<<
>>

§ 1. Исторические этапы и

сущность русского либерализма

В современной литературе существуют разные мнения по вопросу периоди­зации русского либерализма. Одни исследователи (Л. И. Новикова, И. Н. Сиземская и ряд др.) считают, что «либерализм пришел в Россию в виде просвещенного аб­солютизма», пройдя три стадии эволюции: с XVIII века по 50-70-е гг XIX в.; с 50-70-х по 90-е гг.

XIX в.; 3) с 90-х гг. XIX в.[187]. Другие ученые (например, А. В. Гоголевский) утверждают, что XVIII век является исходным периодом фор­мирования либеральных идей, При этом подчеркивается, что русский политиче­ский либерализм возник на рубеже XVIII-XIX вв., получив первое воплощение в творчестве А. Н. Радищева[188]. Третья группа исследователей (И. П. Лейберов, Ю. Д. Марголис, Н. К. Юрковский) утверждают, что либерализм предстает как «об­щественное движение, в котором разрабатывались более или менее законченные программы политических реформ»[189] только с конца XVIII в.

Российские историки и специалисты в области истории политической мыс­ли обычно идентифицируют генезис либерализма в России начиная со второй пол. Х1Х в. Так, В. Ф. Пустарнаков развивает идею, согласно которой либерализм, оформившись в эпоху реформ Александра II, сразу обрел форму «нового» либе­рализма, при сохранении рудиментов феномена «дворянского либерализма»[190] .

B. И. Приленский предпочитает датировать 1846 годом начало либерального на­правления в русской мысли. При этом он утверждает, что свое адекватное отраже­ние либеральные идеи находят у К. Д. Кавелина, А. И. Соловьева и Б. Н. Чичерина[191] . К. С. Гаджиев, напротив, полагает, что либеральное направление в России утвер­дилось только в конце XIX — начале XX вв.[192]

Все приведенные выше разногласия в оценках и суждениях дают основания рассматривать русский либерализм как идейное течение, находившееся в стадии становления.

Речь, таким образом, идет о начальной стадии идеологического раз­вития. Зарождение либеральной модели идеологии в России начинается задолго до появления на исторической сцене либерализма как общественного движения. Одним из первых его адептов стала императрица Екатерина II. В ее произведениях, наряду с призывами культивировать на российской почве принципы просвещенно­го абсолютизма, можно обнаружить и воспроизведение либеральных идей фран­цузских просветителей[193] .

Важную роль в распространении либерально-просветительских идей сы­грал А. Н. Радищев. В книге «Путешествие из Петербурга в Москву» (1790), по­лемизируя с просвещенной императрицей, А. Н. Радищев заявлял, что только свобода как естественное состояние человека может обеспечить и материальное благосостояние граждан, и благо Отечества. Утверждая, что «самодержавство есть наипротивнейшее человеческому естеству состояние», он усматривал в дея­тельности американских республиканцев свой политический идеал[194]. При этом Радищев не был сторонником применения радикальных методов преобразования российской действительности и в его призывах нередко звучат и консервативные мотивы.

Крестьянское восстание под руководством Пугачева и Французская револю­ция развеяли иллюзии в отношении благотворности просвещенного абсолютизма. Идеи свободы как естественного состояния человека оставались центральными и в начале царствования Александра I. Однако молодые сподвижники царя полагали, что идея свободы должна быть подкреплена соответствующими политическими га­рантиями и, прежде всего, дарованием русским подданным конституционных прав. Важную роль в обосновании этих идей играл М. М. Сперанский, разработав пер­вый проект политического переустройства России. В нем предусматривался прин­цип разделения властей и законодательное ограничение самодержавия[195]. Это был первый, принципиально новый конституционный проект в России после со времен конфликта «верховников» и Анны Иоанновны.

Проекты Сперанского не были реализованы на практике из-за боязни Александра I и окружавших его реакционеров ограничить самодержавие[196].

Однако сама идея конституционного ограничения монархии развивалась, с одной стороны, представителями придворной аристократии, рассчитывавшими с помощью кон­ституции ограничить власть царя в свою пользу и укрепить свои привилегии. С другой стороны эти идеи развивались декабристами, восстание которых было по­давлено 14 декабря 1825 г. Но и в эпоху николаевской реакции либеральные идеи живо пропагандировались и обсуждались в университетах кружках и журналах «Московский телеграф», «Телескоп», «Европеец» (1830-е гг.), в «Современнике» и «Отечественных записках» (1840-е гг.)[197].

Либеральное направление развивалось в кругах московской и петербург­ской интеллигенции, в частности, московский кружком, в который в 1850-е гг. вхо­дили А. В. Станкевич, Е. Ф. Корш, В. П. Боткин, Н. Ф. Павлов, П. Н. Кудрявцев, Б. Н. Чичерин и др. Петербургский кружок, где ведущую роль играл К. Д. Кавелин, возник в середине 1840-х гг. Со второй половины 1850-х гг. либерально настро­енные литераторы и ученые объединились вокруг журналов «Русский вестник» и «Атеней». Свой вклад в разработку идей либерализма вносил и орган славяно­филов — газета «Русская беседа», которая вела горячий спор с «Русским вестни­ком»[198]. Работы либерального направления, например, — «Современные задачи русской жизни» Б. Н. Чичерина, «Государственное крепостное право в России» К. Д. Кавелина. За границей А. И. Герцен издавал сборники «Голоса из России», в которых появлялись статьи либеральной направленности. Со второй половины 50-х гг. XIX в. либеральные принципы распространяются вширь, охватывая все но­вые слои российского общества. Либерализм становится важным фактором консо­лидации общественных сил. С этого момента русский либерализм становится об­щественным движением и направлением политической мысли.

Изучение источников и основных фаз развития русского либерализма сви­детельствует об его оригинальности, проявившейся в формировании весьма суще­ственных парадигмальных характеристик. В некоторых своих аспектах русский ли­берализм схож с западноевропейским, некоторые определенно имеют оригиналь­ный характер, отражая особенности социокультурного развития пореформенной России XIX — начала XX вв. По справедливому суждению В. В. Шелохаева, рус­ский либерализм возникает «прежде всего, на теоретическом уровне» и представ­ляет собой «особый тип интеллектуального либерализма»; его оформление способ­ствовало созданию рациональной модели либеральной теории, превосходящей «по ряду параметров» западные образцы[199].

Как уже неоднократно отмечалось выше, либерализм — это, прежде всего, учение, отстаивающее свободу личности как наиболее значимую моральную и по­литическую ценность[200]. Для русских представителей этого направления свобода имела как теоретическое, так и социальное содержание. К. Д. Кавелин писал: «Для народов, призванных ко всемирно-историческому действованию в новом мире, та­кое существование без начала личности невозможно». Именно «личность, созна­ющая сама по себе свое бесконечное, безусловное достоинство, есть необходимое условие всякого духовного развития народа»[201].

По Кавелину, законы развития общества предполагают «появление и рост личности». Одновременно он признавал, что история России и Европы имеют различные основания и направленность. В России первоначальной основой был родовой строй. Становление государства как прогрессивной объединяющей силы означало восхождение русского общества на новую историческую сту­пень и выход на историческую арену личности, прообразом которой стал Петр Великий.

Согласно Кавелину, личностное начало, пройдя через распад родового быта и будучи опосредованным сильным государством, выявилось в России позже, чем в Европе. Но данные существенные различия между Россией и Европой относятся лишь к прошлому. Русский народ, вступив на путь общечеловеческого развития начинает подчиняться тем же историческим законам, которые определяют движе­ние Европы па пути обретения индивидуальной свободы и социального равенства. Поэтому «цель, задача, стремления, дальнейший путь один»[202].

Близкие к кавелинским идеи развивал Б. Н. Чичерин, для которого смысл человеческой свободы состоит в возможности человека «возвышаться к сознанию безусловной своей сущности и тем самым к своей независимости от чего бы то ни было, кроме самого себя»[203]. Человек как личность имеет абсолютное значение и в силу данного свойства он может быть признан свободным. С ним нельзя обращать­ся как со средством для достижения каких бы то ни было целей.

Можно констатировать, что в русском либерализме, как и в западном, гла­венствующей является идея о приоритете человеческой свободы. Ее эволюция, по­степенно приобретала новые очертания и формы, но ни один русский либеральный мыслитель никогда не отказывался от теории верховенства свободы личности. Такое толкование идеи свободы предопределяло требование такого правового государствен­ного порядка, при котором ценность общественных институтов измеряется степенью развития гражданской свободы и прав личности. Право как таковое не может быть сведено исключительно к произволу законодателя или общественному договору.

С правовым пониманием свободы связаны программные установки русского либерализма, в частности — требование свободы совести, презумпции невиновно­сти, гласности и независимости судопроизводства, беспрепятственного развития частной собственности и инициативы в хозяйственной деятельности. В своем под­ходе к пониманию свободы российский либерализм развивал не только западные идеи, но и отечественную гуманистическую традицию: в частности, «категория справедливости дополнилась понятием правды, несущим большой нравственный потенциал»[204]. Разумеется, либералы прекрасно понимали, что рассуждать о граж­данском обществе в России можно лишь в порядке долженствования. Но они не забывали и о необходимости политических изменений и реформ.

Одним из наиболее принципиальных в русской либеральной теории был во­прос о соотношении гражданских и политических прав. Ее адепты предполагали, что гражданские права предоставляют равные возможности в достижении мате­риального благополучия, развития творческих начал личности, необходимых для активного участия в политике. Поэтому реформы нужно осуществлять с целью соз­дания правового государства и гражданского общества. «Преобразования, вводя­щие прочный, разумный и законный порядок в стране взамен произвола и хаоса, по самому существу дела должны предшествовать политическим гарантиям»[205].

Политические свободы неотделимы от свобод гражданских и являются од­новременно их гарантией и продолжением. Таким образом, в русском либерализме теснейшим образом связаны экономика, политика и право при условии верховен­ства закона над политической властью. Русские либералы связывали идею права с идеей сильного государства, способного осуществлять реформы и обеспечить по­рядок (принцип правовой государственности).

В политической теории русского классического либерализма уже содержа­лись некоторые элементы концепции «социального либерализма», которая стала в дальнейшем развиваться новым поколением российских либералов. «Новый либе­рализм» возникает в условиях кризиса конца 80-90-х гг.в XIX в. и сопровождается идейной борьбой и расколами внутри либерального движения на земских съездах в конце 1890-х гг. Наряду с выделением ортодоксально-либерального крыла (Д. Н. Шипов, М. А. Стахович, Н. А. Хомяков), возникло новое направление (П. Б. Струве, П. Н. Милюков, С. Л. Франк), которое впоследствии составило ядро «Союза осво­бождения», а позднее и партии Народной свободы.

Конечно, «новый», или социальный, либерализм сформировался не в идео­логическом вакууме. Во многом он оставался продолжением идей своих предше- ственников-либералов, хотя между ними имели место и существенные различия. Несогласный с формулой «охранительного» либерализма, ориентированного на ре­формацию общества «сверху», он не отрицал других идей прежнего либерализма, особенно тех, что были связаны с концепцией правового государства и свободы личности. Эти идеи составили концептуальное ядро социально-философской и по­литико-правовой теории «нового» либерализма. Его идеологами помимо названных выше были П. И. Новгородцев, И. А. Покровский, В. М. Гессен, С. А. Котляревский, Л. И. Петражицкий, Б. А. Кистяковский, С. И. Гессен и др. Не стоит также забывать, что либерализм в России развивался в условиях острой идейной борьбы с наби­равшим тогда силу социал-демократическим движением. В атмосфере полемики и противоборства либеральные идеологи не раз пытались осуществить синтез клас­сического и «нового» либерализма с социальными программами демократическо­го социализма. Сохранив основное кредо своих теоретических предшественников, «новый» либерализм вносит дополнительную оригинальную аргументацию для обоснования концепции соотношения, принципа равенства, собственности, поряд­ка, свободы и прав человека[206].

Концепции граждан-атомов новый либерализм противопоставляет концеп­цию общества как органического всеединства, в котором каждый индивид находит свое особое место[207]. У философа В. С. Соловьева либералы нового поколения за­имствовали идею о «праве на достойное человеческое существование»[208]. Каждый человек обладает правом требовать от государства установления того минимума социальных благ, без которого невозможно получение образования, преодоления безработицы, помощи на случай болезни, старости и пр. Со своей стороны, «госу­дарство обязано не только не вмешиваться в частную жизнь граждан, но и помогать им положительным образом в ряде определенных случаев»[209]. Сфера личных прав воспринимается либералами как «непроницаемость личности для другого лица» и государства. Идея «непроницаемого ядра» личности неотделима от трактовки сво­боды как жизненной цели и средства самореализации человека.

В интерпретации проблемы равенства приоритетной для новых либералов стала идея поддержки со стороны государства любого вида человеческой деятель­ности, которая необходима для реализации потребностей личности. Идея права до­полнялась в их политической теории концепцией общественного блага, гарантом которого является сильное государство. «Именно во имя охраны свободы, — писал П. И. Новгородцев, — право должно взять на себя заботу о материальных условиях существования»[210].

Развивая теорию правового государства, «новый» либерализм не исклю­чал в принципе возможности реализации этого идеала в рамках капитализма, но стремился при этом соединять частную инициативу с принципом регламентации экономики и ее подчинения ее социальным целям и приоритетам. Концепция соб­ственности наполняется в рамках неолиберальной теории новым содержанием: она рассматривается не в качестве самоцели, но вполне соединима с другими видами человеческого творчества в сферах политики и культуры. «Задача всякого акта го­сударственной власти и заключается в том, — подчеркивал С. И. Гессен, — чтобы создавать общую волю, искать ее путем непрерывного сглаживания интересов, пу­тем отказа определенных групп от одностороннего господства в обществе их ин­тересов, исключающих все другие»[211]. Общая воля иррациональна как результат, но она рациональна как задача политического действия. Следовательно, политиче­ская программа нового либерализма состоит в расширении избирательного права, защита прав меньшинства, минимизации социальных антагонизмов. В правовом государстве народу и каждому индивиду гарантируется защита от деспотизма в любом его проявлении — от авторитарных притязаний отдельных личностей до деспотического государства. Поэтому в понятийный словарь «нового» либерализ­ма демократия и свобода были включены, скорее, в их «негативном» плане, т. е. в смысле запрета для индивида, группы и государства рассматривать себя в качестве выразителей абсолютной истины.

Таким образом, на основании изучения исторических этапов и сущности рус­ского либерализма мы приходим к следующим выводам:

— В качестве основных этапов развития теории русского либерализма рас­сматриваются классические положения либеральной идеи второй половины XIX века и «новый» социальный либерализм начала XX столетия.

— Объединяющим, сущностным признаком русского либерализма выступает мысль о первостепенности человеческой свободы, верховенства достоинства человека.

— Из такого исходного понимания свободы вытекает требование правового государственного порядка, при котором ценность общественных институтов изме­ряется защитой интересов личности.

— Последовательно отстаивая верховенство правового закона, либералы свя­зывали этот принцип с идеей сильного государства, которое было бы способно про­водить необходимые реформы и одновременно обеспечивать порядок в стране.

— Новый либерализм характерен его социальной составляющей. Его пред­ставители начинают искать причины социального зла, полагая главной из них по­рабощение человека человеком, превращение его в средство для достижения без­нравственных целей.

<< | >>
Источник: КАРИПОВ Балташ Нурмухамбетович. МОДЕЛИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В РОССИЙСКОМ ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ (вторая половина XIX — начало XX вв.). Диссертация, московский государственный университет ИМЕНИ М. В. ЛОМОНОСОВА.. 2016

Еще по теме § 1. Исторические этапы и:

  1. 2.2. Краткие исторические сведения и этапы развития экологического менеджмента
  2. Т е м а 3. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ОСНОВНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ПРОКУРАТУРЫ
  3. Батакова Алиса Андреевна. Проблемы исторического прошлого в отношениях Японии с государствами Восточной Азии (конец XX - начало XXI вв.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук, 2017
  4. 2. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ И ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ
  5. ( 1. Историческое развитие, понятие, сущность и процессуальное значение обвинения. Исторический генезис обвинения и его связь с формой процесса
  6. 3.3. Этапы и процедуры банкротства
  7. Этапы
  8. 4.3.5.3. Этапы программы
  9. ЭТАПЫ РАЗРАБОТКИ И ВНЕДРЕНИЯ ПРОГРАММЫ
  10. 15.5. Этапы принятия и реализации управленческих решений
  11. 45. Этапы общения.
  12. Самоконцентрация и ее этапы
  13. 6.4. Этапы разработки выборочного плана
  14. Тема 4. ЭТАПЫ ПРОЦЕССА ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -