<<
>>

Методы сбора и обработки информации

Огромное значение в когнитивации жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации имеют методы, используемые субъектами и контрсубъектами политики и их посредниками[506]. Без них когнтивация не существует. Она для них - их «глаза» и «уши», то, что «освещает» им их путь в познании данной ситуации. Неслучайно философ Ф. Быкон сравнивал метод со светильником, освещающим путнику дорогу в темноте. Метод - это целостная система осознанных и апробированных человеческим сообществом правил (нормативов) использования определённых средств и процедур (операций, приёмов) познавательной деятельности, определяющая путь, способ и форму решения той или иной проблемы или задачи, достижения поставленной цели - производства (получения, построения) и обоснование соответствующего знания.

«Метод... - это своеобразная архитектура науки»[507]. Он «не есть нечто отличное от своего предмета и содержания», «метод есть осознание формы внутреннего самодвижения её содержания», «есть объективная, имманентная форма», «есть имманентный принцип и душа» познания . Прав П. В. Копнин, когда говорит, что «зрелость науки определяется её методом», а «метод - это правила действия»[508]. В этом он солидарен с Р. Декартом[509], а также с И. Кантом, который пишет: «Познание, как наука, должно руководствоваться методом. Ибо наука есть целое познание в смысле системы, а не в смысле лишь агрегата. Поэтому она требует познания систематического, следовательно, осуществлённого по обдуманным прави- лам»[510].

Различают всеобщие, или универсальные, методы, общие методы и специальные методы. Первые из них используются во всех без исключения науках, вторые применяются лишь в некоторых науках, третьи характерны только для какой-то одной науки. Кроме того, выделяют эмпирические и теоретические методы. Все они находятся во взаимной связи друг с другом, дополняют друг

друга. Одни из них применяются лишь в научной когнитивации ситуации, другие - как в научной, так и в обыденной когнитивации.

Среди всеобщих методов, используемых в когнитивации жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, можно выделить следующие:

анализ[511] - разложение, расчленение объекта на элементы, свойства, отношения;

синтез[512] - соединение элементов, свойств, отношений в единое целое; абстрагирование - выделение, отвлечение из объекта его элементов, свойств, отношений;

конкретизация[513] - образование целостного единства элементов, свойств, отношений;

идеализация[514] - конструирование знаний о таком объекте, который в действительности не существует, но для которого в ней имеется прообраз;

обобщение - образование одного, более общего или всеобщего знания из другого, менее общего;

ограничение - образование одного, менее общего знания из другого, более общего;

индукция[515] - система умозаключений, рассуждений, позволяющая из частных, отдельных фактов или менее общего знания вывести некоторую гипотезу, более общее знание, утверждение, сделать общий вывод (выведение из частного общего или «наведение» частного на общее);

дедукция[516] - система умозаключений, позволяющая из одного, более общего знания, утверждения, общей аксиомы или гипотезы вывести другое, частное или менее общее знание, утверждение, сделать частный или менее общий вывод (выведение из общего частного);

сравнение - сопоставление одного объекта, элемента, свойства, отношения с другим или другими для выявления сходства или различия между ними;

аналогия - выявление соответствия, сходства элементов, свойств, отношений;

систематизация - упорядочение, соединение, составление элементов, свойств, отношений объекта в некоторую систему;

типология[517] - расчленение объекта на элементы, свойства, отношения и их последующая систематизация, последующее соединение в некоторую систему;

классификация[518] - распределение элементов, свойств, отношений объекта на группы, классы, виды, типы;

моделирование[519] - исследование объектов когнитивации (познания) на их моделях;

формализация - отображение результатов когнитивации (познания) в более точных понятиях или утверждениях.

Существует множество методов, которые используются как в политической науке, так и в ряде других общественных (социальных) науках. Б. А. Грушин выделяет следующие методы фиксации общественного мнения: Методы изучения внешне объективированных фактов сознания: Наблюдение:              1) внешнее;

2) участвующее.

Б. Анализ документов:              3) личных;

4) общественных. Анализ практических

действий:              5) отдельных лиц;

6) масс. Методы изучения непосредственных фактов сознания (опросы):

Г. Беспрограммный опрос:

а) личный -              7) беседа на заданную тему;

б) заочный (изложение на заданную тему) -              8) устный; письменный.

Д. Программный опрос:

а)              личный - интервьюирование (индивидуальное

или групповое) -              10) протоколируемое; непротоколируемое; />анкетирование

(индивидуальное

или групповое) -              12) устное (интервью-анкета); письменное; смешанное;

б)              заочный -              15) письменный .

Ральф Д. Мёрфин называет следующие методы исследования жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, имеющие целью создание базы данных для проведения избирательных кампаний: обследование общественного мнения (проведение опросов); анализ результатов прошлых выборов; однопеременный демографический анализ; многопеременный геодемографический (кластерный) анализ; интервьюирование репрезентативных групп;

б)              анализ средствами электроники; мониторинг общественного мнения; поверхностное моделирование (топология); теория катастроф; пространственное моделирование; анализ важнейших проблем региона; анализ кампании оппонента[520].

Из всего многообразия эмпирических методов, используемых в когнитива- ции жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, можно выделить те, которые обеспечивают, во-первых, сбор фактов и заключённой в них информации, во-вторых, обработку этих фактов и этой информации. Методы сбора фактов и заключённой в них информации, как правило, сводятся к трём основным: наблюдению, изучению документов и опросу. Исторически первым из них является наблюдение. Оно возникает раньше изучения документов и опросов, но с появлением последних продолжает с ними сосуществовать, взаимодействовать, дополнять или предварять их. В связи с этим английский учёный Дж. Мэдж (Madge) в своей книге «Средства социальных наук» отмечает, что вся современная наука уходит корнями в наблюдение[521]. В исследованиях политики одним из первых его применил Аристотель.

Наблюдение, используемое субъектами и контрсубъектами политики и их посредниками для сбора необходимой им информации о жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, так же как и метод изучения документов или опросов, может осуществляться либо на обыденном, либо на научном уровне. И то и другое осуществляется посредством визуально-слухового восприятия внешних проявлений элементов ситуации, их свойств и отношений, значимых для субъектов и контрсубъектов политики и их посредников, для их политической деятельности, в том числе для её целей. Всё это требует определённого внимания (англ. attention), определённого сосредоточения, определённой концентрации, настройки на восприятие приоритетной информации и выполнение поставленных задач.

Заметим, что, как отмечают психологи, внимание выполняет ряд важных функций. Без него невозможны избирательность (селективность) психических процессов, контроль за чётким и организованным протеканием психической деятельности, выделение существенных для психической деятельности элементов, осуществление отбора нужной информации, обеспечение избирательных программ действий и сохранение постоянного контроля над их протеканием.

Внимание входит как контрольный механизм в аппарат «акцептора действия»: оно обеспечивает сигналы, указывающие на то, что задача ещё не выполнена, действие не завершено, и именно эти «обратные сигналы» побуждают субъекта к активной деятельности. Таким образом, внимание человека определяется структурой его деятельности, отражает её и служит механизмом её контроля. Внимание характеризуется объёмом, устойчивостью и колебаниями. Под объёмом внимания принято понимать то число поступающих сигналов или протекающих ассоциаций, которые могут сохраняться в центре ясного сознания,

приобретая доминирующий характер. Под устойчивостью внимания принято понимать ту длительность, с которой эти выделенные вниманием процессы могут сохранять свой доминирующий характер. Под колебаниями понимается такой циклический характер процесса, при котором определённые содержания сознательной деятельности то приобретают доминирующий характер, то теряют его. Различают непроизвольное и произвольное внимание. О непроизвольном внимании говорят в тех случаях, когда внимание человека непосредственно привлекается либо сильным, либо новым, либо интересным (соответствующим потребностям) раздражителем. Произвольное внимание свойственно лишь человеку. Оно состоит в том, что человек произвольно может сосредотачивать своё внимание то на одном, то на другом объекте, даже в тех случаях, когда в окружающей его обстановке ничего не меняется. Сдвиги внимания с одного объекта на другой называют переключением внимания. Оно может происходить с определённой скоростью[522].

Вместе с тем, научное наблюдение, в отличие от обыденного, реализуется в пределах общего, единого технологического стандарта, или образца. Этот стандарт по своей сути представляет собой соответствующий перечень необходимых для наблюдения и апробированных научным сообществом средств и процедур (операций, приёмов), а также правил их использования.

В первую очередь следует подчеркнуть, что научное наблюдение должно органически «встраиваться» в целостную структуру исследования жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, во все его фазы, моменты, стадии. Оно должно осуществляться по определённым установленным, осознанным и апробированным правилам. Оно должно быть целенаправленным, систематическим, планомерным, контролируемым и фиксируемым (регистрируемым). И только как таковое оно может иметь научно-познавательное значение, может быть в той или иной мере продуктивным, эффективным.

Констатируемые в научном наблюдении факты и заключённая в них информация о жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации всегда должны служить достижению поставленной исследователем цели, решать сформулированную им проблему и задачу, отвечать на заданный им самому себе вопрос. Исследователь находит в данной ситуации всегда лишь то, что ищет. Целенаправленность наблюдения есть, следовательно, важнейшее условие его определения как научного метода. Тем не менее, довольно часто это требование, или правило, нарушается. Подтверждением тому служат многочисленные случаи, когда научные институты, центры или кафедры высших учебных заведений завалены материалами различного рода наблюдений, фиксирующими никому не нужную, ни на что не пригодную информацию. И происходит это только потому, что они собирались, как правило, неизвестно для чего, без предварительно сформулированной цели, проблемы, задачи, без достаточно чётко поставленных вопросов.

Всякое научное наблюдение жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации должно быть систематическим. Оно должно быть регулярным (должно проводиться через строго определённые промежутки времени, в одно и то же время, например, ежечасно, ежедневно, еженедельно или ежемесячно утром, днём, вечером или ночью), последовательным (когда та или иная строго определённая процедура, осуществляемая исследователем, должна сменять и предварять ту или иную другую, строго определённую процедуру). Все используемые в научном наблюдении процедуры должны быть не просто соотнесены, а интегрально связаны, упорядочены, соподчинены, скоординированы друг с другом в пространстве и времени.

Наблюдение жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации является научным, если оно предварительно планируется. Прежде чем наблюдать ситуацию, её исследователь должен составить план наблюдения - более или менее развёрнутую схему, определяющую, какова будет последовательность и характер всех его процедур и этапов, зачем, что, как, когда, где, как долго, кто и с помощью каких средств будет наблюдать. Такой план, как правило, включает:

а)              список, перечень того, что конкретно будет наблюдаться;

б)              список, перечень процедур (операций), необходимых для достижения поставленной исследователем цели, решения сформулированных им проблем и задач;

в)              дату, время, место и продолжительность осуществления каждой из этих процедур;

г)              исполнителя или исполнителей каждой из этих процедур;

д)              список, перечень и количество ресурсов (исходного материала, или объектов, и средств), необходимых для осуществления каждой из этих процедур.

План наблюдения предполагает также составление более или менее детализированных инструкций для исследователя и его помощников, а иногда и для тех, кого наблюдают. Эти инструкции могут быть либо устными, либо письменными, должны быть предварительно апробированными («обкатанными»), ясными и недвусмысленными, неизменными до конца наблюдения или определённого его этапа.

Любое научное наблюдение жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации должно в обязательном порядке контролироваться, т. е. должна осуществляться проверка его эффективности, результативности. Следует различать контроль самого процесса наблюдения (деятельности наблюдателей), контроль его результатов и учёт их последствий для всего исследования ситуации. Контроль процесса - это слежение за ходом осуществляемых наблюдателями процедур, их сопоставление с существующими у наблюдателей представлениями о них и, в случае, когда они отклоняются от этих представлений, требование их коррекции. Контроль должен обеспечить такое осуществление процедур наблюдения, чтобы они исключили или минимизировали искажение его результатов, влияние наблюдателей на наблюдаемую ситуацию. Контроль результатов наблюдения означает определение меры их соответствия поставленным целям, проблемам, задачам. Он может осуществляться через интенси

фикацию наблюдения (путём проведения серии наблюдений за одним и тем же объектом политической ситуации) или путём увеличения количества наблюдений и последующего сопоставления их результатов. Эти результаты, как и соответствующие им цели, могут быть конечными и промежуточными (частичными). Механизм же контроля тех и других один и тот же. Важнейшей задачей наблюдателей здесь является определение того, совпадают ли друг с другом ожидаемые и фактические результаты наблюдения и, если такого совпадения нет, находится ли разность между ними в допустимых пределах. Если эти пределы недопустимы, то необходима корректировка наблюдения. Контроль, следовательно, обеспечивает: а) слежение за ходом осуществляемых процедур и их результатами; б) оценивание реальных (действительных) процедур и их результатов путём их сопоставления, сравнения с запланированными процедурами и результатами; в) в случае необходимости требование коррекции (исправления) этих процедур или самого плана наблюдения. Без такого контроля трудно рассчитывать на успех не только наблюдения, но и всего исследования жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации. Он способствует улучшению или даже оптимизации процесса наблюдения, повышению мотивации у тех, кто его проводит, возникновению у них ощущения успеха или неудач, задаёт импульс для постановки новых целей, проблем, задач. С его помощью выявляются отклонения от цели, проблемы, задачи, плана проведения наблюдения.

Контроль должен осуществлять сам исследователь жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, а также его помощники и руководители. Его необходимо проводить на всех этапах наблюдения. Он, как и все другие процедуры наблюдения, должен планироваться. Контролируя процесс наблюдения, исследователь ситуации, его помощники и руководители должны регулярно, через определенные промежутки времени проверять свой план. Им необходимо постоянно задавать себе, например, такие вопросы: выполняем ли мы действительно необходимые и запланированные процедуры? справляемся ли мы с ними в установленные сроки? собираем ли мы их в единый блок? используем ли мы все возможности их рационализации? ведем ли мы борьбу с возможными «помехами»? правильно, своевременно, в полном объёме, в том ли месте они выполняются? соответствует ли форма и скорость их выполнения заданным параметрам? ведут ли они к ожидаемым частичным (промежуточным) и конечным результатам? используются ли при выполнении запланированные средства, исходный материал, ресурсы?

По своему объему контроль может быть полным и частичным, т. е. охватывающим все стороны процесса наблюдения или какую-либо его часть, сторону. По своей направленности он может быть внутренним и внешним, т. е. направленным на внутренние или внешние стороны деятельности наблюдателей. По стадиям наблюдения контроль можно подразделить на предварительный, текущий и последующий. Первый проводится до начала наблюдения, в том числе при составлении плана его проведения, для предупреждения неверных или необоснованных процедур и результатов наблюдения. Второй осуществляется в процессе исполнения принятого плана наблюдения, когда результаты наблюдения ещё не достигнуты, и предназначен для своевременного выявления недостатков и отклонений, препятствующих наблюдению, в полном объёме и в установленные сроки. Последующий контроль устанавливает, насколько правильно исполнен план наблюдения, какие были при этом допущены отступления, их причины, насколько обоснованы были запланированные процедуры наблюдения.

Важнейшим требованием, предъявляемым к научному наблюдению жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, является то, что процедуры наблюдения и особенно его результаты должны обязательно регистрироваться (фиксироваться, протоколироваться, записываться). Такая регистрация может осуществляться в той или иной форме. Например, в форме звукозаписи, видеозаписи, стенограмм, протоколов, карточек или таблиц. Она может осуществляться тем или иным способом. Например, в виде словесного текста или на основе использования определённого кода шифровки, условного обозначения типа «плюс - минус», «да - нет», «1 - 0». Она может осуществляться с помощью соответствующих средств. Например, карандаша и бумаги, компьютера, магнитофона, фотоаппарата, видеокамеры или другого специального оборудования. Регистрация должна вестись на месте и во время наблюдения, в соответствии с планом и инструкциями, учитывать способ последующей обработки (например, ручной или компьютерный). Для осуществления регистрации необходимо разрабатывать соответствующую документацию. Например, бланки протоколов, карточек, таблиц наблюдения, компьютерные программы. Наиболее сложной проблемой здесь является проблема языка, используемых терминов и понятий, слов, высказываний, выражений, схем, других знаков или символов. Исследователь ситуации ещё до начала наблюдения должен определиться с используемым в нём языком. В частности, он должен чётко определить употребляемые им термины, «чтобы они были как можно более описательными и как можно менее объяснительными»[523].

Наблюдение жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации может быть либо прямым (непосредственным), либо косвенным (опосредствованным). В первом случае оно не опосредствованно другими людьми, во втором случае - опосредствованно ими. Например, если в первом случае субъекты и контрсубъекты политики непосредственно сами наблюдают за ситуацией, то во втором случае между ними и наблюдаемой ситуацией всегда находится некий посредник. Количество таких посредников может быть различным: от одного до нескольких.

Наблюдение может быть либо включенным, участвующим, либо внешним, невключенным, неучаствующим. В первом случае наблюдатель является частью, элементом наблюдаемой им ситуации. Он в той или иной мере подвергается её влиянию и сам влияет на неё, находится в непосредственном контакте с ней, в частности, с наблюдаемыми им людьми, участвует в их деятельности, вступает с ними в общение.

Наблюдение может быть полевым или лабораторным. В первом случае ситуация, среда, окружающая наблюдателя, не определяется наблюдателем, естественна, во втором же случае она, наоборот, в той или иной мере определяется наблюдателем, создаётся им, искусственна.

Наблюдение может быть сплошным или выборочным. В первом случае оно охватывает всю совокупность интересующих наблюдателя элементов, свойств, отношений ситуации или их большую часть, тогда как во втором случае оно охватывает лишь определённую, специально отобранную часть интересующих наблюдателя элементов, свойств, отношений ситуации.

Наблюдение может быть эксклюзивным, избирательным или общедоступным. В первом случае наблюдателем одного и того же объекта может быть один-единственный человек. Во втором случае количество наблюдателей одного и того же объекта составляет относительно небольшую, избранную группу людей. В третьем же случае количество наблюдателей одного и того же объекта практически не ограничено.

Наблюдение может быть одноразовым, когда один и тот же объект наблюдается один раз, или многоразовым, когда один и тот же объект наблюдается много раз. Оно может быть также интенсивным, когда в определённую единицу времени наблюдатель осуществляет максимальное количество возможных наблюдений одного и того же объекта ситуации, или неинтенсивным, когда в определённую единицу времени наблюдатель осуществляет минимальное количество возможных наблюдений одного и того же объекта.

В прямом (непосредственном) и косвенном наблюдении визуальнослуховое восприятие субъектов и контрсубъектов политики и их посредников направлено на такие внешние проявления ситуации, источники информации о ней, которые имеют недокументированную форму. Оно направлено на недокументированные (живые) действия и высказывания людей, которые совершаются в одно и то же время, в одном и том же месте с действиями и психическими актами наблюдающего их наблюдателя.

Вместе с тем, внешние проявления политической ситуации и информация о ней могут иметь не только недокументированную, но и документированную форму. В этом случае источником информации являются хранящиеся в различных частных или государственных архивах частные или государственные документы. Таковыми являются любые средства закрепления на специальном материале информации об объективной действительности, деятельности людей, их действиях, высказываниях и психических актах.

Документы бывают письменными, к которым относятся все виды печатной, машинописной и рукописной продукции на бумаге с использованием букв, цифр, стенографических и иных знаков; иконографическими (картины, рисунки, гравюры, фотографии, слайды, диапозитивы, а также кинофильмы, микрофильмы и другие видеозаписи); фонетическими (грампластинки, магнитофонные и другие виды звукозаписи); компьютерными (жёсткие диски, дискеты, съёмные диски и другие носители). По своему происхождению документы подразделяют на официальные и неофициальные. Первые создаются юридическими или должностными лицами, тогда как вторые отдельными неофициальными лицами, имеют личное происхождение. Со временем они неизбежно попадают в поле зрения субъектов и контрсубъектов политики и их посредников, изучающих ту или иную ситуацию. Они, как правило, берут для изучения не все документы, а лишь те, которые имеют определённое отношение к интересующим их элементам политической ситуации и определённое значение для целей осуществляемой ими политической деятельности.

Изучение документов, как и наблюдение, становится научным методом сбора информации лишь тогда, когда осуществляется по определённым правилам (отвечает определённым требованиям) - является целенаправленным, систематическим, планомерным, контролируемым и фиксируемым (регистрируемым). Этот метод возникает после наблюдения и сосуществует с ним, дополняет или предваряет его. Ныне он является наиболее распространённым и важнейшим методом сбора информации о политической ситуации.

Как и в наблюдении, изучение документов осуществляется с помощью соответствующих средств, прежде всего посредством восприятия и использования зрительно-слуховых анализаторов субъектов и контрсубъектов политики и их посредников. В связи с этим изучение документов можно рассматривать как одну из разновидностей так называемого вторичного наблюдения, т. е. наблюдения, основанного на наблюдении других людей. Всякий документ фиксирует и содержит в себе информацию о действиях, высказываниях и психических актах, жизненном опыте других людей, в том числе тех, которые создали этот документ, а также о результатах обыденного или научного наблюдения ими окружающего мира. Поэтому, в отличие от первичного наблюдения, изучение документов основано на визуально-слуховом восприятии документированных действий и высказываний людей, совершённых ими, как правило, задолго до действий и восприятия наблюдателя. Различают два основных метода изучения документов: неформализованный (традиционный) анализ содержания документов и контент-анализ[524] как формализованный анализ содержания документов.

Неформализованный (традиционный) анализ содержания документов даёт возможность качественного (неформализованного) оценивания тех или иных представленных политических событий, фактов. Он позволяет также извлекать из анализируемых документов и использовать те или иные содержащиеся в них количественные данные, цитаты, высказывания, иллюстрации, подкрепляющие определённую точку зрения.

В отличие от неформализованного (традиционного) анализа документов, контент-анализ позволяет извлекать количественные оценки из обширных документальных источников, не содержащих информации в числовом выражении. Его суть состоит в конструировании набора взаимоисключающих и исчерпывающих категорий, характеризующих предмет исследования, с последующей фиксацией частоты, с которой данные категории встречаются в изучаемых документах. Первый шаг в проведении контент-анализа предполагает определение общего характера необходимых документальных источников (партийные программы, документированные выступления политиков, записи теленовостей и других телепередач, газетные публикации, литературно-художественные тексты и т. д.) и выборку из их генеральной совокупности (общего массива) некоторого числа документов, осуществляемую в соответствии со стандартными требова

ниями. Второй шаг в контент-анализе заключается в формировании списка категорий содержания (контента), по которым будет осуществляться замер. Такой список может включать, например: актуальные общественные проблемы; альтернативные позиции по отношению к этим проблемам; имена политиков, названия политических партий и организаций; целевые группы, к которым обращаются политики; эмоциональные характеристики тональности («поддержка - порицание», «виновность - невиновность», «сочувствие - равнодушие» и т. д.). Третий шаг заключается в выборе единицы анализа. Например, по каждому документу можно фиксировать каждое слово, тему, предложение, абзац, документ в целом. Наконец, необходимо выбрать систему измерения категорий: наличие или отсутствие упоминания данной категории; частоту упоминания; продолжительность времени или объёма текста, посвящённого данной категории; интенсивность присутствия и др. С. Г. Туронок приводит следующий вариант таблицы для контент-анализа освещения президентской избирательной кампании 2000 года в России. Характер выборки - общефедеральные печатные издания; единица анализа - статья или заметка; категории контента (содержания): 1) имя кандидата, 2) тема материала, 3) тональность освещения: (таб. 5.6.1)[525].

Таблица 5.7.1

Издание

Дата:

№ страницы

Кол-во абзацев

Кол-во абзацев, посвящённых каждому кандидату:

1. Путин              2. Зюганов

3. Явлинский              4. Жириновский

5. Другие

Основная тема материала: Перспективы кандидата                            2. Программные положение Ход кампании                            4. Личные качества кандидата

Общая тональность:

Путин Негатив 1 2 3 4 5 Позитив Зюганов              Негатив              1              2              3              4              5              Позитив

Явлинский              Негатив              1              2              3              4              5              Позитив

Жириновский              Негатив              1              2              3              4              5              Позитив

Другие              Негатив              1              2              3              4              5              Позитив

Разновидностью вторичного наблюдения можно считать и проводимые субъектами и контрсубъектами политики и их посредниками опросы людей.

Например, опросы экспертов[526], избирателей, друзей, соседей, родственников. С помощью опросов субъекты и контрсубъекты политики и их посредники вызывают и фиксируют высказывания людей, содержащие информацию о результатах их обыденного или научного наблюдения жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, в том числе о результатах обыденного или научного наблюдения их собственного политического опыта. Методом научного сбора информации опросы, так же как первичные наблюдения и изучение документов, становятся лишь тогда, когда осуществляются по определённым правилам (отвечают определённым требованиям) - являются целенаправленными, систематическими, планомерными, контролируемыми и фиксируемыми (регистрируемыми).

Среди методов опроса можно выделить индивидуальную или групповую беседу, устное, очное и заочное письменное изложение на заданную тему, индивидуальное или групповое протоколируемое и непротоколируемое интервью, устное, очное или заочное, индивидуальное или групповое письменное анкетирование, тестирование, экспертную оценку. К ним можно также отнести мониторинг общественного мнения и метод интервьюирования репрезентативных (фокусных) групп.

Например, Фонд «Общественное мнение» проводит еженедельные всероссийские репрезентативные опросы взрослого населения на политические и иные темы. Для опросов используется многоступенчатая стратифицированная территориальная случайная выборка. На первой ступени происходит вероятностный отбор административных районов. На второй - отбор населённых пунктов внутри района. На третьей - отбор домохозяйств маршрутным методом. В домохозяйстве отбирается человек с применением квот по полу, возрасту и образованию. Опрашиваются люди в возрасте от 18 лет и старше. Объём выборки составляет: а) 1500 респондентов в 102 населённых пунктах 44 субъектов Российской Федерации. Статистическая погрешность при такой выборке не превышает 3,6 %; б) 3000 респондентов в 203 населённых пунктах 63 субъектов Российской Федерации всех экономико-географических зон России. Статистическая погрешность при такой выборке не превышает 2,5 %. Опрос происходит на всей территории России в режиме личного интервью (faceto-face), которое производится по месту жительства респондентов. Анкета формируется по типу ОМНИБУСА и посвящена нескольким темам, а также может включать заказные вопросы. Кроме того, Фонд проводит заказные тематические всероссийские репрезентативные опросы взрослого населения, а также репрезентативные опросы взрослого населения отдельных регионов России. Фонд проводит также мегаопросы - георейтинги - на политические и иные темы. Опрос проводится в 68 субъектах Российской Федерации (91 % взрослого населения России). В каждом субъекте Российской Федерации выборка составляет 500 респондентов. Таким образом, за одну волну опрашивается 34000 респондентов. Статистическая погрешность по каждому субъекту Российской Федерации не превышает 5,5 %.

Для суммарных результатов по всем 68 субъектам Российской Федерации статистическая погрешность не превышает 1 %[527].

Мониторинг общественного мнения множит одномоментный опрос, продлевая его на определённое число дней, недель или месяцев. 200-300 ежедневных интервью соединяются в трёхдневные или иные, более крупные блоки. Представляемые затем в графическом виде, они показывают, как меняется реакция людей с изменениями, происходящими в жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, в том числе вносимыми в стратегию политической кампании, в её лозунги, а также в связи с усилиями оппонентов. Ежедневный мониторинг позволяет следить, подобно радару, за сдвигами в общественном мнении по мере развёртывания политической деятельности. В итоге становится возможным развивать стратегию политической кампании и вносить в неё изменения более организованно и продуманно, чем это позволяет опора на интуицию и догадку[528].

Метод интервьюирования репрезентативных (фокусных) групп позволяет получить значимую информацию по комплексным проблемам, которая может быть упущена при анкетных опросах из-за их относительной негибкости. Этот метод предполагает формирование репрезентативной группы из 8-12 человек, представляющей некую генеральную (исчерпывающую) совокупность исследуемых людей. Под руководством подготовленного интервьюера группа может обсуждать ряд структурированных вопросов по определённой теме. Решающее значение при этом имеют следующие моменты: чёткое определение целей (тема обсуждения должна быть предельно конкретной и направленной на действительно ключевые аспекты проблемы); идентификация критических характеристик потенциальных участников (состав участников должен отражать наиболее значимые интересы и позиции, имеющие отношение к обсуждаемой проблеме); участие опытного организатора дискуссии, от которого в решающей степени зависит результативность процедуры. В частности, он должен находить разумный баланс между возможностью каждого участника свободно высказывать свою позицию и необходимостью избегать пустой риторики; определение количества фокус-групп (из-за ограниченного числа участников, как правило, формируют несколько фокус-групп, чтобы получить полное представление об имеющихся интересах и точках зрения).

Недостатком данного метода является то, что небольшое количество участников и открытый характер вопросов не позволяют применить строгие статистические методы верификации полученных результатов[529].

Как отмечает Р. Д. Мёрфин, участники группового интервью подбираются по такой же строгой процедуре отбора, что и при опросе общественного мнения. Обсуждение тем и событий, осуществляемое участниками фокус-группы, регистрируется на различных (бумажных, магнитных, электронных) носителях, либо специально подготовленными наблюдателями, либо специальными (звукозаписывающими и видеозаписывающими, в том числе электронными) устройствами. Каждый участник с помощью электронного прибора, подключенного к центральному компьютеру, может регистрировать при помощи специальных рычажков или кнопок свои ответы: «нравится - не нравится» и интенсивность переживания («сильная - слабая»). Компьютер выясняет разброс мнений группы, «среднее мнение» и «среднее значение» настроений и проецирует изменения на телеэкран. Полученные записи затем анализируются специалистами по групповой динамике, языку, стратегии и тактике проведения политических кампаний. Данная техника особенно информативна, когда передают телерекламу, речи, теленовости и другие аудиовизуальные материалы: реакция группы может накладываться на верхнюю часть визуальной информации, давая тем самым непрерывный отчёт о настроениях группы - слово за словом, кадр за ка- дром[530].

Фонд «Общественное мнение» проводит электронные фокус-группы (ЭФГ), связанные с тестированием видео- и аудиозаписей выступлений кандидатов и их конкурентов в ходе предвыборных кампаний. В ЭФГ участвуют до 48 человек. Отбор участников определяется задачами конкретного исследования. Каждый участник получает специальный электронный датчик, при помощи которого он фиксирует свою реакцию на тестируемый материал, который в ходе ЭФГ предъявляется респондентам столько раз, сколько вопросов сформулировано заказчиком перед исследованием. Наиболее популярными вопросами (или шкалами) являются: «насколько доверяете Вы тому, что видите, слышите»; «насколько Вы согласны с тем, что видите, слышите»; «насколько Вам приятно это видеть, слышать»; «насколько интересно Вам это видеть, слышать». Продолжительность тестируемого материала не может превышать 25-30 минут. Это ограничение обусловлено объективными факторами - человеку трудно сохранять высокую концентрацию внимания долгое время. В процессе ЭФГ электронное оборудование ежесекундно фиксирует показания датчиков, совмещая их с тестируемым материалом. Сигналы поступают от датчиков синхронно с демонстрацией видеоматериала. Результаты в виде кривых накладываются на изображение, что дает возможность следить за изменением отношения аудитории к происходящему на экране. Электронная регистрация участников, предваряющая тестирование, позволяет определить различия в реакции на тестируемый материал той или иной группы респондентов ЭФГ. Отбор состава участников (рекрутмент) осуществляется на основе постоянно обновляемой базы респондентов, регулярно принимающих участие в опросах Фонда «Общественное мнение». Участники (или респонденты) ЭФГ привлекаются из целевых групп в соответствии с объектом исследования (например, женщины, предприниматели, эксперты, студенты и т. д.). В процессе рекрутмента возможен учёт всех необходимых характеристик аудитории (пол, возраст, образование, доход, вкусовые пристрастия, политические ориентации и т. д.) в любых сочетаниях. Используются различные схемы рекрутмента: использование обновляемого банка данных; метод «снежного кома». После ЭФГ может быть проведена дискуссия, в которой участвуют 8-10 человек из числа респондентов. Это позволяет выяснить мотивацию зарегистрированных реакций, сравнить вербальные и невербальные оценки респондентов. По окончании исследования Заказчик получает диск с записью результатов ЭФГ: на тестируемый материал накладываются все «кривые» реакций респондентов. С диском удобно работать - Заказчик может просматривать все тестировавшиеся эпизоды, выбирая реакции на них той или иной группы респондентов. Кроме того, с 1993 года Фонд проводит дискуссионные фокус-группы (ДФГ) по социально-политической проблематике в Москве, а также в большинстве регионов России. Обычно число участников ДФГ 8-10 человек, прошедших отбор в соответствии с требованиями скрининговой анкеты. Расшифровки дискуссий осуществляются высокопрофессиональными транскрайберами. Отчеты по результатам ДФГ представляются Заказчику в заранее согласованном виде: это может быть и небольшая по объему аналитическая записка, и презентация с массой специальных приложений. Особенностью отчетов ФОМ по дискуссионным фокус-группам является наличие электронных рубрицированных транскриптов, значительно облегчающих Заказчику- исследователю самостоятельную работу со стенограммами ДФГ[531].

Опрос обычно выделяют в самостоятельный метод исследования наряду с наблюдением и изучением документов. Однако по своей сути опрос, так же как и изучение документов, есть не что иное, как средство, приём, способ получения людьми информации о жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации от других людей («из вторых рук»), есть лишь опосредствующее звено наблюдения и его разновидность, т. е. разновидность вторичного наблюдения.

Исходя из сказанного, можно говорить об одном методе сбора информации о жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации - методе наблюдения. Его разновидностями являются первичное наблюдение и вторичное наблюдение, основанное на изучении документов или опросах людей. Или, проще говоря, наблюдение, изучение документов и опросы.

Что касается ещё одного хорошо известного метода сбора информации - эксперимента[532], то он может рассматриваться как разновидность наблюдения, в частности, как разновидность лабораторного наблюдения, при котором жизненная ситуация и входящая в неё политическая ситуация, среда, окружающая наблюдателя, наблюдаемое, в той или иной мере определяются наблюдателем, контролируются, управляются и в определённом смысле создаются им. Всё то, что мы относим к наблюдению, может быть отнесено и к эксперименту. Как заметил Дж. Милль, между наблюдением и экспериментом «нет никакой разницы по существу», хотя первое стремится отыскать в природе пригодный для наших

целей случай, тогда как второй - создать его при помощи искусственного сочетания обстоятельств[533].

Все указанные формы наблюдения как основного метода сбора информации о жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, имея единую природу - восприятие, в каждом отдельном случае могут реализоваться по- разному. В них могут применяться самые различные вспомогательные средства, технические приёмы и технологии, что служит основанием их дифференциации на более частные методы. Например, среди методов изучения документов - неформализованный (традиционный) анализ содержания документов и контент- анализ как формализованный анализ содержания документов; среди методов опроса - индивидуальная или групповая беседа, устное, очное и заочное письменное изложение на заданную тему, индивидуальное или групповое протоколируемое и непротоколируемое интервью, устное, очное или заочное, индивидуальное или групповое письменное анкетирование, тестирование, экспертная оценка; среди методов лабораторного наблюдения - метод интервьюирования репрезентативных (фокусных) групп.

Любой метод сбора информации о жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации (в первую очередь регистрация результатов различных видов наблюдения) предполагает процедуру измерения. Измерение есть процедура, посредством которой исследователь ситуации по установленным правилам сначала соотносит друг с другом и некоторым эталоном, некоторой шкалой полученные им факты. Затем он приписывает им определённые числа или, по крайней мере, порядковые величины и получает их числовые выражения в некотором масштабе или некоторой шкале. Измерение может производиться при помощи либо шкал наименований, либо шкал порядка (последовательности), либо метрических шкал равных интервалов и пропорциональных оценок. Эти шкалы (эталоны) должны быть достаточно надёжными.

С помощью шкалы наименований исследователь жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации устанавливает отношение равномерности (равенства) между полученными и отделёнными друг от друга эмпирическими данными (фактами) о ситуации, позволяющее ему распределить их по определённому критерию в некоторое число «дизъюнктных» классов[534], когда каждый факт находит своё место в одном и только в одном классе. Обычным способом измерения здесь являются выражения типа «больше - меньше», «больше - равно - меньше», «сильная - средняя - слабая» или «низкая - средняя - высокая».

Посредством шкалы порядка исследователь жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации устанавливает не только отношение равенства в каждом классе полученных фактов, но ещё и отношение порядка, последовательности между этими фактами и всеми без исключения их классами. С их помощью, например, измеряют интенсивность оценок каких-либо элементов, свойств, отношений жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, степень согласия или несогласия с предложенными вариантами ответа на поставленный вопрос. В частности, посредством наименований таких пунктов этих шкал, как: «целиком одобряю», «одобряю в основном», «затрудняюсь сказать», «в основном не одобряю», «совершенно не одобряю»; «вполне удовлетворён», «удовлетворён», «скорее удовлетворён, чем неудовлетворён», «затрудняюсь сказать», «скорее неудовлетворён, чем удовлетворён», «неудовлетворён», «совершенно неудовлетворён»; «вполне согласен», «пожалуй, согласен», «затрудняюсь ответить», «пожалуй, несогласен», «совершенно несогласен».

Метрическая шкала равных интервалов не просто даёт возможность исследователю жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации установить отношения между теми или иными пунктами шкалы (эталона) в понятиях типа «больше - меньше», но позволяет ему определить и зафиксировать величину интервала, дистанции (разности) между ними. Например, исследователь может построить шкалу от 0 % (min - минимум) до 100 % (max - максимум) с интервалом в 20 (1/5), 25 (1/4) или 50 % (1/2), разместить в любом её пункте те или иные факты и установить равенство дистанций (или разностей) между ними.

Что касается шкалы пропорциональных оценок, то отсчёт в ней начинается не с любой произвольно взятой точки, а с установленного нулевого пункта. Эта шкала позволяет исследователю жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации определить, на сколько или во сколько раз один пункт на шкале превышает другой её пункт.

Единицей измерения может быть всё что угодно. Например, в известном мультфильме длину удава измеряют в попугаях. Контент-анализ документов предполагает, как уже отмечалось, выделение, в частности, таких единиц измерения, как количество знаков, слов, строк, абзацев или колонок в тех или иных текстах, минут в радиопередачах, телепередачах, звукозаписях или видеозаписях. Легитимность субъектов, агентов, органов и организаций власти может быть измерена электоральными голосами[535].

Собранные исследователем жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации факты и заключённая в них информация почти всегда подвергаются последующей обработке. Для этого используются соответствующие методы. Существует множество самых разнообразных методов обработки фактов и заключённой в них информации о жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации.

К числу этих методов в первую очередь следует отнести метод группировки. Его суть состоит в расчленении совокупности фактов и описываемых ими элементов, свойств, отношений политической ситуации на отдельные части, группы и подгруппы по характерным для этой совокупности признакам и последующей систематизации, упорядочивании, составлении, соединении в некоторую систему этих частей, групп или подгрупп. Группировка всегда предполагает также использование таких мыслительных процедур (операций), как анализ и синтез, сравнение или установление аналогии, абстрагирование и конкретизация, идеализация, обобщение и ограничение, индукция и дедукция.

Группировка может производиться либо по одному признаку (простая группировка), либо по комбинации нескольких (двух и более) (комбинированная группировка). Простая или комбинированная группировки могут быть либо первичными (производятся по первичным эмпирическим данным), либо вторичными (производятся на основе первичной группировки). Группировка может быть также либо атрибутивной, или качественной (производится по признакам, не имеющим количественной определённости), либо количественной (производится по признакам, имеющим количественную определённость); может быть типологической (производится для выделения и характеристики определённых типов фактов), структурной (для характеристики состава однородных в своей основе совокупностей политологических фактов) или аналитической (для выявления и характеристики взаимосвязи между признаками тех или иных совокупностей политологических фактов).

Любая группировка предполагает распределение единиц (частей, групп, подгрупп) совокупности фактов и описываемых ими элементов, свойств, отношений ситуации по значениям группирующего признака, в результате чего исследователь получает определённый список (перечень) значений признака, соотнесённый с данными о численности этих единиц. Это распределение может быть атрибутивным (образованным по качественным признакам) или вариационным (образованным по количественным признакам). Примером первого может служить распределение территориальных электоральных единиц (г. Новосибирск, города и районы Новосибирской области) по количеству в них избирательных участков и избирателей, которое было произведено нами при исследовании партийно-личностных ориентаций избирателей[536]. Второе же может быть дискретным (когда распределение единиц совокупности производится по конкретным значениям признака, выраженным, как правило, в виде целых чисел) или интервальным (когда распределение единиц совокупности производится по количественному признаку, выраженному в виде интервалов типа «от 3 до 5», «от 5 до 10» и т. д.).

Частным случаем распределения является ранжирование (например, ранжирование политических партий и кандидатов по степени их корреляции друг с другом[537]). Суть его состоит в том, что каждому элементу той или иной совокупности фактов и описываемых ими элементов, свойств, отношений присваивается определённое количество баллов или определённый порядковый номер (ранг), с помощью которых приблизительно оценивается его значимость («вес») во всей их совокупности. Затем все эти элементы с присвоенными им рангами располагаются (распределяются) в порядке убывания или возрастания их рангов.

Количественные (числовые) и атрибутивные (качественные, словеснопонятийные) характеристики фактов и описываемых ими элементов, свойств, отношений жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации мо

гут быть оформлены в соответствующие таблицы, представляющие собой рациональную форму изложения этих фактов, элементов, свойств, отношений. Таблицы могут быть простыми, содержащими в подлежащем лишь перечень фактов и описываемых ими элементов, свойств, отношений, а в сказуемом - соответствующие их количественные или атрибутивные характеристики, признаки, показатели; групповыми, подлежащее которых содержит группы фактов и описываемых ими элементов, свойств, отношений, образованных по одному признаку; комбинированными, подлежащее которых содержит группы фактов и описываемых ими элементов, свойств, отношений, образованных по двум и более признакам, взятым в комбинации. Все эти таблицы позволяют наиболее сжато, компактно и наглядно представить результаты обработки полученных фактов и содержащейся в них информации. Это достигается тем, что характеризующие их количественные или атрибутивные (качественные) показатели располагаются в определённой системе. Примером простых атрибутивных таблиц могут служить таблицы построенных нами группировок методов выбора

целевых групп избирателей[538] или основных элементов и типов политических

2

культур .

Для более наглядного представления и обобщения тех или иных характеристик совокупности политологических фактов и описываемых ими элементов, свойств, отношений политики политолог-исследователь может построить соответствующие графики - их условные изображения в виде точек, линий или фигур. В качестве примера графиков, используемых в политологии, можно привести графики корреляции поданных избирателями Новосибирской области го-

3

лосов за партии и за отдельных кандидатов .

В научном исследовании жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации могут быть использованы различные статистические методы. Их можно подразделить на два основных вида: дескриптивные4 (описательные) и инференциальные[539] (дедуктивные). Кроме того, эти методы могут быть упорядочены как по уровню измерения - номинальные, порядковые и интервальные, так и по количеству переменных - одномерные, двухмерные и многомерные.

Как отмечают К. Паттон (Patton) и Д. Савицкий (Sawicki), дескриптивные (описательные) статистические методы представляют собой комплекс методов, позволяющих осуществить группировку некоторого набора данных, описание его характеристик, идентификацию взаимосвязей между переменными, а также представление с помощью графиков, таблиц, диаграмм, карт. Инференциальные (дедуктивные) статистические методы применяются для обобщения данных выборочных исследований. Это есть комплекс методик и приёмов, позволяющих установить, в какой мере взаимосвязи, выявленные в выборке, опи

сывают характеристики генеральной совокупности, т. е. насколько они значи-

1

мы .

Считается, что наиболее слабой формой числового выражения является номинальная шкала. Она может быть выражена отношением a = b. Для неё присвоение числового значения лишено всякого внутреннего содержания и не предназначено для математической обработки. Например, при заполнении бланков переписи населения от нас требуется определить свою национальную принадлежность. Каждой этнической группе при этом может быть присвоено числовое обозначение (1, 2, 3 и т. д.) или буквенное обозначение (а, б, в и т. д.). Данное обозначение не содержит никакой информации по поводу сопоставимых качеств той или иной национальности, например, обладает ли группа Б большей близостью к группе А, выраженной в каком-либо свойстве либо физическом качестве, в сравнении с группой Д. В случае порядкового измерения некоторые явления сопоставимы таким образом, что могут быть упорядочены согласно определённому свойству, но при этом не могут быть с точностью определены расстояния между ними. Так, можно ранжировать респондентов по уровню образования, но при этом нельзя сказать, что респондент А в 2,35 раза более образован, чем респондент Б. Тем не менее, порядковая шкала обладает большей математической силой, чем номинальная. В общем виде она может быть выражена отношением a = b, a gt; b. Интервальная шкала даёт наиболее содержательное и гибкое измерение, позволяет определить не только порядок расположения случаев относительно друг друга, но и расстояния между ними. Она может быть выражена отношением a = b, a gt; b, a - b = c, a = bc. Для неё требуется наличие стандартной единицы измерения и нулевой точки отсчёта. Так, респонденты могут быть распределены по уровню дохода, выраженного в денежных единицах, при этом можно точно определить, какова разница между доходами любых двух случаев.

Констатируется, что для различных уровней измерения применяются соответственно различные измерительные методики и процедуры. Чем выше уровень измерения и чем больше количество переменных, тем более сложные измерительные методики и процедуры можно применить.

Для описания распределения признаков по значениям одной переменной используют два типа статистических процедур. Первый тип, измерение средней тенденции, помогает выявить наиболее типичные значения, которые наилучшим способом представляют весь комплекс признаков по данной переменной. Второй тип, измерение дисперсии, показывает, как колеблется (варьируется) отклонение от среднего значения, насколько это значение репрезентативно для всей совокупности. Стандартным способом измерения средней тенденции для номинального уровня служит мода, которая определяет наиболее часто встречающиеся значения признака. Для порядкового уровня - медиана, которая определяет значение среднего признака в упорядоченном ряду - признака, до и после которого находится равное количество признаков. Для интервального уровня - среднее геометрическое, которое определяет место средней точки в распределении с учётом как количества признаков от каждого конца распределения до этой точки, так и расстояние между ней и каждым признаком. Соответствующими способами измерения дисперсии являются коэффициент вариации, квантильный размах и стандартное отклонение.

Для двухмерных измерений имеет значение связь между переменными. Если значение одной переменной по определённому случаю позволяет сделать некоторые предположения относительно соответствующих значений другой переменной, между этими переменными существует связь. Например, связь партийных и личностных ориентаций избирателей Новосибирской области[540]. Силу этой связи выражает специальный показатель - коэффициент связи, который обозначает степень возможности определения значений одной переменной для любого случая, базируясь при этом на значении другой переменной. Второе измерение, которое имеет отношение к анализу двух переменных, - статистическая значимость, определяющая, насколько вероятна связь, зафиксированная между двумя признаками в выборке. В зависимости от выбранного уровня измерения стандартными способами измерения связи между двумя переменными являются лямбда, гамма и коэффициент корреляции, определяющий связь между двумя интегральными переменными.

Многомерные измерения предполагают, что все переменные выражены в интервальных значениях (для номинального и порядкового уровней многомерных методик измерения не существует). К многомерным методикам относят множественную регрессию, факторный анализ. Множественная регрессия (переменная в многомерном измерении) - процедура, обеспечивающая подсчёт независимого воздействия изменений в значениях каждой независимой переменной на значения зависимой переменной и предсказания значения зависимой переменной на основе знания совместного влияния независимых переменных. Она имеет формулу = а0 + b1X1 + b2X2 + . + bnXn +e,              (5J.1)

где Y' - значение зависимой переменной; а0 - среднее значение Y, если каждая независимая переменная равна нулю; b1 - среднее изменение Y на единицу изменения X1, когда воздействие остальных переменных постоянно; Х1 - значение первой независимой переменной; е - погрешность, означающая любое колебание Y, не вызванное изменением независимой переменной. Расчёт множественной регрессии строится на методе наименьших квадратов, т. е. графически линия регрессии должна проходить через множество точек таким образом, чтобы свести до минимума сумму квадратов расстояний от каждой точки до конца линии, так же как и в случае двухмерной регрессии. Однако, в отличие от двухмерной регрессии, в множественной регрессии мы имеем не «линию», а множество математически обоснованных точек в многомерном пространстве. Частный коэффициент регрессии b1 описывает единичный вклад каждой независимой переменной в определение значений зависимой переменной и позволяет осуществить процедуру контролирования (фиксации) переменных, которая является важным шагом во всех формах многомерного анализа. При этом контроль в многомерном анализе определяется как поддержание значений некоторой переменной на постоянном уровне при изучении зависимостей между двумя и более другими переменными. Если коэффициент b1 близок к нулю, мы можем заключить, что непосредственной связи между двумя переменными нет. Это условие является необходимым при осуществлении факторного анализа.

Факторный анализ - это метод многомерной математической статистики, позволяющий на основе измерения парных корреляций между признаками получать набор таких новых, укрупнённых переменных, называемых факторами, которые не могут быть измерены напрямую. Число факторов F всегда меньше числа исходных признаков. Для объяснения корреляций между наблюдаемыми признаками (z) можно выдвинуть гипотезу о том, что имеется несколько латентных факторов, действием которых и объясняется корреляция между данными наблюдаемыми признаками. Предполагается, что совокупность этих факторов едина для всех наблюдаемых признаков. Такие факторы называются общими. Естественно предположить, что кроме тех изменений наблюдаемых признаков, которые вызваны действием общих латентных факторов, существуют индивидуальные изменения каждого наблюдаемого признака, вызванные, например, случайными ошибками при их измерении. Причины, вызвавшие взаимосвязанные изменения исходных признаков, называются специфическими, или характерными, факторами. Измерить общие факторы непосредственно невозможно. Более того, заранее неизвестно, что они собой представляют и сколько их. Однако предполагается, что они существуют. Общие факторы имеют разное влияние на изменение того или иного наблюдаемого признака. Вес общего фактора, определяющий степень его влияния на изменение данного наблюдаемого признака, называется факторной нагрузкой на признак. Именно действием указанных латентных фактов определяются все корреляции между нашими наблюдаемыми признаками. Это означает, что фиксация значений латентного фактора должна привести к ликвидации связи между наблюдаемыми признаками. Основное положение факторного анализа (ФА) заключается в том, что каждый наблюдаемый признак можно представить в виде линейной комбинации факторов:

Z1 = ZaipFp + diUi,              (5.7.2)

где Fp - общие факторы, U - характерные (специфические) факторы, aip и di - факторные нагрузки. Значения факторных нагрузок, как правило, являются результатом вычислительной процедуры факторного анализа (ФА), т. е. предметом интерпретации[541].

К числу одномерных методов исследования жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации можно отнести упоминавшийся Р. Мёрфином однопеременный демографический анализ, который представляет собой анализ демографической типологии людей, живущих в определённой стране, определённом регионе или населённом пункте по тем или иным демографическим переменным: пол, возраст, расовая или этническая принадлежность, а также образование, уровень доходов. Этот анализ позволяет выявить, в каких местах люди, принадлежащие к той или иной демографической категории, сконцентрированы более всего. Разновидностью же многомерных методов исследования жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации является многопеременный геодемографический (кластерный) анализ, который переводит демографическое исследование на следующий уровень. Производя регрессию демографических переменных, применяя факторный анализ, группируя полученные результаты в «кластеры», можно определить целый ряд различных типов людей, которые участвуют или могут участвовать в политической деятельности. Например, в США выделяют до 40 классифицируемых по «жизненному стилю» категорий, и каждое из 260 тыс. существующих там соседских сообществ получило в рамках этой типологии своё, соответствующее его демографическим характеристикам определение[542]. Роль средств массовой информации

Важнейшим опосредствующим звеном, или посредником, когнитивации жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации субъектами и контрсубъектами политики, являются средства массовой информации (СМИ) - газеты, журналы, радиовещание, телевидение, интернет-издания, а также стоящие за ними их субъекты и контрсубъекты (обозначим их символами ССМИ и Семи). Как пишет М. Вебер, «всякий значительный политик нуждается в прессе как эффективном инструменте воздействия и, следовательно, в связях с прессой» . Данное утверждение может быть представлено формулой

[(Сп « С'п)п о (Спс « С'псУсми] ^ (КГ о S'").              (5.8.1)

Среди средств массовой информации современного мира особое место занимает телевидение. На просмотр телепередач люди сегодня тратят гораздо больше времени, чем на прослушивание радиопередач или чтение журналов и газет . По данным, которые приводит Р. Т. Мухаев, телевещание сегодня ведётся в 130 государствах мира на 600 млн телевизоров, которые смотрит 2,5 млрд человек[543].

Телевидение, как и любое другое средство массовой информации, может либо вознести, либо, наоборот, утопить практически любого человека, в том числе субъекта государственной власти или организацию, в том числе властногосударственную организацию. Например, в последние годы жизни престарелый Л. И. Брежнев не соответствовал требованиям телевидения, которое не в состоянии было скрыть от широкой публики негативные черты Генерального секретаря ЦК КПСС и Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Его реальная популярность в этот период среди многих граждан СССР и граждан других государств была чрезвычайно низкой. Наоборот, относительно молодой, «ходячий», самостоятельно, без бумажки говорящий М. С. Горбачёв в первые годы своего нахождения на вершине партийной и государственной власти был необычайно популярен у широкой отечественной и особенно зарубежной публики, чему в немалой степени способствовало телевидение. многих действиях и высказываниях, а иногда даже о мыслях, чувствах и других психических актах или состояниях тех или иных людей, в том числе субъектов и контрсубъектов политики, сообщается в средствах массовой информации. Они могут стать объектом массовых коммуникаций, в том числе всевозможных слухов, могут обсуждаться всеми членами государства или их большей частью, а также за рубежом. Неслучайно говорят, что в современную эпоху мы живём не столько среди людей, сколько среди информации о людях. Нет информации о человеке, нет человека. Обращаясь к средствам массовой информации, человек ищет в них не только и не столько факты, сколько подтверждение своей позиции, своих взглядов.

В общественном мнении многих государств, включая Россию, существует убеждение, что средства массовой информации представляют собой четвёртую власть. Конечно, СМИ оказывают огромное влияние на значительную часть общества, могут существенным и целенаправленным образом изменять их деятельность и отношения, причём в том направлении, которое необходимо людям, стоящим за этими средствами массовой информации. По ширине охвата, объёму, силе, глубине своего воздействия на людей СМИ могут превосходить (и превосходить значительно!) воздействие, которое оказывают на тех же самых людей все существующие в данном государстве субъекты, органы и организации государственной власти. Тем не менее, средства массовой информации остаются лишь средствами влияния или управления, средством осуществления власти стоящих за ними людей - их хозяев, но они никогда не являлись и не являются разновидностью, формой государственной власти, хотя и могут быть средством, используемым для её осуществления. Они не есть форма государственной власти, не есть сама государственная власть - ни первая (законодательно-представительная), ни вторая (исполнительно-распорядительная), ни третья (судебная), а также ни четвёртая, ни пятая и ни десятая. Они могут быть только средством, органом, используемым субъектами, организациями, органами, учреждениями этой власти, точно так же, как они являются средством, которое используют в своих интересах и целях другие общественные субъекты и организации - их подлинные хозяева, в том числе пишущие или говорящие журналисты, не являющиеся властно-государственными субъектами или организациями.

Между средствами массовой информации, с одной стороны, и субъектами, органами и организациями государственной власти - с другой, всегда устанавливаются определённые отношения. В ряде государств изданы специальные законы, которые часто называют законами об открытости (свободе, доступности, гласности) властно-государственной информации. В частности, в Австрии, Австралии, Греции, Дании, Канаде, Нидерландах, Новой Зеландии, Норвегии, США, Финляндии, Франции и Швеции. Эти законы открывают доступ к определённому кругу официальных документов, в том числе документов органов государственной власти. Они предоставляют право инспектировать и копировать эти документы. Это в определённой мере уравнивает контрсубъектов государственной власти с её субъектами, позволяет гражданам государства контролировать деятельность его властных органов, содействует более эффективному управлению государством. Большая часть открытой властно-государственной информации направляется в публичные библиотеки, открытые фонды государственных архивов, автоматизированные базы данных, информационные агентства, а через них - и в средства массовой информации. Некоторая их часть предоставляется отдельным заинтересованным в ней гражданам непосредственно в органах государственной власти. Граждан, допущенных к властногосударственной информации по закону, нельзя лишать возможности передавать эту информацию другим лицам, в том числе лишённым права доступа к ней. Большинство принятых органами государственной власти решений, как правило, публикуются в специальных и массовых изданиях, направляются в заинтересованные властно-государственные органы, учреждения, организации. Только в этом случае они вступают в законную силу. О них сообщается в средствах массовой информации[544].

Состояние свободы, независимости средств массовой информации обуславливается не только наличием и применением соответствующих законов, но, кроме того, различного рода договорённостями между заинтересованными лицами и группами людей, практикой. В ряде стран, например в Великобритании, для организации издательской деятельности не требуется чьего-либо предварительного согласия или разрешения. Всякий имеющий необходимые финансовые средства может организовать собственное издательское дело. Не требуется также какого-либо предварительного разрешения и относительно содержания публикуемого материала. Нет государственного цензора, следящего за многочисленными газетами, журналами или компьютерными публикациями. Тем не менее, везде существует комплекс ограничений, влияющий на свободу средств массовой информации. Это прежде всего законы, предусматривающие наложение больших денежных штрафов на издателей и авторов, которые допускают в своих публикациях клевету, богохульство, откровенную порнографию. В Великобритании существует закон о конфиденциальности, согласно которому информация, передаваемая о частной жизни отдельного лица, может быть запрещена к публикации на основании судебного решения, нарушение которого влечёт за собой уплату штрафа[545].

Вместе с тем, весьма весомая часть властно-государственной информации остаётся закрытой для неспециалистов. Даже в таком относительно демократическом государстве, как США, где, по подсчётам самих американцев, пределы ЦРУ не покидает 90 % информации . Её разглашение является уголовно наказуемым деянием. В большинстве государств, в которых изданы законы об открытой правительственной, властно-государственной информации, кроме того, имеются законы и специальные инструкции, запрещающие неправомерное разглашение информации о деятельности правительства и других органов государственной власти. Причины, по которым часть властно-государственной информации остаётся закрытой, могут быть самыми разными и определяются законом. Как правило, законы многих государств запрещают разглашать информацию, касающуюся обороны, дипломатии, секретных внутренних переговоров, личных тайн, коммерческой тайны, принудительного исполнения закона, возможности предупреждения или раскрытия преступлений. Конкретные же критерии секретности в различных государствах разные. Секретность части деятельности властно-государственных организаций может приносить им определённую пользу, но не всегда обеспечивает её эффективность. Очень часто та или иная секретная властно-государственная организация может представляться эффективной, хотя таковой на самом деле не является.

В Великобритании, которая имеет давние демократические традиции, существуют ограничения на публикацию информации, касающейся обороны, безопасности и разведки. Государственный служащий, огласивший секретную информацию, может быть наказан в судебном или дисциплинарном порядке - уволен, понижен в звании, лишён права на пенсию, переведён на менее важную работу. Комитет по сообщениям, прессе и радиовещанию, состоящий из представителей министерства обороны, прессы и радиовещания, даёт указания в отношении определённых материалов, которые не должны публиковаться. За нарушение закона о государственной тайне 1911 года средства массовой информации несут ответственность в форме лишения их корреспондентов аккредитации при правительственных учреждениях. Правительство в соответствии с законом может также применять уголовные санкции в случаях обнаружения нежелательной информации. Оно может контролировать получение информации из государственных источников, в том числе тогда, когда корреспонденты получают её в кулуарах парламента или других государственных учреждений. В обмен на получение информации во время брифингов, проводимых представителями правительственных учреждений, корреспонденты соглашаются не указывать точно источник информации, кроме обозначения его как «источник, близкий к правительству, премьер-министру или министру», и не сообщать об инцидентах, происходящих в стенах этих учреждений или в парламенте. Закон

о              неуважении к суду 1981 года запрещает публикацию информации, относящуюся к судопроизводству. Судьи могут отдавать распоряжения, запрещающие публикацию широкого круга вопросов. Деятельность средств массовой информации регулируется также посредством существующего в Великобритании Совета по прессе, который, хотя и издаёт формальные предписания и указания по жалобам, тем не менее, не может применять обязательные для исполнения санкции. Кроме того, в отношении средств массовой информации, принадлежащих государству, правительство может применять и более эффективные средства воздействия. Так, министр внутренних дел может оказать официальное влияние на «Би Би Си», высказывая своё мнение о необходимости или ненужности того или иного сообщения. Он определяет размер гонораров обозревателей телевидения, что, несомненно, влияет на деятельность «Би Би Си». Высказывания видных политических деятелей также могут влиять на направление сообщений «Би Би Си» и содержание других программ. Деятельность коммерческого телевизионного отдела регулируется Управлением независимого вещания, которое стремится обеспечить соблюдение в телевещании политической сбалансированности и объективности, направляет телепрограммы в русло хорошего вкуса и общественной благопристойности, следит за их качеством и содержанием, т. е. в определённой мере играет роль цензора. Министр внутренних дел имеет законные полномочия приказывать Управлению независимого вещания не передавать определённые материалы в эфир. Так, в 80-е годы XX века при премьер-министре М. Тэтчер министр препятствовал появлению сообщений об открытых заявлениях североирландских террористов или их представителей, создал Управление по стандартизации вещания для наблюдения за содержанием передач по проблемам секса и насилия. Старшие государственные чиновники открыто нападали на сообщения о фолклендском конфликте, североирландских делах и сообщения о бомбардировках Ливии американскими самолётами, базирующимися в Великобритании[546].

Интересны высказывания на этот счёт Г. Гегеля: «Дефиниция свободы печати как свободы говорить и писать что угодно аналогична пониманию свободы вообще как свободы делать что угодно. Такие речи связаны с совершенно необразованным, примитивным и поверхностным представлением»[547].

Используя опубликованные в печати различные данные опросов общественного мнения, субъекты и контрсубъекты политики и их посредники должны относиться к ним весьма осторожно. Многие опросы далеки от «беспристрастности» и являются слабоприкрытой формой влияния на общественное мнение. Нередко они заметно отличаются друг от друга, не подтверждаются последующими исследованиями, оборачиваются правдоподобной дезинформацией. Чтобы правильно оценить эти публикации, необходимо, считает известный российский социолог В. А. Ядов, руководствоваться, по крайней мере, тремя правилами. Во-первых, в публикации об опросе общественного мнения должны содержаться сведения о составе опрошенных (выборка), о качестве их отбора, о том,

насколько состав опрошенных по основным показателям (пол, возраст, социально-профессиональные группы) отклоняется от фактического распределения населения в данном районе, соблюдалось ли правило равной вероятности быть опрошенным; если этого нет (а указываются, например, только количество опрошенных), то либо опрос проводился непрофессионально, либо недобросовестно, либо нас хотят ввести в заблуждение. Во-вторых, в публикации должны быть сообщены полная формулировка вопроса и распределение всех ответов (а не только тот, за который высказалось большинство). В-третьих, любая публикация должна иметь ссылку на организацию лиц, проводивших опрос. При соблюдении всех указанных требований опросы являются эффективным методом исследования политической ситуации, а их результаты могут быть использованы субъектами и контрсубъектами политики в всвоей политической деятельности.

Так, при опросе 1500 россиян, проведённом Фондом «Общественное мнение» 24-25 июня 2006 года в 100 населённых пунктах 46 областей, краёв и республик России, исследователей интересовали мнения респондентов о том, как российская политическая жизнь отражается в СМИ, прежде всего на телевидении. Судя по данным опроса, большинство россиян регулярно смотрят выпуски телевизионных новостей: 40 % опрошенных заявили, что делают это ежедневно, 21 % - что 3-4 раза в неделю (рис. 5.8.1).

Рис. 5.8.1. Частота просмотра теленовостей россиянами

Рис. 5.8.1. Частота просмотра теленовостей россиянами (%

Люди, интересующиеся политикой, разумеется, смотрят новости гораздо чаще, чем те, кто ею не интересуется, но и среди последних 46 % уделяют внимание информационным выпускам не менее трех раз в неделю. Полноту и объективность информационной картины политической жизни респонденты чаще оценивают негативно, чем позитивно. 45 % опрошенных полагают, что телевидение недостаточно полно освещает политические события (противоположной точки зрения придерживаются 29 % респондентов), 43 % опрошенных считают, что оно освещает их необъективно (убеждены в обратном 31 % участников опроса). Мнения респондентов, интересующихся и не интересующихся политикой, по этим вопросам различаются не очень сильно. Среди вторых заметно больше затруднившихся с ответом, но перевес негативных оценок подачи информации о политике над позитивными в обеих группах примерно одинаков (табл. 5.8.1).

Таблица 5.8.1

Все

Интересуются политикой

Не интересуются политикой

Доли групп, %

100

38

59

Вопрос: «Как Вы считаете, сегодня в целом телевидение рассказывает о российской политической жизни объективно или необъективно?»

Объективно

31

40

26

Необъективно

43

48

39

Затрудняюсь

ответить

26

13

35

Вопрос: «Как Вы считаете, сегодня телевидение освещает российскую политическую жизнь достаточно полно или недостаточно полно?»

Достаточно

полно

29

37

24

Недостаточно

полно

45

54

39

Затрудняюсь

ответить

26

9

37

При этом динамику освещения российской политической жизни на телевидении россияне оценивают скорее позитивно, чем негативно: 32 % опрошенных считают, что информация стала более интересной (15 % - что менее интересной), 38 % - что ее стало больше (лишь 8 % - что меньше). Респонденты, интересующиеся политикой, считают, что информация стала интереснее и обильнее, чаще остальных - по 48 % ответов в обоих случаях. Значительная часть респондентов полагает, что ни количество информации, ни ее увлекательность за последнее время не изменились. Эти люди чаще склонны негативно оценивать тот информационный продукт, который предлагает телевидение: говоря о том, что освещение политической жизни остается таким же, каким было, они чаще имеют в виду «таким же плохим», чем «таким же хорошим». В том числе это видно

по оценке этими респондентами полноты и объективности информации в СМИ (табл. 5.8.2).

Отдельный сюжет в рамках данного опроса - отражение в СМИ мнений представителей политической оппозиции. Около половины опрошенных (44 %) считают, что у представителей оппозиции есть возможность высказать свою точку зрения на телевидении. Противоположной точки зрения придерживаются 27 % респондентов. Причём сторонники «Единой России» и ЛДПР гораздо более позитивно оценивают уровень политического плюрализма на телевидении, чем сторонники партий «Яблоко», КПРФ и особенно «Родины», а также те, кто высказался «против всех».

Таблица 5.8.2

Все

Информация о политической жизни в СМИ

стала более интересной

осталась такой же

стала менее интересной

Доли групп, %

100

32

29

15

Вопрос: «Как Вы считаете, сегодня в целом телевидение рассказывает о российской политической жизни объективно или необъективно?»

Объективно

31

52

28

16

Необъективно

43

34

50

71

Затрудняюсь

ответить

26

13

22

13

Вопрос: «Как Вы считаете, сегодня телевидение освещает российскую политическую жизнь достаточно полно или недостаточно полно?»

Достаточно

полно

29

47

29

16

Недостаточно

полно

45

42

50

70

Затрудняюсь

ответить

26

10

21

14

Таким образом, респондентов в целом удовлетворяет вектор изменений в освещении политической жизни в электронных СМИ, однако полнота и объективность информационной картины относительным большинством признается недостаточной. При этом представление на телевидении различных точек зрения явно не рассматривается как основной критерий объективности. Среди тех, кто говорит, что политика освещается необъективно, 39 % считают, что у представителей оппозиции сегодня есть возможность высказать свою точку

зрения (противоположного мнения придерживаются 42 % респондентов данной группы)[548].

Значительное место в освещении событий, происходящих в регионах России, занимает центральное телевидение. Так, опрос россиян, проведённый Фондом «Общественное мнение» 26-27 июня 2004 года в 100 населённых пунктах 46 областей, краёв и республик России, показал, что основным источником получения информации является телевидение (рис. 5.8.2).

alt="Рис. 5.8.2. Источники получения информации россиянами" />

Рис. 5.8.2. Источники получения информации россиянами

При этом было выявлено следующее мнение респондентов об объективности освещения ситуации в регионе в центральных и региональных СМИ (рис. 5.8.4).

затру дн яюсь ответить 29%

Рис. 5.8.4. Мнение россиян об объективности освещения ситуации в регионах в местных СМИ

42%

Рис. 5.8.4. Мнение россиян об объективности освещения ситуации в регионах в местных СМИ

При опросе 1500 россиян, проведённом Фондом «Общественное мнение» 6-7 сентября 2008 года в 100 населённых пунктах 44 областей, краёв и республик России, выяснилось, что для значительной части россиян телевидение - важная составляющая повседневности. Кому-то оно служит источником информации и развлечений, для других создает необходимый фон жизни, сопровождая в каждодневных делах. Очень мало осталось тех, кто не имеет телевизора или по тем или иным причинам не смотрит его (по данным последнего опроса, 2 и 1 % соответственно). Большинство же людей (72 %) смотрят телевизор каждый день, 15 % - 3-5 раз в неделю и лишь 10 % - 1-2 раза в неделю и реже. Когда-то телевизор включался строго под определенную передачу, а потом - о чем вспомнят, скорее всего, единицы - во многих домах он прикрывался специальной салфеткой. Сегодня целенаправленно, чтобы посмотреть конкретную программу, телевизор включают 39 % опрошенных, и такой стиль телевизионного поведения характерен прежде всего для людей пожилых (51 % респондентов в возрасте от 55 лет). Большинство же участников опроса (56 %) сказали, что включают телевизор, просто когда у них есть свободное время. Именно такой стиль «общения с телевизором» все больше закрепляется в жизни современного человека, и неслучайно чаще всего его отмечали молодые люди (18-35 лет) - 66 %. Другим проявлением той же тенденции превращения телевидения в фон жизни выступает ослабление привычки «программировать» телепросмотр: лишь 15 % выбирают передачу из телепрограммы, в то время как 41 % просто «щелкают» каналы, и это опять-таки стиль телеповедения прежде всего молодых телезрителей (51 % в этой группе). Роль телевидения в жизни современного человека многофункциональна. Участники массового опроса определили ее прежде всего как информационно-новостную: так, на открытый вопрос «Зачем Вы смотрите телевизор?» 44 % дали ответы: «быть в курсе всего»; «получить последнюю информацию о событиях»; «знать хочу о происходящем в стране и мире»; «знать, что где творится» и т. п. Каждый девятый (11 %), говоря об информационной функции телевидения, понимал ее более широко - как

299

предоставление нового знания о мире, интересных сведений, обогащающих эрудицию, расширяющих кругозор: «с целью просвещения»; «увидеть что-то интересное»; «узнать много нового»; «для развития кругозора»; «для эрудиции»; «познавательные цели». Многим людям телевидение дает отдых, релаксацию, возможность получить удовольствие («в качестве отдыха»; «хорошо провожу время»; «чтобы снять усталость, стресс» - 24 %); позволяет заполнить свободное время, спасает от скуки и одиночества («а чем еще заниматься вечером, после работы?»; «вечером не скучно с ним»; «это мое общение» и т. п. - 13 %). В ряде ответов назывались конкретные телевизионные жанры, привлекающие респондента: кинофильмы (8 %), сериалы (2 %), спортивные передачи (3 %), прогноз погоды (2 %), шоу и развлекательные передачи, музыкальные и детские программы, передачи телеканала «Культура» и прочие телезрители (по 1%). Впрямую о телевизоре как о «деле привычки» или «фоне» домашнего быта говорили немногие (2 и 1 % соответственно), что, впрочем, не означает, что эти функции несущественны. Телевизор не только «количественно» занимает большое место в жизни современного человека, но и принимается им «качественно», отвечает его запросам, вкусам и предпочтениям. Большинству россиян (69 %) нравится сегодняшнее российское телевидение. Тех, кого оно по тем или иным причинам не устраивает, значительно меньше - 20 % (7 % затруднились ответить на вопрос). Наиболее любимы населением каналы «Россия» и «Первый» (48 и 44 % соответственно назвали эти каналы в числе тех, которые им нравятся больше всего). На 3-м месте - НТВ (31 %). Заметим, что у этих каналов и наибольшие возможности приема: 91 % - у первых двух, 76 % - у НТВ. У остальных каналов число «пристрастных» зрителей (как, впрочем, и степень охвата аудитории) гораздо меньше: у СТС - 13 %, у ТНТ и «Спорта» - по 10 %, у «Культуры» и РЕН ТВ - по 8 %, у остальных - не больше 5 %. При интерпретации этих ответов стоит учитывать, что респондент не был ограничен в выборе предпочитаемых телеканалов (каналы перечислялись на карточке, и из этого набора респондент мог отметить любое количество позиций). Говоря о привлекательных сторонах современного российского телевидения (соответствующий вопрос задавался в открытой форме), респонденты отмечали прежде всего его информационную насыщенность: «постоянно идут новости»; «держит в курсе всех событий»; «для меня эта информация о событиях в мире»; «хорошие новостийные программы»; «что все показывают честно о событиях в стране и за рубежом» (20 %). 15 % отметили большой выбор художественных фильмов; 9 % привлекает обилие развлекательных программ, игр, ток-шоу; еще 9 % - большое количество разнообразных телесериалов; 7 % довольны тем, что на современном телевидении присутствуют хорошие научнопознавательные программы, «проблемные передачи», «серьезные программы». Часть респондентов обобщенно говорили о разнообразии выбора, предоставляемого современным телевещанием: «выбор огромный»; «возможность смотреть много каналов»; «разнообразие программ на любой вкус» (10 %). Другие достоинства современного российского ТВ упоминались реже. Отвечая на симметричный открытый вопрос «Что Вам не нравится в сегодняшнем российском телевидении?», респонденты чаще всего обращали внимание на засилье рекламы (39 %), а также чрезмерное присутствие на телеэкране агрессии и эротики (15 и 9 % соответственно). Много претензий звучало в адрес конкретных тележанров: «бесконечных сериалов» (9 %) и боевиков (4 %), «всяких дурацких шоу» и вообще пустых и глупых передач (6 %). Остальные критические суждения встречаются реже. Как правило, люди не жалеют о времени, проведенном перед телеэкраном: большинство респондентов (59 %) сказали, что они проводят у телевизора столько времени, сколько им хочется; 29 % предпочли бы смотреть телевизор больше, чем им сегодня удается, и лишь 6 % хотели бы тратить на телепросмотр меньше времени[549].

<< | >>
Источник: Гомеров И. Н. Политическая деятельность: психолого-политологический анализ. 2010

Еще по теме Методы сбора и обработки информации:

  1. § 2.3. Технические и программные средства, применяемые экспертом для сбора и обработки необходимой ему информации
  2. Методы обработки юридической информации
  3. Какие методы используются для сбора информации?
  4. Методы сбора социологической информации и проблемы репрезентативности
  5. В. Г. Андреенков, В. Д. Войнова, В. П. Гайдне, Б. 3. Докторов И. В. Журавлева, О. М. Маслова, В. И. Паниотто, Г. Н. Сотникова. Методы сбора информации в социологических исследованиях. Кн. 1. — М.: Наука,. — 232 с., 1990
  6. 8.3.2. Характеристика общенаучных методов обработки информации и принятия решений
  7. Определение методов сбора маркетинговых данных 4.5.1. Общая характеристика методов сбора данных
  8. В. Г. Андреенков, О. М. Маслова. Методы сбора информации в социологических исследованиях. Кн. 2. Организационно-методические проблемы опроса. Анализ документов. Наблюдение. Эксперимент - М.: Наука,. — 224 с, 1991
  9. 6.1. СИСТЕМА СБОРА МЕЖДУНАРОДНОЙ МАРКЕТИНГОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
  10. Модель обработки информации
  11. МЕТОДЫ СБОРА ДАННЫХ
  12. Модель обработки социальной информации (ОСИ)
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -