<<
>>

КЛАССОВАЯ БОРЬБА ПРОЛЕТАРИАТА И МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОЛИТИКА

Мы видели, какие трудности приходилось преодолевать К. Марксу и руководимому им Интернационалу, чтобы обеспечить единство мысли в пролетарской борьбе. Надо еще добавить, что то были не только трудности преодоления разногласий внутри рабочего движения, но и трудности, чинимые буржуазными правительствами.
Власти прекрасно понимали опасность конденсирования революционной мысли. Они знали, что для установления теоретического единства революционерам необходимы встречи, обмен мнениями, взаимная критика, регулярное и многостороннее общение; они понимали, что если всему этому помешать, то отдельные революционные ручейки пересохнут, так и не добежав один до другого, так и не слившись в одну полноводную реку, отдельные догадки и прозрения, и даже глубокие теоретические построения, не соединившись с другими, не дополненные ими, постепенно завянут и погибнут, не дав силы новым побегам, — и каждому поколению борцов придется каждый раз начинать сначала: и не сложится тогда тот костяк революционных «офицеров»,, который смог 5ы повести за собой классовую армию, не вызреют те борцы, которые имеют ясные представления о конечных целях движения, которые вобрали в себя уроки историиг опыт прошлых революций, которые умеют не паниковать и не ввязываться в неподготовленное сражение, но умеют терпеливо ждать своего часа и ни мгновения не колебаться, когда этот час пробьет, умеют служить революции—в горькие часы исторического отлива движения и в светлые минуты прилива. Да, все будет именно так, если правительствам удастся помешать международному общению революционеров. И сильные мира сего предпринимали огромные усилия, чтобы разобщить революционную армию — и путем прямого, согласованного в международном масштабе преследования революционеров и с помощью тщательно с этой точки зрения продуманной внешней политики. Борьба за возможность общения была важной стороной деятельности Интернационала. Опыт этой борьбы, выкристаллизовавшийся в ряде важных теоретических формулировок К. Маркса, поучителен. Вначале — о борьбе с прямым преследованием Интернационала и его сторонников. Надо сказать, что мы мало и редко пишем о той атмосфе* ре жесточайшего преследования, в которой вел свою работу Интернационал, — очевидно, полагая, что это внешний, дополнительный, второстепенный фактор. И потому после чтения иных работ нередко создается впечатление, что все заботы марксистов сосредоточивались исключительно на внутренней борьбе в Интернационале, и что Интернационал развивался в- обстановке этакой чуть ли не полной демократии в европейских странах, а отсюда уже один шаг до вывода, что его опыт организационной борьбы в условиях империалистической и маоистской реакции XX века мало применим. Вообще это чуть ли уже не правило — преувеличивать трудности борьбы своего времени и преуменьшать трудности, имевшие место Б- прошлом. А между тем, вот только несколько фактов, относящихся к 1871 —1872 гг. Французский министр иностранных дел Жюль Фавр рассылает ряду европейских правительств циркуляр, в. котором указывает на опасную деятельность Интернационала и необходимость общеевропейской борьбы с ним. Подробный* план международной борьбы с Интернационалом, включающий предложение об усилении уголовных законов и создании международной ассоциации промышленников и капиталистов, составляет австрийский канцлер Бейст.
Развернутая система мер против Интернационала была разработана в Германии Бисмарком. Докладную записку о мероприятиях по борьбе с Интернационалом составил по приказу Александра II русский министр юстиции. Папа Пий IX призвал католиков вести борьбу против членов Интернационала, а миланский архиепископ в противовес Интернационалу даже учредил «Международное товарищество католических рабочих». Национальное собрание Франции в марте 1872 г. приняло закон, объявлявший одну лишь принадлежность к Интернационалу уголовным преступлением. И таких фактов множество 138. Опыт борьбы Интернационала с этими жестокими и непре- кращающимися преследованиями заслуживает' самого тщательного изучения — это великая школа для каждого современного революционера. Но эта тема требует особого и специального разговора, что не входит в задачу данной работы. Здесь же мы только отметим два принципиальных момента. В борьбе с международной реакцией К. Маркс опирался, во-первых, на растущую мощь и сознание рабочего класса, открыто, спокойно и твердо разъясняя всему миру — и друзьям, и врагам: «Та почва, на которой вырастает это Товарищество, есть само современное общество. Это Товарищество не может быть искоренено, сколько бы крови ни было пролито. Чтобы искоренить его, правительства должны были бы искоренить деспотическое господство капитала над трудом, то есть искоренить основу своего собственного паразитического существования» 139. И во-вторых, К. Маркс не упускал случая апеллировать к тем или другим демократическим принципам и законам, формально провозглашавшимся самой буржуазией. Он умел -использовать те урезанные демократические права, которые были не просто «подарком» буржуазии, но завоевывались в периоды революций при мощном народном натиске. Соединение борьбы за расширение и использование демократических прав с борьбой социалистической было важной стороной Марксовой революционной стратегии. А теперь об отношении пролетариата к внешней политике своих стран. Вопрос этот может показаться второстепенным, а решение его — простым делом. Ведь это почти очевидно: главное для пролетариата — борьба со своей буржуазией. Поэтому его, вроде бы, должна интересовать лишь внутренняя политика буржуазного правительства, а не его распри или связи с другими правительствами. А если уж все-таки решать этот «второстепенный» вопрос, то решение его «очевидно»: лозунг пролетариата — «мир» (а если «война», то лишь как вынужденная ответная мера, война освободительная — с захватчиком, агрессором). Да, такой ход рассуждений будет вполне естественным^ если стоять на точке зрения национально-ограниченного характера социалистической революции. Если же исходить из марксистской концепции всемирности революционного процесса, то такие рассуждения будут в чем-то недостаточными, а в чем-то и прямо ошибочными. Да, лозунг марксизма — «мир», но тут не ухватывается своеобразие, специфика именно марксистской позиции. «Мир» был пожеланием и прудонистов, и тред-юнионистов, и многих течений мелкобуржуазной демократии и филантропии. Для понимания сущности марксистской позиции важен тот общий контекст социалистических требований, в котором фигурирует данный лозунг. Уяснить этот контекст нам поможет Учредительный Манифест Интернационала. «Если освобождение рабочего класса,— говорится там, — требует братского сотрудничества рабочих («разных стран», как добавлено в немецком тексте.— Г. В.), то как же они могут выполнить эту великую задачу при наличии внешней политики, которая, преследуя преступные цели, играет на национальных предрассудках и в грабительских воинах проливает кровь и расточает богатство народа?» Это — вопрос. Но в нем в свернутом виде содержится и ряд ответов на интересующие нас вопросы. Так, здесь ясно указывается на тесную, органическую связь проблем внешней политики буржуазных правительств с проблемами классовой борьбы пролетариата. Важно здесь то, что эта внешняя политика рассматривается не просто как безнравственная, как противоречащая неким астрактным идеалам (с этой точки зрения се и прудонисты критиковали), а как фактор, препятствующий классовой борьбе пролетариата, революционно-социалистическому движению. Это главное. Действительно, шовинизм, национализм, вражда между народами — это выражение и следствие буржуазности, неотъемлемая черта эксплуататорских режимов, исповедующих право сильного — право делить мир и его богатства по экономической, политической и военной силе. Выступая за демократизацию внешней политики, пролетариат и выступает непосредственно против буржуазных принципов, буржуазных производственных отношений. И другая сторона дела. Гегемонистская, националистическая внешняя политика способствует укреплению мира эксплуатации не только увеличением, так сказать, «суммы угнетения» на земном шаре, но и разъединением национальных отрядов рабочего класса. Это отчуждение наций друг от друга, будучи объективным результатом деятельности буржуазии, поддерживается ею и вполне сознательно. Буржуазия и обслуживающая ее бюрократия умеют поддерживать внешнеполитическое напряжение и там, где оно не диктуется даже их непосредственными экономическими и политическими интересами. Войны или демонстрации силы «устраиваются» нередко не столько для того, чтобы подавить иностранных конкурентов и захватить новые рынки, сколько для того, чтобы раздавить авангард революционного класса в своей собственной стране, чтобы ослабить международную солидарность угнетенных. Это сознательно и последовательно проводимая анти- революционная (и даже прямо контрреволюционная) линия. Вот почему такое большое значение — и именно для мирового революционного процесса — имеют активное противодействие этой линии, борьба за мир. Мир и сотрудничество между пародами—'это наиболее благоприятные условия для пролетарской солидарности и классовой борьбы. Такова позиция марксизма. Поэтому, когда мы слышим, как современные «тоже — марксисты» из Пекина ратуют за усиление напряженности как условия, приближающего мировую революцию, нам становится совершенно ясным, что тут нет ни грана марксизма, что перед нами буржуазно-иезуитская концепция «чем хуже, тем лучше», концепция контрреволюционная и антипролетарская. Борьба за мир, ведущаяся страстно, массово, поставленная в единый контакт с социалистической борьбой, просветляющая классовое сознание трудящихся, короче — борьба за мир, ведущаяся революционными средствами, — вот одно из главных звеньев во внешнеполитической программе марксизма. В Учредительном Манифесте К. Маркс намечает некоторые аспекты и пути такой борьбы. Он выдвигает перед рабочим классом исключительной важности задачу: «самому овладеть тайнами международной политики, следить за дипломатической деятельностью своих правительств», не отдавать ее «на откуп» правительству, полагая, что «наше» дело — лишь внутренняя борьба, внимательно следить за действиями «своего» хищника на международной арене, уметь давать ясную конкретную оценку его внешнеполитической деятельности и «в случае необходимости противодействовать ей всеми средствами, имеющимися в распоряжении рабочего класса», «в случае же невозможности предотвратить эту деятельность — объединяться для одновременного разоблачения ее и добиваться того, чтобы простые законы нравственности и справедливости, которыми должны руководствоваться в своих взаимоотношениях частные лица, стали высшими законами и в отношениях между народами». И наконец, вывод, имеющий принципиальное значение для марксистской теории революции: «Борьба за такую иностранную политику составляет часть общей борьбы за освобождение рабочего класса (курсив наш. — Г. В.)» 166. Борьба за демократическую, миролюбивую внешнюю политику есть часть борьбы за освобождение рабочего класса, есть составная и неотрывная часть мирового революционно-социалистического процесса. * * * Мы рассмотрели, как вырабатывались единые интернациональные цели движения, единая программа, определяющая главные конфликты эпохи и общие принципы их разрешения, как закладывалась теоретическая основа деятельности национальных партий. Мы видели, что, намечая общую для пролетариата цель («Рабочий должен со временем захватить в свои руки политическую власть, чтобы установить новую организацию труда»), К. Маркс резко подчеркивал: «Но мы никогда не утверждали, что добиваться этой цели надо повсюду одинаковыми средствами». Основоположник научного социализма широко открывал двери для самостоятельного поиска национальными партиями наиболее целесообразных путей, форм и методов движения к единой интернациональной цели. Своеобразие, усиливающее и укрепляющее единство, — таков идеал К. Маркса. При всем разнообразии Национальных путей мировая социалистическая революция «должна быть солидарной» 167. И уже в 60—70-е годы XIX в. нащупываются формы такой солидарности, сотрудничества и взаимопомощи революционных отрядов. Поскольку в тот период ярко выраженным центром и главным средоточием мировой классовой борьбы стали развитые страны Европы, где особенно резко обострились конфронтация и борьба прогрессивных и реакционных сил, то в центре внимания марксистской теории, естественно, оказались проблемы взаимосвязи революционных потоков именно этих, развитых, европейских стран, т. е. стран, находящихся приблизительно на одном уровне исторического развития. Однако и в этот период К. Маркс и Ф. Энгельс продолжают разрабатывать и другую составную часть теории единого мирового революционного действия — взаимодействие разноуровневых революционных потоков. Эта тема ясно звучит и в их работах, посвященных польскому вопросу, и в статьях, анализирующих взаимоотношение западноевропейского и русского революционных движений. Но особенно полно присутствует она в работах, посвященных ирландскому вопросу. Важность и значение этих работ, имеющих поистине этапный характер для марксистской теории революции, требует их специального и внимательного рассмотрения. а) Сразить английскую буржуазию... в Ирландии! Твоя идея сразить английскую буржуазию в Ирландии грандиозна, убедительна, практична! Из письма Кугельмана Марксу от 2 декабря 1869 г. Политика Маркса и Энгельса в ирландском вопросе дала величайший, доныне сохранивший громадное практическое значение образец того, как должен относиться пролетариат угнетающих наций к национальным движениям. В. И. Ленин В 60-е годы XIX в. даже в прогрессивных кругах мало кто понимал все значение ирландской проблемы. Тред-юнионисты в газете «Вее-Hivc», бакунисты и прудонисты в газетах «Egalite» и «Progres» считали, что руководимый К. Марксом Генеральный Совет Интернационала, обсуждая ирландский вопрос, тратит время чуть ли не попусту: разве-это дело — международной пролетарской организации заниматься рассмотрением какого-то «местного политического движения», разве может иметь какое-либо серьезное значение для мировой социалистической борьбы национально-освободительное (не социалистическое!) движение маленькой аграрной Ирландии (с населением чуть больше 5 миллионов!)? Многих просто удивляла кипучая деятельность К. Маркса и Ф. Энгельса в связи с ирландским движением. К. Маркс пишет резолюции протеста и статьи, посвященные ирландскому вопросу, читает полуторачасовые доклады на эту тему в немецком рабочем союзе, говорит о нем в десятках писем, рассылаемых им в самые различные уголки земного шара, а Ф. Энгельс готовит фундаментальный труд по истории Ирландии— с древних времен и до 1870 г. И К. Маркс одобрительно следит за этой работой своего друга: «Его книга об Ирландии, — которая отнимает у него, между прочим, несколько больше времени, чем он сам сначала предполагал, — писал К. Маркс дочери Женни, — будет в высшей степени интересна» 140. Почему же национально-освободительному (несоциалистическому!) движению в маленькой аграрной Ирландии уделя ется в этот период не меньше внимания, чем рабочему движению в развитых промышленных центрах Европы? Да по той простой (впрочем, простой ли?) причине, что борьба ирландцев, по твердому убеждению основоположников марксизма, есть отнюдь не «маленькая» и не сугубо национальная, а борьба, прямо подсоединенная к мировой пролетарской борьбе. Логика их рассуждений такова. Во второй половине XIX в. без Англии всемирная социалистическая революция победить по-настоящему не сможет, ибо «только Англия может послужить рычагом для серьезной экономической революции»; «благодаря своему господству на мировом рынке Англия является единственной страной, где каждый переворот в экономических отношениях должен немедленно отразиться во всем мире». Итак, от революционизирования Англии зависят в настоящий момент перспективы мирового революционного процесса. Но «единственный пункт, где можно нанести серьезный удар официальной Англии, представляет собой Ирландия» 141. Таков тот «бикфордов шнур», который соединяет маленькую горящую «спичку» Ирландии с «пороховой бочкой», заложенной под огромное здание мирового буржуазного общества. Но теперь следующий вопрос: а действительно ли революционное освобождение Ирландии может дать толчок английской революции? Действительно ли английское пролетарское движение не сможет обрести достаточной революционной силы, пока Англия будет господствовать в Ирландии? На это К. Маркс отвечает афоризмом, который мы и ставим заголовком к следующему параграфу. б) Народ, порабощающий другой народ, кует свои собственные цепи Запоминающийся афоризм! Но нет ли здесь некоторого преувеличения, некоей фигуральности выражения, свойственной многим афоризмам? Мет, здесь нет ни преувеличения, ни фигуральности. Здесь четкая фиксация действительного положения дел. Здесь не афоризм был целыо, но истина. А глубоко и полно схваченная истина при своем выражении обязательно получает форму афоризма. Да, это совершеннейшая истина: «народ, порабощающий другой народ, кует свои собственные цепи» 142. И вот, как показал К. Маркс, почему. Первое. Поддерживая (прямо, активно или пассивно — не- противлением, молчанием) подавление другого народа, тру дящиеся «сильной» страны превращают своих иноплеменных братьев по классу в своих врагов. И в то время, как их общие, действительные враги — эксплуататоры обеих стран — договариваются между собой, разрабатывают единую тактику борьбы, люди труда стоят разъединенно, разбитые па два враждебных лагеря. Поэтому и не происходило на британских островах «гармонического соединения пыла кельтского рабочего и положительного, но медлительного нрава англосаксонского рабочего». Враждебность двух народов, подтачивающая их силы, разумеется, очень устраивает буржуазных правителей. И потому когда логика жизни, общность интересов трудящихся берут свое, ослабляя межнациональный антагонизм, тогда он «искусственно разжигается и поддерживается буржуазией»143. Под воздействием искусно проводимой пропаганды вырабатывается и получает распространение в рабочих кругах мещанский стереотип рассуждений о том, что ирландцы, сами виновные во всех своих бедах, пытаются взвалить вину за все на нас, англичан, постоянно благодетельствовавших им, они предъявляют «нам» претензии, о которых и заикаться-то не имеют права — они и существуют-то только благодаря «нам» и т. д. и т. п. — обычные высокомерно-шовинистические рассуждения. «Средний английский рабочий», отмечает К. Маркс, смотрит на ирландского «почти так же, как смотрели poor whites (белые бедняки. — Ред.) южных штатов Северной Америки на черных рабов» 144. Любопытная в результате коллизия получается. Правительство (особенно это было характерно для правительства Гладстона) постоянно говорит о гуманизме, проявляемом им по отношению к ирландцам, подчеркивает, что ни оно, ни английская нация в целом никаких выгод от союза с Ирландией не имеют .(а даже наоборот), что «помогают» ей не в целях выгоды, а исключительно из соображений гуманизма и человеколюбия и т. д. Ох, эти буржуазные лисы из правительственных канцелярий! До чего хитры: получают возможность при объяснении внутренних трудностей ссылаться на гуманистическую необходимость помогать «бедной Ирландии» и, кроме того, вызывают против себя ропот народных масс за...либерализм. Да, возникает забавная массовая критика «справа»: хватит-де помогать чужим, хватит с ними няньчиться и миндальничать, пора перестать быть чуресчур добренькими. Такая инспирированная сверху критика — настоящий бальзам на душу буржуазных правителей. Они получают возможность, когда это им выгодно, «уступать» народному мнению, ужесточая свою внеш- нюю политику. Они получают возможность расправляться с «левыми» оппозиционными силами внутри страны — как бы тоже от имени и по поручению «широкого общественного мнения». Итак, порабощение одного народа другим ведет к противоречащему интересам пролетариата обеих стран расколу революционного войска. Второе. Порабощенная страна — это и широкие возможности ослабления внутренних конфликтов в господствующей стране и по причинам, изложенным выше, и потому еще, что есть возможность — при забастовках своих рабочих — ввозить рабочих-иностранцев, готовых трудиться, сколько угодно и за гораздо более низкую плату, а также есть возможность — при незанятости и безработице — вывозить своих рабочих в зависимую страну. Кроме того, различные отряды внутренней реакции черпают свою силу из тех или других источников, находящихся в зависимой стране. Например, в Англии того времени одним из врагов рабочего класса и верным союзником буржуазии был лендлордизм (крупное помещичье землевладение). Но непосредственно для английского пролетариата лендлордизм был неуязвим, ибо источник его экономической (и как следствие — политической) силы — его земельная собственность и «рабы» — находился не в самой Англии, а в Ирландии. Независимость, политическое самоопределение Ирландии отсекли бы этот источник, разбили бы одну из цепей, сковывающих английский пролетариат. Третье. Систематически осуществляемое порабощение соседних народов требует мощной и мобильной армии, «которую в случае нужды, как это уже имело место, бросают против английских рабочих» 173, т. е. народ, порабощающий другие народы, создает направленную в конечном счете против самого себя вражескую армию. Четвертое. Порабощаемая страна — это опытный полигон для карательных сил. Там отрабатываются наиболее совершенные способы нанесения удара по всяким бунтующим и восстающим силам внутри страны, накапливается тот опыт контрреволюционных действий, который так пригодится в борьбе со своим пролетариатом,*с этой «внутренней Ирландией». Пятое. Рабочий класс, санкционировавший подавление другого народа, не сможет ни подняться сам, ни поднять весь народ на революционную борьбу против своего правительства, против внутреннего угнетения. Он теряет историческое право на это, пока не отмоет своего позора. Революционная социалистическая борьба требует беззаветной и высокой нравственной чистоты. Откуда же взяться беззаветности и чистоте у фактических соучастников разбоя. В этих условиях борьба с правительством может вылиться лишь в торговлю за местечки у кормила власти, за маленькие выгоды при заключении беспринципных компромиссов. К. Маркс указал английским рабочим союзам (тред-юнионам) их задачи в отношении ирландского национально-освободительного движения, указал им путь, возвышающий рабочий класс, наметил ясную революционную перспективу—«превращение существующей принудительной унии (т. е. порабощение Ирландии) в равный и свободный союз, если это возможно, или полное отделение, если это необходимо», что, в свою очередь, является «предварительным условием освобождения английского рабочего класса»145. «Только эта политика, — отмечал В. И. Ленин в 1914 г.,—способна была избавить и Ирландию и Англию от полувековой затяжки необходимых преобразований и от изуродования их либералами в угоду реакции» 146. Руководители английских тред-юнионов не вняли указанию К. Маркса, они пошли на компромисс с власть имущими, предав дело ирландской свободы, а вместе с этим и вследствие этого — дело пролетарской революционной борьбы. Долго потом английское рабочее движение не могло отделаться от вошедшего в его кровь холопства. Да будет печальная судьба английского тред-юнионизма серьезным историческим уроком и грозным предостережением всем отрядам современного рабочего класса! в) Ирландский вопрос и развитие теории Какое место занимает ирландский вопрос в развитии революционной теории К. Маркса? Что это — шаг вперед в развитии теории, в развитии общих принципов или просто частное применение уже известных принципов и конкретной ситуации? И второе. Нет ли противоречия между положением, выдвинутым К. Марксом в 40-х годах о том, что победа Польши — в Англии, Италии — во Франции, и положением конца 60-х годов о том, что освобождение Англии — в Ирландии. Ведь в первом случае речь идет, вроде бы, о том, что основа освобождения— развитая, господствующая страна, а во втором — наоборот: основа освобождения — зависимая, угнетенная страна. Может быть, К. Маркс пересмотрел свои взгляды 40-х годов в этом отношении? Мы бы так ответили на оба этих вопроса: позиция К. Маркса и Ф. Энгельса в ирландской проблеме была серьезным шагом вперед в развитии теории, в развитии общих принци пов. Но эта позиция не отменяет лозунгов 40-х годов, она расширяет и конкретизирует их. Ведь в чем была суть этих лозунгов («освобождение Польши — в Англии» и т. п.)? В утверждении, что подлинное, настоящее, глубокое освобождение людей от социального гнета в зависимой стране может произойти только тогда, когда такое освобождение осуществится в развитой, господствующей стране. В противном случае революция (если даже она и произойдет) в зависимой стране будет неполной, ущербной, деформированной и т. д. Короче говоря, главным в мировой революционной битве, от чего зависит ее исход и конечный результат, является развитие классовой борьбы пролетариата в промышленных, «господствующих» странах. Разве в 60-е годы позиция К. Маркса стала иной? Разве не говорит он, что от Англии в первую очередь зависят успехи всемирной пролетарской борьбы? Говорит! И говорит ясно и недвусмысленно. Как и прежде, остается верным: действительное освобождение народов зависимых стран возможно при условии революции в странах господствующих, действительное освобождение ирландцев от социального гнета возможно только при условии революции в Англии. Здесь К. Маркс целиком на прежних позициях. Но вот механизм связей и взаимозависимостей конкретизируется. Прежде К. Маркс, выдвигая лозунг «освобождение Польши — в Англии», ставил проблему в общей форме: находить национальные пути к решению единой интернациональной задачи. Подробный маршрут этих «национальных путей» был в те годы не вполне ясен: как конкретно сможет Польша (Италия) повлиять на положение дел в Англии (Франции)? Социальные условия были тогда не вполне зрелы и взаимозависимости стран недостаточно прочны. Быстро из-под английской зависимости вышла Польша, во вполне самостоятельную страну превращалась Италия. И временные связи и формы зависимости европейских стран, позволившие К. Марксу поставить новую проблему, то возникали, то исчезали, не давая возможности с достаточной степенью конкретизации проанализировать новую проблему. В 50-е годы такие возможности появились. На примере сложившейся устойчивой связи Англия — Индия К. Маркс значительно конкретизировал и взаимовлияния стран на мировой арене. Но все же здесь речь шла больше об экономическом, чем о революционном взаимодействии. Индия еще спала. Она страдала, но еще не боролась. Ирландия — продолжение этой линии. Здесь еще более прочная зависимость отсталой страны от развитой — и экономическая и политическая. Все аспекты прежних проблем проявляются тут в полной мере. С той разницей, что Ирландия уже поднялась на революционную борьбу с угнетением, с за- висимостыо, и впервые реальной, практической, сверхзлобо- дневной проблемой стало, как отнестись рабочему классу угнетающей страны к национально-освободительному движению в стране угнетенной. Именно здесь зародыш тех проблем соединения социалистических и демократических движений, которые будут центральными при империализме и которые будет решать В. И. Ленин. Так что новизна проблематики здесь несомненна. И еще одно замечание. Когда К. Маркс высказывает свою, по выражению Л. Кугельмана, «грандиозную идею» — «сразить английскую буржуазию в Ирландии», — это отнюдь не значит, что всегда и постоянно толчок революционному движению в развитой стране должен исходить из страны угнетенной. Может быть так, а может — этак. Не в том заслуга К. Маркса, что он дал какую-то жесткую формулу последовательности событий: вначале — зависимые, потом — господствующие. «Учесть наперед все возможные соотношения,— комментировал позицию К. Маркса В. И. Ленин, — между буржуазными освободительными движениями угнетенных наций и пролетарским освободительным движением среди угнетающей нации... — вещь невозможная»176. Но тогда в чем же заслуга К. Маркса, спросит иной читатель,— если он не дает единого решения? Заслуга в том, что он дает метод, принцип поиска конкретного решения, указывает на главные интернациональные цели, на решающие звенья в мировой революционной борьбе, ориентирует на поиск своеобразного, национального пути к выполнению единой интернациональной задачи, открывая в этих пределах двери инициативе и историческому творчеству. Не менее важно и то, что он анализирует ряд типических исторических ситуаций, давая конкретные уроки теоретического творчества. * * * Таковы некоторые наиболее важные теоретические идеи, развитые К. Марксом в период его руководства Интернационалом, существенно обогатившие марксистскую теорию социалистической революции, мирового революционного процесса. Эти идеи будут затем развиты В. И. Лениным. Но прежде чем перейти к ленинским концепциям, остановимся еще на ряде важных мыслей К. Маркса, касающихся всемирности исторического и революционного процесса, — мыслей, связанных с анализом перспектив революционного развития России.
<< | >>
Источник: Г. Г. Водолазов. ДИАЛЕКТИКА И РЕВОЛЮЦИЯ (МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ). 1975

Еще по теме КЛАССОВАЯ БОРЬБА ПРОЛЕТАРИАТА И МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОЛИТИКА:

  1. 10. ОТ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ К БОРЬБЕ БЕСКЛАССОВОЙ?* Э. Балибар
  2. 1. Вопросы экономической и политической борьбы пролетариата
  3. Классовая борьба
  4. VIII- 2. Триалектика классовой борьбы
  5. § 7. В. И. Ленин о классовых корнях ревизионизма и путях борьбы с ним
  6. 1. Борьба СССР против агрессивной политики империализма, за смягчение международной напряженности
  7. Глава 13 Национализм на фоне классовой борьбы (Н. Сыркин)
  8. Б. V-1. Государство - самостоятельный класс, третий полюс классовой борьбы
  9. §6. КЛАССОВАЯ БОРЬБА И КОНФЛИКТЫ СОЦИАЛЬНОГО ПЛАНИРОВАНИЯ
  10. ФРАНЦ МЕРИНГ. В БОРЬБЕ С КЛАССОВОЙ ЮСТИЦИЕЙ, 1929
  11. Сапега В. М.. Классовая борьба. Государство и капитал, 2005
  12. Классовая борьба эксплуатируемых против эксплуататоров. Восстания рабов. Гибель рабовладельческого строя.
  13. Глава пятая ОБОСТРЕНИЕ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ.ПРИНЯТИЕ КОНСТИТУЦИИ 1787 Г.
  14. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР — ПОЛИТИКА БОРЬБЫ ЗА МИР, ПРОТИВ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ АГРЕССИИ
  15. 15.2. Сотрудничество государств в борьбе с уголовными преступлениями международного характера в рамках международных организаций
  16. § 4. Сотрудничество государств в борьбе с уголовными преступлениями международного характера в рамках международных организаций
  17. Глава 9 ПОЛИТИКА: БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ
  18. Глава 9. Политика: борьба за власть
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки -