<<
>>

Парламентские дебаты 80-х годов

В первом разделе данной книги отмечалось, что на современном этапе развития, т.е. со второй половины 80-х годов, Япония демонстрирует поразительную приспособляемость к меняющейся обстановке, изыскивая способы сохранения достигнутых передовых позиций в мировой экономике, стремясь определить свое отношение к процессу становления взаимосвязанного, целостного мира и полнее включиться в международную политическую деятельность.

Находить решения, близкие к оптимальным, без чрезмерного ущерба для тех или иных слоев населения, помогает активная деятельность партийных фракций в парламенте. Каковы же главные события парламентской жлзни на нынешнем этапе, что нового появилось в борьбе на парламентской арене?

В сфере законотворчества, касающейся социально-экономических вопросов, центром парламентских споров в 80-е годы стала административно-финансовая реформа. Будучи наиболее ярким проявлением неоконсерватизма, эта реформа была направлена на существенное изменение экономической роли государства: на повы- ateние эффективности государственного вмешательства путем концентрации на меньшем круге стратегически важных направлении и одновременного отказа от ряда социально-экономических функций. Таким образом, как отмечал в начале реформы экономист

И.С.Целищев, предполагалось преодолеть рад трудностей с которыми тогда столкнулась японская экономика. Трудности эти состояли в том, что углублялся кризис государственных финансов (бюджет неоднократно более чем на 30% формировался за счет займов, государственный долг приблизился по размеру почти к половине ВНП); выявились многие недостатки ведения дел на государственных предприятиях, включая низкую эффективность их функционирования, в особенности государственных железных дорог; рости расходы на содержание государственной машины, становящейся все более громоздкой, нерациональной, замедляющей Принятие необходимых административных решений {142, 1984, № 11, с.73—75].

По замыслу ее авторов, реформа должна была расширить сферу действия частного капитала, повысить его самостоятельность в решении хозяйственных задач, создать более бла- гопри ятные условия для предпринимательской деятельности.

Все основные решения, определившие не только принципиальное направление, но и конкретные детали реформы, прошли обсуждение и были приняты парламентом. В соответствии с первым из таких решений в начале 1981 г. был создан Временный консультативный совет по делам администрации. Его возглавил почетный президент Федерации экономических организаций Т.Доко. В 1981 —1983 гг. совет представил пять докладов, положенных в основу плана административно-финансовой реформы. Помимо преобразований административного характера, имевших в виду Рє°Р~ ганизацию структуры и рационализацию работы государственного аппарата, план включал пересмотр принципов финансовой пояи- тики и программу приватизации государственных предприми.

Намеченные мероприятия напрямую затрагивали различных кругов населения, поскольку предполагали» с

шения в государственном аппарате и на государсисннм»

приятиях, замораживание или даже уменьшение^расходо» социальные цели под лозунгами «опоры на собственные недопустимости распространения «социального . . в

Имелся и такой политический элемент реформы, как ра

являвшихся важной опорой левых сил.

Проведение реформы В условиях НЄИ с разных сторон требовало сильной власти. * не >- промышленные круги оказали поддержку выдвижении его лидером либерал-демократов, а значит, и правительства, хотя в то время фракция этого смелого и настойчивого политического деятеля была в ЛДП намного слабее ряда других. Осуществление реформы стало главной задачей Я.Накасонэ и его кабинета, с ней связывались наметки индикативного государственного плана «Перспективы и ориентиры социально-экономического развития на 80-е годы», принятого в 1983 г. Относительно легко парламент утвердил в том же году большую группу правительственных законопроектов о реорганизации министерств и ведомств, их местных отделений.

Несравненно труднее проходило принятие законодательных актов, касающихся реорганизации и приватизации крупных государственных предприятий — телеграфно-телефонной корпорации, соляной и табачной монополий, государственных железных дорог.

С самого начала было ясно, что за приватизацией последует «рационализация» — высвобождение значительной части рабочих и служащих этих предприятий. Отсюда возникло естественное беспокойство профсоюзов (в профсоюзе работников государственных железных дорог насчитывалось более 500 тыс. членов). СПЯ, КПЯ, ряд организаций, входящих в Генеральный совет профсоюзов, высказались против приватизации, но не получили поддержки большинства профсоюзов, в особенности частного сектора экономики. Эго снизило эффективность и парламентских выступлений депутатов от СПЯ и КПЯ. Тем не менее их усилия способствовали тому, что в принятых законах нашлось место и для мероприятий, дававших определенные гарантии людям, которые потенциально могли пострадать в ходе приватизации.

В советской научной литературе посвящено немало страниц как общей оценке административно-финансовой реформы, так и ее частного, но весьма важного элемента — приватизации. В конечном счете признано, что реформа оказалась полезной:с точки зрения адаптации японской экономики к новым, более жестким условиям функционирования, когда ряд прежних благоприятных для Японии факторов, в том числе сравнительно низкие издержки на рабочую силу, исчерпан, а конкуренция на международной арене обострилась Подчеркивается, что на первое место в экономической политике тем самым поставлена проблема экономической эффективности.

«Несмотря на все ее издержки и ограниченность конкретных мер, общее воздействие реформы на экономическую и социальную жизнь страны, — указывается в коллективной монографии советских востоковедов, — оказалось весьма существенным*. Реформа, отмечается там же, «способствовала адаптации общественного предпринимательства к новым условиям, наметила основные на правления повышения его эффективности» [104 с 242—7411 Очень важно, что ученые пытались уточнить конкретное содеіь

жание приватизации по японскому способу. Они пришли к выводГ чт0 в Японии происходило изменение формы обществе^ предприятии - государственные корпорации превращались в специальные акционерные компании, допускающие участие частного капитала, но государство сохраняло за собой значительную часть акций. В центре дискуссий, по их мнению, стояла не проблема собственности, а вопрос о соотношении конкуренции и административного регулирования в соответствующих областях (104 с.240—242; 105, с.36—37].

Нельзя не согласиться и с мнением о том, что политически в борьбе вокруг административно-финансовой реформы в проигрыше оказалась оппозиция. «Оппозиционные партии и профсоюзы, — указывали наши японоведы, — продемонстрировали в ходе этой борьбы недостаток гибкости, не смогли выработать правильную политическую линию, отвечающую как объективым тенденциям развития производительных сил, так и коренным интересам трудового народа. В результате же подмены общеклассовых интересов узкопрофессиональными, упования на социальную демагогию и огульное отрицание реформы без серьезной и продуманной аргументации профсоюзы и оппозиционные партии противопоставили себя подавляющему большинству населения, оказалисьв изоляции. В конечном счете это привело к тому, что ставившаяся правящими кругами задача ослабления профсоюзного движения, его поправения фактически была решена еще до начала реализации реформы» [104, с.243 ].

Было бы неправильно на основании этой цитаты считать, что советские ученые брали под защиту, например, позицию ПДС, которая в финансово-административной реформе шла во многом в ногу с правящей партией или той части профсоюзов частных предприятий, которые не проявили солидарности с работниками государственных железных дорог. Они, скорее, констатировали тот факт, что партии оппозиции и профсоюзы в целом по ходу реформы не выработали достаточно эффективной линии, споры углу и расхождения между ними и в конечном счете подтолкнули процесс реорганизации профсоюзного движения, который, в свою очередь, заставил перестраиваться и политические партии.

Парламент Японии помимо согласия на приватизацию госуд р- ственных предприятий принял большое чис^^™* частного поправок к законам, направленных на п Р иници-

предпринимате.-тьства. снятия преград в прояв, ативы.Так, только одним актом 1985 г. были от і; вади

І

лены 42 положения в 26 законах, которые устанавливали лицензирование и другое административное регулирование хозяйственной деятельности предприятий, ограничивавшее их самостоятельность [7, 1986, с.84].

Правительство и ЛДП сочли также необходимым осуществить перестройку налогов. Новая система налогообложения, разъяснял Я.Накасонэ, должна лучше соответствовать социально-экономическим переменам, которые произошли с 1950 г., когда была введена прежняя, обеспечить справедливость, равенство, отвечать таким требованиям, как простота и уважение выбора налогоплательщика, содействовать экономическому развитию.

На практике при разработке предложений по реформе налогообложения выявилось стремление идти главным образом по пути снижения бремени налогов с корпораций (уменьшение налогов на прибыль компаний в целях повышения их конкурентоспособности и сокращения утечки капитала за рубеж; введение некоторых специальных налоговых льгот для фирм) и послаблений для лиц, обладающих наиболее высокими доходами (снижение максимальной налоговой ставки и т.п.). В то же время изыскивалась возможность восполнить государственный бюджет за счет поступлений от менее обеспеченных слоев, составляющих большинство населения. Было предложено ввести косвенный налог — налоге продажи, позволяющий разложить налоговое бремя на всех потребителей наиболее равномерно, не считаясь с уровнем их дохода. Еще один источник пополнения бюджета нашли в отмене налоговых льгот на обычные для массы японских трудящихся мелкие счета в банках и почтовых сберегательных кассах.

Идея косвенного налога давно витала в воздухе. В 1979 г. премьер-министр М.Охира в ходе выборной кампании сообщил о намерении установить единый налог на потребительские товары и услуги (5% их стоимости), но возмущение в массах оказалось настолько велико, что Охира был вынужден взять заявление обратно. Не рискнул раскрывать свои планы до парламентских выборов и Я.Накасонэ. Более того, в июле 1986 г. он заявил, что при нем правительство не будет вводить косвенные налоги. Когда же выборы остались позади, обещание было отброшено.

Попытка Я.Накасонэ решить проблему введения налога на потребление одним махом, опираясь на внушительную победу либерал-демократов на «двойных» парламентских выборах 1986 г., не удалась. Ему изменило чутье, он недооценил опасности возвращения партии к «силовым» методам проталкивания законопроектов. В начале 1987 г. оппозиционные партии и профсоюзы совместно выступили против замысла ЛДП, сессия парламента была дезорганизована. Не удался и срабатывавший ранее тактический прием консерваторов — принятие решения в парламенте без участия оппозиции. Многие депутаты ЛДП, ощущая на себе давление со стороны избирателей, настроенных против налога на потребление

„е захотели поддержать Накасонэ, даже невзирая на строгие дисциплинарные меры со стороны партии. В конечном счете правительственный законопроект был снят с обсуждения в парламенте.

Однако в декабре 1988 г. то, что было задумано Я.Накасонэ, осуществил в главных чертах новый кабинет министров во главе с Н.'Так эситой. Бол ьш инством депутатов от ЛДП шесть законопроектов по налоговой реформе, включая введение единого налога на потребление, были приняты. Оппозиции в ее сопротивлении либерал-демократам не помогли ни постановка вопроса о недоверии правительству (предложение председателя ЦИК СПЯ Т.Дои было поддержано другими партиями оппозиции, но отвергнуто депутатами правящей партии), ни тактика затяжки обсуждения. Всего же на проведение законов потребовалось 163 дня работы внеочередной сессии парламента.

Вместе с тем по своему содержанию принятые законы сильно отличались от тех мер, которые первоначально были задуманы при М.Охира, а затем Я.Накасонэ. План Накасонэ предусматривал введение 5 % -ного налога на потребительские товары и услуги без сокращения других налогов. А новые законы вводили потребительский налог, составляющий 3% от цены товара, притом из сферы его применения выведены экспорт, финансовые и страховые сделки, услуги в сфере медицины, социального обеспечения и образования. Одновременно отменены прежние косвенные налоги, которыми облагались отдельные товары (автомобили и др.) и услуги, а также уменьшен размер ряда налогов: подоходного, на наследство, на домашнее хозяйство, на корпорации, упрощен порядок начисления и взимания налогов. Либерал-демократы, увидев реакцию населения на их новации, были озабочены тем, чтобы не потерять поддержки основной массы избирателей — слоев населения, относящих с я к «среднему классу*. Хотя оппозиции не удалось ни предупред введение потребительского налога, ни добиться <-го 0™е"“’ усилия с точки зрения защиты интересов мал ообесп_ населения отнюдь не были бесполезными. С другон Jmeo6

рация с потребительским налогом нанесла значит _

правящей партии. Эта акция “ е нсуаа^ного .с«ола

ности кабинета министров Н.Такэситы, а т

Для ЛДП выборов в пал^;с;В^^^В"ив„о^Инансовой рефор- в русле общего замысла ад мин истратив ^ - М01С.

МЫ, исходящего из постулатов неокоисдиатиэма. раты стремились решать и многие т^>м ключе они дей-

условия жизни крупных групп населени .

ствовали при принятии ряда законов, касающихся системы социального страхования. Либерал-демократы упорно пытались возложить большую, нежели раньше, долю затрат непосредственно на население. В этом направлении, например, был пересмотрен в 1986 г. Закон об охране здоровья престарелых: повышена доля самостоятельной оплаты лечения, хотя по настоянию оппозиции для малоимущих прежние льготы были сохранены [7, 1987, с.84]. в 1984 г. в Закон о страховании занятости внесена поправка, сокращающая выплаты по безработице для лиц, имеющих малый стаж работы.

Нельзя, однако, на основании приведенных примеров делать вывод, что в 80-е годы в социальной политике произошел откат. Либерал-демократы действительно добивались внесения сюда, как и в хозяйственную жизнь, режима строжайшей экономии, избавления, по их выражению, от иждивенческих настроений. Совершенствование пенсионной системы, здравоохранения, решение других подобных вопросов тем не менее продолжалось, в напряженных спорах правящей партии с оппозицией находились в основном взаимоудовлетворяющие компромиссы. Либерал-демократы, разумеется, не хотели выглядеть реакционерами; напротив, в их интересах остается приближение жизни японцев к западным образцам. Время от времени они обращались и к идеям, выраженным ранее оппозицией, выдавая их за собственную инициативу. Примечателен с этой точки зрения, например, факт одобрения парламентом в 1986 г. Закона о равных возможностях для мужчин и женщин в найме на работу (первый законопроект по данному вопросу был предложен фракцией КПЯ еще в 1979 г.). Таким образом, был сделан шаг вперед и в этом сложном вопросе, хотя коммунисты считают его далеко не достаточным, малоэффективным.

Еще одна из характерных сторон практической деятельность правящей партии в 80-е годы состояла в попытках осуществить сформулированную Я.Накасонэ летом 1985 г. задачу «подведения итогов послевоенной политики» [148, 28.07.1985]. Содержание задачи весьма широкое. Видимо, оно включало и рассмотренную нами административно-финансовую реформу, другие меры в социально- экономической области. Но главное существо «подведения итогов», как можно судить по совокупности заявлений и практических действий Я.Накасонэ, должно было состоять в освобождении японцев от синдрома поражения во второй мировой войне, в реализации претензий на роль великой державы в мировой политике. Этим определялись такие шаги правительства Накасонэ, как упоминавшаяся выше попытка отбросить ограничения на рост военного бюд- жета, присоединение Японии к исследованиям в рамках «стратегической оборонной инициативы» США, выражение готовности расширить сферу действий японских.вооруженных сил далеко за пределы своей территории и т.п. Участвуя в совещаниях «семерки» руководителей ведущих стран мира, Япония резко повысила голос, добиваясь учета своих интересов в решении глобальных проблем.

При Я.Накасонэ активизировались требования решения «проблем, оставшихся со времен второй мировой войны», пересмотра ее итогов. В первую очередь речь шла о передаче Японии утраченных ею островов: Итурупа, Кунашира, Хабомаи, Шикотана. Эта позиция все чаще стала заявляться в дипломатических обменах Японии с другими странами, помимо Советского Союза. Руководствуясь принципами «неразделимости политики и экономики», японское правительство настойчиво увязывало вопросы экономических отношений с СССР с территориальными требованиями. Демонстративно отвергались с этих же позиций политические инициативы советской стороны, направленные на разрядку напряженности в азиатско-тихоокеанском регионе.

Многие аспекты «подведения итогов», за которыми скрывались чрезмерные амбиции националистического толка, встретили упорное сопротивление оппозиции, не вызвали оптимизма и среди либерал-демократов. Однако идея Японии, сильной в политическом отношении, оказывающей влияние на всю мировую политику, дала ростки. При кабинете министров во главе с Н.Такэситой она нашла отражение в программе «Вклад Японии в мировое сообщество» (1988 г.), провозгласившей намерение Японии непосредственно подключиться к действиям ООН по поддержанию мира, участвовать в урегулировании наиболее острых международных проблем (103а, 1990, с.50—53].

Правительство Н.Такэситы, а затем сменивший его кабинет министров во главе с Т.Кайфу стали предпринимать настойчивые шаги по усилению роли Японии в азиатско-тихоокеанском регионе, постепенно начал реализовываться замысел формирования единой экономической сферы, в которой Япония могла бы играть ведущую роль, Япония включилась в поиски путей непосредственного воздействия на развязывание таких тугих узлов острых противоречий и постоянной напряженности, как корейский и кам д- жийский

Токио потребовалось активизировать свою дипломатию в связи с переменами в Восточной Европе и Советском Союзе, ио правя тельство по-прежнему предпочитало действовать осторояшо. пивным образом поддерживая или повторяя шаги С Р

Западной Европы. _ „ ...... __

Интересна трансформация официальной политики Японии во время конфликта в Персидском запиве. Первоначально японское правительство, столкнувшись с необходимостью определить СВОЮ форму участия в согласованных действиях ООН по отпору агрессии Ирака против Кувейта, рассчитывало ограничиться в основном финансовой помощью гуманитарного характера. Однако в дальнейшем среди либерал-демократов, видимо, утвердилось мнение о желательности использовать этот благоприятный шанс для более решительного выхода Японии на международную арену, снятия вытекающего из 9-й статьи конституции табу на участие ее войск в операциях на зарубежных территориях.

Осенью 1990 г. японское правительство разработало проект Закона о сотрудничестве в мирных усилиях ООН, в котором предусматривалась возможность непосредственного участия контингента «сил самообороны» в действиях под флагом ООН. Законопроект не был поддержан оппозицией, вызвал опасения даже среди некоторых видных деятелей ЛДП. Сняв законопроект с парламентского обсуждения, либерал-демократы занялись поиском компромиссных форм решений этого вопроса; используя разногласия среди оппозиции, они вовлекли ПДС и Комэйто в процесс консультаций по разработке более приемлемого варианта. Одновременно Япония взяла на себя большие обязательства по оплате расходов многонациональных вооруженных сил, принявших участие в боевых действиях против Ирака. В апреле 1991 г. без обсуждения в парламенте, решением правительства в Персидский залив был направлен отряд тральщиков для разминирования транспортных артерий. Состоялась, таким образом, первая в послевоенный период официальная акция выхода японских вооруженных сил за пределы своей страны не с учебными, а с боевыми целями.

В ходе дальнейших споров с оппозицией либерал-демократы пошли на существенные коррективы своих предложений и при поддержке Комэйто в конце 1991 г. добились принятия парламентом Закона о сотрудничестве с ООН в действиях по поддержанию мира. Теперь для участия военнослужащих Японии в миротворческих усилиях требуется соблюдение многих условий: договоренность конфликтующих сторон о прекращении боевых действий, согласие заинтересованных сторон на японское участие, политическая нейтральность операций, к которым Япония привлекается. При нарушении этих условий деятельность японских военнослужащих должна прекращаться.

Первым после принятия закона стало направление в Камбоджу строительного отряда «сил самообороны* для восстановления дорог и мостов. Общественность Японии строго следит за тем, чтобы правительство действовало в точном соответствии с вышеупомянутыми условиями. Оппозиция мечтает о коалиционной власти трудности преодоления разобщенности

в течение 80-х—начале 90-х годов парламент Японии был ареной бурных схваток политических партий, вызванных разоблачениями многих фактов причастности депутатов, партийных деятелей, членов правительства к тайным сделкам с представителями делового мира. Японская общественность решительно и громко протестовала против «грязной политики», коррупции, разъедающей, как ржавчина, всю политическую жизнь. Это наносило громадный моральный ущерб прежде всего Либерально-демократической партии, но одновременно возбуждало недоверие масс к политическим партиям вообще.

В такой обстановке в недрах ЛДП возник рассмотренный уже нами подробно замысел проведения политической реформы, что в принципе отвечало настроениям общественности и требованиям оппозиции. Сами же либерал-демократы, делая центральным элементом реформы пересмотр порядка выборов палаты представителей, рассматривали ее как важное средство упрочения и закрепления своего правящего положения. В то же время разное понимание содержания и методов проведения политической реформы внутрн ЛДП, межфракционная борьба стали одной из причин смены ее руководства.

Конкурирующие фракции не желали успеха Т.Кайфу, связавшего свою политическую карьеру с судьбой политической реформы. Предложенные им три законопроекта депутатами правящей партии были сняты с парламентского рассмотрения. В октябре 1991 г. Т.Кайфу отказался претендовать на переизбрание лидером ЛДП. Правящую партию и правительство возглавил К.Миядзава. Произошла привычная для японского общества смена лидеров в рамках все той же ЛДП.

В то же время однопартийное правление ЛДП еще имело значительный запас прочности. Главный фактор того, что либерал- демократы из глубокого морально-политического кризиса выходили без больших потерь, состоял в их несомненно лидирующем положении при решении задач экономического характера. Опираясь на экономические достижения, являющиеся фундаментом стабильной поддержки либерал-демократов внутри страны, правительство добивалось повышения роли Японии и в международной политике, а это также встречало понимание со стороны

оппозиции. Более того, в процессе проходившей В СС рида* о -

годах перегруппировки сил прежние отношения сотрудничества были разрушены, а новые утверждались с большим трудом. Прежде СПЯ, как первая среди партий оппозиции, нередко служила мостиком, соединительным звеном, организуя, с одной стороны, совместные действия, в том числе массовые, с коммунистами, а с другой стороны, сотрудничая по тем же актуальным проблемам, но главным образом в парламенте, с центристскими партиями. Но и январе 1980 г. на переговорах СПЯ и Комэйто о регулярных консультациях по поводу перспектив формирования коалиционного правительства руководители двух партий зафиксировали: «В настоящей обстановке Компартия Японии не является объектом консультаций о власти» [39, с.40 ]. Это стало началом курса социалистов на разрыв сотрудничества с КПЯ и сближение с центристскими партиями с перспективой создания условий для отстранения ЛДП от власти и формирования коалиционного правительства СПЯ, Комэйто, ПДС, СДС. -

Путь к более решительному повороту к центристам при отказе от сотрудничества с КПЯ был открыт пересмотром программных установок СПЯ, ее «социал-д емок рати зацией», нашедшей отражение в «Новой декларации» 1986 г. Однако серьезные шаги в направлении разработки основ политики возможной коалиции четырех партий были предприняты лишь весной 1989 г., когда между ними по инициативе руководства СПЯ начались систематические консультации.

Итогом интенсивных переговоров лидеров четырех партий явился документ «Совместная политика народной коалиционной власти», одобренный в мае 1989 г. Вскоре дополнительно была разработана «Схема строительства новой Японии». В этих двух документах были зафиксированы как согласованные позиции, так и расхождения.

В первом из них СПЯ, Комэйто, ПДС и СДС заявили о намерении проводить совместную политику в рамках конституции Японии, сконцентрировав внимание на «возрождении и оживлении парламентской демократии». Приоритет отдан совместным действиям в парламенте по таким проблемам, как очищение политики от коррупции, пересмотр налоговой политики, меры по улучшению пенсионного обеспечения, обузданию роста цен на землю, оживление предпринимательства на периферии и обеспечение стабильности сельскохозяйственного производства, стоящего перед угрозой разорения при дальнейшей либерализации импорта продовольствия [39, с.8—13].

«Схема строительства новой Японии» конкретизирует политику коалиционного правительства. Ее основными принципами названы «свобода, справедливость, солидарность*. Провозглашается наме-

к ияи*ииП| тчакішші Кип*

сультации отметили различия в подходе к японо-американскомл

военно-политическому союзу, «силам самообороны*, развитию ядернои энергетики, к политике в отношении двух государств Корейского полуострова [39, с.27]. '

Давление на СПЯ извне, со стороны центристских партий, поддерживаемых руководством Японской конфедерации профсоюзов, и изнутри, со стороны реформистского крыла, а также крупные перемены международного плана заставили главную силу «четырехпартийной коалиции* пойти на новыеуступки своим партнерам. В сентябре 1989 г. на обсуждение социалистов были вынесены основы коалиционной платформы, которые, как предполагалось, будут более приемлемы для Комэйто и ПДС.

Провозглашалась «преемственность* внешней политики Японии при коалиционном правительстве. В отношении японо-аме- риканского Договора безопасности и «сил самообороны» преемственность выразилась в их признании и курсе на фактическое их сохранение. Но в то же время СПЯ, не отступая от принципиальна позиций, декларировала «строгое соблюдение трех неядерных принципов-;, «усилия по сокращению и ликвидации американских военных бзз нз территории Японии», «реалистический выбор » полы п отвечающих эпохе разоружения» — укрепление ООН, еолейс і ч не экономическому сотрудничеству и ТЛ.

поднимая больше вопрос о неконституционное™ «сил самообороні социалисты заявили о твердом соблюдении лимита на оборонные расходы в 1% ВНП и сокращении их «по мере про- лвп.4.ч-/1ия мс.«л\’на(юзного разоружения и на основе народного со*

мулировали в интересах «обеспечения всеобщей безопасности азиатско-тихоокеанском регионе* (переговоры о мерах доверия* азиатская конференция по проблемам мира, сокращение в регион' ядерних вооружений США и Советского Союза, включая морски6 и т.д.) [7а, с.21—22 J. е

Комэйто и ПДС признали недостаточными коррективы, внесенные социалистами в их взгляды на внешнюю политику Японии и ее вооруженные силы, продолжали требовать новых уступок. После того как выборы в палату советников 1989 г. социалистам принести успех, а позиции ПДС и Комэйто в парламенте были ослаблены, у центристов пропал интерес к возобновлению переговоров по согласованию коалиционной политики.

Для социалистов идти навстречу требованиям Комэйто и ПДС означало подвергать себя опасности идентификации собственной политики с политикой демократических социалистов, известной близостью ко взглядам ЛДП, с политикой, которая популярностью в массах избирателей не пользовалась. Тем не менее в СПЯ возобладали взгляды, согласно которым довольствоваться периодическим сотрудничеством с центристскими партиями в парламенте по отдельным актуальным проблемам недостаточно и неэффективно, нужны новые шаги, способствующие сближению с Комэйто и ПДС.

В июне 1991 г. Комитет по реформе партии, учрежденный в СПЯ во главе с Махото Танабэ, представил предложения, более гибко и реалистично формулирующие взгляды партии на спорные проблемы.

Социалисты заявили о необходимости формирования «нового международного порядка», при котором отношения Японии с другими странами должны строиться в соответствии с новыми мировыми тенденциями в рамках всего человеческого сообщества, ші^основе «всеобщей системы безопасности»', при центральной роли

Отказавшись от своего негативного отношения к военному союзу Японии и США, СПЯ выступила за резкое снижение военной роли японо-американского Договора безопасности, за усиление контроля над его военными функциями, повторила прежние требования сокращения ядерных вооружений, соблюдения «трех неядерных принципов», приостановки совместных военных операций, сокращения и вывода американских военных баз из Японии. Подчеркнута необходимость создания международных условий, делающих ненужным Договор безопасности.

По вопросу о «силах самообороны» впервые официально заявлено, что СПЯ не отрицает суверенное право Японии на оборону, считает неконституционными лишь вооруженные силы в их нынеш нем виде. Предлагается плановое сокращение «сил самообороны» и расходов на военные нужды в соответствии с мировыми тенденциями к разоружению, усиление гражданского контроля, реорганизация нынешних вооруженных сил для большего соответствия функциям исключительно охраны собственной территории страны. Важный новый элемент в этом вопросе — согласие на участие Японии в международной деятельности ООН по поддержанию мира и разного рода спасательных операциях. Наконец, было предложено занять позиции, учитывающие реальность, в вопросах, касающихся политики в отношении государств Корейского полуострова, И относительно имеющихся в Японии атомных электростанций.

Одновременно с публикацией обновленных подходов к спорным проблемам СПЯ призвала партии оппозиции сформировать совместными силами «теневой кабинет министров», который способствовал бы достижению между ними согласия, в частности в ходе подготовки к предстоящим выборным кампаниям (идея создания «теневого кабинета» социалистов была высказана еще в 1985 г. тогдашним председателем партии М.Исибаси, а в 1987 г. предложение о совместном «теневом кабинете» оппозиции выдвинула Комэйто). Предложения Комитета по партийной реформе были утверждены внеочередным съездом СПЯ в июле 1991 г., а председатель этого комитета М.Танабэ избран новым лидером партии, председателем ЦИК.

Однако и эта корректировка политики социалистов тогда еще не привела к переводу эпизодических и непоследовательных актов их сотрудничества с Комэйто, ПДС, СДС на устойчивую основу.

Действительно, полным провалом завершилась договоренность этих партий совместно выступить на стороне кандидатов Японской конфедерации профсоюзов на выборах палаты советников 1992 г. На практике оказать такую поддержку не удалось, все 22 кандидата потерпели поражение в соперничестве с кандидатами ЛДП. Эти же выборы показали, что и СПЯ, и, особенно, ПДСпродолжаюттерять опору в массах. Внутри СПЯ возникли серьезные противоречия по поводу пределов компромисса в сближении с центристскими партиями, отражением чего явилась новая смена лидера партой. В январе 1993 г. председателем ЦИК СПЯ избран Хидэо Ямахана, который первоначально был больше, чем его предшественник, склонен считаться с мнением левого крыла партии. Наконец, руководство Комэйто некоторое время было более озабочено поисками способов сближения с либерал-демократами, нежели с коллегами по

оппозиции.

Что же касается координации парламентских усилий социалистов с депутатской группой КПЯ, то она стала еще более затруднительной, сохранялась возможность не совместных, а только параллельных действий по актуальным проблемам внутренней и внешней политики.

Ylo поскольку ЛДП упорно не желала считаться с мнением оппозиции по вопросам политической реформы, отвергая все компромиссные предложения, среди партий оппозиции укреплялось понимание жизненной для них необходимости объединить усилия в противостоянии замыслам правящей партии. Тем более что становилось очевидным отсутствие единства в подходе к этим вопросам и в самой ЛДП, где с расколом наиболее влиятельной фракции

Н.Такэситы лидеры одной из образовавшихся на ее месте группировок Ц.Хата и И.Одзава откровенно намекали на возможность выхода из партии и сотрудничества в осуществлении политической реформы с «умеренной» оппозицией. Активизировались и неформальные, закулисные переговоры представителей различных партий — сторонников образования «новой круттной политической силы», способной вступить в соперничество с ЛДП за власть.

Вег это создало благоприятные условия для сплочения партий и группировок, выступающих за то, чтобы положить конец затянувшемуся однопартийному правлению либерал-демократов. Объединение их усилий состоялось при расколе ЛДП и утере ею большинства в палате представителей на досрочных выборах в июле 1993 г.

С одной стороны, традиционные партии оппозиции — СПЯ (СДПЯ), Комэйто, ПДС и СДС договорились о сотрудничестве в формировании коалиции на позициях противостояния с ЛДП и КПЯ. С другой стороны, Японская новая партия, а также Инициатива призвали Партию обновления, наиболее крупную из вновь возникших политических сил, пойти на объединение усилий с «четверкой» из прежних партий оппозиции в создании коалиционного правительства без участия ЛДП. Партия обновления в своем стремлении к власти поддержала этот призыв.

В ходе переговоров указанных семи партий было решено ближайшей задачей коалиционного правительства считать проведение политической реформы, призванной очистить политику от коррупции. Другие вопросы политики правительства предстояло обсудить детально позже. Так, в августе 1993 г. на свет появилось многопартийное коалиционное правительство, главой которого избран председатель Японской новой партии М.Хосокава.

Немного о методах парламентской деятельности депутатских групп

Разный уровень представительства партий в парламенте обусловил, ^ как видно из рассмотренных выше примеров законодательной деятельности, существенное различие способов достижения своих целей, применяемых правящей партией и оппозицией.

Для ЛДП характерно стремление всемерно использовать численное преимущество при принятии парламентских решений, а

следовательно, быстрее доводить дело до голосования. В этих целях либерал-демократы добивались ускоренного проведения законопроектов через стадию обсуждения, в том числе путем исключения дискуссий в постоянных парламентских комиссиях, учреждения комиссий специально для рассмотрения отдельных дел в заранее обусловленные сроки, решения спорных вопросов на закулисных переговорах с руководителями партийных депутатских групп или лидерами партий, склонными к нахождению компромисса (обычно к таким переговорам не привлекаются представители КПЯ, а иногда и социалисты). Большие усилия либерал-демократы прилагали к тому, чтобы не допустить противостояния одновременно со всеми партиями оппозиции, заручившись поддержкой как минимум одной из них. При постановке оппозицией невыгодных для ЛДП вопросов, особенно касавшихся расследования фактов коррупции, численный перевес использовался для оттяжки принятия решений, увода дебатов в иное направление. В качестве радикальной меры противостояния оппозиции либерал-демократы прибегали к роспуску парламента (делал это, разумеется, премьер-министр) .

Специфичными для партий оппозиции, каждая из которых не может соперничать с ЛДП поодиночке, являются такие методы, как координация парламентской деятельности, согласование точек зрения по отдельным обсуждаемым проблемам, по мере возможности совместные выступления в парламенте, апелляция к общественному мнению, а иногда организация массовых действий протеста. В качестве крайних средств, когда по важным вопросам не просматривается стремление правящей партии сколько-нибудь считаться с мнением оппозиции, применяются искусственное затягивание обсуждения в комиссиях и на заседаниях парламента, бойкот работы комиссий и палат (в условиях меньшинства оппозиции эта акция имеет характер морального давления, поскольку закон определяет, что комиссии не могут работать лишь при отсутствии более половины их членов) и, наконец, постановка вопроса о недоверии правительству.

19-55

Есть еще одна форма деятельности депутатов парламента, которую используют все соперничающие партии, но в большей степени оппозиция, особенно ее левое крыло. Это работа депутатов парламента с петициями.

Когда депутаты съезжаются в Токно на сессию, у подъездов двух служебных зданий, где размещаются парламентарии, всегда многолюдно. Сюда подъезжают и приходят в одиночку и группами многие посетители — явно не столичные жители. Время от времени к ним выбегают секретари депутатов, громко выкрикивают фамилии, вручают пропуска и ведут куда-то. Такая картина обычна: депутаты принимают петиции.

Одна из статей Закона о парламенте гласит, что лицо, желающее подать в палату парламента петицию, должно представить ее в письменной форме по рекомендации депутата. Закон также устанавливает порядок прохождения подобного обращения в парламент. Петиции рассматриваются комиссиями парламентских палат, где по ним принимаются соответствующие решения. Комиссия может не дать дальнейшего хода петиции, если решит, что она этого не заслуживает. Однако в случае требования 20 и более депутатов петиция должна быть вынесена на рассмотрение палаты. Каждая из палат работает с петициями самостоятельно. Когда в парламенте признана необходимость принятия по петиции правительственных мер, она направляется в кабинет министров. Закон требует от правительства ежегодного доклада о работе с представленными ему парламентом петициями [25, с.67—68 ].

Петиции затрагивают самые насущные проблемы жизни населения Японии, его различных социальных и профессиональных кругов, жителей отдельных местностей. Многие петиционные требования отражают насущность системных преобразований. В целом они стимулируют законотворческую деятельность парламента, а также открывают возможность депутатским фракциям воздействовать на правительство, ускоряя или, в зависимости от интересов отдельных партий, замедляя решение тех или иных проблем, либо препятствуя принятию обсуждающихся законопроектов.

Через парламент проходит огромное количество петиций. Так, в течение двух лет (точнее, за время работы 104—111-й сессий парламента с декабря 1985 по февраль 1987 г.) в парламент поступили петиции, которые подписали в общей сложности 204,5 млн.человек, в том числе через депутатов Социалистической партии — петиции от 20,2 млн. человек, через Компартию — от 68,4 млн., через Комэйто— от 25,8 млн., через Либерально-демократическую партию — от 20,7 млн., через ПДС — от 17,5 млн., через прочие партийные группировки и независимых — от 2 млн. человек [155, 1988, N9 563, сЛ 11 ].

особое внимание оппозиции к петициям легко объяснимо. Японские коммунисты, например, рассматривают петиционную деятельность как один из способов выявления «народной внутренней силы», видят в ней стыковку массовых движений с парламентской

деятельностью. На практике, однако, нередко в японском парламенте к принятию петиций относятся формально, рассматривая их в конце сессий, мнение оппозиционных партий по ним не всегда учитывается. В 1974 г. КПЯ выступила с предложением «О демократической реформе петиций», настаивая на установлении в каждой парламентской комиссии, как минимум, одного дня в месяц специально на рассмотрение петиций. КПЯ считает необходимым непременное соблюдение консенсуса при принятии петиций в парламенте [155, 1988, № 563, с.111 ].

Нужна ли японскому парламенту реформа?

Устраивает ли японские партии парламент в его нынешнем виде? Видимо, оснований для требований радикальной перестройки нет ни у правящей партии, ни у оппозиции. Вместе с теме обеих сторон раздаются голоса о желательности реформы ведения парламентских дел либо для повышения эффективности работы парламента, либо для ее демократизации, предоставления партиям равных возможностей.

Либерал-демократы, например, считают необходимым расширить полномочия председателей палат и руководителей комиссий, более жестко регламентировать работу парламентских комиссий. Прослеживается их стремление, как отмечалось выше, улаживать возникающие проблемы на встречах председателей парламентских комитетов правящей и оппозиционных партий, принижая тем самым роль парламентских процедур, закрепить практику принятия законопроектов в целом, невзирая на несогласие с его отдельными частями, и т.п.

Оппозицию, напротив, больше интересует создание условиидля активизации их собственной законодательной инициативы. Так, социалисты полагают, что хотя послевоенные демократические преобразования открыли дорогу для широкого участия оппозиции в процессе законотворчества, до сих пор еще не «учреждена система достаточного обсуждения законопроектов, поступающих от депута тов* (а не от правительства, как это имеет место у правящей партии), а сами депутаты скованы в возможностях исследовании в сфере государственной политики, необходимых для проявления конодательной инициативы [164, 24.08.19901.

Предложения по реформе ведения дел в парламенте имеет и КПЯ. Она считает недопустимым создание специальных комиссий, нарочито формирующихся в парламенте для ускорения продвижения правительственных законопроектов; требует, чтобы законопроекты, одновременно затрагивающие разные проблемы, обсуждались во всех заинтересованных комиссиях. КПЯ высказывается, как минимум, за твердые гарантии свободного изложения в палатах парламента мнения любой партии, имеющей возражения по законопроектам. По оценке КПЯ, обсуждение спорных законопроектов на сепаратных встречах председателей парламентских комитетов правящей и некоторых оппозиционных партий с целью достижения их согласия (выше отмечалось, что на эти встречи представители КПЯ не приглашаются) выхолащивает процесс парламентского обсуждения и консультаций, представляет собой способ отстранения части участвующих в парламенте сил от парламентских дел. КПЯ выступает сторонницей всестороннего и полного обсуждения всех законопроектов в рамках парламентской структуры, без искусственного ускорения законотворческого процесса (см. [155,1988,*№563, с.109-111 J).

В конце 1990 г. Совет по изучению парламентской системы, созданный в качестве консультативного органа при председателе палаты представителей, пришел к выводу о необходимости разработать конкретный план совершенствования работы парламента. Между представителями партий было достигнуто согласие, что в этом плане должны найти отражение меры, направленные прежде всего на расширение возможностей для участия депутатов в законотворчестве. В частности, предлагалось укрепить состав секретариата парламента, добиться увеличения бюджета на содержание большего числа личных секретарей депутатов парламента. Имелось в виду одновременно облегчить доступ народа к протоколам работы парламента, организовать самостоятельные телевизионные передачи парламентских дебатов, в первую очередь для трансляции в парламентских зданиях. Относительно процесса обсуждения законопроектов договорились продолжить изучение депутатами методов его «оживления» [147, 12.12.1990 J. Первым конкретным результатом достигнутых договоренностей стало решение парламента в декабре 1992 г. об учреждении при каждом депутате должности политического секретаря (в дополнение к двум прежним, оплачиваемым за государственный счет), а также об увеличении численности специалистов юридических бюро, созданных при каждой палате для обслуживания депутатов.

?

На выборы палаты советников в июле 1992 г. пришло рекордно мало избирателей — 50,7%. Это породило суждения о ненужности палаты как копирующей или дублирующей более важную палату

представителей, і ем самым был дан стимул для дискуссии о реформе палаты советников. Свои предложения выдвинули политические

партии, отдельные лица, Общество размышляющих о палате советников. Как и в дискуссии о палате представителей, некоторые предложения касались процедурных вопросов (ослабление регламентации процесса обсуждения в палате, введение электронного голосования и т.д.) и расширения материальной основы законотворческом и прочей работы депутатов. Другие предложения были направлены на усиление специфики палаты. Так, высказывались мнения о необходимости реорганизации постоянных комиссий палаты, построения их по горизонтальному типу (эти комиссии, повтори я структуру комиссии палаты представителей, занимаются делами соответствующих правительственных министерств и ведомств), принятия мер для преодоления зависимости группирования депутатов от их принадлежности к партиям, отказа от практики выдвижения депутатов палаты на должности министров и парламентских заместителей министров. Возникли споры и о порядке формирования палаты советников. В частности, разные партии придерживаются противоположного мнения по поводу сохранения выборов части депутатов по пропорциональной системе и партийным спискам. Пожалуй, наиболее радикальной является точка зрения председателя палаты Б.Хары, который считает полезным обратиться к изучению вопроса о формировании палаты на иной, непартийной основе — из ученых, юристов, представителей предпринимательских и прочих общественных кругов [148, 03.10.1992).

Проблемы повышения эффективности и оздоровления работы парламент.; остаются предметом широкого обсуждения среди японском общественности. «Отсутствие смены власти партии, отмечается в редакционной статье газеты Лсахи . деформировало парламентскую политику. У депутатов ЛДГ1 интерес сконцентрировался на получении постов в правительстве и партии в соответствии с возрастной очередью внутри фракций, важнейшей их заботой с гало также получение выгоды для своего избирательного округа Углубилось сращивание политических, финансовых и бюрократических кругов... Самые значительные политические решения принимаются ЛДП совместное министерствами и ведомствами. Уже давно говорят о 4-ормаіизации парламентских обсуждений. . А партии оппозиции делают упор иа функции сопротив- ленияи критики, не воспитывая в себе способности к формированию политики, к власти*. Газета высказывает сожаление, что правящая

Паптио пяопаЛптиоям* 1ЯКПНОПООСКТЫ

ты исключительно в собствен-

проекты, идти на умелый компромисс». Приветствуя выраженную разными партиями готовность принять конкретные меры по совершенствованию работы парламента, газета считает: это станет возможным при более глубокой политической реформе, направленной на «оздоровление всей японской политики, включая реорганизацию политических кругов», в процессе изменения также И «сознания избирателей», без чего «депутат одного избирательного округа» не может за один день или ночь стать в подлинном смысле «народным депутатом» (148, 29.11.1990 J.

Одной из ключевых и до сих пор не разрешенных проблем парламентской демократии остается предупреждение коррупции, затронувшей ныне членов правительства, высшие слои государственных чиновников, депутатов парламента почти от всех партий, но особенно правящей.

Видные государственные и политические деятели довольно часто оказывались замешанными в крупных скандальных, в том числе уголовных, делах, суть которых — использование служебного или политического положения для незаконного содействия предпринимателям, нередко за крупные взятки. Факты такого рода имеют место в разных странах, даже заслуженно гордящихся демократичностью своей государственной системы. Специфика Японии лишь в том, что любые сенсационные разоблачения отнюдь не погружают причастных к ним деятелей в политическое небытие.

К.Танака, признанный виновным в получении взятки еще в 40-е годы, когда он был парламентским заместителем министра юстиции, впоследствии стал премьер-министром, а будучи вновь привлеченным к ответственности за взяточничество, но в более крупных размерах, долго оставался не только депутатом парламента, но и лидером самой влиятельной фракции ЛДП, оказывая решающее влияние на определение главы партии и правительства. В 1954 г. при расследовании «скандала в судостроении» аресту подвергался генеральный секретарь Либеральной партии Э.Сато, но позже, после амнистии, он становится лидером ЛДП и главой правительства (1964—1972). Х.Икэда, проходивший по тому же делу, поста премьер-министра достиг раньше, в 1960 г.

Привлечение видных деятелей из правящих кругов к судебной ответственности свидетельствует, по оценке, например, исследователя этого вопроса В.Н.Еремина, что «в современной Японии вопрос

о том, кому и как использовать право в социально-политической борьбе, уже не может решаться исключительно по произволу правящих кругов, как это было до 1945 г.» [61, с.113]. Вместе с тем возможность продолжения активной политической деятельности дискредитировавшими себя лицами и даже последующего их возвышения вызывает не только недовольство японской общественности,

но и насмешки в зарубежных странах по поводу «демократии японского типа». Проблема коррупции в

ческих кругах стала настолько острой, что требовала от парламента незамедлительно проявить заботу о реальной чистоте политики, по крайней мере в рамках, касающихся самих членов высшего законодательного органа.

В 1985 г. Закон о парламенте был дополнен специальным разделом о «политической этике», в котором на депутата возлагается

обязанность строго соблюдать «положения политической этики» и правила поведения, утверждаемые в каждой из палат парламента. Одновременно этим же законом в палатах учреждены комиссии для политико-этических расследований деятельности депутатов за пределами парламента (поведение депутатов в парламенте рассматривается в существовавших и ранее дисциплинарных комиссиях). Комиссии по расследованию (синсакай) формируются в палатах в составе 11 человек пропорционально представительству партий (шесть членов от ЛДП, два от СПЯ, по одному от Комэйто, ПДС и КПЯ). При согласии /з своих членов комиссия по результатам расследования может вынести предупреждение депутату вплоть до рекомендации его отставки с руководящего поста в парламенте [25, с.69; 7, 1986, с.83]. Принятием такого решения, хотя и обязывающего парламентариев заботиться о своей моральной чистоте, но не требующего от них в случае серьезных проступков отказа от депутатского мандата, на чем настаивала оппозиция, парламентское большинство либерал-демократов надеялось «закрыть» тянувшееся с 1976 г. «дело Танаки». Однако последующие события конца 80-х — начала 90-х годов, когда выявились новые факты массового участия депутатов парламента и других политических деятелей в различного рода финансовых махинациях, показали явную недостаточность принятых мер, необходимость глубокой политической реформы, ставящей твердую преграду перед сращиванием политических и финансово-промышленных круто*.

Многопартийность — неотъемлемое условие отражения парламентом интересов всего народа

Итак, партии - главные действующие лица принадлежит законодательная инициатива, если

точное число депутатских местВыступа» с держкои депутатов других парламентски «рра пяпла-

законопроектами или предложениями по принятию парла

ментских постановлений, партии в совокупн ___ по-своему требования различных слоев населения.

стремится по мере возможности считаться с общественным мнением, опираться на поступающие в парламент петиции, резолюции органов местного самоуправления, инициаторами которых нередко сами партии и являются (схема 6).

ЛДП в силу ее правящего положения, определяемого большинством в парламенте, имела преимущество не только на решающем этапе принятия парламентских решений, при голосовании, но и в разработке законодательных предложений, поскольку в ее распоряжении находится аппарат высококвалифицированных специалистов кабинета министров, а само правительство может предварительно обкатывать готовящиеся решения через разветвленную систему консультативных советов. Еще одна особенность законодательных инициатив ЛДП состоит в том, что нередко они рождаются в предпринимательских организациях, с которыми правящая партия тесно сотрудничает.

Вместе с тем значительна и роль оппозиционных партий. Законопроекты партий оппозиции, особенно когда они представляются от имени какой-либо одной из них, в большинстве случаев отвергаются. Но мнение оппозиции правящая партия, в том числе уже на стадии выдвижения собственных законодательных предложений, полностью игнорировать не может, поскольку за требованиями оппозиции чаще всего стоят интересы довольно крупных слоев и групп населения, а не только идеологические или партийные амбиции. Успех любой партии в парламентских спорах определяется учетом реальных нужд населения, конструктивностью, способностью организовать поддержку со стороны общественного мнения. Партии оппозиции, прежде всего СПЯ и КПЯ, склонны свои парламентские действия подкреплять выступлениями массовых организаций и движений. Однако и правящая партия не ?^огла полагаться исключительно на свое численное превосходство в парламенте, все чаще акцент делала на тщательнчю подготовку общественного мнения, в том числе и с помощью такого присущего ранее исключительно партиям оппозиции метода, как организация массовой поддержки в форме инициируемых либерал-демократами различных кампаний и движений.

В конечном счете процесс принятия законопроектов и других парламентских решений есть форма политического соревнования партий, проходящего под прямым или косвенным воздействием самых различных слоев общества. В этом процессе достигаются временные компромиссы, отражающие соотношение партийных сил на каждый данный момент.

В первом разделе книги были представлены факты, свидетельствующие о том, что программы всех политических партий эволюционируют в сторону ослабления их радикальности: правящей

пэртии — от традиционного консерватизма к внссснню в него реформистских начал, партий оппозиции — к отказу от требований революционных перемен или к их фактическому ослаблению. Соответственно меняются содержание и методы парламентской деятельности партий.

Что касается содержания парламентской борьбы, то наиболее значительной ее сферой, определяющей главные симпатии избирателей по отношению к партиям, стало законодательство, направленное на повышение эффективности японской экономики и решение на этой основе социальных задач. Япония проявила способность быстро реагировать на меняющиеся внутренние и международные условия функционирования экономики путем умелого применения методов государственного ее регулирования. В Японии говорят, что ЛДП на разных этапах послевоенного развития экономики, круто меняя свою экономическую политику, каждый раз представала как бы в новом качестве, создавая тем самым эффект «сменяемости власти». Здесь, видимо, главный секрет устойчивости однопартийного правительства либерал-демократов.

Гибкая экономическая политика правящей партии заставляет менять свои требования и партии оппозиции. По мере решения на фоне общего подъема экономики наиболее острых, требующих немедленного реагирования проблем, связанных с материальным положением большинства населения, и соответствующего переноса эпицентра борьбы в сферу неуклонного повышения качества жизни политическая конфронтация в сфере принятия экономических и социальных решений ослабляется. Оппозиции приходится смирять пыл, воздерживаться от выдвижения радикальных требований, способных нарушить нормальный ритм экономической жизни, а правящая партия, в свою очередь, проявляет готовность к определен- нным уступкам, компромиссу.

Либерал-демократы не склонны рисковать своей репутацией, безоглядно добиваясь пересмотра конституции, других законодательных актов, затрагивающих демократические права и свободы. Милитаристские тенденции в среде правящих кругов приглушены как решительным сопротивлением оппозиции, поддерживаемой преобладающим общественным мнением, так и углубляющимся сознанием того, что перспективы процветания Японии лежат на пути ее развития в качестве мирного, не отягощенного военными расходами государства.

Еще продолжаются споры о «невооруженном нейтралитете*, «неприсоединении» как альтернативе нынешней оборонной и внешнеполитической ориентации Японии, но и эта дискуссия меняет свое существо. Оппозиция теперь фактически ставит вопрос не о коренных переменах во внешнеполитическом курсе Японии, а о

В — ' «uvwnun UUJinrHRH

толковании Исибаси «дополняющая дипломатия»

СПЯ должна состоять в том, чтобы действовать либо «вместо правительства», либо в порядке «оказания ему помощи», иначе говоря, выполнять то, что по каким-то причинам вовсе не может быть сделано правительством или делается им не полностью. Можно упрекать социалистов в «беспринципности», как это делали и делают японские коммунисты, но такая позиция вытекала из реалистической оценки и политики ЛДП, и собственных возможностей СПЯ.

Понимание партиями оппозиции необходимости считаться с реалиями современного положения в Японии, с переменами на международной арене находит отражение в их парламентской деятельности еще и в том, что они уже не ставят задачи не посредственно социалистического характера. Это относится ко всем партиям, независимо от того, какой идеологии они придерживаются (социализма «научного*, «демократического», «гуманного» и т.п.).

Политические платформы, с которыми партии оппозиция выступают на выборах и которые они отстаивают в парламентской практике, носят исключительно реформистский характер, не претендуют на коренное изменение общественного строя, тем более сложившихся форм собственности. КПЯ, постоянно подчеркивающая неизменность ее позиций «научного социализма», актуальными требованиями считает лишь обновление государственной политики, вывод ее за «старые рамки политики ЛДП». Лидеры КПЯ настойчиво разъясняют, что коммунисты, имея в виду построение «новой Японии», не ставят непосредственной задачей построение социалистического общества, а стремятся к тому, чтобы японский народ и «в рамках капитализма получил мирную, богатую и свободную жизнь» [27, с.73].

Хотя в 80-е годы, особенно когда правительство возглавлял Я.Накасонэ, правящая партия время от времени обращалась к силовым приемам, в японском парламенте постепенно утверждается обстановка, способствующая поиску взаимоприемлемых решений. Это не означает, что в парламенте установились мир и спокойствие, Дискуссии потеряли остроту и напряженность. Нет, парламент по- прежнему бурлит, но окончательные решения все чаще серьезно

отличаются от тех проектов, с которыми входят премьер-министр, правящая партия. Отсюда видно, что и для либерал-демократов не был пустым звуком призыв «Хартии основ ЛДП* (1965 Р.) К утверждению «здоровой парламентской демократииv, с которой «несовместимы игнорирование партнера, абсолютизация собственного мнения, действия, исходящие из оправдания особых интересов» (9 1985, с-26 3.

С другой стороны, в действиях оппозиции, особенно центристской, а в последнее время и СПЯ, также рельефно выявляется желание разрушить представление о себе как о «партиях отрицания», не готовых к созидательной, конструктивной деятельности и действующих из эгоистических партийных побуждений, а следовательно, неспособных оправдать доверие избирателей, если им случится прийти к власти.

ПДС изначально периодически выступает r парламенте в поддержку ЛДП. Комэйто также нередко разрабатывает компромиссные предложения, добиваясь их поддержки со стороны СПЯ. Социалисты, занимая в принципе более радикальные позиции, нежели центристские партии, все чаще отдают предпочтение компромиссу. Конструктивный подход стремится продемонстрировать и депутатская группа КПЯ.

Большую осторожность оппозиция стала проявлять в отношении бойкота заседаний парламентских комиссий и палат как способа выражения своего отрицательного отношения к действиям либерал- демократов. Даже в КПЯ слышны голоса отом, что тактика бойкота мешает изложению собственной точки зрения, доведению ее до избирателей. А ПДС и Комэйто считают, что бойкот, тем более если к этой тактике прибегать часто, противоречит «правилам парламентской игры*. Д.Яно в бытность председателем ЦП К Комэйто на съезде партии в 1988 г. расценил парламентский бойкот как символ «партии отрицания» и заявил о необходимости пересмотреть тактику «цепляния за изначальный отказ от обсуждения и консультаций как не оправдывающую надежды народа» f 15, с.7 ).

Взаимное стремление соперничающих партии в парламенте к компромиссу создает предпосылки общей политической стабильности в стране, неуклонного прогресса во всех сферах ее жизни. Вместе с тем нельзя не заметить, что усиливающаяся в лагере оппозиции тенденция к переходу преимущественно на методы парламентской борьбы и, особенно, несогласованность действий оппозиционных партии создавали у либерал-демократов представление об ослаблении сопротивляемости противоборствующей стороны, периодически вызывали соблазн возвратиться к тактике ^иловой реализации своих замыслов, направленных на увековечение господствующего положения ЛДП. Однако провал плана

либерал-демократов провести политическую реформу исклю- чительно по собственному сценарию, избегая “к’”

„ромиссо., наглядно „ОКМал непальио.идиосп,, а”и "ристи“-

яость ТаКГоИочаКТИКИ' Я,Ш,С’ °мой из "Р"™» отстранения SSZ,

власти в IЧУО г.

В Японии хорошо видят несовершенство существующего законодательства, оказавшегося, в частности, неспособным поставить непреодолимый барьер перед сращиванием политических и финансово-промышленных кругов, порождающим «грязную политику», коррупцию. Видимо, в ходе намеченной политической реформы его недостатки в какой-то мере будут исправлены. В целом же опыт функционирования японского парламента на многопартийной основе, в условиях правового государства, законы которого гарантируют относительное равенство прав партий и четко определяют порядок, процедуру их воплощения на практике, свидетельствует об эффективности такой политической системы.

Принятые многопартийным парламентом законы, деятельность правительства, осуществлявшаяся под неустанным контролем партий-соперниц, способствовали, как подтверждает успешное соревнование Японии с США — признанным мировым лидером, нахождению оптимальных решений сложных экономических задач. Соответственно неуклонно поднимался и материальный уровень жизни японского народа. В острой межпартийной борьбе отстаивался мирный выбор Японии, не допущено возрождение милитаризма, тем самым создано преимущество перед многими другими развитыми странами Запада в конкуренции на мировых рынках. Наконец, многопартийный характер парламента, опора партий оппозиции на поддержку общественного мнения и массовые движения способствовали сохранению послевоенных демократических завоеваний японского народа, упрочению демократических начал во всех сферах его жизни.

Анализ парламентской деятельности политических партий Японии позволяет констатировать, что при всем стремлении каждой из них претендовать на выражение интересов народа в целом решения, близкие к равнодействующей величине между интересами различных классов и слоев населения, достигаются лишь в процессе парламентской борьбы, отражающей несомненные классовые приоритеты, как бы партии не стремились их затушевать. ПАРТИИ В СИСТЕМЕ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ Границы самоуправления: позиции партий

По конституции 1947 г. главный принцип организации власти На местах - местная автономия, или самоуправление. Согласно Основному закону Японии, главы местных администраций - гу_ бернаторы префектур, мэры городов, старосты поселков и деревень, а также члены соответствующих собрании избираются населением путем прямых выборов. Органы публичной власти на местах имеют право управлять имуществом и осуществлять административное управление на территории, на которую распространяется сфера их компетенции, принимать необходимые постановления в пределах, определенных законом. Если у парламента страны появляется необходимость издать специальный закон, касающийся только одной муниципии, он должен получить на это согласие большинства избирателей данной местности [5а, с.711 ].

Принцип автономии власти на местах получил конкретное воплощение в положениях Закона о местном самоуправлении, введенном в действие одновременно с конституцией, а также в ряде принятых позже законов, определивших структуру и порядок работы органов местного самоуправления, права и обязанности их должностных лиц, взаимоотношения с центром, источники фи- нанси рования, возможности и процедуру введения местных налогов, правила функционирования коммунальных предприятий и т.д.

Как уже отмечалось, в парламенте Закон о местном самоуправлении получил поддержку всех политических партий. Это вполне естественно, поскольку послевоенное демократическое переустройство Японии, не отвергая традиционную структуру власти, базировалось на учете опыта передовых, демократических зарУ" бежных систем местного самоуправления, обобщенного консультантами из администрации американских оккупационных властей и предложенного японским законодателям.

В отличие от прежней, существовавшей в императорской Японии, системы власти на местах, во-первых, были укреплены и расширены полномочия представительных органов — префектуральных, городских, поселковых и деревенских собраний. По важ нейшим вопросам требуется принятие их постановлений, повышен «™ЗТУС П0 °тношеник> к главам местных администраций - ностьигпяхЬллИ ВЛасти' ^ местного собрания появилась возмо* их в vnnan * ЛЬШУЮ роль в защите интересов населения, отра*зТ Da»vmeiTnnn!!!! СОВ1^естно с главой администрации. Во-вторых, 6^

РУ ен довоенный порядок, при котором глава администраи”» выполнял волю центральной власти, осуществлял бюрократическое правление. Теперь он непосредственно избирается населением данной территории и должен следовать его воле. В-третьих, новая система — большой шаг вперед не только в развитии представительной демократии, она включает в себя и многие элементы непосредственной демократии, прямого участия жителей в управлении местными делами. Население получило право непосредственно выражать требования к органам своей ближайшей власти, высказываясь в установленном порядке за принятие, отмену и пересмотр принятых постановлений, контролируя работу органов самоуправления, ставя вопрос о роспуске собраний, освобождении с постов глав местных администраций, важнейших должностных лиц, депутатов собраний. Установлен также порядок проверки местным населением финансовых дел органов самоуправления, рассмотрения жалоб и других обращений населения.

Новую, демократическую систему местного самоуправления высоко ценят все без исключения политические партии Японии. Вместе с тем каждая из них указывает на ее недостатки, слабые стороны, предлагает ее реформировать.

Либерал-демократы уже при создании своей партии включили в политическую программу задачу осуществления реформы системы местного самоуправления с целью «устранить пороки чрезмерного распыления ответственности*, повысить эффективность в сфере управления и финансирования [9, 1990, с.28]. По их инициативе в Закон о местном самоуправлении после его принятия поправки вносились более ста раз. При пересмотре политической программы в 1985 г. ЛДП вновь вернулась к проблеме власти на местах, поставив задачу ее реорганизации в качестве составного звена ще административно-финансовой реформы. Однако акцент рефор- р Правящая партия взяла курс на

мирования значительно сместился, ми»1 к

перераспределение ролей между правительством и частными перераспределение у и органами власти на местах

предприятиями ме^у^ударст Реханизма управлениЯ,

в пользу последних, на унуищ ^М^ігтинипсти Г9

административного аппарата, на повышение их эффективности [9,

1990, с. 14 ]. -гтттивная реформа» 80-х годов проводилась

«Местная админис р одом п0 директивам министерства

сверху, администрат^"“ и реформа включала пересмотр спектра по д^пам местной авт0Н0*знами местного самоуправления, упро- работ, выполняемых 0Р уктурЫи аппарата. ревизию ставок

щение и рационалиэзЦ” ва передачу значительной части ком-

служащих и штатного с вь|П'олняемых местными органами работ

мунальных предпР»ят‘ СОПровождалось повышением тарифов на частному сектору- “ссбесплатного пользования этими ус-

услуги населению или лугами, ограничением государственных дотаций, сокращением норм затрат органов местного самоуправления на поддержание благосостояния жителей.

Забота о совершенствовании системы местного самоуправления исправлении выявляющихся у нее слабых мест присуща и партиям оппозиции. Однако их понимание недостатков и слабых мест, а следовательно, и предлагаемые пути их преодоления в большинстве случаев коренным образом не совпадает со взглядами либерал-демократов.

Как правило, оппозиционные партии выступали в парламенте против таких поправок к законам, которые, по их мнению, вели к ограничению прав местных собраний, усилению бюрократического контроля центра над главами местных администраций, сковывали инициативу жителей на местах, мешали самостоятельности, особенно финансовой.

В среде оппозиции высказывается недовольство тем, что главам местной администрации поручается выполнение ряда функций тех или иных государственных органов, за что губернаторы префектур несут административную ответственность перед министрами и руководителями центральных ведомств. В этом усматривается пережиток прежней, централизованной, бюрократической власти императорской Японии. Отмечается, что число видов работ, выполняемых по поручению министерств и ведомств, непрерывно возрастает: со 160 в 1952 г. до 356 в 1990 г. для губернаторов префектур и с 96 до 178 соответственно для глав других местных администраций 1155, 1991, № 601, C.125J. При этом ответственность губернаторов, мэров, старост за их строгое выполнение все более ужесточается.

В не меньшей степени оппозицию беспокоит большая финансовое 3ДВИСИМ0СТЬ органов местного самоуправления от центра. В

3/84 финансовом году из общей суммы налогов на долю общегосударственных приходилось 63,4%, а местных — 36,6%, но лишь , /о налоговых поступлений пошли на общегосударственные нужды, тогда как большая их часть (69,6%) была использована органами местного самоуправления [133, с.76 J. Примерно такие же пропорции сохранялись и на рубеже 80—90-х годов. Проблема состоит в том, что крупные суммы, помимо тех, которые собраны в качестве местных налогов, органы местного самоуправления получают от правительства в форме перераспределяемых финансовых средств и дотаций целевого назначения. Безусловно, при подобной системе центр имеет возможность оказывать помощь префектурам, городам, попадающим в тяжелое финансовое положение или испытывающим нехватку средств для осуществления крупных проектов, однако одновременно он диктует условия использования передава-

х средств’ °Рганы местного самоуправления поста ал сны в ^.Ч-шмостьот решений парламента, правительства, отдельных его Помете В Японии метко называют это положение «30% -ной местей автономией».

резкой критике подвергается, особенно со стороны СПЯ и КПЯ, административная реформа органов местного самоуправления. Ока рассматривается как наступление на интересы местных жителей, Граничение и даже попрание местной автономии. Немалое значение при этом имеет то обстоятельство, что реформа непосредственно касается значительной части работников органов местного самоуправления, профсоюзы которых поддерживают тесные отношения елевым крылом оппозиции (общее чисто работников органов местного самоуправления превышает 3,2 млн. [133.С.32], средний наиболее пысок уровень организации в профсоюзы).

Партии оппозиции не ограничиваются критикой недостатков существующей системы местного самоуправления, они имеют собственные концепции ее совершенствования, на базе которых действуют при обсуждении соответствующих проблем в парламенте н местных собраниях. строят свои предвыборные программы.

Основы концепции японских социалистов изложены в документе «К эпохе децентрализации, самоуправления» (1979 г.). В местном самоуправлении они видят опору демократии и средство привлечения граждан к участию в управлении, фундамент демократического единства. Выступая за дальнейшую децентрализацию, социалисты считают необходимыми реформы, обеспечивающее больший учет местных особенностей, осуществляющиеся комплексно и демократично, четко определяющие рамки ответственности государства и органов местного самоуправления, предусматривающие перераспределение функций между ними и, наконец, полностью гарантирующие применение права местных собраний на законодательную деятельность (принятие постановлений).

Конкретно социалисты предлагали ограничить число органов, представляющих центральное правительство на местах, и сократить их функции, отменить практику поручения функций министерств и ведомств местным администрациям, перераспределить налоги в пользу власти на местах, внести и другие перемены в порядок ее финансирования. Ставился вопрос о преобразования министерства по делам местной автономии в коллегиальный орган — комитет, треть членов которого составляли бы представители правительства, а две трети — представители органов местного самоуправления. Такой комитет призван согласовывать °бщенациональные и региональные планы развития территорий, Ропать финансовые вопросы, касающиеся местных органов, н т.п. ДО, с. 1151 -11591.

В конце 80-Х годов СПЯ высказалась за дальнейшее развит

своей концепции с учетом крупных сдвигов в социальной ном^кой обстановке. В решениях съездов партии по-пре**^ пповозмашается принцип децентрализации, „о более решительно Читается на необходимость «самостоятельного'обновлен*,, ооганов местного самоуправления. Особое внимание обращается щ солидарность с движениями, выступающими за творческую, исходящую от масс реформу, — движением за сохранение природы и защиту окружающей среды, движением сторонников мира движением за возрождение исторических, традиционных промыслов за налаживание в каждом из населенных пунктов производства оригинальной продукции (152,1989, № 401, с.79—81).

Взгляды коммунистов близки к тем, которыми руководствуется СПЯ. Их предложения относительно совершенствования системы местного самоуправления в основном можно свести к следующим направлениям. Во-первых, расширение прав органов местного самоуправления, с тем чтобы путем перераспределения круга вопросов, входящих в компетенцию государственных и местных органов, обеспечить последним возможность осуществлять свои полномочия самостоятельно, без государственно-бюрократического контроля. Во-вторых, усиление роли местных собраний, обеспечение развития местной автономии, при котором будет полностью возрождена такая ее особенность, как одновременная, параллельная опора на демократизм местных представительных органов и выборность глав местных администраций. В-третьих, расширение возможностей для активного участия жителей в определении и воплощении политики на местах. В-четвертых, усиление самостоятельных источников финансирования на местах путем предоставления права на налогообложение в целях местного самоуправления

1155,1975, № 379, с.501.

Конкретную программу мер по улучшению функционирования органов местного самоуправления КПЯ опубликовала в «ПрсдлО" жениях по экономике Японии* (1977 г.). В частности, предлагалось учредить специальный комитет для подготовки радикальной рефор" мы этих органов [33, с.527—533 ].

Большое внимание КПЯ уделяет и проблеме эффективного ™^ОНИрОВаНИЯ Управленческой структуры, в том числе эко- отношен^ДСТВ ^ содержание штатов местной администрации Р360™*0* * своим обязанностям. Еще в 1975 г. на dot» а °На ПоддеРживает только справедливые, в иНтеР**^ тание бо,ГГУЮ' расходы 113 Управление, выступает за со местного г *изненные интересы и права работников °Р^^.

^пра-лени, с „р„Га„„,„ Г* итожен», «к

пнальиые экономические планы, инфраструктура, статистика и по.) управление учреждениями, служащими всему народу, независимо от административного подчинения (почта и др.). Все остальное должно относиться к функциям органов местного самоуправления. В сфере образования, социального обеспечения государство определяет лить основной курс их развития, устанавливает определенные нормы, а органы самоуправления осуществляют их на местах в соответствии со своими возможностями. Что касается планирование то здесь также необходимы расширение функций местных органов, их участие в выработке национальных и региональны х планов. Наконец, Комэйто считает возможным поручать органам местного самоуправления ведение и некоторых государственных дел, если это признается более эффективным.

Комэйто выступает за строгое правовое оформление разделения функций между государством и органами местного самоуправления, ведущее к повышению самостоятельности последних. По мнению Комэйто, имеется возможность значительно дополнить представительную демократию расширением элементов прямой демократии в органах местного самоуправления. Большое внимание уделяется поддержке стремления жителей к участию в управлении делами своих населенных пунктов (более широкое применение открытых слушаний в местных собраниях, создание системы советников, работающих по поручению местных собраний, снижение Норм подписей жителей, необходимых для принятия их обращений к рассмотрению в местных собраниях, использование опросов общественного мнения по важным проблемам как основного справочного материала для принятия решений, расширение информации о мероприятиях органов самоуправления, в том числе о стоимости намечаемых работ, источниках средств и тд.).

Большое место в предложениях Комэйто, так же как ?>

местных налогов, отказываясь от выполнения органами месгиот самоуправления несвойственных нм функций по поручению ральных ведомств, уменьшая государственные дотации. Уцр^ чению местной автономии, по мнению Комэйто, должна еду**» также отмена практики получения от центральных органов разрешения на различные акты деятельности на местах [13, с. 119—131. 16, с. 102].

ПДС недостатки местного самоуправления в большинстве случаев усматривает в том же, что и другие партии оппозиции: в «30У - ной автономии», недостаточной самостоятельности органов местного самоуправления, прежде всего финансовой, и т.д. Принципиальная позиция этой партии: необходимые законодательные гарантии для местного самоуправления имеются, следует добиваться постепенного разрешения существующих проблем в реализации местной автономии на практике 124, с.582}. В перечне проблем, требующих разрешения, несравненно большее, чем у других партий оппозиции, внимание отводится критике несовершенства деятельности самих органов местного самоуправления, штатных излишеств в них, завышенной оплаты работников этих органов. ПДС считает нынешний административный аппарат на местах «закостеневшим и разбухшим», работу его служащих халатной, а оклады незаслуженными [24, с.39 J. Поэтому, не отрицая в принципе необходимости дальнейшей децентрализации, ПДС поддерживает начатую по инициативе правящей партии административную реформу местных органов самоуправления.

Как и другие партии оппозиции, ПДС выступает за расширение участия жителей в управлении своими делами, особенность же ее точки зрения в том, что одним из главных условий участия называется «четкая ответственностью, провозглашается «отказ от местного эгоизма, подогреваемого некоторыми политическими силами* [24, С.626; 22, с.112).

В то время как КПЯ и СПЯ, а нередко и Комэйто безоговорочно считают естественным для местных собраний не только высказываться 1,0 своим территориальным проблемам, но и излагать мнение, принимать резолюции по общегосударственным делам, ПДС и в этом вопросе подчеркивает свою оригинальность, ратуя за недопустимость «использования органов местного самоуправления

в партийных интересах», привнесения в их деятельность «идеологии и политики других стран», настаивая на том, чтобы решения по таким вопросам принимались только в случае их единодушной поддержки всеми депутатами собраний [24, с.622 ].

В целом можно схазать, что идея активизации местного самоуправления нашла в 80-х годах общее признание разных сил, независимо от их партийной принадлежности. Вошло в моду выражение «эпоха местной власти» (тихо-но дзидай), употребленное губернатором префектуры Канагава И.Нагасу, когда он в 1984 г. высказался за коренное изменение централизованной политики и административной системы, поскольку «без органов местного самоуправления нельзя разрешить общие для современного передового индустриального общества трудные проблемы — урбанизации, окружающей среды, сырьевых ресурсов, энергии, продовольствия, управляемого общества, отчуждения и т.д.» [11, 1987, с.88).

Главное различие в подходах правящей и оппозиционных партий к проблеме местной автономии проявляется в границах ее признания, практического наделения правами, необходимыми для ее активных творческих самостоятельных действий. В то же время характерно, что, требуя расширения прав, повышения самостоятельности органов местного самоуправления, ни одна из главных японских партий не склонна игнорировать направляющую и координирующую роль центра, радикально ограничивать его возможность аккумулировать значительную часть финансовых средств для их последующего перераспределения между нуждающимися в поддержке префектурами для решения задач регионального характера. Все партии выступают за четкое разграничение функций и полномочий государственных и местных органов, за их взаимодействие и разрешение возникающих конфликтных ситуаций строго на правовой, оформленной законодательно основе.

В процессе столкновения различных партийных мнений и предложений в конечном счете находятся рациональные формы и методы местного самоуправления. Инициативы, исходящие от либерал-демократов, за которыми чаще всего стоят рекомендации предпринимательских организаций, нередко корректируются под давлением оппозиции в сторону большего учета их последствий для трудящихся, средних слоев населения и малоимущих. И правящая и оппозиционные партии заняты поисками наиболее эффективных шагов по преодолению последствий территориальной дифференциации в экономическом развитии страны, усилившейся в период высоких темпов роста, когда бурный подъем промышленности в ряде приморских районов сопровождался деградацией многих периферийных структур с преимущественно сельскохозяйственным уклоном.

Многие проекты, родившиеся в недрах политических партий, совершенно очевидно первоначально носили большую пропагандистскую нагрузку. Таким был, например, план «преобразования Японского архипелага*, который К.Танака выдвинул в 1972 г., заявив о себе как претенденте на пост лидера ЛДП и премьер-министра. Он призвал тогда к комплексному развитию всей территории страны, к созданию новых промышленных 3 использованию земель в соответствии с общественными Интере Н К и т.д. [119, с.5 ]. Естественно, и партии оппозиции, выдвигая Єоб!1И венные предложения или поддерживая разные инициативы ных жителей, рассчитывают на повышение своей популярной среди избирателей. Так, в 1986 г. Комэйто явно в преддверии пр * стоявших выборов в органы местной власти предложила приняД' закон, предусматривающий разработку и повсеместное системное внедрение новых технических достижений для обслуживания насе ления (транспортного, медицинского, информационного и пр.) Но в ходе соперничества политических партий, а также в силу принимаемых ими на себя обещаний за такого рода инициативами нередко следуют реальные шаги. Правительство вносит, а парламент утверждает законодательные акты, способствующие экономическому подъему, совершенствованию хозяйственной и социальной инфраструктуры на местах и т.д.

Важную роль с точки зрения сбалансированного развития территории Японии, подъема периферийных, заштатных префектури активизации энергии их жителей имеет программа «Технополис», юридически опирающаяся на Закон об ускорении регионального развития на основе высокотехнологичных промышленных комплексов, принятый парламентом в 1983 г. Технополисы — вновь создаваемые на периферии специализированные научно-производственные городки, или, как их называют, «города XXI века» — должны, по замыслу авторов программы, стать тем рычагом, который исправит перекосы бурного экономического развития предыдущих десятилетий (подробно о программе «Технополис» см. [96, с.109—123 ]).

Выборные кампании, их результаты для партий

Для того чтобы партия могла сколько-нибудь эффективно оказывать влияние на работу органов местного самоуправления, она должна иметь достаточное представительство в местных собраниях (для выдвижения предложений требуется согласие не менее I/O всех депутатов [45, с.48 ]), а также прочные отношения сотрудничества с главами местных администраций. К тому же депутатские группы в местных собраниях, особенно в высшем, префектураль ном, их звене — самый надежный источник рекрутировани кандидатов в депутаты высшего законодательного органа стран , успешная деятельность партии и ее депутатов на местах — не ходимое условие успеха на парламентских выборах в целом.

Установлено, что выборы всех должностных лиц во все органы местного самоуправления в стране, как правило, должны проводиться одновременно. Обычно такие выборы проходят весной (аП- 2L) в два приема. Но вместе с тем строго соблюдается четырехгодичный срок полномочий, также единыи для всех депутатов и глав местных администраций. Поэтому в конечном счете из-за естественного, долгосрочного выбытия отдельных глав местных администраций (смерть, болезнь) или их отзыва, а также из-за досрочного роспуска собраний выборы стали далеко не одновременными Так, на последних из единых выборов, в 1991 г., главы

администраций избирались в 801 органе местного самоуправления (24,2%), а депутаты собраний — в 1/43 (52,0/i,), Все большее число местных выборов проводится за пределами общенациональных, единых выборных кампаний.

Общий депутатский корпус местных собраний невелик, на рубеже 80—90-х годов он составлял лишь 66,2 тыс. человек. Местные собрания формируются по единым для всей страны нормам. При численности населения 700 тыс. человек префектуральное собрание состоит из 40 депутатов, при большем населении количество депутатов увеличивается, но не более чем до 120. Состав собраний городов, поселков, деревень также определяется численностью населения (12 депутатов при населении в 2 тыс. человек, 48 депутатов в городах с населением 300 тыс. человек, но не более 100 в крупных городах). Специальными постановлениями численность собраний этого уровня может быть сокращена [45, с.35 ]. В столице избираются также относительно немногочисленные районные собрания.

Сроки проведения выборов устанавливаются Законом, в 1992 г. они были несколько сокращены: на кампанию по выборам губернатора отводится 17 дней, мэра крупнейшего города — 14, депутатов собраний префектур и крупнейших городов — 9, мэров обычных городов, глав особых (токийских) районов, депутатов собраний обычных городов и особых районов — 7, старост поселков и деревень, депутатов поселковых и деревенских собраний — 5. Практически же подготовка к выборам в органы местного самоуправления развертывается партиями задолго до решения парламента, тем более официального объявления начала выборной кампании.

Например, решение парламента о единых выборах в органы местного самоуправления 1991 г. было принято 2 ноября 1990 г. Но согласование списков кандидатов, а в некоторых случаях и их неофициальная публикация, разработка и издание для обсуждения проектов предвыборных платформ были начаты партиями уже в сентя ре, лее чем за полгода до предстоящих выборов. Такая

бота развернулась и в правящей и в оппозиционных партиях.

Пі эект предвыборного документа СПЯ был опубликован 20 авгу- а итот же день начал работу традиционный трехдиевныйсеминар 1

о изучению проблем местного самоуправления с участием высшего П°ководства СПЯ. Комэйто в конце августа провела пленум ЦК и совещание руководителей префектуральных организаций, на кото- с были согласованы все главные вопросы подготовки к выборам, в эти же сроки были определены более 1600 человек для выдвижения официальными кандидатами партии. Несколько раньше штаб по подготовке к выборам сформировала ПДС (совместно с Юай кайги — поддерживающей ее организацией в профсоюзах). В октябре первый список предполагаемых кандидатов на выборах (1852 человека, в том числе 399 женщин) опубликовала КПЯ.

Главная борьба на выборах разворачивается вокруг постов губернаторов префектур и мэров городов, а также за депутатские мандаты в префектуральных и городских собраниях. Партии, особенно оппозиционные, хотели бы иметь свои влиятельные депутатские группы и в собраниях более мелких населенных пунктов. Однако собрания этого уровня формируются преимущественно не на партийной основе, кандидаты на выборах в поселках и деревнях предпочитают не связывать себя официально ни с какой партией.

Из табл. 13 видно, что в префектуральных собраниях, взятых в целом, неоспоримое преимущество имеет ЛДП, а следующие по численности депутатские группы имеют СПЯ, Комэйто^ КПЯ и ПДС (с большим разрывом между ними), лишь примерно /бчасть мандатов принадлежит независимым и прочим депутатам. В городах распределение депутатских мест иное: здесь господство либерал-демократов не столь разительное; три оппозиционные партии — Комэйто, СПЯ и КПЯ — располагают примерно одинаковыми позициями, причем социалисты не являются непременным лидером среди них; независимые и прочие составляют уже более половины численности депутатского корпуса. Добавим, что более политизированными выглядят собрания крупных городов, в них представительство партий оппозиции выше, чем в среднем по городским собраниям. Наконец, лишь менее l/s численности всех депутатов поселковых и деревенских собраний объявляет о своей партийной принадлежности, наибольшие усилия к тому, чтобы иметь здесь своих представителей, прилагают партии оппозиции, среди которых самых заметных успехов добились КПЯ, Комэйто и СПЯ. По-видимому, на этом уровне либерал-демократы предпочитают проводить свое влияние через депутатов, формально выступающих в качестве независимых.

Если обратиться к анализу динамики соотношения политических сил в местных собраниях, то следует предварительно

отметить, что КПЯ вступила в серьезную борьбу за представитель, ство в них лишь в 60-е годы. Несколько позже, НО весьма бурц0 стартовала Комэйто. Главными соперницами до этого времени выступали ЛДП (а ранее ее предшественницы) и СПЯ.

Таблица 14, отражающая результаты выборов за последние дВа десятилетия в префектуральные собрания, которые являются

наиболее важным объектом соперничества партий, показывает, что

с начала 70-х годов (а для Комэйто чуть позже, с середины того же десятилетия) произошло отчетливо выраженное закрепление партий на достигнутых позициях, без существенного их изменения. Соотношение сил здесь такое же, что и в парламенте: неизменно на первом месте ЛДП, затем идут СПЯ, Комэйто, КПЯ, ПДС, мало подвержена изменениям постоянно низкая доля независимых и прочих депутатов. Вместе с тем нельзя не заметить, что начало 90-х годов ознаменовалось довольно крупным отступлением всех без исключения партий оппозиции, но особенно ощутимым — СПЯ. Руководство социалистов во главе с председателем ЦИК Т.Дои было вынуждено уйти в отставку, взяв на себя ответственность за неудачу на местных выборах 1991 г. ЛДП упрочила свое положение в префектуральных собраниях: 57,3% всех депутатских мандатов против 25,4% у четырех партий оппозиции, при 17,3% мест у независимых и прочих депутатов. Важное значение для ЛДП имело также общее увеличение ее представительства в собраниях крупнейших городов. Вместе с тем состоявшиеся летом 1993 г. выборы в Токийское префектуральное собрание выявили значительные перспективы продвижения в органы местного самоуправления представителей Японской новой партии.

Таблица 14

Результаты единых выборок в префектуральные собрании* Партия Год проведення выборов 1971 г. 1975 г. 1979 г. 1983 г. 1987 г. 1991 г. ЛДП число избранных депутатов

ДОЛЯ, % 1417

55,5 1391

53,3 1406

53,2 1487

55,9 1382

51,8 1543

57.3 спя

число избранных депутатов

ДОЛЯ, % 471

18.4 422

16.2 379

14,3 372

14,0 443

16,6 345

12.8 Комэйто число избранных депутатов

ДОЛЯ.% 94

3,6 167

6,4 166

6,3 182

6.8 186

6.9 159

5,9 Партия . Год Проведения выборе № 1971 г. 1975 г. 1979 г. 1983 г. 1987 г. 1991 г. КПЯ

число избранных 105 95 122 85 118 98 депутатов доля, % 4,1 3,6 4,6 3.2 4,4 3.6 ПДС ,

число избранных 96 103 106 100 104 82 депутатов доля, % 3,7 3,9 4,0 3,8 ’ 3.9 3.1 Независимые и прочие депутаты число избранных 373 431 466 434 437 466 депутатов доля, % 14.7 16,6 17,6 16,3 16,4 17,3 Всего... число избранных 2556 2609 2645 2660 2670 2693 депутатов доля, % 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 • В 1971 г. выборы проводились по 44 префектурам (без Ибараги и Токио), с 1975 г. — также по 44 префектурам (без Ибараги, Токио и Окинавы).

Если на выборах депутатов местных собраний каждая из партий, как правило, действует в одиночку, выдвигая кандидатов из своих рядов, то при выборах глав местных администраций даже либерал- демократам далеко не всегда приходится надеяться на собственные силы, тем более сложно действовать поодиночке партиям парламентской оппозиции. Формирование партийных коалиций становится все более заметным явлением политической жизни на местах.

В 60—70-х годах деятельность органов местного самоуправления, в которых господствующее положение принадлежало ЛДП, их преимущественное внимание к нуждам крупных предприятий при недооценке проблем, затрагивающих непосредственно условия жизни населения, вызвали рост недовольства. Одновременно близость взглядов коммунистов и социалистов в вопросах местного самоуправления, стремление их представителей в органах власти на местах отстаивать интересы трудящихся создавали неплохую основу для партнерства двух партий. Совместные действия КПЯ и СПЯ, а также сотрудничающих с ними профсоюзов и других общественных организаций сделали тогда возможным формирование и Длительное функционирование местных администраций, главы которых избирались при их общей поддержке.

Особенно быстрый рост таких администраций, получивших название «прогрессивные», наблюдался в 1965—1975 гг. (табл. 15). «•Прогрессивные местные администрации»* Апмтшстоативные единицы — Число «прог рессивнмх адми “истраций. наименование общее число 1960 г. 1965 г. 1970 г. Префектуры 47 2 2 3 Важнейшие города 9-11 0 3 1 Остальные города 635—644 7 23 40 Районы г.Токио 23 0 0 0 Поселки и деревни 2612—2590 1 15 47 Всего... 10 43 91

Продолжение табл. 15 Алминистсттивные единицы Число «прог рессивнмх адмі нистраций» наименование общее число 1975 г. 1980 г. 1990 г. Префектуры 9 5 5 2 Важнейшие города 5 4 2 2 Остальные города 93 100 63 39 Районы г.Токио 4 3 3 2 Поселки и деревни 87 104 77 73 Всего... 198 216 150 118 • [155, 1980, №452. с. 172; 1991, №601, С. 136].

В середине 60-х годов на территории, где действовали «прогрессивные местные администрации», проживало примерно 5 млн. человек, а в 1977 г. почтив 10 раз больше — 48,4 млн. (42,9% всего населения страны). В это время и социалисты и коммунисты часто доказывали способность ставить совместную работу на благо местного населения выше узкопартийных интересов.

При определении кандидатов на посты губернаторов префектур, мэров городов, старост поселков и деревень выбор останавливался на лицах, хорошо известных своими прогрессивными взглядами, но не состоявших в той или иной партии. Такими были, например, профессор-экономист Рёкити Минобэ, который избирался губернатором столичной префектуры с 1967 по 1979 г., ученый-экономист Торадзо Нинагава, остававшийся губернатором Киото в течение 28 лет.

Успехи на выборах и последующее устойчивое сотрудничество партий в органах местного самоуправления достигались там, где между местными партийными организациями оформлялись соглашения, в которых определялся конкретный вклад сторон в прове- деяие выборных кампании, намечались содержание деятельности

совместного кандидата после его избрания и принципиальная линия участников соглашения в вопросах, относящихся к компетенции органа местного самоуправления, а иногда и по более широкому кругу актуальных проблем. Практиковалось также создание постоянно действующих органов массовой поддержки «прогрессивных администраций* из представителей партий и общественных организаций, разных кругов населения, включая предпринимательские.

«Прогрессивные местные администрации», опирающиеся на массовые движения, выступили инициаторами многих начинаний, получивших вскоре широкое распространение: вводили бесплатное медицинское обслуживание престарелых, упрощали условия финансирования мелких и средних предприятий, принимали меры по снижению растущих расходов на обучение детей, по борьбе с загрязнением окружающей среды и т.п.

Особенно заметный след оставила первая «прогрессивная администрация* на уровне префектуры, которая была учреждена в Киото (гебернатор Т.Нинагава). Здесь впервые были опробованы многие удачные меры по защите и развитию традиционных местных промыслов, облегчению условий хозяйствования мелких и средних предпринимателей, оказана помощь крестьянам, попавшим под пресс правительственного курса на сокращение посевов риса. Администрация Киотской префектуры поощряла движения местного населения

В период работы столичной префектуры под руководством губернатора Р.Минобэ, избранного при поддержке СПЯ и КПЯ, в Токио и его окрестностях были осуществлены крупные мероприятия по борьбе с загрязнением воздуха н воды, предотвращению разрушительных последствий стихийных бедствий, повышена обеспеченность населения коммунальными сооружениями, улучшено положение с детскими учреждениями И Т.Д.

Таким образом, на практике демонстрировалась способность оппонентов ЛДП компетентно решать сложные хозяйственные и административные проблемы более демократическими методами, в том числе опираясь на местные гражданские движения. Несомненно, что «прогрессивные администрации» заметно ограничивали эгоистические устремления крупных предпринимателей. Их эффективная деятельность пробуждала активность масс, стремление последних участвовать в управлении делами не только местного характера, но и общегосударственными.

С конца 70-х годов число администраций, возникших в результате сотрудничества партий левого крыла, начинает стремительно падать (см. табл. 15). Это связано в первую очередь с обострением

?азногласий между СПЯ и КПЯ, с новыми явлениями в профсоюз. ?м д^жении, большая часть которого заняла непримирнмые позиции в отношении участия в совместных с коммунистами пенсиях Тем не менее к концу 80-х годов такого рода админи- ™ии сохранялись в двух префектурах - Фукуока и Сайтама. В ноябре 1990 г. к ним добавилась администрация префектуры Окинава, губернатором которой стал Масахидэ Ота, выдвинутый коммунистами и социалистами и поддержанный Комэйто. Социалисты и коммунисты отстояли своего представителя на посту губернатора префектуры Фукуока Хатидзи Окуду и на трудных для них выборах 1991 г. Он был избран в третий раз, полу чив почти в 2 раза больше голосов чем соперник, рекомендованный ЛДП, подтвердив тем самым, что представители левых сил могут успешно осуществлять руководство жизнью больших районов страны.

В Национальное общество прогрессивных мэров на июнь 1990 г. входили представители 41 города, в том числе таких крупных, как Кавасаки и Кобз. Организация прогрессивных мэров, выдвигая целью солидарность, сотрудничество, обмен опытом в «построении городов XXI века с суверенитетом граждан», обращает особое внимание на решение таких задач, как защита окружающей среды, безъядерный мир, стремится к расширению международных связей, солидарности [147,01.06.1990]. Примечателен и тот факт, что в то время как по стране один за другим рушились прежние бастионы левых сил, «прогрессивные администрации» нередко появлялись в новых местах. Так, с начала 1983 по конец 1989 г. кандидаты левых гип на посты глав администраций впервые победили в 62 органах местного самоуправления.

Тенденция сокращения числа администраций, главы которых опираются исключительно на левые силы, сопровождалась в 80-е годы возникновением другой тенденции — избрания губернаторов префектур, мэров городов при поддержке формирующихся на местах временных партийных «консервативно-центристских» и «консервативно-прогрессивных» коалиций. На выборах 13 губернаторов префектур в 1991 г. в четырех случаях победа была достишута «консервативно-центристским» блоком, т.е. ЛДП, Комэйто и ПДС, а в шести — более широкой коалицией, в которую входили не только ЛДП, Комэйто, ПДС, ноиСПЯ, аутсайдерами становились лишь кандидаты КПЯ и независимые. Общая же картина по губернатора** префектур в начале 90-х годов выглядела следующим образом: 15 были избраны при поддержке ЛДП и центристских партий, 18 по- дучили, помимо этого, содействие в избрании от СПЯ, трое опирались главным образом на сотрудничество СПЯ и КПЯ и лив» девять губернаторов, представляющих ЛДП, смогли победить, благодаря усилиям одной партии. Своего рода феноменом являются неоднократные победы Така хиро Ёкомнти, губернатора Хоккайдо, но и в данном случае кандидата СПЯ поддерживали Комэйто и более слабые партии — СДС, Прогрессивная, Спортивная.

В большинстве случаев при «консервативно-центристских» и «консервативно-прогрессивных» коалициях кандидатуры в губернаторы исходили от ЛДП или близки к ней. Хотя есть и исключения. Например, Итидзи Нагасу, губернатор префектуры Канагава, известный ученый-экономист, изначально выдвигался социалистами, но в связи с ростом его авторитета как умелого руководителя он получил затем поддержку также ЛДП, Комэйто, ПДС. Этот пример иллюстрирует важную черту партийных коалиций — ах формированию способствует выбор беспартийных кандидатов на пост глав местной администрации или объявление этими кандидатами (пусть и номинальное) об их выходе из той или другой

партии.

Возможно, решение СПЯ, Комэйто, ПДС, СДС и вышедших на сцену политической борьбы за власть новых партий о формировании коалиционного правительства, достигнутое в августе 1993 г., скажется и на договоренностях подобного рода на местном уровне.

Можно констатировать, что в условиях жесткой конкуренции между партиями на посты губернаторов избираются и тем более могут оставаться на новые сроки лишь люди с широким кругозором и больши м жизненным опытом, хорошо известные по практическим делам в своей префектуре. Партии, выдвигая или поддерживая кандидатуры такого рода авторитетных людей, разумеется, преследуют в первую очередь свои политические цели, но сами эти люди заинтересованы в широкой поддержке и чаще всего не хотят делать ставку на одну партию, связывать себе руки в руководстве местной администрацией.

Подытожив выборы 13 губернаторов префектур в 1991 г., газета «Нихон кэйдзай» нарисовала усредненный портрет губернатора: человек, окончивший юридический факультет престижного Токийского университета, прошедший школу работы в центральном правительственном учреждении или в префекту ральном управлении, а также потрудившийся ранее на посту вице-губернатора. Действительно, из 13 человек 8 получили образование в Токийском государственном университете, юристы, а еще двое — выпускники юридических факультетов других высших учебных заведений. В центральных ведомствах служили шесть человек, в том числе трое в министерстве по делам местной автономии, крсмсе того, двое — выходцы из чиновников префектуральных управлений, также администраторы. Девять человек занимали в своей префектуре пост вице-губернатора или другие руководящие должности. Еще двое преподавали в местных университетах [162, 08.04.1990, веч.яып. ].

ется. как і та ты мес фракции,

Организация работы депутатских фракций в органах самоуправления

Работа со своим депутатским корпусом — важный участи партийной деятельности. Эго находит отражение уже в стру*^ партии в центре и на местах, рассмотренной во втором раздев данной книги. Партии налаживают учебу и обмен опытом депутатов местных собраний, вырабатывают совместно с ними позиции по конкретным вопросам местной жизни, оказывают самое разнообразное содействие депутатам со стороны членов местных организаций. Особенно большие усилия в этом направлении прнхдится прилагать тем партиям, которые не стоят у государственной

власти.

Крупным событием в жизни СПЯ всегда считается всеяпонекий семинар по проблемам органов местного самоуправления. В 1990гм когда он проводился в 22-й раз, на него съехалось со всей страны более 1300 человек. Исходя из повседневной практики, в течение трех дней участники семинара вырабатывали единый подход партии к проблемам деятельности местной власти в целях «приближения общества подлинного благосостояния». Именно здесь были сформулированы «три цели» н «десять важнейших политических лозунгов», которые руководство СПЯ в дальнейшем утвердило в качестве своей общей платформы на выборах в органы местной власти.

Для начинающих депутатов местных собраний в СПЯ создаются специальные семинары. От имени Бюро органов местного самоуправления ЦИК СПЯ выпускается ежемесячный журнал «Тихо сэидзн» («Местная политика»). Депутаты местных собраний поддерживают постоянную тесную связь со своими партийными организациями, а мнение из них занимают в них руководя1®*6 посты.

Систематическое общее руководство деятельностью депутатов *

местных собраниях со стороны центральных партийных органов налажено в КПЯ. Совершенствованию работы мунИСТОВ содействуют периодические, раз в несколько лет, OOffiC" цион^льные многодневные теоретико-практические семинар на которые непременно выезжают руководящие партийные работ"

В 1978 г. разработано и по решению пленума ЦК КПЯ издано ^руководство для депутата местного собрания», в котором изложены задачи, принципы и порядок деятельности депутата-ком- мунистз, необходимые сведения о местных собраниях. «В основу своей работы, — подчеркивается в этой инструкции, — депутат местного собрания должен положить осуществление насущных ближайших требований населения как через местное собрание, так и с помошью деятельности вне его, а также расширение политического и организационного влияния партии. Иначе говоря, важно в едином русле решать три задачи: деятельность в собрании, массовая работа, партийное строительство. Этого требует принципиальная позиция народного парламентаризма» [44, с.112].

КПЯ добивается, во-первых, чтобы депутаты-коммунисты хорошо изучили политику партии по вопросам функционирования местной власти и защиты жизни населения, имели достаточную теоретическую и политическую подготовку, позволяющую решать возникающие перед ними вопросы в соответствии с партийным курсом к при учете местных условий. Во-вторых, депутаты-коммунисты должны вести интенсивную работу, отвечающую интересам населения, стремиться к выполнению его наказов, не ограничиваясь собственными индивидуальными усилиями, а в тесном взаимодействии со своей фракцией. В сотрудничестве с партийными комитетами и организациями депутаты налаживают и расширяют консультации для населения по интересующим его вопросам. В-третьих, от депутатов-коммунистов требуют «слиться с партийными организациями в своей работе», а от партийных организаций — оказывать всемерную помощь депутатам в их работе. Наконец, КПЯ предъявляет высокие требования к морально- политическим качествам депутатов-коммунистов. Они должны быть «самоотверженными в служении народу и выполнении своих обязанностей, непреклонными в борьбе против антикоммунизма и реакции, обладать партийностью, стойкостью перед любым соблазном или давлением» [155, 1977, № 419, с.5б J.

При постоянном внимании со стороны центрального и местного ' руководства партии, а также, как и в КПЯ, под жестким контролем с их стороны протекает деятельность депутатов местных собраний от Комэйто.

Каждая из партий оппозиции ревниво следит за деятельностью соперниц, стремясь перенять вновь появляющиеся действенные средства упрочения влияния на избирателей. Это хорошо видно на примере консультационных пунктов. В поисках методов расширения связей с разнообразными слоями населения, особенно со средними городскими слоями и неорганизованной частью рабочего класса, коммунисты в лице своих депутатов местных собраний в

оснмя В частности, был возмещен ущерб населению от различных

*L‘ г1г\г*п1Т ililsi ГИЙ И ЛПМИНМі ІПІІІІИІ

городах, и Комэйто.

В 1983 г. социалисты, анализируя причинь гого, что во многих собраниях Комэйто и КПЯ оттеснили их с первого среди оппозиции места, пришли к выводу, что одна из главных причин успеха соперничающих партий состоит именно в расширении связей их депутатов и кандидатов в депутаты с населением через консультационные пункты, в то время как представители Социалистической партии появляются перед своими избирателями главным образом на выборных кампаниях. ЦИК СПЯ принял специальное решение о возрождении партии с помощью формирования «сети гражданских консультаций*, учреждаемых в тесном взаимодействии депутатов и партийных организации на местах [35, с. 1349-1351 1*

Другой пример такого же рода относится к проблемо выдвижения в местные собрания женщин. Не имея сильной поддержки в профсоюзах. КПЯ принимает энергичные меры по привлечению на свою сторону женщин, в том числе идя на смелое их выдвижение кандидатами на местных выборах, что зачастую оказывается эффективным. Таким образом коммунистам удалось добиться избрания в местные собрания и парламент наибольшего по сравнению со всеми другими партиями числа дспутагов-женщин, создать имидж посісдоватсльного защитника интересов женщин. Это побудило Комэйто и СПЯ к более решительному повороту в сторону женщин (у социалистов эта тенденция особенно ярко проявилась с изоранием ТакакоДои председателем ПИК). Развернулосьсвоеоб-

Завоевав право законодательной инициативы, каждая и ія фракция в местном собрании стремится использовать его идя решения актуальных проблем данной территории, с тем чтобы

повысш ь свой престиж в глазах ее жителей. Это порождает свособ разную конкуренцию партийных фракций зато, чтобы предстать в і тазА> избиратс чем главной защитницей их интересов.

Вот оцян выразительный пример. В 1978 г. депутатская группа КПЯ в собрании г.Дзама (преф. Канагава) выяснила, что из-за большой откачки грунтовых вод на производственные нужды зав- ил автомобилестроительной фирмы «Ниссан.» стада ощущаться нехватка воды в местном водопроводе. Коммунисты внесли в городское собрание проект постановления о сохранении подземных водных рос . рсов. Гут же аналогичные предложения были представлены либерал-демократами, а затем депутатами и других партий Результатом явилось решение собрания о взимании с промышл н ного предприятия довольно крупной платы, что побудило Ниссан построиті очистные сооружения для повторного использования во

ру к о колет ном г/.'(вы исполнительной власт него исправления. Это открывает в процесс* путь к рациональному, с учетом интересов ления. использованию финансовых средств етсч префектура, город, поселок, деревня.

Действительно, нынешняя структура рас самоуправления поистине обращена к жизн

ления. Самые большие расходы приходятся на образование, нз в то ром месте стоит гражданское строительство. Что касается затрат на промышленность и сельское хозяйство, то они незначительны, поскольку задача местной власти состоит лишь в содействии их развитию, главной движущей силой которого является частное предпринимательство. Хотя бюджеты органов местного самоу прав ления индивидуальны, имеются и немалые отличия у каждого из

«избирательнее и строже, чем центральное п из-за большей близости к нуждам и запросам чисто политическим причинам» [135, с.22 |.

ды і 17, с.224 ].

отчасти по

Не случайно эксперты Организации зкої

рудничсства и развития (ОЭСР) обратили

активность местных органов власти в Японии в пр окружающей среды, отметив, что они подходят к

принимать анный под

Весьма важное значение имеет право

решения по финансовым вопросам, утверждая р

них по годам, обшее представлением структуре их годовых paCxftn может дать пример префектуры Осака (1988 г.) [89, с.23):

Статья расходов Доля, %

Образование 35,3

Гражданское строительство 20,8

Полиция Ю,б

Благосостояние, здравоохранение и

охрана окружающей среды 10,0

Торговля, промышленность, сельское.

лесное и рыбное хозяйство 5,2

Прочие расходы 18,1

Всего 100,0

Японские органы местного самоуправления ведут настойчивую работу по повышению благосостояния населения. Так. голько'за пять лет (1979—1984) ими открыто около 7,5 тыс. новых коммунальных учреждений, предназначенных для обеспечения слабозащищенных слоев, в результате чего общая численность учреждений такого рода увеличилась на 38,4 %. Среди них особенно заметен рост пунктов обслуживания и помощи лицам, страдающим психическими заболеваниями (более чем в 2 раза) престарелым (в 1,

8 раза), инвалидам (почти в 1,5 раза) [133, с.58]. Во многих городах Японии можно встретить комфортабельные и оригинальные сооружения для концертов, собраний, занятий кружков, спортивные комплексы, недавно построенные по инициативе органов местного самоуправления.

Префектуры соперничают между собой за право создавать на своей территории технополисы, всячески содействуют сохранению и развитию на современной технической основе традиционной промышленности и т.п. В сфере создания благоприятных условий для местного предпринимательства перед органами местного самоуправления стоит очень сложная задача — ликвидировать большие различия в уровне экономического развития разных территорий. Годовой доход на душу населения непрерывно возрастает и в среднем по стране в 1988 г. составил более 2,5 млн. иен, но если в столичной префектуре он превысил 3,7 млн., то на Окинаве был в 2,15 раза меньше (1,7 млн.), а еще в 13 префектурах едва достигал 2

млн. иен [148,12.04.1991 ].

Не остаются органы самоуправления в стороне и от проблем, выходящих за пределы их компетенции. Они живо откликаются на различные события, касающиеся внешней политики государства и внутренних политических реформ, на экономические решения правительства общенационального значения, излагая свое мнеЯ® по такого рода вопросам в форме постановлений и обращений мест ных собраний.

80-е годы ознаменовались стремительным включением местного самоуправления в антиядерное движение через приня деклараций с требованием твердо соблюдать «три неядерных иМ” ципа», объявление своей территории зоной без ядерного

*ия и т.п. К 1981 г. такую позицию официально выразили 7 административных единиц, к 1985 г. уже 913, а к середине .д90 г _ 1503. Территориями, на которых не допускается любое пазмещение ядерного оружия, объявили себя префектуры Канага- ва Гумма, Яманаси, Нагано, Фукуи, Нара, Хиросима, Симанэ, К агава Токусима, Коти, ряд районов Токио, в которых проживает более 73% населения столицы [155, 1991, № 601, с.137 ].

Нельзя, однако, считать, что органы местного самоуправления, затрагивая общие для страны проблемы, высказывают непременно прогрессивное мнение: характер резолюций по политическим проблемам, естественно, определяется партийным составом местных собраний. Впрочем, сами их депутаты, стоящие ближе, нежели депутаты парламента, к своим избирателям, склонны концентрировать внимание на ближайших к нуждам местных жителей проблемах и задачах.

Работа партийных фракций в местных собраниях, глав местных администраций, избранных при поддержке партий, проходит на виду у избирателей. Успех партии на местах — трамплин для продвижения ее кандидатов и в парламент. Заметим также, что партиям приходится заботиться о качественном подборе кандидатов на посты глав местных администраций и депутатов собраний, а затем следить за их деятельностью и оказывать им помощь не только в силу острой межпартийной конкуренции, но и в связи с тем, что промахи представителей партии в принятии политических, управленческих решений, а также нарушение ими норм общественного и личного поведения может привести к их отзыву. Один из многочисленных примеров — отзыв по требованию местных жителей в 1989 г. мэра г.Дзуси, поддержавшего планы Управления национальной обороны о строительстве казарм для американских военнослужащих, для чего предполагалась вырубка лесного массива [143, 1991, № 10, с.116]. Подсчитано, что со времени принятия Закона о местном самоуправлении до 1983 г., т.е. за 36 лет, избиратели использовали свое право на отзыв глав администраций 516 раз, роспуск собраний — 389, отзыв депутатов — 204. Кроме того, избиратели добивались отставки ревизоров (462 случая) и главных должностных лиц администраций (13) [133,

С» 1 о ].

Сфера деятельности органов самоуправления в Японии широка и многообразна. Они вносят плановое начало в развитие своих территорий, заботятся о создании необходимой для этого инфраструктуры (строительство и поддержание в хорошем состоянии ДОРОГ, Жилищное строительство, охрана окружающей среды и т.д.),

занимаются школьным образованием, решают задачи обеспечен здоровья населения и его благосостояния, содействуют местном" предпринимательству, организуют работу по обеспечению безопа ности жизни и имущества населения. В Японии создана единообра-ч ная для всей страны система разделения прав и ответственности также взаимодействия, разрешения конфликтных ситуаций междЦ представительными органами (собраниями) и исполнительными (местные администрации во главе с губернаторами, мэрами, старостами). Четко разграничены полномочия и определен порядок взаимоотношений также между двумя уровнями органов местной) самоуправления: префектуральным, с одной стороны, и городским поселковым, деревенским — с другой.

Мотором же, заставляющим эту систему работать эффективно, а также совершенствоваться, обновляться, приспосабливаясь к происходящим переменам, является конкуренция между политическими партиями. Тем более что смена властина местах (в отличие от центральной) имеет не гипотетический характер, а нередко проявляется на практике. Реальностью является и непосредственная демократия, прямое воздействие местного населения на функционирование как своих представительных, так и исполнительных органов.

<< | >>
Источник: Сенаторов Л.И.. Политические партии Японии: сравнительный анализ программ, организации и парламентской деятельности (1945—1992). — М.:. 1995

Еще по теме Парламентские дебаты 80-х годов:

  1. Тема 2 Политическая борьба в конце XVII -первой половине XVIII в. Л Уолпол
  2. Тема4 Парламентская реформа 1832 г. Общественные движения 1830- 1840-х гг,
  3. Парламентские дебаты 80-х годов
  4. ЯЧЕЙКА
  5. (1. Органический рост парламентских институтов: Англия в XIII-XVIII вв.
  6. 11.2. Представительная демократия            
  7. ЯЗЫК СМИ И ПОЛИТИКА В СЕМИОТИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ Е. И. Шейгал
  8. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  9. Организация и реорганизация министерств
  10. Структура органов власти
  11. § 5. Законодательная власть
  12. § 3. Проблема природы и функций парламентско-представительных учреждений
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -