получил поддержку у населе- ¦ старый образ им отвергался.

Вы"!нам, Чечня-1 и Афганистан-1 (советский) оказа- н( 1, прош ранными в виртуальном поле в первую очередь. !' !!;gt;‘-мя чак 11ерсидский залив, Чечня-2 и Афганистан-2 '.iMoj.M, ,.некий) выиграны в первую очередь вновь исклю- iii i,'лым i: е: пи виртуальности, поскольку остальные составляют.и-. гх-сьма проблемны, чтобы трактовать их как

выигрыш. Условно мы можем представить эти две ситуации следующим образом, где 0 означают выигрыш, проигрыш, нейтральную оценку:

Пространство

Событийное

Информационное

Виртуальное

Вьетнам, Чечня-1, Афганистан-1

О

"

Персидский

запив,

Чечня-2,

Афганистан-2

О

+

+

При этом сегодня понятно, что выигранное виртуальное пространство возникает исключительно при полном контроле пространства информационного:

Контроль

Выигрыш

информационного

              >

е виртуальном

пространства

пространстве

Идет реальная борьба за недопущение на информационную арену альтернативных источников информирования массового сознания, поскольку только это позволяет делать картину мира такой, какой она задумывается.

 

<< | >>
Источник: Почепцов Г.Г.. Информационно-политические технологии. М., Центр, 384 с.. 2003

Еще по теме Информационная составляющая военны, конфликтов после второй мировой войны (Вьетнам и Персидский залив):

  1. Информационная составляющая военны, конфликтов после второй мировой войны (Вьетнам и Персидский залив)
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -