<<
>>

ГЛАВА IV О том, что узурпация невозможна в нашу эпоху цивилизации

После такого описания узурпации мы можем утешить читателей, показав, что в наши дни она представляет собой такой же анахронизм, как и общественная система, основанная на завоеваниях.
Республики существуют благодаря глубокому осознанию каждым гражданином своих прав, благодаря тому счастию, разумности, спокойствию и энергии, которые свобода дает каждому человеку. Монархии - благодаря святости предшествующих поколений. Узурпация способна утвердиться только благодаря личному превосходству узурпатора над своими под- даными. Но в истории рода человеческого существуют такие эпохи, когда это превосходство, столь необходимое для утверждения узурпатора, невозможно. Так было в Греции в период после изгнания наследников Писистрата и вплоть до начала царствования Филиппа Македонского; таковы были первые пять веков в истории Рима, начиная с падения Тарквиния и до начала гражданских войн12. В Греции индивид мог возвыситься до управления всем народом, его удел - это талант, талант блестящий, но преходящий, его можно было оспаривать и можно было превзойти. Перикл не раз осознавал, что власть ускользает из его рук, но он умер от инфекции, находясь у власти. Мильтиад, Аристид, Фемистокл, Алкивиад приходили к власти и утрачивали ее практически без сильных потрясений13. В Риме отсутствие всякого личного превосходства еще более ощутимо. На протяжении названных пяти веков римской истории невозможно выделить из огромного числа великих людей республики кого- либо одного, чье имя было бы отмечено достаточно длительным правлением. В другие времена, напротив, кажется, что управление народами принадлежит одной яркой личности. Напрасно 10 честолюбцев, исполненных отваги и таланта, пытались овладеть Римской республикой. Цезарю понадобилось 20 лет напряженного труда, опасностей и побед, чтобы дойти до трона, но он был убит, так и не взойдя на него. Клавдий, прятавшийся в складках портьеры, был найден солдатами: он стал императором и правил 14 лет.
Это различие имеет своим источником не только усталость, охватившую людей после длительных периодов общественных волнений, но и вообще развитие цивилизации. Пока род человеческий пребывает в состоянии глубокого неведения и упадка, будучи практически лишенным моральных качеств, положительных знаний и, как следствие, физических средств, народы подобно стаду животных следуют не только за тем, кто отличается блестящими способностями, но и за тем, кого простой случай возвышает над толпой. Но по мере развития просвещения разум ставит под сомнение легитимность случайности, а рефлексия и сравнение подмечают меж индивидами равенство, противостоящее всякому личному превосходству. Именно эти факты вынуждали Аристотеля подметить, что в его времена не было подлинной царской власти: "В наше время царская власть в собственном смысле не возникает ...теперь много равных, и никто из них не выдается настолько, чтобы соответствовать величию и достоинству этой власти"20 Это замечание особенно примечательно, поскольку Стагирит писал его при Александре. Возможно, Александру на покорение персидских варваров потребовалось гораздо меньше сил и таланта, чем какому-либо самому мелкому итальянскому тирану XVI в. для сохранения узурпированной им власти. Об этих все возрастающих трудностях говорят и советы Маккиавелли. Препятствия для установления личного превосходства индивидов в государственных делах было поставлено не столько глубиной, сколько равномерным распределением просвещения. Данное утверждение ничуть не противоречит нашему приведенному выше тезису о том, что каждая эпоха ждет человека, способного стать ее выразителем. Это совсем не значит, что каждая эпоха находит такого человека. Чем более развита цивилизация, тем труднее выражать ее интересы. Ситуация во Франции и Европе 20 лет назад в некоторых отношениях схожа с ситуацией в Греции и Риме в названные периоды. В то время существовало такое множество одинаково просвещенных людей, что ни одни из них не мог из своего личного превосходства извлечь исключительного права управлять другими.
В течение первого десятилетия наших треволнений и смут никто не мог занять достаточно видного места. К несчастью, в подобные исторические эпохи человечество подстерегает одна опасность. Подобно тому, как падает температура кипящей жидкости, в которую подливают холодной воды, цивилизованная нация, подверженная нашестию варваров или захваченная людьми, находящимися на низшей ступени развития, замедляет поступательное движение и делает шаг назад. Таким событием явилось для Греции усиление македонского влияния, для Рима - ассимиляция завоеванных народов, для Римской империи - вторжение орд варваров с севера. В этих условиях стали возможны захват власти и ее узурпация. Почти всегда легионы варваров порождали императоров. Во Франции, где революционные бури привели к власти непросвещенный класс и абсолютно обескуражили класс просвещенный, новое вторжение "варваров" имело тот же результат, но только не столь длительного действия, поскольку диспропорции между силами были не столь ощутимы. Человек, возжелавший узурпировать власть в нашем обществе, вынужден на некоторое время сойти с дороги цивилизации. Он опустился до уровня непросвещенных народов, до уровня предшествующих веков - вот куда отбросило его его же превосходство. Не сумев вернуть центр Европы к невежеству и варварству, он повел европейцев в Африку, а затем, для поддержки собственного авторитета, приложил все силы, чтобы заставить отступить Европу. Когда-то народы приносили себя в жертву ради отдельных личностей и тем самым покрывали себя славой. Сегодня же отдельные личности вынуждены делать вид, что действуют только во благо народов. Мы слышим, как они пытаются вести речь о самих себе, о том, что весь мир у них в должниках, воссоздавая стиль времен Камбиса и Ксеркса. Но не дождавшись никакого ответа, удрученные молчанием даже придворных льстецов, они упражняются в лицемерии, восхваляя равенство. Если внимательнее взглянуть на смутно прорисовывающиеся очертания людей, внешне подчиненных угнетающему их узурпатору, то можно заметить, что глаза этих людей, будто бы повинуясь неясному инстинкту, проникнуты ожиданием падения узурпатора. Их энтузиазм в подчинении представляет собой странную смесь рационального анализа и насмешки. Они, казалось бы, слабо доверяя собственным убеждениям, пытаются одновременно забыться в собственных рукоплеска ниях узурпатору и вознаградить себя за это насмешкой над ним, и предчувствовать момент, когда обольщение пройдет. Вы желаете фактов, доказывающих равную невозможность завоеваний и узурпации в наше время? Вспомните о событиях, произошедших на наших глазах за последние шесть месяцев. Благодаря завоеваниям режим узурпации установился на значительной части Европы. Узурпация, санкционированная и признанная законной даже теми, кто никогда не был в ней заинтересован, принимала самые разнообразные формы для своего упрочения. Она то угрожала народам, то льстила им. Она сумела собрать огромные силы, чтобы внушать страх, затуманивать разум, она подписывала договоры, чтобы укрепить свою власть над сознанием людей. Ей удалось выиграть несколько лет, благодаря чему ее противозаконное происхождение уже стало окутываться дымкой. Разрушенные правительства - будь то республиканские или монархические - не имели ни видимых сил, ни даже призрачной надежды на лучшее, но тем не менее в сердцах народов осталась к ним живая привязанность, которую не смогли искоренить и 20 проигранных битв. Но - одна битва, проигранная узурпатором, - и его стали гнать со всех сторон. И сегодня во многих странах, ранее безропотно подчинявшихся узурпатору, путешественник уже с трудом заметит следы былого господства тирана.
<< | >>
Источник: М.А. АБРАМОВ, P.M. ГАБИТОВА, М.М. ФЕДОРОВА. О свободе. Антология западноевропейской классической либеральной мысли. 1995

Еще по теме ГЛАВА IV О том, что узурпация невозможна в нашу эпоху цивилизации:

  1. Причины, делающие деспотизм особенно невозможным в нашу эпоху цивилизации
  2. ГЛАВА III О том, что узурпация является более страшным злом, чем абсолютный деспотизм
  3. § 1. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В ЭПОХУ РАННИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ И СРЕДНИЕ ВЕКА
  4. ГЛАВА XIV О том, что люди не захотели бы покориться произволу в какой-либо форме
  5. «ЧТО НЕВОЗМОЖНО ТЕХНИЧЕСКИ, ВОЗМОЖНО КОММУНИСТИЧЕСКИ!»
  6. Глава вторая. О ТОМ, ЧТО ОСНОВНОЮ И КОНЕЧНОЮ ЦЕЛЬЮ РЕВОЛЮЦИИ НЕ БЫЛО, КАК ЭТО ДУМАЛИ, РАЗРУШЕНИЕ РЕЛИГИОЗНОЙ И ОБЕССИЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ
  7. ГЛАВА V Может ли узурпация удерживаться силой?
  8. ГЛАВА II Различия между узурпацией и монархией16
  9. § 45 Сущность мены, равно как и продажи, состоит в том, что собственность переходит от одного лица к другому не безвозмездно, но вследствие того, что отчуждающий имущество в обмен на него получает другое.
  10. Коротко о том, что не вправе допускать защитник.
  11. § 3. Построение и проверка версий о том, что исчезнувший жив
  12. ГЛАВА I Основная цель сравнения узурпации и монархии
  13. Бред изобретательства — непоколебимое убеждение больного в том, что им сделано теоретическое
  14. Мифы и правда о том» что полиция контролирует уровень преступности
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -