Задать вопрос юристу

1. Природа насилия и агрессивности

Агрессивность представляет собой устойчивую готовность (состояние) личности или социальной группы к нападению (агрессии) на других с целью нанесения физического или психологического ущерба либо уничтожения другого человека или группы людей.
Следовательно, агрессия — один из видов насилия, а агрессивность можно рассматривать как предрасположенность или готовность к насилию.

Какова же природа насилия и агрессивности человека?

По мнению Ф. И. Минюшева: «...сегодня в этой области существуют, по крайней мере, четыре направления: биогенетическое (этологическое), психологическое, экологическое и социальное»148.

Биогенетическое объяснение человеческой агрессивности исходит из того, что человек от своих древних предков частично унаследовал (сохранил) характер дикого зверя (О. Шпенглер).

Человек сочетает в себе унаследованную инстинктивную агрессивность и приобретенные в ходе эволюции культурные традиции (знания, нормы, ценности), которые являются механизмами самоограничения агрессивности.

Австрийский ученый К. Лоренц считает, что агрессивность — это врожденное, инстинктивно обусловленное свойство всех высших животных. Поэтому каждый человек обладает определенным потенциалом агрессивности и, чтобы сдерживать свою агрессивность «на уровне требований культурного общества», ему приходится тратить немало сил «своей моральной ответственности»149.

Некоторые психологические направления объясняют человеческую агрессивность изначальной враждебностью людей по отношению друг к другу, стремлением решать свои внутренние психологические проблемы за счет других, «необходимостью разрушить другого человека, чтобы сохранить себя» (3. Фрейд).

Экологическое объяснение агрессивности основывается на том, что индивид или социальная общность представляют собой самоорганизующиеся системы, которым для получения свободной энергии и поддержания жизнедеятельности «необходимо разрушать какие-то другие неравновесные системы: природу, живые организмы».

Социальная теория объясняет насилие и агрессивность социальными отношениями, существующими в обществе, и в первую очередь борьбой людей за существование, ресурсы и власть.

Очевидным является факт, что в одинаковых условиях разные люди ведут себя по-разному: одни более агрессивны, другие — менее. Этому обстоятельству также имеется несколько объяснений, которые можно свести к трем основным теоретическим направлениям: инстинктивному, фрустрационному и теории социального научения150.

Инстинктивистские и психологические теории считают, что агрессивные действия зависят от внутренней предрасположенности человека к агрессии, от свойств личности. Фрустрационные теории исходят из того, что доминирующими в агрессивном поведении являются ситуационные факторы как реакция на фрустрацию. И в этом плане поведение человека во многом совпадает с поведением животных: «...агрессия всегда сопровождается приступом страха, а страх может перерасти в агрессию. Если на группу животных нагоняют страх, они становятся агрессивнее. То же происходит и с толпой людей или с обществом в целом. Агрессивно-трусливое состояние — самое опасное»151.

Приверженцы теории социального научения считают, что высокий или низкий уровень агрессивности является результатом социализации личности. Существует такое понятие, как «круг насилия», — когда насилие из детства переходит во взрослую жизнь, в том числе и на вновь родившихся детей. «Воспитание послушности путем наказания с применением силы и причинением физической боли может быть для многих родителей, при их беспомощности и невежестве, единственно возможной реакцией на потребность маленького ребенка в самовыражении. Эти карательные действия родителей... соответствуют пережитым ими самими в детстве истязаниям. Так опыт насилия и подавления передается от поколения к поколению»152. Анализ биографий серийных убийц и «великих и ужасных» тиранов подтверждает эту теорию.

Один из представителей психологического подхода к проблеме насилия и агрессивности, Э. Фромм, считает, что различные типы характеров реализуются через действия психологических механизмов. В психике человека содержится конфликт двух начал: жизни и смерти. Первое — биофилия — выражается в ориентации на жизнь и созидание, второе — некрофилия — в страсти к разрушению и уничтожению. Доминирование одного из начал в психике человека и определяет тип характера индивида.

Современные исследования подтверждают факт наличия в психике отдельных индивидов предрасположенности к агрессивному поведению или насилию. Но все же решающим фактором формирования агрессивной личности является влияние социальной среды, в которой проходит социализация личности, и те жизненные проблемы, с которыми человек сталкивается.

В обществе или социальной общности, где культивируются жестокость, насилие, отсутствие сострадания, сочувствия и милосердия, дети с раннего возраста «впитывают» навыки агрессивного поведения. Особенно негативное влияние на социализацию ребенка оказывает насилие в семейных отношениях, например агрессивное поведение отца по отношению к другим членам семьи. В результате дефектов социализации у ребенка формируется система установок, норм, ценностей, допускающих применение насилия в качестве эффективного способа достижения целей и разрешения возникающих проблем. А успешное достижение цели насильственными методами стимулирует индивида к дальнейшему применению насилия.

Излишне строгое семейное воспитание также способствует формированию в личности потенциальной агрессивности, враждебности, настороженности, опасения и страха. Такую личность принято называть «авторитарной». Считается, что основным фактором в формировании авторитарной личности является семейное воспитание (взаимоотношения родителей и детей). Однако вполне очевидно и то, что в процессе дальнейшего развития авторитарной личности существенную роль играют все последующие институты социализации (детский сад, школа, трудовой коллектив, общество, государство), если в них доминируют жесткие отношения соподчинения и культ власти.

В годы коммунистического правления в СССР насилие и жестокость были возведены в ранг государственной политики, а «образ врага» (которого надо беспощадно уничтожать) стал одним из самых распространенных феноменов общественной жизни. Коммунистическая идеология оправдывала государственный экстремизм, выдавая его за самый надежный и эффективный способ разрешения классовых противоречий. Из людей вытравляли основные нравственные и гуманистические ценности (совесть, честь, сострадание, милосердие и другие), отравляя их сознание ядом ненависти и жестокости. Все эти годы насилие или угроза его применения со стороны власти (государства) во многом обеспечивали общественный порядок и социальную стабильность в обществе. С началом демократизации угроза насилия со стороны государства стала постепенно ослабевать и вся копившаяся долгие годы (ранее подавлявшаяся) агрессивная энергия «авторитарных личностей» стала выплескиваться в нашу повседневность.

Авторитарные отношения (на всех уровнях социализации) формируют личность, готовую подчиниться силе и власти. Но в отношениях с более слабыми или стоящими на более низких статусно-ролевых позициях такая личность весьма агрессивна и безжалостна. Одним из примеров авторитарных взаимоотношений может служить феномен дедовщины в Российской армии.

В настоящее время трагедией для российского общества является то, что миллионы детей и подростков оказались оторванными от целенаправленного процесса социализации. Многие родители, доведенные до отчаяния безработицей, нищетой и другими бедами, бросают своих детей на произвол судьбы. По разным оценкам, в России насчитывается от двух до четырех миллионов беспризорных и безнадзорных детей. Они оказались ненужными ни родителям, ни обществу, ни государству. Пытаясь выжить и самоутвердиться в нашем жестоком обществе, они организуют банды и совершают различные преступления.

В газете «Московский комсомолец» (от 3 октября 1998 г.) была опубликована статья «Казни, пока молодой», в которой рассказывалось о банде малолетних (от 13 до 17 лет) преступников. На их совести были два убийства, покушение на убийство и другие менее тяжкие преступления. Вполне закономерным является тот факт, что на момент преступлений ни один из членов банды нигде не учился и не работал.

И таких примеров можно привести сотни. Подрастает целое поколение отверженных обществом людей, которые вынуждены создавать свой преступный мир и альтернативное общество, жестоко мстить российскому обществу и государству за свои искалеченные судьбы. По информации, предоставленной российским статистическим агентством, в России каждый десятый преступник не достиг совершеннолетия. В целом же преступность среди несовершеннолетних продолжает увеличиваться.

Совершение насильственных действий в немалой степени стимулируется принадлежностью подростка к той или иной территориальной группировке несовершеннолетних с асоциальными ориентациями. Такие объединения, как правило, отличаются высоким уровнем групповой солидарности и традициями жестокого обращения как с «чужаками», так и с членами своей группы, стоящими на более низкой «ранговой ступени». В ходе своего развития территориальные группы подростков могут формироваться в бандитские группировки, носящие название своих территорий (например, «Люберецкая», «Солнцевская», «Ореховская» и т. д.). В последние годы общественность и специалисты бьют тревогу по поводу заполонившей экраны продукции, пропагандирующей секс и насилие. Исследования, проведенные в США и других странах Запада, показали прямую зависимость между насилием в кино и насилием «как в кино». Так, американские социологи подсчитали, что средний американский подросток смотрит телевизор 21 час в неделю, проводя пять минут наедине с отцом и двадцать — с матерью. К подростковому возрасту он уже увидит на экране 18 тысяч убийств. Экранному «насилию» подвергаются и другие возрастные группы1.

Смакование насилия и жестокости на телеэкранах особенно пагубно влияет на детей и подростков. Это обусловлено следующими обстоятельствами: а) подростки больше, чем взрослые, просиживают у телеэкранов; б) детская психика более впечатлительна, и экранные образы дольше сохраняются в памяти подростка; в) слабая правовая (юридическая) культура подростков не позволяет им критически осмыслить происходящее на экране. Например, в кино определенный «герой» много серий подряд убивает, калечит людей и не несет наказания. В результате у подростка создается иллюзия вседозволенности и безнаказанности, которая также стимулирует насилие и жестокость.

Свою лепту в процесс распространения насилия вносят и компьютерные игры, которые, как правило, основаны на жестокой и бескомпромиссной борьбе с кем-либо.

Не менее пагубное влияние на рост насилия в обществе оказывает безнаказанность в реальной жизни. Десятки и сотни нераскрытых убийств и других насильственных преступлений порождают новые преступления. А бытовое насилие в семье (избиение супруга супругом, издевательства родителей над детьми и другое) по сути является узаконенной формой семейных отношений, легальным институтом воспроизводства насилия.

Стимулирующее воздействие на рост насилия и преступности в обществе оказывают не только слабая правовая база и недостаточная эффективность работы правоохранительных органов, но и сформировавшееся в общественном сознании представление (не всегда верное) о том, что насилие и преступность получили широкий размах, а уровень раскрываемости преступлений остался низким. В такой обстановке действует «принцип вовлеченности» в уже сложившиеся объективные (а порой и выдуманные) обстоятельства. Под их «воздействием» одни идут на преступления, чтобы успеть «половить рыбку в мутной воде», т. е. использовать благоприятно складывающиеся обстоятельства, другие в связи со сложившимися обстоятельствами предпочитают решать возникающие проблемы «своими силами» (нередко применяя насилие и нарушая закон), так как считают, что правоохранительные органы не могут оказать им необходимую помощь (22 января 2000 г. на телеканале РТР в программе «Моя семья» под «маской откровения» выступала молоденькая девушка, которая высказывала свое желание стать киллером, чтобы мстить «негодяям» и «подонкам»), а третьи под влиянием страха и бессилия оправдывают акты насилия (если они не затрагивают лично их) как справедливое возмездие. Таким образом, создается синергетическая (саморазвивающаяся) система, культивирующая насилие в обществе.

Но, пожалуй, наиболее наглядным свидетельством широкого распространения насилия в обществе является тот факт, что оно становится платной услугой. Раньше монополией на насилие обладало только государство. С началом рыночных реформ государство постепенно утратило эту монополию, а в обществе появились социальные слои состоятельных граждан, которым можно навязывать услуги, связанные с насилием, иначе говоря, у которых есть что отнять. При этом нередко заказчиками преступлений являются высокопоставленные чиновники, в том числе и из силовых структур, а исполнителями — работники правоохранительных органов («оборотни в погонах»).

Неспособность государства защитить своих граждан от произвола и насилия привела к появлению мафии и частного охранного бизнеса, неподконтрольных государству, к рынку охранно-силовых услуг. По сути это своего рода налог, а вернее, поборы или вымогательство. Человек или организация платят за то, что их не будут грабить или убивать те, кому они платят.

Продавцами услуг, связанных с насилием или угрозой его применения (потенциальным насилием), выступают либо криминальные структуры, либо официально зарегистрированные частные охранные организации, либо отдельные звенья силовых структур государства, призванных защищать нас от подобных преступлений. Как и на любом рынке, они конкурируют между собой, деля сферы влияния и заключая соглашения.

Таким образом, ослабление государства, растущая угроза насилия и высокий риск предпринимательства породили спрос на силовые услуги, сделали насилие ходовым товаром, а его реализацию — доходным бизнесом.

К факторам, непосредственно влияющим на рост насилия и агрессивности в обществе, относится также употребление наркотиков и алкогольных напитков. Наркоманы, для того чтобы добыть денег на очередную дозу наркотика, готовы пойти на любые, даже самые тяжкие преступления. Употребление алкоголя в большей мере влияет на рост насилия в бытовой сфере и в семейных отношениях. По данным исследования153, 91 % семейных конфликтов был спровоцирован пьянством одного или обоих супругов; 12 % конфликтов возникли в ходе совместного употребления алкоголя преступника и потерпевшего; 69 % лиц, совершивших убийство, находились в момент преступления в разной стадии алкогольного опьянения; 87 % осужденных за тяжкие телесные повреждения также в момент преступления находились в нетрезвом состоянии.

Наиболее приемлемой для объяснения агрессивности Э. Тоф- флер считает теорию «фрустрации-агрессивности», рассматриваемую в социальном контексте. Такая фрустрация находит свое выражение в различных формах группового насилия. «Но в ситуациях, когда фрустрация масс сочеталась с влиянием «фрустри- рующей» революционной идеологии, народ выступает против действительных угнетателей, о чем свидетельствовали революции в Мексике, Китае, Испании, России, Вьетнаме». На основании многочисленных научных экспериментов Э. Тоффлер приходит к выводу, что «в военной ситуации большинство действует просто из подчинения приказам, в то время как лидеры могут быть движимы фрустрацией, стремлением сохранить статус или идеологическими мотивами»154.

Насилие имеет место во всех сферах жизнедеятельности общества. Однако в политике оно проявляется с наибольшей полнотой и драматизмом. Это, по мнению Э. Я. Баталова, происходит потому, что «в политике в силу выполняемых ею функций острее и напряженнее, чем в других сферах, встает и решается проблема жизни и смерти (существования) человека и «полиса» — начиная от небольших общностей и кончая человечеством в целом»155. Дополнительный драматизм ситуации придает то, что проблемы выживания решаются через систему властных отношений, которая дает возможность людям, обладающим властью, подчинять своей воле тысячи и миллионы других.

Политика как особый метод управления общественными отношениями предполагает принуждение, т. е. насилие. Кроме того, в политике насилие даже по отношению к большим социальным группам может иметь правовой характер. У политического насилия различные основания и цели, но главной его целью является борьба за власть и властные отношения.

<< | >>
Источник: Козырев Г. И.. Политическая конфликтология: учебное пособие. — М.: ИД «ФОРУМ»: ИНФРА-М. — 432 с. — (Высшее образование).. 2008

Еще по теме 1. Природа насилия и агрессивности:

  1. Природа насилия
  2. Типология насилия
  3. § 35. жестокость и насилие в семье
  4. 4. Способы ограничения насилия
  5. § 2. Насилие в человеческом обществе
  6. § 2. Понятие насилия
  7. Теория насилия
  8. Агрессивность
  9. Одобрение насилия
  10. § 32. насилие И агрессия: ПоНЯТИЯ И ВИДЫ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -