<<
>>

Глава четвертая. КАК ПОЧТИ ВСЯ ЕВРОПА ИМЕЛА СОВЕРШЕННО ОДИНАКОВЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ И КАК ЭТИ УЧРЕЖДЕНИЯ ПОВСЕМЕСТНО ПАЛИ

Народа, которые ниспровергли Римскую империю и затем привели к созданию современных наций, принадлежали к разным расам и странам и говорили на разных языках; они были схожи только варварством. Расположившись на почве империи, они долгое время сталкивались между собой среди громадной смуты и неурядицы, и когда, наконец, они прочно осели, оказалось, что их разобщают те самые развалины, которые ими же были нагромождены.
Так как цивилизация в то время почти совершенно угасла и общественный порядок был разрушен, то взаимные сношения людей стали затруднительны и полны опасностей, и великое европейское общество раздробилось на тысячи разнородных и враждебных маленьких обществ, живших каждое особенно от других. И однако же, среди этой несвязной массы внезапно появились однообразные порядки. Эти учреждения вовсе не были подражанием римскому законодательству: они настолько противоположны последнему, что именно римское право послужило средством для их преобразования и отмены. Их физиономия своеобразна и отличает их от всех законов, когда-либо созданных людьми. Они симметрично соответствуют друг другу и все вместе образуют тело, состоящее из частиц, так тесно связанных между собою, что статьи наших современных законодательств не соединены прочнее: это - ученый кодекс, служащий полуневежествен- ному обществу. Каким образом подобное законодательство могло возникнуть, распространиться и, наконец, сделаться господствующим в Европе? В мою задачу не входит исследование этого вопроса. Достоверно то, что в Средние века оно встречается в Европе почти повсеместно и что во многих странах ему принадлежит исключительное господство. Я имел случай ознакомиться с средневековыми учреждениями Франции, Англии и Германии и, подвигаясь вперед к этой работе, все более изумлялся при виде поразительного сходства, обнаруживающегося между всеми этими законодательствами, и удивлялся тому, как могли народы, настолько различные и так мло смешавшиеся между собой, установить в своей среде до такой степени схожие законы. Конечно, эти законы непрерывно и почти до бесконечности изменяются в частностях, соответственно различию мест; но их основа везде одна и та же. Когда я открывал в старом германском законодательстве какое- либо политическое учреждение, какую-либо юридическую норму или власть, я знал заранее, что, поискав тщательно, найду во Франции, в Англии что-либо существенно однородное и, действительно, всегда находил. Каждый из этих трех народов помогал мне лучше понять оба остальные. У всех трех управление ведется на одинаковых началах, политические собрания состоят из одинаковых элементов и снабжены одинаковыми полномочиями. Общество в них делится одинаковым образом, и одна и та же иерархия обнаруживается между различными классами; дворянство занимает в них тождественное положение; оно имеет однородные привилегии, одну и ту же физиономию, один и тот же характер; это - не различные люди, а совершенно одни и те же люди повсюду. Города имеют однородное устройство; села управляются одинаковым образом. В положении крестьян мало различий; владение, пользование землей, обработка земли - однаковы; земледелец несет одни и те же повинности. От границ Польши и до Ирландского моря поместье, вотчинный суд, лен, оброк, повинности, феодальные права, корпорации - все однородно.
Часто даже названия одни и те же, и, что еще замечательнее, все эти аналогические учреждения проникнуты одним и тем же духом. Я считаю возможным утверждать, что в XIV в. между общественными, политическими, административными, судебными, экономическими и учеными учреждениями Европы существовало, может быть, больше сходства, чем даже в наше время, когда цивилизация, по-видимому, везде проторила дороги и стерла все преграды. В мою задачу не входит рассказывать о том, как этот старинный строй Европы мало-помалу ослабел и распался; для меня достаточно констатировать, что в XVIII в. он повсюду был наполовину разрушен. Это распадение, в общем, было менее заметно на востоке материка, чем на западе; но ветхость и часто полная дряхлость обнаруживались повсеместно. Этот постепенный упадок учреждений, составлявших особенность Средних веков, оставил след в их архивах. Известно, что в каждом поместье существовали записи, называемые поземельными списками (terriers), в которых из века в век отмечались границы ленов и оброчных земель, размер оброка, повинностей и местных обычных сборов. Я видел подобные записи, относящиеся к XIV в.; они представляют собою образец порядка, ясности, отчетливости и понимания. Они становятся темными, бессвязными, неполными и запутанными по мере приближения к нашему времени, несмотря на общий прогресс просвещения. Политическое общество, по-видимому, впадает в варварство в то самое время, когда гражданское общество все более просвещается. Даже в Германии, где старинный строй Европы лучше, чем во Франции, сохранил свои первоначальные черты, часть учреждений, созданных им, почти повсеместно была уже разрушена. Но знакомство с тем, чего он лишился, еще не дает понятия об опустошениях, произведенных временем, какое мы получим, рассмотрев, в каком состоянии находились остатки этого строя. Муниципальные учреждения, создавшие в XIII и XIV вв. из главнейших городов богатые и просвещенные маленькие республики, еще существуют в XVIII в.; но это - лишь тень прошлого. Их предписания как будто сохраняют силу; должности, установленные ими, носят прежние названия и, по-видимому, выполняют прежние функции; но деятельность, энергия, общинный патриотизм, - мужественные и плодотворные качества, которые они внушали раньше, - исчезли. Эти старые учреждения как бы разложились внутренне, сохранив внешнюю стройность. Все те политические силы Средних веков, которые еще существуют, поражены тою же болезнью: все они обнаруживают одинаковое истощение и одинаковую вялость. Мало того: все, что, не принадлежа, собственно, к учреждениям этой эпохи, было с ними связано и сохранило на себе сколько-нибудь живой отпечаток их, тотчас же теряет свою жизненность. Их прикосновение заражает аристократию старческою немощью. Даже политическая свобода, наполнившая все Средние века своими созданиями, кажется пораженною бесплодием повсюду, где она удержала своеобразные черты, сообщенные ей Средними веками. Там, где провинциальные собрания сохранили в неизменном виде свое старое устройство, они скорее задерживают поступательное движение цивилизации, чем способствуют ему; в них сказывается какое-то отчуждение и как бы непроницаемость для нового духа времени. И оттого симпатии народа ускользают от них и начинают тяготеть к государям. Древность этих учреждений не внушает к ним почтения; напротив, старея, они с каждым днем все больше подрывают доверие к себе; и - странное дело! - они возбуждают тем более ненависти, чем безвреднее становятся в своем упадке. "Существующий порядок вещей, - говорит один немецкий писатель, современник и друг этого Старого порядка, - кажется, всех вообще оскорбляет, а иногда вызывает и презрение. Странно видеть, как немилостиво судят теперь обо всем, что старо. Новые впечатления проникают даже в недра наших семей и возмущают в них порядок. Наши хозяйки - и те не хотят более терпеть старую мебель" Между тем в это же время в Германии, как и во Франции, общество было очень деятельно, и благосостояние его постоянно возрастало. Но заметьте хорошенько, - эта черта дополняет картину: все, что живет, действует, производит, все это, по своему происхождению, ново, и не только ново, но даже противоположно прежнему. Уже королевская власть не имеет ничего общего с королевскою властью средневековой эпохи: она обладает другими полномочиями, занимает другое место, проникнута иным духом, внушает иные чувства; на развалинах местных властей повсюду утверждается государственная администрация; чиновническая иерархия все более вытесняет управление дворян. Все эти новые политические силы употребляют приемы, следуют принципам, которые были незнакомы людям Средних веков или отвергались ими и которые действительно принадлежат общественному строю, о каком те даже понятия не имели. То же самое относится и к Англии, где, на первый взгляд, старые учреждения Европы еще сохранили свою прежнюю силу. Если мы забудем старые названия и отстраним старые формы, мы найдем, что уже в XVII в. феодальная система там уничтожена в своем основании, что классы смешиваются, отличия дворянства сглажены, аристократия потеряла свою замкнутость, богатство сделалось силою; найдем равенство всех перед законом, равенство государственных повинностей, свободу печати, публичность прений, - все новые принципы, которых не знало средневековое общество. Именно эти новые начала, с искусною постепенностью введенные в старое тело, оживили его, не подвергая его опасности распадения и наполняя его свежею силой, оставив ему старые формы. Англия XVII в. - страна уже совершенно новая, которая только сберегла в своих недрах, как бы набальзамированными, несколько обломков Средних веков. Бросить быстрый взгляд за пределы Франции было необходимо для того, чтобы облегчить понимание всего последующего; потому что кто изучил и видел только Францию, тот - скажу смело - никогда ничего не поймет во французской Революции.
<< | >>
Источник: М.А. АБРАМОВ, P.M. ГАБИТОВА, М.М. ФЕДОРОВА. О свободе. Антология западноевропейской классической либеральной мысли. 1995

Еще по теме Глава четвертая. КАК ПОЧТИ ВСЯ ЕВРОПА ИМЕЛА СОВЕРШЕННО ОДИНАКОВЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ И КАК ЭТИ УЧРЕЖДЕНИЯ ПОВСЕМЕСТНО ПАЛИ:

  1. ВОПРОС 39. Предприятия и учреждения как субъекты административного права
  2. § 1. Особенности учреждений публичной власти как субъектов права
  3. 1.7.5. Как выбрать образовательное учреждение?
  4. 3.2. Опека и попечительство над детьми, находящимися в воспитательных, лечебных учреждениях и учреждениях социальной защиты населения.
  5. Часть четвертая. ОБРАЩЕНИЕ С ПРАВОНАРУШИТЕЛЯМИ ВНЕ ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ
  6. Часть четвертая Обращение с правонарушителями вне исправительных учреждений
  7. Главаб УЧРЕЖДЕНИЯ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ КАК ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА ПУБЛИЧНОГО ПРАВА
  8. § 2. Виды учреждений публичной власти как юридических лиц публичного права
  9. § 1. Накануне революции 1848 г. «Принципы коммунизма» и «Манифест Коммунистической партии». Представление о всемирности как единстве одинакового
  10. Глава четвертая. Происхождение и совершение обязательств
  11. Глава II. УЧРЕЖДЕНИЯ И ОРГАНЫ, ИСПОЛНЯЮЩИЕ УГОЛОВНЫЕ НАКАЗАНИЯ
  12. Глава 7. СИСТЕМА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЭКСПЕРТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ РОССИИ
  13. УЧРЕЖДЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ Глава I СУВЕРЕНИТЕТ
  14. Глава 6. РУКОВОДИТЕЛЬ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ, ЕГО ФУНКЦИИ И ПОЛНОМОЧИЯ
  15. Глава IV УЧРЕЖДЕНИЯ ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ИЛИ ОБЩИННЫЕ
  16. Глава четвертая ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ УБИЙСТВ, СОВЕРШЕННЫХ В СПЕЦИФИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ
  17. Глава VI. Контроль за деятельностью персонала учреждений и органов, исполняющих наказания.
  18. Глава 6. Контроль за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания Занятие № 6 (2 часа)
  19. Глава 5. Система учреждений и органов исполняющих наказания Занятие № 5 (2 часа)
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -