<<
>>

Тема 6 Политические партии в Эдвардианский период

В жизни британского общества период конца XIX — начала XX в. отмечен важными событиями, предопределившими развитие страны на протяжении всего XX столетия. Смерть королевы Виктории в 1901 г.
и восшествие на престол ее уже далеко не молодого сына Эдуарда не привело к изменениям внутриполитического курса, который продолжили проводить находившиеся у власти консерваторы в союзе с либерал-юнионистами. Правительство обладало прочным большинством в парламенте и имело основательную поддержку в обществе. Либералы занимали в палате общин 184 места, опираясь на нонконформистов, квакеров, часть рабочих избирателей. Смена монарха на троне не внесла корректив ни в расстановку политических сил в стране, ни в саму сложившуюся политическую систему, но изменила жизнь двора.

Альберт Эдуард, правивший под именем Эдуарда VII, родился в 1841 г. и был вторым ребенком в семье молодых супругов. Первой родилась дочь Виктория. Родители серьезно подошли к вопросу воспитания наследника. Он обучался в Оксфорде и Кембридже под бдительным наблюдением строгих наставников. Красивый, живой и общительный юноша был поставлен в жесткие рамки. И когда надзор окончился, принц стал вести тот светский образ жизни, который всегда осуждался его строгим, религиозным отцом. В 1863 г. Альберт Эдуард женился на датской принцессе Александре. Отношения Виктории и ее сына были довольно сложными и напряженными. Она осуждала его мотовство, пирушки, игру в карты, последовательно не допускала участия сына в государственных делах. Только после того как принцу исполнилось 50 лет, его проинформировали первый раз о делах кабинета. Правление Эдуарда — так называемая Эдвардиан-ская эпоха, охватившая 1901-1914 гг., — вернуло блеск монархии, утраченный в годы вдовства Виктории. В 1910 г. Эдуард скончался, трон занял его старший сын Георг V.

Эдвардианская эпоха внешне кардинально отличалась от последних десятилетий правления Виктории и того, что было связано с викторианством.

Это было время выставленной напоказ, кричащей роскоши, несдержанности, отчасти вульгарности, скептицизма и сомнений. Вместе с тем конец XIX и первые годы XX столетий имели общие черты в экономической, политической, социальных сферах. Благодаря развитой промышленности (в городах проживало 80 % населения) и огромной империи Британия сохраняла позиции одной из ведущих капиталистических стран в мире. В связи с мировым падением цен на зерно улучшилось положение трудящихся, чему также способствовал приостановившийся рост численности населения и увеличение национального дохода. Однако довольно быстро обозначились новые тенденции. Возрастала напряженность на мировой арене, усилились противоречия с Германией. Помимо столкновений торговых, национальных интересов эти противоречия носили отчасти и личный характер. Эдуард не любил своего племянника — германского кайзера, будучи франкофилом, свои симпатии он отдавал Франции. Международная обстановка вынудила Британию отказаться от политики «блестящей изоляции», заключить союзы с Японией в 1902 г., Францией в 1904 г., а затем и Россией в 1907 г.

Внутриполитическое развитие Британии в этот период предопределило понижение роли правительства и возвышение роли политических лидеров. Выборы становились более честными, но более дорогими, чем в Викторианскую эпоху. Они сопровождались шумными процессиями, песнопениями, флагами, продолжаясь отЗдо \ недель. На политических митингах в этот период собиралось от К) до 20 тыс. участников. Важнейшими вехами стали падение авторитета консерваторов, новый приход к власти либералов, проводивших курс социальных реформ, и появление на политической арене Лейбористской партии.

Создание Лейбористской партии явилось важным шагом в дальнейшем развитии британской политической системы, результатом длительной деятельности социалистических организаций и профсоюзов, поиском путей улучшения социально-экономического положения трудящихся. Экономический кризис последних десятилетий века привел к существенному ухудшению жизни рабочих, ответом которых стала борьба за повышение заработной платы, 8-часовой рабочий день, социальные гарантии, улучшение образования.

Забастовки и стачки позволяли иногда добиться некоторого повышения заработной платы отдельным категориям рабочих, но не выполнения широкого круга требований. Все большее распространение стала получать идея самостоятельного рабочего представительства в парламенте. Так произошла трансформация требований от всеобщего права выбора собственных представителей к их выдвижению из своей среды.

Двое первых депутатов-рабочих были избраны в парламент в 1874 г. В силу того что парламентарии по-прежнему не получали заработной платы, рабочие могли избираться лишь при поддержке Либеральной, как произошло в данном случае, либо Консервативной партий, которые и могли поддержать их материально на весь срок полномочий парламента. При этом надо учитывать, что в силу специфики парламентского механизма принятия решений мало знакомые с этими особенностями отдельные члены нижней палаты не могли оказать реального влияния на законотворческий процесс.

Необходимо также отметить, что социализм не получил в Британии того широкого распространения, как на континенте. В конце 1880-х гг. во все социалистические организации входило менее 2 тыс. человек, хотя впоследствии и наметился некоторый незначительный рост.

Создание первой социалистической организации связано с деятельностью богатого промышленника Генри Мейерса Гайндмана. Прочитав «Капитал» Маркса, Гайндман увлекся идеями, изложенными в труде. В 1881 г. он опубликовал собственное произведение «Англия для всех». Экономические разделы книги носили марксистский характер, однако политическая часть существенно отличалась от идей Маркса. Гайндман писал о свободе, социальной реорганизации, справедливости. Подобная интерпретация, шедшая вразрез с установками на социальную революцию, вызвала возмущение и недовольство Энгельса. Гайндман полагал, что нищета сама по себе революционна, а следовательно, взрыв масс неизбежен. Поэтому всякая пропагандистская и политическая работа представлялась ему излишней тратой сил.

В 1881 г. Гайндман принял активное участие в образовании Демократической федерации, в которую вошли несколько рабочих обществ и клубов. Программа Федерации не предполагала ниспровержения существующего строя. Только через три года был включен пункт об обобществлении средств производства, что свидетельствовало о возросшем влиянии марксизма на членов организации. Тогда же она была переименована в Социал-демократическую федерацию (СДФ). Новое объединение было малочисленно и состояло из радикальных рабочих организаций, разочаровавшихся в либеральной политике. В январе 1884 г. вышел первый номер печатного органа Федерации — газеты «Джастис», которая издавалась на деньги Гайндмана. Газета писала о тяжелом труде и нищенском бесправном положении рабочих, о необходимости свержения несправедливого строя. Позднее Федерация включила в программу пункты о введении бесплатного обучения и бесплатных завтраков в школе, строительстве муниципальных дешевых квартир, 8-часовом рабочем дне, отделении церкви от государства, учреждении пенсий по старости и по болезни. Однако в целом к реформам социалисты относились негативно, полагая, что улучшение жизни работника лишь отодвинет наступление революции. В силу этого негативным было и отношение социалистов к забастовкам, так как забастовщики могли добиться выполнения своих социальных требований, что также отдаляло приход социализма.

В 1884 г. произошел раскол, из Федерации вышла группа марксистов — супруги Эвелинг, Уильям Моррис и др., что способствовало укреплению позиций Гайндмана.

В 1886-1887 гг. социал-демократы поддержали развернувшееся движение безработных, надеясь на близкую революцию. Последовавшее оживление экономики способствовало сокращению числа безработных и уменьшению проявляемого ими недовольства. Феде рация не поддерживала стачки и забастовки, отказалась от совмест ных действий с профсоюзами. Основной акцент в своей деятельности Федерация сделала на подготовку социалистов, просветительную и организационную работу по расширению рядов партии.

Отношение к парламенту и выборам депутатов было достаточно жестким. Лозунгом СДФ стало «Никаких избирательных соглашений». Члены организации должны были выступать против любого кандидата, не являвшегося социалистом, независимо от его программы и политических взглядов. Вместе с тем СДФ сама участвовала в выборах. Полученные результаты — 4 тыс. голосов за кандидатов, представленных Федерацией в 1895 г., — явились свидетельством крайне низкой популярности организации.

Группа марксистов, покинувшая Федерацию, образовала в 1884 г. Социалистическую лигу. Ее руководителем стал Уильям Моррис, поэт и живописец. В Лиге образовалось достаточно сильное анархистское течение, отрицавшее политическую борьбу. Вопрос об уча- , стии в парламентских выборах и работе нижней палаты был неясен для самого руководителя. Моррис полагал, что социалисты должны участвовать в выборах, но прошедшие в парламент депутаты обязаны стать там мятежниками, отнюдь не реформаторами. Вместе с тем он опасался, что депутаты-социалисты могут соблазниться незаконными доходами, втянувшись в коррупционные махинации. В связи с этим Моррис предлагал отложить участие в выборах до тех пор, пока партия не превратиться в достаточно мощную организацию. На первый план он также выдвигал просветительскую, образовательную деятельность.

Активизация анархистов в конце 1880-х годов завершилась тем, что Морриса вывели из состава редколлегии органа Лиги «Коммон-вил», который превратился в рупор анархистов. В 1890 г. Моррис создал Социалистическое общество Хаммерсмита, в которое вступило немногим более ста человек.

В 1895 г. супруги Эвелинг и Моррис вернулись в Социал-демократическую федерацию.

Таким образом, социалистические организации рабочих были слабы, малочисленны и разрозненны. Первой попыткой их объединения стала конференция 1890 г., в работе которой приняли участие Центральный комитет по проведению празднования 1 мая, несколько социалистических обществ, тред-юнионы во главе с союзом газовщиков и радикальных клубов. На конференции была образована «Лига борьбы за законодательный 8-часовой рабочий день и международная рабочая лига», принят устав. Он предполагал коллективное и индивидуальное членство. Лига стала, по сути, столичной организацией, ее руководство видело главную цель в организации и проведении первомайских праздников.

Более заметную роль в жизни Британии сыграло Фабианское общество. Поначалу оно представляло собой небольшой кружок, образованный несколькими молодыми людьми, выходцами из среднего класса в 1883 г. Его назвали «Товарищество новой жизни». Задачи новой организации ее участники видели по-разному. Одни полагали, что она заключалась в моральном самоусовершенствовании, другие — интересовались социальными вопросами. В 1884 г. последние вышли из «Товарищества» и создали свое объединение, названное ими «Фабианское общество» в честь римского полководца Фабия. Через некоторое время к ним присоединились только начинающий тогда молодой литератор Джордж Бернард Шоу, который и стал главным пропагандистом идей Общества, и мелкий чиновник министерства колоний Сидней Вебб, основное внимание уделявший теоретическим вопросам.

Углубившись в разработку социалистического учения, фабианцы отказались от многих принципиальных постулатов марксизма. Так, в противоположность Марксу они полагали, что борьба в обществе состоит не между трудом и капиталом, а между подавляющим большинством и горсткой тех, кто присваивает ренту. Отсюда они делали вывод: надо совместными силами отобрать ренту у ее владельцев и предоставить в распоряжение всего общества. Что, по их мнению, и означало бы наступление социализма. Именно так Вебб понимал социализм: как строй, основанный на частной собственности, но лишенный недостатков капитализма, так как в нем будет установлено коллективное присвоение обществом ренты и процентов; как постепенное развитие уже имевшихся тенденций установления государственного или муниципального контроля над отраслями хозяйства, результат длительного эволюционного процесса, продиктованного волей демократически настроенного избирателя. Фабианцы рассматривали наступление социализма как естественный результат развития общества, а свою задачу видели в пропаганде мысли о его неизбежности. В связи с этим пропаганда фабианцев была обращена к предпринимателям, торговцам и рабочим, страдавших, по их мнению, в равной мере от земельной и капиталистической монополии. За исключением лендлордов и горстки буржуазии, занимающей привилегированное положение, считали фабианцы, никто не настроен против социализма. А процесс концентрации капитала, создание акционерных обществ они рассматривали как шаг на пути к социализму. Особое место отводилось муниципалитетам. Городские органы власти, демократические по своему составу, должны были способствовать расцвету муниципальных предприятий, расширению сферы общественной собственности и упрочению ее позиций в экономике. Таким путем, полагали они, будет решена проблема «социализации промышленности». Позднее Вебб скорректировал это положение. Он пришел к выводу, что коллективная собственность будет установлена только там, где это представляется целесообразным. Взгляды Вебба предопределили во многом тактику фабианцев, которая первые годы состояла в «пропитывании» либералов и консерваторов социалистическими идеями и использовании традиционных для Британии политических методов: выступлений на митингах, чтения лекций, публикации памфлетов, листовок, трактатов и т. д. В конце 1880 — начале 1890-х гг. фабианизм переживал расцвет. Идеи о муниципальном социализме привлекли мелкую буржуазию, рабочую аристократию, неквалифицированных рабочих. В стране было создано более 70 отделений общества. Полагая, что учреждение социалистической партии может произойти в отдаленном будущем, фабианцы выступили с проповедью «малых» дел, уделяя внимание образованию, просвещению.

Манифест «К твоим шатрам, о Израиль!» 1893 г. стал своего рода рубежом в истории Фабианского общества. Отказавшись от тактики «пропитывания», фабианцы стали резко критиковать либералов, правительство Гладстона, не приступившего к выполнению предвыборных обещаний. Внушительное поражение либералов на парламентских выборах 1895 г. они восприняли как завершающий аккорд истории Либеральной партии. С этого времени фабианцы видят свою задачу в проповеди «эволюционного социализма» в рабочей среде. Особое значение в этот период уделяется вопросу о рабочих представителях в парламенте. Там они должны отстаивать интересы своего класса, прислушиваясь к мнению избирателей из средних слоев общества.

Разочарование в политике Либеральной партии вызывало растущее недовольство среди рабочих. Все чаще поднимался вопрос о самостоятельном представительстве, собственной партии. При

Британском конгрессе тред-юнионов (БКТ) была сформирована Рабочая избирательная ассоциация, которая сотрудничала с вигами и радикалами на выборах, подбирая кандидатов из рабочей среды для избрания в парламент. Ассоциация не стремилась действовать самостоятельно, осуждала попытки осуществить выдвижение рабочих без поддержки со стороны Либеральной партии.

В 1891 г. Джеймс Кейр Гарди выдвинул идеи создания материальной базы такого представительства в виде особого парламентского фонда, а затем и выделения независимой рабочей группы в парламенте, которые не встретили поддержки в стенах палаты общин. Тем не менее в 1892 г. в парламент были избраны три «независимых» кандидата. Одним из рабочих представителей был сам Гарди. Выходец из рабочей семьи, любознательный и трудолюбивый, он с юности упорно занимался самообразованием, участвовал в работе профсоюза горняков, впоследствии издавал свой журнал. На выборах в парламент он обещал поднять самые «больные» вопросы для трудящихся: о безработице, низкой заработной плате, плохих жилищных условиях. На эти темы, предлагая различные пути решения, он говорил в парламенте, на конгрессах тред-юнионов, в печати.

Гарди был социалистом и вместе с тем отвергал все основные принципы марксизма: классовый антагонизм и классовую борьбу, социальную революцию. Революцию он воспринимал не как социальные потрясения, а как переворот в общественном сознании. Для Гарди социализм был своего рода разновидностью религии, вопросом этики и морали. Путь к социализму Гарди видел в парламентских реформах. А так как он стал одним из создателей Независимой рабочей партии, то его взгляды сказались на ее успехах и провалах.

Независимая рабочая партия (НРП) была образована в январе 1893 г. в Бредфорде на учредительной конференции, где собрались представители тред-юнионов, СДФ, лондонских фабианцев, различных социалистических организаций. В Бредфорде была принята развернутая программа новой партии, главной целью которой провозглашалось установление коллективной собственности на средства производства, распределения и обмена. И хотя главной задачей было установление социализма, только что образованная партия отказалась от обозначения данной отдаленной перспективы в своем названии, осудила революционные насильственные методы, ориентируясь на реформы. Политический раздел содержал требование всеобщего избирательного права, оплату предвыборных расходов кандидатов, сокращения срока полномочий парламента, ликвидации монархии и палаты лордов, проведения всенародных референдумов для решения важнейших вопросов. Деятельность НРП была направлена на борьбу за места в палате общин.

В 1893 г. парламент приступил к рассмотрению вопроса о создании фонда для поддержки кандидатов, исследование всех сторон данной проблемы было передано в комитет, где надолго задержалось.

Поражение социалистов на выборах 1895 г. заставило их задуматься над своими программами, пересмотреть социальные разделы, включить требования улучшения жизни рабочих: сокращение продолжительности рабочего времени, строительство дешевых домов, выдачу пособий в случае травм и болезни. Тем самым они пытались привлечь на свою сторону основную массу избирателей — рабочих. Особое место заняла проблема изменения тактики на парламентских выборах. Разрозненные партии выдвигали своих кандидатов, которые порой вступали в избирательную борьбу друг с другом либо же с представителем местных профсоюзов. Это создавало напряженность в их взаимоотношениях, усиливало разобщенность, вело к поражениям, потере авторитета и влияния. Таким образом, на первый план выходил вопрос об объединении НРП и СДФ, всевозможных групп и обществ социалистического толка. Стихийно этот процесс набирал силу в регионах, когда члены НРП и СДФ начали действовать совместно, особенно на местных выборах, а также при проведении праздников. В 1897 г. орган СДФ констатировал: ситуация состоит в том, что в настоящий момент члены обеих партий действуют вместе в Лондоне и по всей стране. Однако руководство к такому объединению не было готово. Разъединяли социалистов амбиции лидеров, их идейные платформы, видение стратегии и тактики своих партий — именно эти обстоятельства являлись серьезным препятствием на пути соединения их усилий в борьбе за места в парламенте.

Первые реальные шаги по объединению социалистических организаций предпринял секретарь НРП Том Манн. В 1895 г. он обратился ко всем партиям и обществам с предложением провести консультации по этому вопросу. Фабианцы одобрили саму идею, но вполне справедливо видели большие трудности в ее осуществлении. Руководство СДФ полагало, что объединение возможно лишь в качестве тактического шага для достижения какой-то конкретной цели. При этом категорически отказалось даже рассматривать возможность изменения названия, части программы или политики своей партии. Сама мысль об объединении СДФ и НРП вызывала у лидеров СДФ большие сомнения и опасения. Они допускали возможность лишь присоединения, слияния других партий с СДФ на ее платформе, идеологии, программе и тактике. Вожди той и другой партий обвиняли друг друга во всевозможных грехах. Так, НРП критиковалась за классовую неразборчивость, допуск в свои ряды буржуазии; в вину СДФ ставилось упрямство и сектантство. Разъединению способствовали возникавшие споры, разногласия и ссоры между лидерами СДФ и НРП, которые сказывались на отношениях внутри партий.

Возникавшие в регионах избирательные объединения членов СДФ и НРП вынудили, подтолкнули лидеров предпринять некоторые шаги в этом же направлении. В 1897 г. прошли две встречи руководства НРП и СДФ, причем по требованию делегации СДФ представители фабианцев были отстранены от участия в переговорах, которые с самого начала были обречены на провал. Обе стороны, заняв принципиальные позиции, не были настроены на поиск компромисса. Результатом переговоров стало единственное решение о создании апелляционной комиссии для рассмотрения спорных вопросов, возникавших при выдвижении кандидатов на выборах.

После состоявшихся встреч усилились раздоры между руководством обеих партий, обвинявших друг друга в неверной тактике, пренебрежении интересами народа и т. п., все явственнее звучало нежелание объединяться в единую организацию. Против объединения высказывалось и большинство лидеров региональных организаций. В конечном итоге руководящие органы НРП выработали приемлемые для партии условия союза: при сохранении самостоятельных организаций, их названий, уставов, программ и тактики возможно создание федерации социалистических партий и групп. Предложение о федерации руководители СДФ категорически отвергли.

Внутриполитическая ситуация, складывавшаяся в Британии в конце XIX в., отнюдь не способствовала подъему рабочего и социадиетического движений. Более того, социалисты теряли авторитет в условиях патриотического подъема, связанного с обострением отношений с бурами на юге Африки, а затем и началом англо-бурской войны (1899-1902). Большинство рабочих голосовало на выборах в парламент за либералов или консерваторов, при этом многие покидали ряды социал-демократов, все острее стоял вопрос об отношении социалистов с профсоюзами, с ирландскими социалистами.

Гайндман и его сподвижники отвергали обвинения лидеров европейских социал-демократов в сектантстве. В эти годы в СДФ все больше внимания уделяют политической борьбе в стенах парламента. На конференции 1899 г. пересмотрена избирательная тактика и принято решение голосовать за консерваторов в тех округах, где нет кандидатов-социалистов, а также поддерживать известных радикалов. Однако реализация решения на практике была отложена на неопределенное время.

В эти же годы центральная организация тред-юнионов — Британская конфедерация труда (БКТ), столкнувшаяся с судебными преследованиями профсоюзов, сопротивлением парламента принятию решений по 8-часовому рабочему дню, пенсиям престарелым и другим социальным законам, начинает постепенно менять тактику. Петиции и обращения в парламент, переговоры с министрами не приносили желаемого результата. В 1897 г. на конгрессе БКТ рассматривала вопрос о выделении фонда для избрания в парламент собственных представителей, которые бы действовали в интересах рабочих. Идея была отвергнута, так как тред-юнионы придерживались принципа невмешательства в политику, тем не менее в низовых организациях начался сбор средств для таких кандидатов.

Лидеры НРП К. Гарди и Р. Макдональд не отказались от мысли об объединении усилий, о совместных действиях. После провала переговоров с СДФ они подготовили текст резолюции, которую разделявший их позицию профсоюз железнодорожников внес на следующем конгрессе БКТ. Она прошла большинством голосов, и было решено вступить в переговоры со всеми организациями для определения пути и поиска средств по обеспечению избрания большого числа рабочих депутатов. Для решения задачи образован комитет из четырех представителей тред-юнионов и двух — от НРП, СДФ и фабианцев. Комитет выработал программу будущего объединения для предстоящей учредительной конференции. В программе определялись цели организации — обеспечить избрание в парламент «людей, симпатизирующих целям и требованиям рабочего движения», и их тактику в палате общин. Она предусматривала формирование обособленной группы со своими випами, т. е. парламентскими организаторами. Тем самым подразумевалось формирование собственной рабочей парламентской группировки (партии), которая должна была проводить независимую политику по рабочему законодательству и вместе с тем сотрудничать с находящейся у власти партией.

27 февраля 1900 г. в Лондоне собралось 129 делегатов на учредительный съезд Комитета рабочих представителей (КРП). Они были единогласны в вопросе о необходимости «политических действий» (самостоятельного представительства интересов рабочих в парламенте), однако тактика и стратегия этих действий виделась по-разному. Одни предлагали посылать в парламент только рабочих, что исключало пребывание там представителей среднего класса от социалистов и фабианцев. СДФ предлагала создать партию, которая была бы основана на признании классовой борьбы, социализации средств производства, распределения и обмена. Представители социал-демократов полагали, что без признания принципа классовой борьбы бессмысленным становится учреждение классовой партии. Представитель от НРП Макдональд подчеркивал, что конференция созвана не для оглашения кредо партии, ее задача более прозаическая и заключается в достижении согласия. Мнение Макдональда прошло большинством голосов. Важным изменением в подготовленной программе стала поправка Гарди к 1 пункту. Он предлагал принять решение о том, что рабочие депутаты в будущем не должны чинить препятствий кандидатам, выдвинутым организациями, вошедшими в КРП. Это решение было направлено на предотвращение предвыборной борьбы между социалистами и тред-юнионами. Разногласия вызвало обсуждение функций Комитета. В конечном итоге победило предложение В. Торна. Комитет должен лишь составлять лист кандидатов, который становился официальным списком для всех вошедших в КРП организаций. И поправка Гарди, и предложение Торна, безусловно, были направлены на единение создаваемого Комитета.

В первый состав Комитета было избрано 12 человек: 7 — от профсоюзов, 2 — от СДФ, 2 — от НРП, 1 — от фабианцев. Секретарем стал Джеймс Рамсей Макдональд, который впоследствии в 1920-х гг.

возглавил первое правительство Лейбористской партии. На момент создания в КРП вошло 376 тыс. членов. Они выставили на ближайших выборах 15 кандидатов, из которых прошло в парламент только 2. Эти результаты вновь явились свидетельством невысокой популярности новой организации: достаточно сопоставить с численностью профсоюзов того же периода. К концу века в тред-юнионах состояло 2 млн человек, а к 1914 г. их численность удвоилась. Однако с наступлением на завоеванные законные права трудящихся ситуация с КРП начала меняться. Так называемое дело Таффской долины, когда суд обязал профсоюз оплатить убытки хозяев в связи с забастовкой рабочих, явилось важным судебным прецедентом. Таким образом, право на забастовку и стачку было дополнено введением ответственности за понесенные хозяевами убытки. Это дело стало своего рода рубежом в настроениях рабочих, убедившихся, что наличие политического права голоса не определяет социальную политику правительства, и в истории КРП. В 1905 г. он переименован в Лейбористскую партию, которая сохранила коллективное членство и федеративные начала, присущие КРП. Уже в 1906 г. в нее входила 921 тыс. человек, на выборах было выдвинуто 50 кандидатов, из которых 29 прошли в палату общин. На выборах 1910 г. от Лейбористской партии участвовало 78 кандидатов, которые получили 40 мест. Партия превращалась в важный фактор политической жизни страны.

На момент смерти Виктории у власти находилось коалиционное правительство консерваторов и либерал-юнионистов, которое возглавлял лорд Солсбери, сохранивший свой пост. Незадолго до смерти он ушел в отставку. Премьер-министром стал его племянник, парламентский лидер консерваторов Артур Бальфур.

Артур Бальфур впервые был избран в парламент в 1874 г., некоторое время он исполнял обязанности секретаря при лорде Солсбери, когда тот возглавлял министерство иностранных дел. Во втором кабинете Солсбери Бальфур исполнял обязанности министра по делам Шотландии, а затем министра по делам Ирландии. Он занимал жесткие позиции в отношении ирландского национального движения, выступал против предоставления самоуправления Ирландии. Он видел разрешение кризисной ситуации в местном самоуправлении и превращении ирландских фермеров-арендаторов в собственников земли. Бальфур был опытным парламентарием, прекрасным переговорщиком. Вместе с тем он оказался плохим партийным организатором.

Правительство Вальфура, состоявшее из консерваторов и либерал-юнионистов, предпринимало окончившиеся неудачей попытки предотвратить превращение Германии в мощную военную державу. Провал понудил кабинет уделять больше внимания военно-морскому флоту собственной страны. Во внутриполитических делах линия правительства носила традиционный консервативный характер и была направлена скорее на решение проблем имущих слоев населения и Англиканской церкви. В 1902 г. правительство упразднило выборные городские школьные советы. Акт передал ведение светских и церковных школьных дел специальным комиссиям, созданным при муниципалитетах. Закон о питейных заведениях предполагал изменения в практике выдачи лицензий на торговлю спиртным. Там, где подобные заведения были в избытке, лицензии некоторых владельцев не возобновлялись, но сами хозяева получали право на компенсацию финансовых потерь, которые они неизбежно могли понести в этом случае. В 1903 г. принят земельный акт для Ирландии, он создавал благоприятную крупным собственникам систему продажи земли. В 1905 г. законодательно ограничено право въезда в Англию «нежелательных лиц», а также введено право высылки лиц, получивших судебный приговор.

Проникновение дешевых германских товаров на рынок Британии и ее колоний стало одной из важнейших причин озвученного в 1903 г. предложения Чемберлена. Он выдвинул идею создания Имперского тарифного союза с целью защитить производителя от иностранной конкуренции. Объединение Англии с колониями виделось ему путем установления пониженных ставок на все ввозимые в метрополию продукты питания и промышленные товары, произведенные в Британской империи. Одновременно он предлагал ввести 10 %-ные, по сути, запретительные тарифы на иностранный импорт, что, помимо защиты британского рынка, могло бы существенно пополнить доходную часть бюджета. Бальфур колебался. Он не был преданным сторонником свободной торговли, но предложение Чемберлена вполне справедливо рассматривал как политическую катастрофу для консерваторов. Введение протекционистских мер поддержала лишь часть консерваторов, тогда как группа фритредеров-тори высказалась против. Возврат к протекционистской политике был выгоден лишь части предпринимателей, страдавших от конкуренции, но грозил существенным повышением цен на продукты питания, так как дешевое зерно импортировалось из США и России. План Чемберлена не был поддержан в парламенте, более того, вызвал раскол в правительстве, в результате которого он и его сторонники вскоре вышли в отставку.

Политика кабинета Бальфура имела неожиданные для его членов последствия, состоявшие в усилении позиций Либеральной партии, которая на рубеже веков пережила идейный и организационный кризис. Раскол 1886 г. связан с тем, что группа либералов во главе с Чемберленом проголосовала против законопроекта Гладстона о предоставлении Ирландии самоуправления. Возникшая фракция либерал-юнионистов (сторонников сохранения Унии с Ирландией) довольно быстро сблизилась с консерваторами, особенно в вопросах внешней и колониальной политики, которая приобретала все более агрессивный характер. В консервативном правительстве Солсбери (1895-1902) Чемберлен занял пост министра колоний.

Кризис усугубился частой сменой лидеров после отставки последнего правительства Гладстона в 1894 г. Равной ему авторитетной фигуры в либеральном лагере на тот момент не было. Некоторое время лидером партии и главой правительства был аристократ лорд Розбери. Человек, несомненно, одаренный, он не имел четкой программы действий, руководствовался интересами своего класса. В 1896 г. Розбери уходит в отставку и одновременно выходит из Национальной либеральной федерации. Его сменил У. Харкорт, через два года также ушедший в отставку. В 1899 г. лидером партии избран шотландский миллионер Генри Кэмпбелл-Баннерман.

Генри Кэмбелл-Баннерман родился в 1836 г. в Глазго. Членом палаты общин он являлся с 1868 г. и в либеральных кабинетах занимал посты, связанные с военным ведомством, в 1886, 1892-1895 гг. был военным министром. В либеральном лагере он не выделялся ни своими идейно-политическими взглядами, ни организаторскими качествами характера.

Война с бурами, начавшаяся в 1899 г., вызвала дальнейшие разногласия в стане либералов и привела к формированию двух крайних фракций — либералов-империалистов и «про-буров» (радикалов). Либерал-империалисты представляли собой немногочисленную фракцию, вобравшую около четверти всех либералов в парламенте и расположенную на правом фланге. Они поддержали политику правительства в Южной Африке. В 1902 г. либерал-империалисты учредили собственную организацию под названием Либеральная Лига. Лорд Розбери стал президентом Лиги, а его заместителями — наиболее видные члены фракции: Г. Асквит, Э. Грей, Р. Холден и Г. Фаулер. Задачи Лиги не были ни четкими, ни определенными, в сущности, их программа представляла собой менее жесткую, менее шовинистическую альтернативу джингоизму либерал-юнионистов (Очерки..., 1992. С. 51).

Левое крыло либералов — про-буры — составляли 20-30 депутатов во главе с Дж. Морли, которые были сторонниками прекращения войны в Южной Африке и заключения мирного договора. Среди членов этой фракции выделялись наиболее активные про-буры Д. Ллойд Джордж, У. Харкорт, Р. Рейд.

Основная часть Либеральной партии занимала умеренные позиции. Кэмпбелл-Баннерман был вынужден сглаживать противоречия между крайними фракциями в наиболее остром, разделявшем их, вопросе о бурской войне. И хотя сам он скорее склонялся к позиции «про-буров», заявить об этом гласно Кэмбелл-Баннерман не мог. Тем не менее он смог восстановить в партии некоторое равновесие, осудив варварские методы ведения войны, о которых стало широко известно в Британии и во всем мире. Даже сторонники Либеральной Лиги признавали, что в Южной Африке командование и войска применяли недозволенные средства по отношению к мирному населению.

Завершение англо-бурской войны положило начало процессу консолидации либералов. В основе единения находилась критика политики консерваторов по тем проблемам, которые вызвали наибольший отклик в обществе. Среди них выделялись вопросы образования, протекционизма, выдачи лицензий на торговлю спиртными напитками, использование труда китайских рабочих в Южной Африке.

Закон об образовании, принятый консерваторами, помимо основных пунктов предполагал передачу из местного бюджета части средств церковным (по преимуществу англиканским) школам с целью улучшения уровня преподавания в них. Этот шаг не мог не вызвать недовольство либералов, немаловажную долю членов партии которых составляли нонконформисты, они же формировали и значительный блок избирателей, поддерживавших их. Именно нонконформисты и были возмущены тем, что закон обязывал их поддерживать школы Англиканской церкви. Оппозиция закону избирателей и рядовых членов партии способствовала формированию практически единой позиции по закону либералов в парламенте, заинтересованных в увеличении рядов своих сторонников и в дискредитации политики консервативного кабинета. Единению либерального лагеря в этот период способствовали и расхождения консерваторов, вызванные планом Чемберлена о создании Имперского таможенного союза. Вплоть до начала 1906 г. защита принципов свободы торговли стала тем основным лозунгом, вокруг которого происходило сплочение разрозненных группировок либералов. Этот лозунг нашел широкую поддержку избирателей, опасавшихся вздорожания продуктов питания. Немаловажную роль играло и то обстоятельство, что со свободой торговли в памяти народа ассоциировались воспоминания о процветании, могуществе колониальной империи середины прошедшего столетия. Эти настроения укрепились во время празднования юбилеев правления Виктории в 1887 и 1897 гг., в которых приняли участие представители всех заморских владений Британии. Поддержанные настроениями избирателей, либералы повели мощную критику политики консерваторов, используя, в том числе, и печатную продукцию. Они выпускали листовки и плакаты, предназначенные для малоимущих, неграмотных слоев населения. Как отмечал консервативный журнал, правительство критиковали не за бездействие, а за достижения, при этом все законодательные акты, любые шаги были поставлены ему в вину. Обвинения либералов формировали у народа представление о существовании плутократического заговора самодовольных богачей.

Между тем в правительстве углубился раскол между протекционистами и фритредерами, что существенно ухудшало положение правящей партии. В лагерь оппозиции начали переходить рядовые консерваторы. Тем не менее кабинету Бальфура удалось устоять, несмотря на возникшую кризисную ситуацию.

Процессу объединения либералов, с одной стороны, и дальнейшего ухудшения положения консерваторов — с другой, способствовало принятие парламентом закона о лицензиях на торговлю спиртными напитками в 1904 г. Консерваторы предполагали, что со временем эта мера позволит сократить число питейных заведений и одновременно защитит права трактирщиков. Участники движения за трезвость и радикалы были крайне недовольны актом парламента, который подтолкнул их к объединению с либералами в оппозиции правительству. О падении авторитета власти в этот период свидетельствовали результаты дополнительных выборов, в ходе которых разрыв между консерваторами и либералами уменьшился со 134 до 68 человек (Очерки..., 1992. С. 53).

Шаткость положения правительства Бальфура становилась очевидной для всех. За 6 лет консерваторы растеряли ту масштабную поддержку избирателей, которую получили на последних выборах. Выражал недовольство кабинетом и Эдуард VII. Между королем и премьер-министром не сложилось взаимопонимания. Для либералов наступал сложный момент, когда объединенные силы должны были решить проблему лидерства. После смерти Харкорта в 1904 г. на должность главы кабинета могли претендовать лорд Спенсер, лорд Розбери и Кэмпбелл-Баннерман. Фигура последнего, являвшегося в то время парламентским лидером либералов, в наибольшей мере устроила монарха, когда 4 декабря 1905 г. правительство Бальфура ушло в отставку. Бальфур еще надеялся, что либералы, формируя кабинет, продемонстрируют свою разобщенность и несогласованность по ирландскому и имперскому вопросам. Тем самым они проявят свою неспособность управлять страной. Однако он недооценил нового премьера. Возглавивший кабинет Кэмпбелл-Баннерман сумел составить правительство из представителей всех либеральных групп, предложив достойные посты их лидерам. Кабинет включал либерал-империалистов Г. Асквита — министр финансов, Э. Грея — министр иностранных дел, социал-демократа Б. Берн-са — министр местного управления, молодого радикала про-бура Д. Ллойд Джорджа, который успел уже зарекомендовать себя как талантливый политик, и других.

Последовавшие в 1906 г. выборы принесли либералам после почти 20-летнего пребывания в оппозиции внушительную победу, они получили 400 из 670 мест в нижней палате, консерваторы — только 157. Кроме того, либералы могли рассчитывать на голоса ирландских националистов и рабочих представителей, соответственно — 82 и 30 мест в нижней палате. Успех объяснялся не только удачно проведенной кампанией критики консервативного правительства, но и обещанием осуществления назревших социальных реформ. Немаловажную роль играли и следующие привходящие обстоятельства. Либеральные кандидаты были моложе консервативных, более образованы, религиозны, что также привлекло симпатии избирателей. Лейбористы выдвинули 50 кандидатов, негласно договорившись с либералами о совместных действиях.

Кэмпбелл-Баннерман умер в 1908 г., но за столь краткий срок он успел провести важные акты социально-правового характера, осуществление которых было частью выдвинутой на выборах программы. Акт о конфликтах в промышленности 1906 г. принципиально пересмотрел решение по делу Таффской долины и предоставил тред-юнионам значительно большую свободу в проведении забастовок, что, несомненно, стало весомой победой лейбористов. В том же году школьным управлениям была обеспечена возможность предоставлять бесплатные завтраки детям. В 1907 г. введена школьная медицина. Предприняты шаги по защите патентов. В том же году палата общин постановила, что ее решения должны превалировать в парламенте.

После смерти Кэмбелл-Баннермана кабинет возглавил Герберт Асквит.

Герберт Генри Асквит родился в 1852 г. в небогатой семье среднего класса. Окончил Оксфорд и занялся адвокатской практикой. В парламенте с 1886 г. как член либеральной партии. В 1892-1895 гг. входил в правительство, занимая посты министра внутренних дел, а затем пост министра финансов. После смерти Гладстона Асквит являлся одним из наиболее популярных лидеров либералов.

Важнейшими направлениями деятельности правительства Аск-вита стали подготовка к надвигавшейся войне и продолжение политики социальных реформ, которые дополнили преобразования политического характера. В 1908 г. установлены пенсии для рабочих, достигших 70 лет, и введен 8-часовой рабочий день для горняков. В 1909 г. учреждены комиссии для установления норм оплаты труда в некоторых отраслях промышленности. Для дальнейшего продвижения по пути социальных преобразований правительство нуждалось в средствах. В 1909 г. Ллойд Джорджем в качестве министра финансов был представлен бюджет. Основной его направленностью стало возрастание военных расходов и дальнейшие социальные преобразования. Предлагалось ввести государственное страхование рабочих от безработицы и болезни. Оно должно было осуществляться за счет совместных взносов самих работников, предпринимателей и государства. Бюджет предусматривал также дальнейшее увеличение подоходного налога и налога на наследство, и, кроме того, установление налога на капиталистическую ценность земли в соединении с дополнительным налогом на незаработанный прирост этой ценности. Поначалу предполагалось незначительное увеличение бюджета за счет поступлений от этих нововведений. Дворянство и аристократия расценили данные статьи бюджета как покушение на основы существования землевладения. И верхняя палата отвергла бюджет, что и вызвало конституционный кризис.

Финансовые вопросы, в том числе и разработка бюджета, традиционно являлись правом палаты общин. С 1860 г. лорды ни разу не отклонили ни один финансовый билль. И такое вмешательство в сферу, которая вышла из пределов их компетенции, спровоцировало обострение недовольства верхней палатой. Палата общин была распущена и объявлены выборы. Началась борьба за законодательное оформление исключительного права нижней палаты в финансовых вопросах и отмену безотлагательного вето верхней палаты по всем законопроектам. Предвыборная кампания оказалась неожиданно для всех длительной и напряженной. Либералы вступили в нее с обращением к избирателям, суть которого сводилась к вопросу: должны ли лорды управлять народом? Помимо этого они выдвинули лозунги свободной торговли и народного бюджета.

К этому времени юнионисты смогли добиться объединения по вопросу о реформе тарифов. Протекционистские меры они выдвигали в качестве альтернативы бюджету либералов. Юнионисты позиционировали себя не сторонниками сохранения наследственных прав аристократии, а защитниками прав народа. Бюджет они характеризовали как попытку либералов насадить социализм в стране, не поинтересовавшись, хочет ли народ этого. Достаточно успешно они использовали в своей кампании предполагавшееся повышение цен на продукты питания. В предвыборной пропаганде юнионисты также удачно обыграли появившиеся в прессе утверждения, что Германия намерена разрушить Британскую империю.

Выборы в январе 1910 г. привели к существенному сокращению либерального большинства. Они получили 275 мест, а блок консерваторов и юнионистов — 273. Эта ситуация вела к серьезному увеличению роли ирландских и рабочих депутатов для сохранения баланса сил в палате.

В разгар кризиса умер Эдуард VII, трон перешел к его сыну Георгу V. Молодой, еще не имевший политического опыта монарх оказался в крайне сложном, затруднительном положении. Он попытался достичь примирения сторон, однако усилия Георга остались безрезультатными. Партийные лидеры встречались не менее 15 раз, но не смогли достичь компромисса по вопросам о палате лордов, тарифной реформе и обороне. Лорды также занимали непримиримую позицию в этих вопросах. Разлад в верхах способствовал разобщенности в стране и усилению социальной напряженности. В этот период начинает усиливаться забастовочное движение, активизируется крайнее направление движения женщин за право голоса, обостряется проблема Ольстера — протестантского конклава в католической Ирландии.

Категорический отказ Бальфура прийти к единому решению по ирландскому вопросу тут же спровоцировал роспуск парламента. Прошедшие в декабре 1910 г. новые выборы драматически осложнили соотношение политических сил в парламенте.

Либералы выдвинули программу реформирования верхней палаты. В ответ консерваторы предложили проведение народного референдума в качестве единственного выхода из кризисной ситуации. Юнионисты настаивали на введении протекционистских мер.

Либералы и консерваторы получили равное число мест — по 272. Голоса ирландцев и представителей Лейбористской партии (соответственно 84 и 42) теперь приобрели решающее значение. Вплоть до августа 1911 г. верхняя палата сопротивлялась принятию билля. Парламентские баталии сопровождались усилением напряженности в обществе, которое было расколото вопросом о реформе. По стране прокатилась волна забастовок и митингов. Пэры пошли на уступки лишь под угрозой учреждения новых пэрств. Как и во время проведения первой парламентской реформы, сама возможность осуществления такой угрозы, которая привела бы к полному изменению статуса верхней палаты, вновь сыграла важную роль в разрешении противостояния обеих палат.

Закон 1911 г. явился логическим итогом парламентских преобразований XIX столетия, он знаменовал завершающий этап демократизации британской политической системы Нового времени.

Закон лишил верхнюю палату права рассматривать финансовые билли, в отношении других законопроектов за ней сохранялось отсроченное вето. В том случае, когда три сессии подряд законопроект одобрялся нижней палатой, но проваливался в верхней палате, он поступал на подпись к монарху, минуя палату лордов. Тем самым палата лордов отныне могла лишь задержать, отсрочить принятие того или иного билля на некоторое время. Таким образом, постепенное сокращение влияния палаты лордов, которое происходило с каждой парламентской реформой, привело к закономерному оформлению создавшегося положения в соотношении сил обеих палат. Выборная нижняя палата добилась законодательного закрепления за ней важнейших функций, связанных с утверждением финансовых биллей. Кроме того, одновременно был сокращен срок полномочий парламента с 7 до 5 лет.

В 1912 г. в парламенте были рассмотрены законы об отделении Англиканской церкви от государства в Уэльсе и введении самоуправления в Ирландии. Там предполагалось создать двухпалатный парламент, в ведении которого должны были находиться местные дела. За Вестминстером сохранялось решение имперских проблем. Он также получал право вето на все акты, которые могли вызвать недовольство в Лондоне. При этом реформа самоуправления в Ирландии предполагала изъятие ольстерских графств, где проживало в основном протестантское население. Оба закона были приняты, но их осуществление отложила начавшаяся Первая мировая война.

Итак, рубеж Х1Х-ХХ столетий и предвоенные годы ознаменовались важными сдвигами в политической сфере, которые подвели своеобразный итог политического развития Британии в Новое время. Прежде всего, необходимо отметить создание Лейбористской партии. Это событие отразило трансформацию представлений народа об избирательном праве, месте выборного представительного органа в его жизни. Вместе с тем требование объединения разрозненных социалистических организаций и профсоюзов для выдвижения собственных кандидатов в парламент, отказ от насильственных методов борьбы за осуществление социальных преобразований путем парламентских реформ свидетельствовало о значительном расширении правового и гражданского самосознания в британском обществе.

Не менее важным стало объединение разрозненных, разобщенных либералов и их приход к власти, а затем и проведение наиболее важных, востребованных социальных преобразований, что отразило завершение на этом этапе истории страны трансформации функций государственной власти, обретение ею социальных функций.

Завершающим этапом парламентских реформ XIX в. необходимо рассматривать и изменение прав верхней палаты. Постепенное возвышение и усиление влияния нижней представительной палаты, которое наблюдалось на протяжении Нового времени, завершилось реформой наследственной палаты лордов, потерявшей право безотлагательного вето.

<< | >>
Источник: Айзенштат М. П.. Британия Нового времени. Политическая история : учебное пособие / М. П. Айзенштат. - М.: КДУ. - 204 с.. 2007

Еще по теме Тема 6 Политические партии в Эдвардианский период:

  1. Тема 6. Политические партии в Эдвардианский период
  2. Тема 6 Политические партии в Эдвардианский период
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -