<<
>>

Внешнеполитические приоритеты Российского государства и роль инноваций в их реализации

Внешняя политика Российского государства и ее приоритеты начали формироваться в период образования единого государства. С точки зрения истории, этот крайне непростой и насыщенный весьма драматичными событиями период занимает, по разным мнениям, значительное время: от возникновения Киевской Руси - одна точка зрения - до объединения разрозненных княжеств вокруг Москвы - другая.

Указанный исторический период был связан с затяжной и активной экспансией Золотой Орды на русских землях. Как писал В.И. Ленин, «о национальных связях в собственном смысле слова едва ли можно было говорить в то время: государство распадалось на отдельные «земли», частью даже княжества, сохранявшие живые следы прежней автономии, особенности в управлении, иногда свои особые войска, особые таможенные границы и т.д. Только новый период русской истории (примерно с 17 века) характеризуется действительно фактическим слиянием всех таких областей, земель и княжеств в одно целое» . В целом (хотя историю домонгольской и «монгольской» Руси мы - с учетом появления на постсоветском пространстве, особенно в [270]

Украине, массы псевдонаучных публикаций - считаем значимой частью нашей единой истории) автор солидарен с данной позицией, поэтому рассмотрение уже определившихся, целостных внешнеполитических приоритетов, проявления в них инновационных начал считаем целесообразным начать с середины XVI века.

Особый интерес в этой связи вызывает период царствования Ивана Грозного. Как писал К. Маркс, «изумленная Европа, в начале царствования Ивана едва замечавшая существование Московии, зажатой между татарами и литовцами, была огорошена внезапным появлением колоссальной империи на ее восточных границах. Сам султан Баязет,

перед которым трепетала Европа, впервые услышал высокомерные речи

282

московита» .

Условия, в которых развивалось Московское царство и которые предопределили характер внешней политики государства, были весьма многообразными.

Это и экономические обстоятельства, диктовавшие необходимость прорыва державы к морям. Это и мессианские идеи, которые во время правления Ивана Грозного обрели небывалое значение для государственной политики. Это и пространства страны, ее ресурсы, повышавшие притягательность русской земли для различных по своей природе геополитических агентов.

Внешняя политика проводилась по трем направлениям: на Западе, где основным стратегическим приоритетом было обеспечение выхода к Балтийскому морю, Юго-Востоке и Юге. Первоначально основным стало Юго-Восточное направление. Татарское и Астраханское ханства располагались на территории проживания древних славян. Жестоко эксплуатировалось местное население, осуществлялись многочисленные набеги на Московские земли. Через территории, которые контролировались ханствами, проходил Волжский путь, крайне необходимый стране для развития торговли. [271]

В нашу задачу не входит ни детальный анализ соответствующих перипетий, ни оценка их исторического значения. Существенными для задач настоящего исследования являются механизмы включения Казанского и Астраханского ханств в Московскую державу. Основной акцент на первых этапах решения проблемы был сделан, как известно, на дипломатические методы. Они не принесли желаемого результата, и в итоге в 1552 г. Казань была взята приступом, Поволжье было присоединено к Российскому государству, В 1556 г. была завоевана Астрахань.

Этот, традиционный, в общем-то, способ был кардинально трансформирован в дальнейшем - при покорении Сибири. В этом случае мы уже можем говорить об особой связке власти и бизнеса в решении внешнеполитических задач. Такой механизм на Руси ранее не использовался и может быть, с известной степенью условности, обозначен нами как инновационный. Купцы Строгановы, имевшие жалованную грамоту от царя, согласно которой земли за Уралом оказывались в их юрисдикции, наняли отряды казаков под предводительством Ермака, который смог завевать Сибирское ханство. Территории, завоеванные Ермаком, были присоединены к Московскому государству, на них были утверждены российские законы, начались интенсивные процессы их освоения промышленниками и крестьянами.

Можно сказать, что бизнес начинал становиться вполне серьезным инструментом государства при осуществлении внешней политики. Примечательно, что в целом этот курс был успешно продолжен далее через походы землепроходцев, освоение Забайкалья, Дальнего Востока и Аляски.

На Юге достижения были скромнее, но они были. Крымским татарам в 1552 г. было нанесено серьезное поражение под Тулой. На длительный период времени набеги со стороны Крымского ханства прекратились, что дало возможность Российскому государству вступить в Ливонскую войну, результаты которой оказались неудовлетворительными для русского государства, а исходные задачи не были решены. Примечательно, тем не менее, что война в интересующем нас отношении была сопряжена с попытками кардинальной перестройки внутренних структур (опричнина), с поиском новых геостратегических партнеров посредством использования преимущественно торговых рычагов и связей (Р.Ченслер и др.). Москва как бы перенимала несвойственный для нее ранее опыт Новгородской республики.

Дальнейшие шаги в этом направлении были сделаны в период правления Федора Иоанновича и Бориса Годунова. Новые задачи, встававшие перед государством, предопределили возникновение особого статуса предпринимателей в решении внешнеполитических задач. Так, основополагающую роль в рамках отношений Англии и Руси стала играть Московская торговая компания, которая заметно укрепила свое льготное положение не только в торговле, но и во внешней политике в целом. Купцы, числившиеся за компанией, выступали и в роли дипломатов. Сталкивающиеся экономические и геополитические интересы двух стран ставили подчас под удар стабильность внешнеполитических отношений на государственном уровне, но часть необходимых экономических задач могла реализовываться за счет частного сектора. Мы видим, таким образом, попытку делегирования ряда государственных полномочий предпринимателям, которые, руководствуясь соображениями получения собственной прибыли, осуществляли в то же время и ряд государственных функций, расширяли сферу действия Москвы в Западной Европе, что становилось жизненно важным для дальнейшего развития страны.

По понятным для задач диссертации причинам остановимся более подробно на эпохе петровских преобразований. Необходимость мероприятий инновационного толка жестко обозначила себя уже со времен Азовских походов 1695-1696 годов. Крепость Азов закрывала выход к южным морям, что препятствовало расширению российского влияния в регионе, открытию крайне важных путей для торговых судов. Неудача первого штурма крепости в 1695 г. показала всю значимость военно-морского флота. Началось его интенсивное строительство, что в короткое время впервые в истории сделало Россию мощной морской державой. Таким образом, именно внешнеполитические интересы страны дали толчок развитию нового, инновационного, по сути, направления, обеспечившего утверждение многих других важных приоритетов российского государства.

Задачи выхода к морю потребовали введения еще одного новшества: в целях обеспечения стратегической отрасли ресурсами возник новый вид податей. В отношении землевладельческого класса утвердился институт кумпанства, каждое из которых включало в себя по десять тысяч дворов и к определенному сроку обязано было предоставить на службу Петру I по одному военному кораблю. Шаг, казалось бы, аналогичный традиционному рекрутскому набору, но обеспечивавший более широкую включенность различных социальных с групп в обеспечение внешнеполитических приоритетов и прилива для этого негосударственных средств.

При строительстве военного флота российские мастера остро нуждались в современных технологиях, которые были уже достаточно развиты в Европе. Для решения этой задачи Петр I отправляет на обучение в европейские страны целую когорту молодых дворян, и сам едет с ними, нащупывая одновременно новые каналы и механизмы дипломатических связей. В российской истории эта акция получила название «Великого посольства». Шаг, в тот период совершенно нераспространенный в мировой практике и тем самым особо интересный в рамках исследуемой нами проблематики.

Параллельно шло активное привлечение иностранных специалистов, прежде всего корабельных дел мастеров, к работе над созданием русского флота.

Были «завербованы» сотни ремесленников и мастеров, опыт которых оказался исключительно ценным для строительства русского военного флота. Были закуплены образцы современного оборудования, что во многом обеспечило успех кораблестроительства. Инновационный потенциал страны был многократно увеличен, что в дальнейшем во многом предопределило уверенное вхождение России в круг мировых держав.

Затяжная Северная война вообще взорвала традиционную систему государственного управления, привела к рационализации социальной структуры, потребовала создания регулярной армии, вызвала бурное развитие горнозаводского дела. В результате более чем 20-летнего конфликта Россия получила контроль над обширными территориями, владение над которыми открыло выход к Балтийскому морю, способствовало установлению морских торговых связей, предопределило вектор дальнейшего государственного развития. В нашу задачу не входит подробный анализ глубинной трансформации страны в этот период; нам важно подчеркнуть лишь, что петровские методы реализации внешнеполитических задач обусловили стремительное накопление инновационного потенциала государства в новую историческую эпоху.

Присоединение новых территорий как приоритетное направление внешней политики Российской империи со времен Екатерины II получило новый виток своего развития, обрело новые качественные характеристики. В период становления Русского государства большая часть земель была присоединена вследствие так называемой народной колонизации. Процесс обретения новых территорий происходил преимущественно путем освоения этих земель различными слоями населения, которые взамен получали от власти защиту и льготы. На имперском этапе государство колонизирует территории, целенаправленно руководствуясь экономическими, политическими и геополитическими соображениями. Получает большое значение такая неотъемлемая государственная функция, как защита границ . В рамках, а, точнее, в связи с реализацией внешнеполитических задач Российская империя неоднократно перестраивает свои административные структуры, осуществляет реформы в социальной сфере, осваивает новые слои идеологических и духовных представлений.

И материал, изложенный нами в двух предшествующих параграфах, выступает наглядной иллюстрацией данных трансформаций.

Советский период политической истории страны изобилует многими резкими переменами, поворотами, сменами курсов и акцентов во внешней политике: установка на мировую пролетарскую революцию и концепция мирного сосуществования государств с противоположным социально-экономическим строем, характеристики социал-демократии как формы «социал-фашизма» и тактика Народного фронта, «холодная война» и разрядка международной напряженности и др. Основная линия в то же время определялась вполне четко: обретение должного места в системе международных отношений, привлекающий для народов мира пример СССР как социалистической цивилизации, цивилизации нового типа. Первостепенной значимостью для государственного устройства обладал мощный идеологический фундамент, духовно-ценностный комплекс, явленный миру. Идеи социального равенства и социальной справедливости, нового («товарищеского», по Марксу) способа производства в течение долгого времени оформляли вектор социальных ожиданий огромных масс населения, были серьезным вызовом государствам и правительствам. Этот вызов во многом предопределил достаточно объемные трансформации и мутации политического и социального устройства стран Америки и Европы, Азии и Африки, и в таком смысле можно утверждать, что развитие мира в XX веке (в [272]

значительном его периоде, во всяком случае) осуществлялась под воздействием Октября.

Признавая значимость и неординарность решений и действий Советского Союза в собственно внешнеполитической сфере, мы намерены все же отвлечься в настоящем исследовании от рассмотрения этого вопроса в силу его объемности и специфичности. Тем более, что соответствующий материал относительно подробно изложен нами в предшествующих публикациях по инновационной политике . Руководствуясь общим смыслом и задачами диссертации, исходя из собственных профессиональных ориентаций, автор сосредоточит свое внимание только на тех аспектах внешней политики, которые имеют преимущественно экономическое и научно-технологическое свое наполнение.

В этой связи можно отметить воздействие внешнеполитического фактора на создание мощного военно-промышленного комплекса в стране и, в свою очередь, обратное воздействие ВПК на обеспечение внешнеполитических приоритетов. Последовательное выстраивание этого комплекса решало задачи обороноспособности страны, стало надежным щитом в тяжелые годы Великой Отечественной войны, блокировало многие угрозы «холодной войны», стало эффективным средством продвижения интересов Советского Союза в освободившихся от колониальной зависимости странах. Милитаризированный характер научно-исследовательских приоритетов обеспечил государственную безопасность СССР, затрудняя, однако, планомерное и полнокровное развитие отраслей научной деятельности, направленных на решение иных общественных и государственных задач. [273]

В связи с последним замечанием автор, тем не менее, не может не сделать одной принципиальной оговорки, тем более что речь идет о процессе, хронологически укладывающемся в рамки исследуемого в параграфе периода. Мы хотели бы обратить особое внимание на зримые издержки конверсии, которая стала проводиться в Советском Союзе во второй половине 1980-х годов. Конечно же, создание оружия (говоря об этом в абстрактном ключе) означает расточение национального богатства, препятствует производительному использованию ресурсов. Но оно обеспечивает обороноспособность страны, возможности ее уверенного и устойчивого развития. Более того, при всей закрытости научно-исследовательских и научно-технических разработок в системе ВПК, они так или иначе задают мощные импульсы инновационной деятельности в целом. Так, по некоторым экспертным оценкам, в СССР в гражданских секторах экономики использовалось до 40 процентов достижений военно-промышленного комплекса, ширился, хотя и медленно, выпуск продукции двойного назначения.

Концепт же «нового политического мышления» в своей конкретной редакции 1980-х годов эту сторону дела проигнорировал. Была перечеркнута формула современного бизнеса: Лидер производит новые технологии, аутсайдер производит вещи. Призыв «Перекуем мечи на орало», вполне уместный на скульптуре Вучетича перед зданием ООН в Нью-Йорке, в процессах конверсии в СССР получил свое абсурдное воплощение. Замена выпуска высокотехнологической продукции производством сковородок не могла не обернуться зримой угрозой деиндустриализации страны, полного разрушения ее научно­технологической базы, утраты столь нужных для инновационной деятельности кадров.

Вернемся, однако, к основной линии нашего исследования. Для инновационной деятельности громадное значение имеет ее интеграционная составляющая. Во внешнеполитической сфере после

Второй мировой войны с образованием социалистического лагеря, а позже и мировой системы социализма перед Советским Союзом открылись совершенно новые возможности. В 1949 г. был создан Совет экономической взаимопомощи (СЭВ), в рамках которого активно начало налаживаться научно-техническое сотрудничество между странами- участниками (Болгария, Венгрия, Румыния, Польша, СССР и другие). В 1971 г. была принята программа комплексной экономической социалистической интеграции, которая не только определила принципы активной торговли между членами Совета, но и механизмы производственной интеграции и кооперации сотрудничества в научно - технологической отрасли. Экономически развитые страны в этот период встали на путь ускоренного научно-технического и технологического развития. Введение ресурсосберегающих методов в экономику предопределило появление и развитие биотехнологий, микропроцессоров и других технических и технологических новшеств. Другими словами, 1970-е годы стали отправной точкой для начала качественно нового этапа развития научно-технической отрасли, для глубинного переосмысления ее значения в социально-экономической и политической сферах жизни.

Советский Союз, между тем, оказался в достаточно сложном положении. Позиция руководства страны с ее упованиями на неисчерпаемость запасов энергоресурсов, интенсивный рост цен на нефть не способствовала появлению значимых стимулов для собственного развития, породила сложную и неэффективную систему взаимного сотрудничества в рамках СЭВ. Некоторые важные (хотя и недостаточные, как показало время) коррективы во внешнеэкономическую деятельность были все-таки внесены. В период 1971-1974 годов роль СЭВ в экономике существенно возросла. Был создан ряд объединений, среди которых «Интреэлектро», «Интертекстильмаш» и др. Росло и международное влияние СЭВ, который в 1974 г. вошел в состав наблюдателей ООН. Результатами деятельности СЭВ можно назвать создание активной международной платформы для кооперации и сотрудничества по вопросам научно­технического развития, а также активизацию экономического прогресса. С учетом избранной модели экономического развития, СЭВ осуществлял согласование и привязку элементов экономического планирования среди стран-членов, что в свою очередь расширяло возможности плодотворного сотрудничества. На пике экономического развития в 1975 г. страны СЭВ вырабатывали более трети промышленного производства мира.

С началом перестройки внешняя политика СССР вновь была подвергнута структурным изменениям. Их основу составляли компоненты «нового политического мышления», которые предусматривали снижение значимости классово-идеологической составляющей во внешней политике СССР. В рамках данной программы были осуществлены внешнеполитические преобразования, которые предусматривали вывод войск из стран Восточной Европы и из Афганистана. Исключительным значением в рамках советской внешней политики того периода стали обладать отношения с США, с ними был подписан целый ряд документов об ограничении вооружений.

Перестройка, по общему признанию, окончилась неудачей. Причины этой неудачи по-разному определяются различными авторами и политиками. Нам же, имея в виду задачи настоящего параграфа, хотелось выделить лишь следующее. Руководство страны существовавшую систему натяжений в мире достаточно поверхностно сводило лишь к системе классово-идеологических и формационных противоречий. Им совершенно не была учтена вся сложность современной системы международных отношений, качественных характеристик мира в целом. Вне поля зрения остались жесткие геополитические и геоэкономические императивы, цивилизационные особенности стран и целых ареалов планеты, сохраняющиеся у контрагентов претензии на мировое лидерство и доминирование. Незаметно, может быть, для него система национальных интересов и приоритетов России была подменена потребностями национальных интересов и приоритетов других стран. Это закономерно сузило возможности инновационных инициатив и во внешней и во внутренней политике. И эту расшивку узких мест приходится решать новыми стратегиями новой России.

В целом же, подводя итоги настоящей главе, можно сформулировать следующие выводы. Россия - это не «черная дыра» в мироздании, это страна, способная к самоорганизации, саморазвитию, сообразованному с общей логикой мирового процесса. Инновационная составляющая была свойственна внутренней и внешней политике государства уже с ранних этапов его существования. И далее она определяла себя как перманентный фактор, императив даже, развития российской государственности. Историческая динамика нововведений и преобразований свидетельствует о том, что параллельно развитию и усложнению государственной структуры возрастала и интенсивность инновационных процессов, происходивших в ней. Имея глубинные основания в многовековой истории, современная инновационная политика, так или иначе, несет на себе отпечаток российской исторической специфики. В то же время инновационные начала в истории страны нельзя оценить по какой-либо однозначной шкале критериев, на основании параметров только лишь зарубежных, прежде всего, американских их аналогов.

Трансформации и реформы в России носили противоречивый характер. Их непоследовательность обусловливалась, в первую очередь, тем, что в стране не сложились прочные связи между государством и обществом, возможности реализации гражданских инициатив. Не были

оптимальными и принципы и механизмы использования зарубежного опыта трансформаций, слабо подсчитывалась социальная цена реформ.

Вместе с тем, исторический опыт кардинальных преобразований экономики и общества доказывает, что Россия - это совсем не пустая территориальная форма, которая может быть заполнена любым экономическим, политическим и культурным содержанием. Она имеет свои богатейшие традиции, без опоры на которые (будучи при этом открытой всем лучшим веяниям в мире) невозможны выверенная инновационная политика, уверенное и устойчивое развитие страны в целом.

<< | >>
Источник: Кононов Владимир Михайлович. ИННОВАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В СИСТЕМЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ПРИОРИТЕТОВ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора политических наук. 2015

Еще по теме Внешнеполитические приоритеты Российского государства и роль инноваций в их реализации:

  1. 12.1. Понятие, предмет информационной безопасности и ее место в системе обеспечения национальной безопасности
  2. Глава XX. Исторические тенденции, проблемы и перспективы развития прокурорского надзора
  3. Оппозиционные политические партии
  4. Положение и роль международных культурных фондов в современном глобализирующемся мире
  5. Введение
  6. §2. Каналы, механизмы и технологии влияния международных структур на процесс разработки правительственных стратегий
  7. Список использованных источников и литератур
  8. «Мягкая сила» ФРГ на постсоветском пространстве.
  9. Заключение
  10. ГЛАВА 4. КОНЦЕПУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ НОВОГО СОГЛАШЕНИЯ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ МЕЖДУ РЕСПУБЛИКОЙ КАЗАХСТАН И ЕВРОПЕЙСКИМ СОЮЗОМ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. Инновации в политике как комплексный объект политологического анализа: эвристические возможности и специфика основных направлений и подходов
  13. Западноевропейская модель инновационной политики Основные приоритеты инновационной политики ЕС.
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -