<<
>>

Советский строй в годы войны

Попытки немецко-фашистских войск изменить ход войны с помощью контрнаступления под Харьковым весной 1943 года, а затем — мощного наступления на Курской дуге летом 1943 года провалились.
По словам Василевского, «почти двухмесячная Курская битва завершилась убедительной победой Советских Вооруженных Сил». По оценке Жукова, «общие потери вражеских войск за это время составили более 500 тысяч человек, около 1500 танков, в том числе большое количество «тигров», «пантер», 3 тысячи орудий и большое количество самолетов. Эти потери фашистское руководство уже не могло восполнить никакими тотальными мероприятиями». В своем докладе 6 ноября 1943 года Сталин так оценил значение Курской битвы: «Если битва под Сталинградом предвещала закат немецко-фашистской армии, то битва под Курском поставила ее перед катастрофой». В этом же докладе Сталин заявил: «Истекший год — от 25-й до 26-й годовщины Октября — является переломным годом Отечественной войны». «Переломный» характер этого года проявился в том, что после Сталинградской и Курской битв Красная армия смогла взять инициативу в свои руки и постоянно наступать. Несмотря на то что союзники вновь нарушили свои обязательства по второму фронту и он не был открыт и в 1943 году, Красная армия сумела добиться новых успехов на основном театре боевых действий Второй мировой войны в одиночку. Второй фронт, который руководители США и Великобритании обещали открыть в 1942 году, а затем в 1943 году, возник лишь в июне 1944 года. Разумеется, угроза появления второго фронта отвлекала силы Германии. Нет сомнения и в том, что военные действия в Ливии и Тунисе, а затем в Италии также заставляли Германию и Италию не посылать часть своих войск на советско-германский фронт. Большое значение имели действия китайских и американских войск против армий Японии в Китае и в бассейне Тихого океана. Партизанская война в Югославии также отвлекала немалые силы германских войск.
И все же все эти театры военных действий были второстепенными. Подавляющая часть вооруженных сил Германии и ее союзников была задействована на советско-германском фронте. Об этом свидетельствуют факты из книги академика РАН Г.А. Куманева «Подвиг и подлог». Куманев писал: «В течение войны против Красной Армии действовало в среднем до 70 % дивизий фашистских армий, из четырех солдат вермахта трое постоянно воевали на советско-германском фронте и лишь один — на Западном... На советско-германском фронте в наиболее тяжелое для СССР время находилось и большинство войск союзников Германии: 37 дивизий в июне 1941 года, 72,5 дивизии — в ноябре 1942 года. В этот же период на других театрах мировой войны (в Северной Африке, а затем в Сицилии) имелось не более 8—9 дивизий союзников Третьего рейха.... Протяженность (советско-германского фронта) составляла от 3000 до 6200 км, тогда как протяженность Североафриканского и Итальянского фронтов не превышала 300—350 км, Западного — 800 км. Из 1418 дней и ночей существования советско-германс- кого фронта активные действия продолжались здесь 1320 суток, тогда как на Западноевропейском — 293, на Североафриканском — 309 и на Итальянском — 492. Из общего числа людских потерь, которые понесла немецко-фашистская армия во Второй мировой войне, более 73 % приходится на Восточный фронт». Куманев указывал также на то, что на советско-германском фронте Германия и ее союзники потеряли свыше 75 % своей авиации, 74 % своей артиллерии, 75 % своих танков и штурмовых орудий. Переломный год войны и ее отечественный характер были подчеркнуты рядом мероприятий советского правительства, на правленных на укрепление сплоченности всего народа в его борьбе против немецко-фашистских захватчиков. Были введены погоны, существовавшие в дореволюционной армии, и ордена, названные в честь выдающихся полководцев России и Украины (Александра Невского, Суворова, Кутузова, Ушакова, Нахимова, Богдана Хмельницкого). Ряд боевых операций («Багратион», «Кутузов», «Полководец Румянцев») были названы в честь великих российских полководцев.
Были созданы суворовские и нахимовские военные училища. Новым свидетельством стрехмле- ния советского государства положить конец пережиткам гражданских войн и нигилистической политики в отношении духовных традиций народа стала встреча И.В. Сталина и В.М. Молотова 4 сентября 1943 года с ведущими иерархами русской православной церкви. Входе встречи было принято решение о проведении Поместного Собора с целью избрания Патриарха и Священного Синода. Отказ в 1943 году от использования «Интернационала» в качестве гимна СССР и создание нового «Гимна Советского Союза», в котором отмечалась роль «Великой Руси» в сплочении народов «Отечества», лишний раз свидетельствовали о стремлении Советского государства подчеркнуть неразрывность исторической традиции нашей страны. В то же время эти перемены не означали отречения советского государства от коммунистической идеологии. Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков), ее Центральный комитет, во главе которого находился ее Генеральный секретарь И.В. Сталин, по-прежнему и фал а ведущую идейно-политическую и организационную роль в Советской стране. Директивы руководства ВКП(б), подготовленные при участии И.В. Сталина и изложенные им в речи 3 июля 1941 года, с первых же дней войны призвали страну к отпору врагу. В центре и на местах партийные организации с усиленной энергии осуществляли руководство страной, особенно в военной и военно-промышлен- ной сфере. Членами военных советов фронтов и армий становились профессиональные партийные работники. В первые же месяцы войны в действующую ар^иию ушло 54 члена и кандидата в члены ЦК, 8800 секретарей обкомов, горкомов и райкомов партии. Они стали ведущими политработниками в командном составе Красной армии. Многие политруки становились во главе ожесточенных боев и гибли на полях сражений. Клич «Коммунисты, вперед!», с которым обращались к красноармейцам перед началом атаки, означал на практике то, что каждый второй погибший на фронте был коммунистом. Число членов партии в действующей армии постоянно росло.
К началу войны в рядах ВКП(б) было около полумиллиона коммунистов, а уже к декабрю 1941 года их было около 1200 тысяч. При этом около полумиллиона коммунистов уже погибло в боях с июня по декабрь 1941 года. Как отмечал генерал-лейтенант В. М. Ломов в ходе беседы за круглым столом в редакции газеты «Правда» в апреле 2005 года, за годы войны «в партию вступило более 8 миллионов человек, а составляла она к концу войны 5 миллионов 340 тысяч. Около 60 % состава ВКП(б) находилось в армии. К концу войны каждый четвертый красноармеец стал членом ВКП(б). Нельзя даже представить себе, что победа могла быть достигнута без коммунистов, сражавшихся на всех фронтах Великой войны». Несмотря на то что войска гитлеровской Германии продолжали оказывать упорное сопротивление вплоть до самых последних дней войны, Красная армия сумела удерживать инициативу вплоть до конца боевых действий в Европе в мае 1945 года. В своем выступлении 9 февраля 1946 года Сталин имел основание заявить: «После блестящих побед Красной Армии под Москвой и Сталинградом, под Курском и Белгородом, под Киевом и Кировоградом, под Минском и Бобруйском, под Ленинградом и Таллином, под Яссами и Львовом, на Висле и Немане, на Дунае и Одере, под Веной и Берлином, — после всего этого нельзя не признать, что Красная Армия является первоклассной армией, у которой можно было бы поучиться многому». Несмотря на то что в ходе наступления войска любой армии несут больше потерь, чем в ходе обороны, а Красная Армия на протяжении 2,5 из почти 4 лет Великой Отечественной войны вела наступательные операции против хорошо организованной обороны противника, ее потери лишь ненамного превышали число потерь вооруженных сил Германии и ее союзников, сра жавшихся против СССР. На основе подсчетов, осуществленных специальными комиссиями Генштаба Министерства обороны СССР и Отделения истории АН СССР с привлечением ранее закрытых статистических данных, в 1990 году было установлено, что человеческие жертвы в Вооруженных силах СССР, а также пограничных и внутренних войсках страны в ходе Великой Отечественной войны составили 8 миллионов 668 тысяч 400 человек.
Как писал Г.А. Куманев, безвозвратные потери «вооруженных сил гитлеровской Германии, всех ее союзников и различных военизированных формирований из числа иностранных граждан, принимавших участие в войне против СССР... составили 8 миллионов 649 тысяч 500 человек». При этом Г.А. Куманев указывает на то, что «превышение безвозвратных потерь Красной Армии по сравнению с теми же потерями противника в немалой степени связано и с тем, что из 4 миллионов 126 тысяч взятых в плен советскими войсками военнослужащих фашистского блока в плену от ран и болезней умерло 580 тысяч 548 человек, а остальные вернулись домой. Из фашистского же плена, куда попало, по отечественным документам, 4 миллиона 559 тысяч военнослужащих Красной Армии (по немецким данным, даже от 5 миллионов 200 тысяч до 5 миллионов 700 тысяч), вернулось на Родину только 1 миллион 836 тысяч человек. Остальные в своем большинстве погибли в плену от рук фашистских палачей в результате их сознательного массового истребления расстрелами, голодом, холодом, истязаниями. Но если бы советские власти, со своей стороны, тоже бы уничтожили 2,5—3 миллиона попавших в плен военнослужащих противника, то каково бы оказалось тогда соотношение этих безвозвратных демографических потерь? Разумеется, далеко не в пользу немецко-фашистских захватчиков». Советское правительство постоянно принимало действенные меры для того, чтобы сократить потери среди военнослужащих. Как отмечала Н.И. Кондакова в своей статье «Государственная социальная политика в условиях войны», опубликованной в коллективной монографии «Социология великой Победы», «в условиях начавшейся кровопролитной войны в фокусе всей жизни государства и общества стали действующая армия, фронт. Отсюда и главными объектами социального обеспечения стала Красная Армия, ее личный состав». Одним из проявлений этого стал приказ И.В. Сталина№ 281 «О порядке представления к правительственной награде военных санитаров и носильщиков за хорошую боевую работу». Этот приказ приравнивал спасение раненых к боевому подвигу.
За вынос с поля боя 15 раненых с оружием санитар и носильщик награждались медалью «За боевые заслуги» или «За отвагу»; за вынос 25 раненых — орденом Красной Звезды, 40 — орденом Красного Знамени, 80 — орденом Ленина. За вынос 100 раненых санитару и носильщику присваивали звание Героя Советского Союза. Факты о стремлении сохранить жизнь каждого раненого бойца опровергают ложь о том, что советское руководство не считалось с гибелью людей на фронтах и «заваливало трупами» немцев. Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б)отЗ октября 1941 года были созданы областные, краевые и республиканские комитеты помощи по обслуживанию больных и раненых бойцов и командиров Красной армии. Это способствовало улучшению их обслуживания. В результате за годы войны госпитали СССР возвратили в строй более 7 миллионов воинов, что составляло 71 % раненых и 91 % больных солдат и офицеров. Победа была обеспечена также перевесом, достигнутым СССР в области вооружений. В своем выступлении 9 февраля 1946 года Сталин обратил внимание и на создание страной накануне войны оборонного потенциала, позволившего СССР разбить гитлеровские войска. Сталин характеризовал период развития с 1928 по 1941 год как «деятельность Коммунистической партии в области подготовки нашей страны к активной обороне». Он подчеркивал, что «небывалый рост производства» за эти годы «нельзя считать простым и обычным развитием страны от отсталости к прогрессу. Это был скачок, при помощи которого наша Родина превратилась из отсталой страны в передовую, из аграрной — в индустриальную». Сталин подчеркивал, что это превращение было достигнуто «при помощи советской политики индустриализации страны,... при помощи политики коллективизации сельского хозяйства». Победа служила доказательством правоты сталинского курса на осущесталение глубокой и быстрой революции сверху. В этом же выступлении Сталин подчеркивал: «Партия сумела добиться таких успехов, которые дали ей возможность не только снабжать фронт в достаточном количестве артиллерией, пулеметами, винтовками, самолетами, танками, боеприпасами, но и накоплять резервы. При этом известно, что наше вооружение по качеству не только не уступало немецкому, но в общем даже превосходило его. Известно, что наша танковая промышленность в течение последних трех лет войны производила ежегодно в среднем более 30 тысяч танков, самоходов и бронемашин. Известно далее, что наша авиационная промышленность производила за тот же период ежегодно до 40 тысяч самолетов. Известно также, что наша артиллерийская промышленность производила за тот же период ежегодно до 120 тысяч орудий всех калибров, до 450 тысяч ручных и станковых пулеметов, свыше 3 миллионов винтовок и около 2 миллионов автоматов. Известно, наконец, что наша минометная промышленность за период 1942—1944 годов производила ежегодно в среднем до 100 тысяч минометов... Известно... что в одном только 1944 году было произведено свыше 240 миллионов снарядов, бомб и мин и 7 миллиардов 400 миллионов патронов... Картина снабжения Красной Армии вооружением и боеприпасами... не похожа на ту картину, которую представляло снабжение нашей армии в период Первой мировой войны, когда фронт испытывал хронический недостаток в артиллерии и снарядах, когда армия воевала без танков и авиации, когда на каждую тройку солдат выдавалась одна винтовка». Отставание по количеству и качеству вооружений Красной армии от германской армии и ее союзников, существовавшее в июне 1941 года, было преодолено в тяжелые годы войны. И это свидетельствовало о превосходстве советской общественной организации над германской. Анализируя причины побед Красной армии по случаю ее 25- летия, Сталин в своем приказе от 23 февраля 1943 года обращал особое внимание на тот вклад, который внес в победы Красной армии советский тыл: «Гитлеровская Германия, заставившая работать на себя военную промышленность Европы, до последнего времени имела превосходство против Советского Союза в технике и прежде всего в танках и самолетах. В этом было ее пре имущество. Но за двадцать месяцев войны положение изменилось. Благодаря самоотверженному труду рабочих, работниц, инженеров и техников военной промышленности СССР за время войны выросло производство танков, самолетов, орудий». Победа Красной армии выковывалась в тылу руками миллионов тружеников промышленности и сельского хозяйства, среди которых все большее место занимали женщины и подростки. Вместе с высококвалифицированными рабочими, оставленными на производстве в тылу, они беспрекословно приняли тяжелые условия труда, а также множество материальных лишений. Военные сводки, рассказы о героизме советских воинов на фронте и зверствах оккупантов убеждали советских тружеников тыла в необходимости терпеть трудности во имя победы над врагом. Перевес Советской страны над Третьим рейхом в моральном отношении, о чем постоянно говорил Сталин, нашел отражение и в производстве вооружений. Шумная шовинистическая пропаганда, не прекращавшаяся в Германии на протяжении более десятка лет, создавала лишь видимость мощного духовного подъема. Фюрер и нацистская партия прекрасно осознавали, что своей популярности в народе они были обязаны выводом страны из кризиса, прекращением безработицы и резким улучшением материального положения населения. По этой причине германское правительство старалось сохранять материальное благополучие немцев даже в разгар войны, разумеется, за счет ограбления других народов. Хотя немцы в тылу и на фронте добросовестно выполняли свои профессиональные обязанности, зачастую им нехваталотой самоотверженной готовности сделать все возможное и невозможное для победы над противником, что отличало советских людей. Немцы не желали поступаться теми социальными и материальными благами, которые они получили во времена господства нацистов, и отнюдь не проявляли желания трудиться по советскому принципу: «Все для фронта, все для победы!» Обладая неограниченной властью, Г итлер не смог заставить множество немецких женщин и миллионы подростков трудиться ненормированный рабочий день на заводах, фабриках, фермах, так как в СССР. Гитлер не мог лишить немцев многих продуктов, в том числе продуктов питания, которых были лишены советские труженики тыла. Вместо этого Гитлер заставлял трудиться на Германию миллионы рабочих, свезенных из всех оккупированных стран, нередко доверяя выпуск военной продукции озлобленным иностранным рабочим. В значительной степени по этой причине СССР даже после потери значительной части промышленных центров смог опередить Германию, ее союзников и оккупированные ими страны в военном производстве и тем самым обеспечить сначала равновесие, а затем и перевес в вооружениях. Осуществляя руководство военными действиями и организацией военного производства в тылу. Коммунистическая партия в тяжелых условиях войны оставалась верной принципам социальной справедливости и уделяла огромное внимание социальным нуждам населения. Прежде всего принимались меры, способствовавшие тому, что инвалиды войны могли найти место в мирной трудовой жизни. Совнарком РСФСР принял постановление «Об обязательной организации мастерских по восстановительной трудотерапии в госпиталях». В соответствии с принятым 6 мая 1942 года постановлением СНК СССР «О трудовом устройстве инвалидов Отечественной войны» местные власти должны были производить оформление пенсий этим лицам в течение двух дней после выписки из лечебного учреждения. 28 августа СНК СССР приняло постановление «О привлечении на время войны инвалидов третьей группы, получающих пенсии по государственному социальному страхованию, на работу на предприятия и в учреждения». Местные власти должны были в трехмесячный срок направлять неработающих инвалидов (мужчин до 55 лет и женщин до 45 лет) трудиться по месту жительства на заводы, в колхозы, совхозы, учреждения с учетом заключения врачебных комиссий. Заэтими участниками войны сохранялась полностью пенсия; в отличие от других граждан, им предоставлялись отпуска; запрещалось привлекать их к сверхурочным работам. Кондакова отмечала: «Местные советы, профсоюзные и комсомольские организации развернули работу по обеспечению за щитников Родины топливом, жильем, ремонтом домов и квартир, путевками в санатории и дома отдыха, по наделению их скотом... Уже к концу первого квартала 1943 года в Российской Федерации было трудоустроено 70 % инвалидов Великой Отечественной войны... Многие из них работали председателями колхозов, счетоводами, бригадирами, председателями сельских советов, руководителями районных и городских учреждений, заведующими столовыми и магазинами — помогали фронтовая закалка, честность, авторитет в народе». Уже на 4-й день войны был принят указ президиума Верховного Совета СССР «О порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время». Такие семьи получали пособия от государства. В ходе войны крайне обострилась проблема детской беспризорности, практически ликвидированной в Советской стране в 1920-х годах после гражданских войн. Некоторых детей, оставшихся в разоренных оккупантами селах, подбирали бойцы нашей армии и брали их на свое содержание. Они становились «сыновьями полков». Других направляли в ремесленные и суворовские училища. В связи с резким увеличением числа беспризорных детей расходы на содержание детских домов с 1940 по 1945 год увеличились в 2,5 раза, а количество детских домов — в 3,6 раза. Только в детских домах на территории РСФСР воспитывалось более 300 тысяч детей. Одновременно в стране пропагандировался почин работниц московского завода «Красный богатырь», взявших на воспитание детей, осиротевших в войну. По приблизительным данным, приведенным Н.И. Кондаковой, к концу войны в семьях советских людей воспитывалось 350 тысяч де- тей-сирот. Как отмечала Н.И. Кондакова, благодаря принятым мерам «численность беспризорных по всему Советскому Союзу была к концу войны не выше, чем в России мирного времени на рубеже XX—XXI веков». В ходе войны рождаемость в стране сократилась в 2 раза. Чтобы воспрепятствовать демографической катастрофе, порожденной войной, были приняты новые меры по охране материнства и поощрению рождаемости. 8 июля 1944 года был принят указ президиума Верховного Совета СССР «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям и об усилении охраны материнства и детства». Указ выделял значительные средства на дополнительное питание, снижал плату за детские учреждения, учреждал различные награды («Медаль материнства», ордена «Материнская слава» и «Мать-героиня») для матерей, родивших и воспитавших большое число детей. Этими наградами были удостоены сотни тысяч матерей. С первых же дней войны советское руководство предприняло действенные меры для спасения миллионов людей от ужасов немецко-фашистской оккупации. Прежде всего эвакуировались дети, женщины, детские воспитательные учреждения, больницы. 27 июня ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление об организации перевозок эвакуируемого населения, о снабжении людей продуктами питания в пути следования и по прибытии на место, о размещении и устройстве их на работу. К весне 1942 года в автономных республиках, краях и областях РСФСР было размещено 5914 тысяч эвакуированных: около 600 тысяч — в Казахстане, 716 тысяч — в Узбекистане, 100 тысяч — в Киргизии, около 87 тысяч — в Таджикистане, Туркмении и республиках Закавказья. К концу 1941 года захватчики оккупировали регионы, обеспечивавшие наиболее значительные поставки продовольствия страны. Из 10 400 предприятий Наркомата пищевой промышленности около 5500 оказалось на оккупированной территории. Из строя вышли все сахарные заводы Украины. Советское государство прилагало все усилия для того, чтобы предотвратить голод или хотя бы ослабить его последствия там, где его было невозможно избежать. С этой целью были осуществлены меры для снабжения блокированного Ленинграда по воздуху и «дороге жизни», проложенной по льду Ладожского озера. Хотя не во всех областях страны удалось избежать голодания, ничего похожего на голод времен гражданских войн в стране, за исключением Ленинграда, не было. Созданные в 30-х годах колхозы и совхозы обеспечили страну необходимыми продовольственными продуктами в ходе войны. Н.И. Кондакова подчер кивала: «Когда началась Великая Отечественная война, руководство страны позаботилось о том, чтобы оптимально распределить имеющиеся в стране материальные ресурсы, оградить население, прежде всего тружеников промышленности, от голода и болезней». С конца июля по конец августа 1941 года в 200 городах страны была введена карточная система распределения продуктов питания. А к концу апреля 1942 года этот порядок был распространен на все города и рабочие поселки страны. Кондакова подчеркивает, что при этом «государство сохранило существовавший до этого времени порядок снабжения продовольственными и промышленными товарами детских садов, детских домов». В апреле 1942 года было принято постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О выделении земель для подсобных хозяйств и под огороды рабочих и служащих». В 1945 году 18 500 тысяч городских жителей имели свои огороды, что было в 4 раза больше, чем перед началом войны. Эти подсобные хозяйства существенно помогли населению в тяжелые годы. Даже в тяжелых условиях войны советское государство продолжало осуществлять меры, направленные на оздоровление условий труда и быта всех советских людей. Постановлением ГКО от 2 февраля 1942 года были разработаны меры по предупреждению эпидемических заболеваний в стране. В результате число заразных заболеваний в 1942 году снизилось даже по сравнению с довоенным временем. Поскольку'многие врачи и медицинские работники ушли на фронт и их число сократилось в тылу в 2 раза, были приняты меры по переподготовке врачей и медсестер. Поскольку одним из следствий войны стало распространение туберкулеза, решением СНК СССР от 5 января 1943 года были введены специальные лечебные карточки для больных туберкулезом. Принятые меры существенно повлияли на трудоспособность больных и снижение смертности среди них. Н.И. Кондакова констатировала: «Несмотря на неимоверные трудности военных лет, нехватку всего, Советское государство значительно увеличило расходы на здравоохранение. Направляя работу органов здравоохранения, привлекая к социально-оздоровительной работе широкую общественность, государство сумело сохранить здоровье основной массы созидательной силы трудящихся. На селение в основном было обеспечено медицинским обслуживанием и в основном избежало массовых заболеваний. Главными факторами, определившими эти достижения в трудные военные годы, явились: государственная система здравоохранения, ее социальный характер, бесплатное медицинское обслуживание населения, плановость и профилактика, тесная связь с наукой». Несмотря на войну, в стране принимались меры для соблюдения принятого в предвоенные годы закона о всеобщем обучении детей школьного возраста. Продолжали работать детские сады, школы, техникумы, вузы, успешно развивались ремесленные училища и школы фабрично-заводского обучения. Ассигнования на подготовку специалистов высшей и средней квалификации возросли с 1943 по 1944 год в 2 раза. От призыва в армию были освобождены студенты всех курсов 83 вузов и студенты последних курсов всех вузов. Принимались меры для восстановления ущерба, нанесенного системе школьного образования войной и оккупацией. От вражеского нашествия пострадало 89 % школ. Учителей отчаянно не хватало. На оккупированной территории более 3 миллионов детей школьного возраста в течение 2—3 лет не учились. Для восстановления школьной системы были выделены дополнительные средства. Уже к 1944/45 учебному году на территориях, освобожденных Красной армией, было возрождено 89,6 % разрушенных школ. Война ярко продемонстрировала гуманный характер социалистического строя, его заботу об обеспечении прав каждого советского человека на достойную жизнь даже в тяжелейших условиях войны, навязанной советскому народу. Вместе с тем, вступая на освобождаемые земли, бойцы Красной армии видели всюду следы разорения и смерти, принесенные немецко-фашистскими захватчиками. «Наступление Красной Армии, — продолжал Сталин, — веще большем, чем прежде, объеме раскрыло варварский, бандитский характер гитлеровской армии. Немцами истреблены в захваченных ими районах сотни тысяч наших мирных людей. Как средневековые варвары или орды Атиллы, немецкие злодеи вытаптывают поля, сжигают деревни и города, разрушают промышленные предприятия и культурные учрежде ния... Наш народ не простит этих преступлений немецким извергам. Мы заставим немецких преступников держать ответ за все их злодеяния!» Впоследствии советское правительство настаивало на предании суровому суду оккупантов и их вдохновителей, ответственных за преступления против советских людей. Одновременно советское руководство требовало сурового наказания и для тех, кто сотрудничал с оккупантами. По мере освобождения оккупированных земель производились аресты среди коллаборационистов. С весны 1943 года по май 1945 года заключенных в лагеря за такие преступления насчитывалось около 77 тысяч человек. На самом деле число тех, кто сотрудничал с оккупантами, было значительно большим. Этому способствовала активная деятельность германской армии по созданию «пятой колонны» внутри СССР еще до начала Великой Отечественной войны. В этом им помогала часть эмиграции во главе с такими белыми генералами, как Краснов, Шкуро. Власовская армия, насчитывавшая несколько сотен тысяч человек, была не единственным воинским образованием, созданным немцами на Восточном фронте из местного населения. По данным американского исследователя Р. Смал-Стоцкого, немцами были сформированы национальные части из украинцев (около 220 тысяч человек), белоруссов (10 тысяч человек), казаков (20 тысяч человек), литовцев (27 тысяч человек), латышей (20 тысяч человек), эстонцев (свыше 10 тысяч человек), калмыков (15 тысяч человек)1, крымских татар (35 тысяч человек), выходцев из Средней Азии (110 тысяч), выходцев из Северного Кавказа и Закавказья (110 тысяч). Даже из этого приблизительного перечня следует, что доля представителей некоторых народов, сражавшихся на стороне немцев, относительно общей численности их этнической группы составляла немалое число (эта доля в ряде случаев превышала в десятки раз соответствующую долю среди белорусов). Это обстоятельство давало повод для резко негативного отношения к представителям этих народов в целом. Как и власовцы, члены этих формирований активно использо вались немцами не столько в боевых действиях, сколько при осуществлении карательных операций против партизан и мирного населения оккупированных областей страны. Советские войска и гражданское население оккупированных областей страны стали свидетелями жестокостей, творимых союзниками оккупантов. Поэтому требования возмездия за преступления, совершенные гитлеровцами, распространялись и на коллаборационистов в военной форме и в гражданской одежде. Такие требования в острой эмоциональной форме выдвигались обычно военными, рассказывавшими о действиях на фронтах тех или иных национальных формирований в немецкой форме или вероломных ударах в спину лиц той или иной этнической группы. В условиях продолжавшейся войны было нелегко высказать недоверие советским воинам и уцелевшим жертвам массовых экзекуций, обвинявшим целые этнические группы в вероломстве и зверствах. К концу 1943 года сложились преувеличенные представления о чуть ли не поголовном сотрудничестве с немцами целых народов СССР, хотя зачастую подобные огульные обвинения в измене игнорировали то обстоятельство, что наряду с предателями среди представителей «обвиненных» народов было и немало честных патриотов и доблестных воинов Великой Отечественной войны, в том числе Героев Советского Союза. Эти обвинения привели к решениям о ликвидации или реорганизации ряда автономных республик и автономных областей и высылке в конце 1943 — первой половине 1944 годов калмыков, чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев, татар Крыма, турок-месхетинцев из мест их проживания. СССР не был единственной страной среди стран антигитлеровской коалиции, в которой по огульным обвинениям в сотрудничестве со странами оси были задержаны десятки тысяч людей. В 1940 году в ходе поиска немецкой «пятой колонны» «бдительные» жители Голландии, Бельгии и Франции хватали людей, которые казались им агентами гестапо и нередко убивали на месте. Арестам подвергались любые иностранцы. Порой арестовывали священников и монахинь, которых обвиняли в том, что они — переодетые немецкие парашютисты. Зачастую эти действия получали поддержку со стороны правительств и правоохранитель ных органов этих стран. Среди жертв репрессий оказался и яростный враг Гитлера — Лион Фейхтвангер, который был брошен во французский лагерь и лишь чудом сумел оттуда бежать. (Об этом он поведал в своей книге «Чёрт во Франции».) Десятки тысяч «подозрительных» лиц (главным образом иностранцев) были арестованы в Англии при правительстве У. Черчилля. Позже многих из них вывезли в Канаду, но по пути часть судов с арестантами были потоплены немецкими подводными лодками. Казалось, нападение Японии на Пёрл-Харбор не застало ФБР врасплох: через 48 часов после начала войны американская полиция арестовала 3846 тайных агентов Японии, Германии и Италии. Однако полицию и ФБР донимали сообщениями о тайной агентуре, которая якобы орудовала безнаказанно у них под носом. Рядовые американцы разоблачали соседей, которые мастерили у себя на чердаке что-то «подозрительное», или вели «подозрительные» разговоры, или владели «подозрительными» языками. Подсчеты ФБР свидетельствовали, что ложные и ошибочные доносы превышали подлинные случаи вражеской деятельности примерно в 10—20 раз. Особые подозрения вызывали лица японского происхождения. Сотни тысяч бдительных американцев информировали государственные органы о том, что выходцы из Японии нарочно размещают свои огородные грядки так, чтобы их направление показывало пролетающим самолетам путь на ближайшие авиационные заводы. Они доносили, что по ночам лица японской крови показывали фонариками, куда надо лететь бомбардировщикам микадо. И хотя ни один японский самолет за всю войну не долетел до континентальной части США, эти сообщения вызывали панику и всеобщее возмущение. Убеждение в том, что каждый японский эмигрант и потомок японских эмигрантов является членом тайно законспирированной «пятой колонны» стало основанием для жестоких мер «демократического» президента США Ф.Д. Рузвельта. В течение одной недели в феврале 1942 года 120 тысяч американцев японского происхождения были выселены из своих домов (главным образом в Калифорнии) и брошены в лагеря, размещенные в северных штатах страны. Три года люди, вина которых никогда не была доказана, провели за колючей проволокой. Следует учесть, что беззакония, совершенные в отношении 120 тысяч американских сограждан, творились в стране, на землю которой не упала ни одна вражеская бомба, не ступил ни один вражеский солдат, а последняя гражданская война отгремела 80 лет назад. Однако, если в СССР решения о депортации населения нескольких автономных областей и республик были отменены, осуждены, а почти все ликвидированные национальные образования были восстановлены, практически никаких мер по восстановлению справедливости в отношении лиц, репрессированных в 1940—1942 годах, не было принято на Западе. Лишь с большим опозданием жертвы необоснованных репрессий японского происхождения получили в США некоторые компенсации. В странах же Западной Европы постарались забыть об огульных репрессиях 1940 года. В то же время, несмотря на нарушение законности в отношении ряда народов СССР, межнациональные отношения в Советской стране по-прежнему строились на принципах равноправия. Более того, в огне Великой Отечественной войны дружба между народами СССР лишь окрепла. Несмотря на попытки германской агентуры вызвать серьезные распри между народами СССР, ей это не удалось. Свой вклад в разгром гитлеровцев и освобождение нашей страны внесли представители всех народов СССР. Из 8,6 миллиона советских воинов, погибших на фронтах войны, было 5747,1 тысячи русских, 1376,4 тысячи украинцев, 251,4 тысячи белорусов и 1293,4 тысячи представителей других национальностей СССР. За годы войны звание Героя Советского Союза было присвоено более 11,6 тысячи человек. Из них: 8160 — русским, 2069 — украинцам, 309 — белорусам, 161 — татарам, 108 — евреям, 96 — казахам, 92 — армянам, 61 — мордвинам, 44 — чувашам, 43 — азербайджанцам, 39 — башкирам, 39 — осетинам, 18 — марийцам, 18 — туркменам, 18 — литовцам, 14 — таджикам, 13 — латышам, 10 — киргизам, 10 — коми, 10 — удмуртам, 9 — эстонцам, 9 — карелам, 6 — адыгейцам, 5 — абхазам, 3 — якутам, а также представителям других национальностей. Освобождение советских земель, большинство которых находились на Украине, в Белоруссии, Молдавии, Литве, Латвии, Эстонии, сопровождалось мерами по ускоренному восстановлению разрушенного хозяйства и национальной культуры этих республик. Из других республик туда завозилось продовольствие, топливо, строительные материалы, различное сырье, автомашины, тракторы, минеральные удобрения, товары народного потребления. С помощью остальных республик быстрыми темпами возрождалась система национального образования. Эти факты чрезвычайной помощи народам западных республик, пострадавших от хозяйничанья оккупантов, теперь игнорируются в Прибалтике и на западе Украины. Освобождение этих земель приравнивается к немецко-фашистской оккупации, а в Эстонии день освобождения Таллина объявляется траурным. В разгар войны было принято решение о повышении статуса союзных республик СССР на международной арене. На сессии Верховного Совета СССР, состоявшейся в 1944 году, был принят указ об учреждении народных комиссариатов иностранных дел в каждой союзной республике. Вскоре советское правительство стало настаивать на включении во вновь созданную Организацию Объеденных Наций всех республик СССР в качестве самостоятельных членов. Сопротивление западных держав помешало реализовать это предложение, но СССР добился включения Украины и Белоруссии в качестве самостоятельных членов ООН. 9 февраля 1946 года Сталин имел основание сказать: «Война показала, что советский многонациональный государственный строй с успехом выдержал испытание, еще больше окреп за время войны и оказался вполне жизнеспособным государственным строем».
<< | >>
Источник: Емельянов Ю.В.. Европа судит Россию. 2007

Еще по теме Советский строй в годы войны:

  1. 1, Вероломное нападение Германии на Советский Союз. Мобилизация всех сил страны на отпор врагу
  2. 3. Победоносное завершение Великой Отечественной войны
  3. § 1. Соотношение сил между СССР и США и проблемы двусторонних советско-американских отношений
  4. 4. ПЛАНЫ ПОСЛЕВОЕННОГО УСТРОЙСТВА МИРА
  5. Тибет в советско-китайских отношениях, 1960-е - 1980-е гг.
  6. РЕФОРМА 1924 ГОДА И НОВАЯ СИСТЕМА ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ
  7. Советская Россия.
  8. Глава 9 «ТЕОРИЯ ЗАГОВОРА» И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ РАЗВИТИЯ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД: ОТ «ЭМПИРИКИ» К «ТЕОРИИ»
  9. Внутриполитические события в СССР в 30"Х годах
  10. Советский строй в годы войны
  11. Кризис советского строя и его крушение
  12. Советское государство в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -