<<
>>

Актуализация потребностей

Мотивация политической деятельности, или актуализация её мотивов, так же как и актуализация данной деятельности в целом, - это стадиальный процесс, т. е. процесс, который имеет несколько стадий.

Исходной, первичной, первоначальной стадией мотивации является стадия актуализации потребностей. Именно актуализация потребностей субъектов и контрсубъектов политики, осуществляющих политическую деятельность, является необходимым и важнейшим источником, условием, моментом и элементом актуализации её мотивов. Иными словами, актуализация мотивов политической деятельности включает в свой состав актуализацию потребностей субъектов и контрсубъектов политики, осуществляющих данную деятельность. Это утверждение может быть представлено формулой

aNe oMr^              (4.2.1)

Без актуализации потребностей субъектов и контрсубъектов политики не бывает актуализации мотивов их политической деятельности, так же как без актуализации мотивов политической деятельности не бывает актуализации её целей, а без актуализации потребностей, мотивов и целей не бывает актуализации и самой политической деятельности. Подчеркнём, что не актуализация мотивов, т. е. мотивация, является источником, условием и элементом актуализации потребностей, а, наоборот, актуализация потребностей является источником, условием и элементом актуализации мотивов. «Не существует мотивации без потребности, но вполне возможно встретить потребность, не ставшую мотиваци- ей»[260].

Дело в том, что, как отмечает Б. Ф. Ломов, дальнейшая разработка комплекса проблем, относящихся к мотивации, должна быть направлена на то, чтобы вскрыть за мотивами лежащие в их основе потребности. В изучении же человеческих потребностей психологию интересуют преимущественно следующие вопросы: на какой базе они формируются и развиваются в процессе онтогенеза; каким закономерностям подчиняется это развитие; каков их материальный субстрат; как эти потребности отражаются в сознании и как развивающееся сознание становится фактором развития потребностей; как на основе потребностей формируются мотивы, интересы, склонности, влечения человека и каким образом они осуществляют свою регулирующую функцию в поведении людей; наконец, каков механизм превращения потребностей, формирующихся в той

или иной социальной общности, в мотивы поведения входящих в неё индиви-

2

дов .

Напомним, что одним из источников и условий политической деятельности являются потребности осуществляющих её людей - субъектов и контрсубъектов политики, которые, согласно формуле (1.3.4), необходимо отличать от мотивов и целей данной деятельности. Среди этих потребностей (обозначим их символом N[261]), согласно формулам (1.2.2)—(1.2.4), могут быть материальные (телесные, социальные, вещные, экономические, политические), духовные и ментальные потребности. Они могут быть либо потенциальными, т. е. неактуальными, неактуализированными, либо актуальными, актуализированными. Первые из них обозначим символом N-a, тогда как за вторыми сохраним символ N. Неактуальные и актуальные потребности могут меняться местами: неактуальные потребности могут стать актуальными, а актуальные - неактуальными. Среди актуальных потребностей необходимо различать доминантные , т. е. доминирующие над другими актуальными потребностями, и субдоминантные[262], подчинённые другим актуальным потребностям, а также сверхдоминантные и сверх-сверхдоминантные потребности. Доминантные потребности обозначаются символами Nd[263] и ND, субдоминантные - Nsd[264], сверхдоминантные - NDD, сверх-сверхдоминантные - NDDD. Все эти потребности, согласно формулам —(3.2.3), могут выступать в качестве элементов жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации. Данное утверждение может быть представлено формулой

N SyU.              (4.2.2)

Отмечалось также, что потребности могут быть определены как «очеловеченные» (специфически человеческие) нужды людей в чём-либо необходимом для их жизни (обозначим эти нужды символом Н[265]). Например, потребность субъектов и контрсубъектов политики в хлебе - это их «очеловеченная» (специфически человеческая) нужда в необходимой для их жизни пище. Иначе говоря, нужда субъектов              и контрсубъектов политики              лежит в основе              соответствующей потребности.              В              частности, нужда в              необходимой для              их жизни пище

лежит в основе их потребности в хлебе.

Нужда, следовательно, является исходным, базовым элементом всякой потребности, когда

Не^              (4.2.3)

но потребность субъектов и контрсубъектов политики не тождественна их нужде, в частности, их потребность в хлебе не тождественна их нужде в необходимой для их жизни пище, когда

N ф Н,              (4.2.4)

так же как предмет, удовлетворяющий потребность субъектов и контрсубъектов политики (обозначим этот предмет символом ПР^), не тождественен предмету, удовлетворяющему их нужду (обозначим этот предмет символом ПРн ), в частности, предмет, удовлетворяющий их потребность в хлебе, не тождественен предмету, удовлетворяющему их нужду в пище, когда

ПРк ф ПРн.              (4.2.5)

Нужда - это недостаток (дефицит) или отсутствие у субъектов и контрсубъектов политики чего-либо необходимого для их жизни (какого-либо предмета ПРн), т. е. того, что необходимо им для жизни, но чем они, согласно Д. Н. Узнадзе , в данный момент не обладают. Например, недостаток (дефицит) или отсутствие у них необходимой для их жизни пищи. Нужда выражает состояние определённого дисбаланса[266], диссонанса[267], определённой дисгармонии[268], диссоциации , несогласованности, бессвязности, определённого несоответствия, напряжения, неравновесия или противоречия между соответствующими элементами жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, включая элементы, находящиеся внутри организма людей[269], в том числе выступающих в качестве субъектов и контрсубъектов политики; между тем, в чём нуждаются данные субъекты и контрсубъекты, что необходимо для их жизни, т. е. их нуждами, и теми элементами ситуации, которые могут или не могут удовлетворить эти нужды, а также могут или не могут способствовать их удовлетворению. Например, между необходимой для жизни субъектов и контрсубъектов политики пищей, т. е. их нуждой в пище, и теми элементами ситуации, которые могут или не могут удовлетворить эту нужду, а также могут или не могут способствовать её удовлетворению.

Иначе говоря, между тем, что необходимо субъектам и контрсубъектам политики, и тем, что существует в жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, т. е. между необходимым и сущим (не только необходимым и существующим, но и существенным), а также необходимым и возможным. Если предметы, не отвечающие этим нуждам, но необходимые для их удовлетворения, способствующие их удовлетворению, обозначим символом ПР^, предметы, не отвечающие (не соответствующие) этим нуждам, - символом ПР_н, а дисбаланс, диссонанс, данную дисгармонию, диссоциацию между этими нуждами и предметами символом ДС[270], то данное утверждение может быть представлено формулой

ДС = (H ~ ПР^шл-щ)].              (4.2.6)

Чтобы преодолеть данный дисбаланс, диссонанс, данную дисгармонию, диссоциацию, несогласованность, бессвязность, данное несоответствие, напряжение, неравновесие или разрешить данное противоречие, субъекты и контрсубъекты политики должны удовлетворить свои нужды. Они должны тем самым связать, уравновесить, согласовать, привести в соответствие эти нужды с теми элементами жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, которые могут их удовлетворить, а также с теми её элементами, которые могут способствовать их удовлетворению. Для этого они должны осуществить соответствующую деятельность, которая, как и любое другое поведение человека, согласно Т. Шибутани (Shibutani), «кончается восстановлением равновесия»1.

Нужды субъектов и контрсубъектов политики могут быть как генетически обусловленными (генетически детерминированными), в том числе генетическими (естественно-природными, биотическими, телесными,              анатомо

физиологическими) особенностями этих субъектов и контрсубъектов[271], так и генетически не обусловленными, но обусловленными (детерминированными) особенностями их жизни[272], т. е. самой жизнью субъектов и контрсубъектов политики. Как и производные от них потребности, они могут быть материальными (телесными, социальными, вещными, экономическими, политическими), духовными и ментальными.

В первом случае предметом их удовлетворения являются материальные образования, когда

ПРН = Мо,              (4.2.7)

во втором случае - идеально-знаковые (духовные) образования, когда

ПРН = Ио,              (4.2.8)

в третьем случае - психические образования, когда

ПРН = По.              (4.2.9)

Например, проголодавшиеся субъекты и контрсубъекты политики испытывают генетически обусловленную (естественно-природную, биотическую, элементарную органическую) нужду в необходимой для их жизни пище. При этом они могут испытывать также генетически не обусловленную нужду в чём-либо необходимом для их специфически человеческой жизни. Например, нужду в каком-либо коллективе (социуме), какой-либо одежде, денежных средствах, государственной власти, религии или искусстве. Что касается утверждения, представленного в формуле (4.2.9), а также утверждения о наличии нужды и, следовательно, потребности субъектов и контрсубъектов политики в тех или иных психических образованиях, то данные утверждения требуют более подробного комментария.

Потребность - это нужда, «очеловеченная», т. е. специфически человеческим образом преобразованная, субъектами и контрсубъектами политики в соответствии с условиями и уровнем их развития, в том числе путём специфически человеческого преобразования ими или другими людьми необходимого для их жизни предмета удовлетворения нужды в предмет удовлетворения потребности. Говоря иначе, путём производства предмета удовлетворения потребности, в той или иной, более или менее существенной мере отличающегося от предмета удовлетворения нужды. Данное утверждение может быть представлено формулой

N = АН = (Н — N),              (4.2.10)

а «очеловечивание» предметов удовлетворения нужд, их              преобразование

в предметы удовлетворения потребностей - формулой

(ПРн — ПР№)е АН.              (4.2.11)

Потребности субъектов и контрсубъектов политики, будучи «очеловеченными» (преобразованными) нуждами, равно как и предметы удовлетворения этих потребностей формируются, преобразуются и производятся в реальном процессе жизни этих субъектов и контрсубъектов, в том числе в их деятельности и взаимоотношениях друг с другом и другими людьми.

В частности, когда произведённые субъектами и контрсубъектами политики или другими людьми продукты (результаты) их деятельности и взаимоотношений являются для этих субъектов и контрсубъектов жизненно необходимыми, т. е. когда эти продукты являются предметами, удовлетворяющими соответствующие нужды данных субъектов и контрсубъектов в чём-либо необходимом для их жизни. Говоря иначе, когда эти продукты являются предметами удовлетворения потребностей, т. е. предметами удовлетворения «очеловеченных» нужд данных субъектов и контрсубъектов в чём-либо необходимом для их жизни.

Так, потребность субъектов и контрсубъектов политики в хлебе - это их нужда в пище, но нужда «очеловеченная», т. е. специфически человеческим образом преобразованная в их деятельности и взаимоотношениях друг с другом и другими людьми. Предмет же этой потребности, т. е. хлеб, - это продукт, который не только произведён либо самими субъектами и контрсубъектами политики, либо другими людьми, но и является для них жизненно необходимым, предметом, удовлетворяющим их «очеловеченную» нужду в пище.

Как справедливо отмечает Л. Сэв (Беуе), человеческие потребности, по существу, создаются человеческой историей, создаются людьми в ходе их истории. Любая развитая человеческая потребность характеризуется не только вторичной социализацией, но также общим переворачиванием её первоначальных свойств, инверсией сущности.»; она «характеризуется, более или менее широко, мерой своей терпимости даже к длительному неудовлетворению, своей экс- центрацией[273] и своим расширенным воспроизводством, не имеющим внутренних ограничений. Мера терпимости проявляется, например, в классических поступках отказа, иногда на всю жизнь, от удовлетворения настоятельных и подчас существенных потребностей. Эксцентрация выражается в особенности в способности брать на себя, пусть даже в ущерб своим собственным потребностям, но, тем не менее, с чрезвычайной настойчивостью, потребности другого индивида или социальной группы[274].

При этом необходимо учитывать, что, согласно системно-синерго- деятельностной парадигме, человеческое бытие, т. е. реальный процесс жизни людей, и, следовательно, их индивидуальная и коллективная (общая) история, биография[275], представляют собой реальный процесс смены осуществляемых ими деятельностей, в том числе процесс смены их психических актов, действий и высказываний. Как пишет А. Н. Леонтьев, «есть совокупность, точнее, система сменяющих друг друга деятельностей»[276]. Иначе говоря, этот процесс образует определённый поведенческий, точнее, деятельностный континуум[277], т. е. непрерывную, неразрывную, в той или иной мере связную и организованную (упорядоченную) совокупность сменяющих друг друга в пространстве и времени деятельностей, психических актов, действий и высказываний.

Поэтому для человеческих потребностей, констатирует Л. Сэв, «схема по- требность-деятельность-потребность, П-Д-П, не менее законна, чем обратная схема деятельность-потребность-деятельность, Д-П-Д, так как одна из них непрерывно соединяется с другой. Взятый в этом смысле вопрос о том, являются ли потребности относительно первичными элементами или нет, т. е. вопрос о том, является ли какая-то точка окружности её «началом», по сути своей лишена смысла»[278]. Тем не менее, согласно А. Н. Леонтьеву, «потребность как внут-

7

ренняя сила может реализоваться только в деятельности» .

Кроме того, потребность - это нужда, не только «очеловеченная», т. е. специфически человеческим образом преобразованная, субъектами и контрсубъектами политики в соответствии с условиями и уровнем их развития, но и репрезентированная (отображённая) психическими актами этих субъектов и контрсубъектов в их психических образованиях, в том числе в их ментальной памяти, а также в других психических образованиях данных субъектов и контрсубъектов. Поэтому формула (4.2.10) может быть преобразована в формулу

N = ДНПо,              (4.2.12)

а психические акты, осуществляющие репрезентацию (отображение) «очеловеченных» (преобразованных) нужд в психических образованиях, могут быть представлены формулой

Па = (ДН ^ ДНПо).              (4.2.13)

Эти психические акты и образования могут быть как не сознаваемыми, так и сознаваемыми субъектами и контрсубъектами политики. В первом случае потребности определяются как несознаваемые потребности, или несознаваемые «очеловеченные» нужды (обозначим их символом N^[279]); во втором случае - как сознаваемые потребности, или сознаваемые «очеловеченные» нужды (обозначим их символом N^ ). Поэтому формула (4.2.12) может быть преобразована в формулу

N = ДНПо(нс v сз).              (4.2.14)

Сформированные потребности необходимо отличать от несформирован- ных. Если первые потребности - это потребности, которые уже сформированы субъектами и контрсубъектами политики и репрезентированы (отображены) в их ментальной памяти, то вторые - ещё не сформированы субъектами и контрсубъектами политики и не репрезентированы (не отображены) в их ментальной памяти.

Несформированные потребности потребностями в собственном смысле этого слова не являются, но могут стать таковыми, если будут сформированы субъектами и контрсубъектами политики. Они, следовательно, представляют собой разновидность потенциальных потребностей.

Кроме того, потенциальными могут быть и сформированные потребности. Это потребности, которые ещё не активированы в ментальной памяти и не репрезентированы (отображены) в каких-либо других психических образованиях их носителей - субъектов и контрсубъектов политики, не актуализированы ими, находятся в неактуализированном состоянии, никак не проявляются в жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, в частности, не требу

ют удовлетворения. Они могут быть как удовлетворёнными, так и неудовлетворёнными.

Таким образом, среди потенциальных потребностей субъектов и контрсубъектов политики необходимо различать два вида потребностей: сформированные и несформированные. Данное различение представлено на рис. 4.2.1.

Потенциальные

потребности

alt="Рис. 4.2.1. Виды потенциальных потребностей" />Несформированные

Неудовлетворённые

Рис. 4.2.1. Виды потенциальных потребностей

Актуальные потребности - это такие сформированные и неудовлетворённые потребности, которые не только репрезентированы (отображены) в ментальной памяти их носителей - субъектов и контрсубъектов политики, но и активированы в ней и репрезентированы (отображены) в каких-либо других психических образованиях данных субъектов и контрсубъектов, актуализированы, находятся в актуализированном состоянии. Они определённым образом проявляют себя в жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, в частности требуют удовлетворения. Именно такие потребности, в отличие от потенциальных, являются реальным, действительным источником и условием политической деятельности.

В дополнение к сказанному заметим, что в психологии вопрос о потребностях как самостоятельная научная проблема стал обсуждаться лишь в первой четверти XX века. Одной из первых работ, специально посвящённой потребностям, считают вышедшую в 1921 году книгу Л. Брентано «Опыт теории потребностей», в которой потребность была определена как «всякое отрицательное чувство, соединённое со стремлением устранить его при помощи удаления вызывающей его неудовлетворённости»[280]. С тех пор появилось множество различных точек зрения на её сущность - от нескольких чисто биологических до ряда социально-экономических и философских. К первым из них относят, например, представления З. Фрейда о влечениях, а также взгляды Г. Холла (Hall) о «драйве». К последним - представления В. С. Магуна, рассматривающего потребности как отсутствие блага , и взгляды Д. А. Леонтьева, считающего потребности отношением между личностью и окружающим миром[281]. Как полагает Е. П. Ильин, почти все психологи признают за потребностью функцию побуждения активности, поведения, деятельности человека. Тем не менее, одни психологи понимают потребность как нужду, другие - как предмет удовлетворения нужды, третьи - как отсутствие блага или как ценность, четвёртые - как необходимость, пятые - как состояние.

При этом нужда часто рассматривается как дефицит, недостаток чего-то

в организме. Потребностью же некоторые психологи (например, К. К. Плато-

12 нов , М. М. Филиппов ) считают не саму нужду, а её отражение (репрезентацию) в психике, психических образованиях человека, в том числе отражение (репрезентацию) нужды в ощущении, переживании, состоянии напряжения или, согласно С. Л. Рубинштейну , в эмоции.

В основе понимания потребности как отражения в психике человека того предмета, который может удовлетворить (устранить) нужду, лежит тот факт, что с приобретением человеком жизненного опыта он начинает понимать и запоминать, какой предмет может удовлетворить его потребность, каким образом, с помощью чего она может быть удовлетворена. Постепенно у него образуется и закрепляется условно-рефлекторная связь между потребностью и объектом (предметом) её удовлетворения, его образом (как первичным, так и вторичным представлением). Поэтому во многих стереотипных ситуациях вслед за появлением нужды и её отображением (репрезентацией) в психике человека (в том числе в его сознании) сразу же, по механизму ассоциации, всплывают, или вспоминаются, образы предметов, удовлетворявших эту потребность ранее, а заодно и необходимые для этого действия. Потребности могут получить словесное обозначение (маркировку), становятся, если пользоваться терминологией К. Обуховского4, «именованными».

Примером взгляда на потребность как отсутствие блага или как ценность является, как уже отмечалось, точка зрения В. С. Магуна, согласно которой в исследовании проблемы потребностей назрела необходимость «вневедомственного» подхода. Он считает, что экономическая традиция, объединяющая промежуточные и конечные потребности (блага) в рамках общего ряда, является более конкурентной, чем психологическая. Состояние отсутствия блага он принимает за потребность, а отсутствующее благо называет предметом потреб- ности5.

Примером понимания потребности как объективной необходимости является точка зрения Б. Ф. Ломова6, Д. А. Леонтьева7, Б. Д. Додонова[282], В. Л. Оссов-

ского . Однако понятие необходимости является слишком абстрактным. Для того чтобы необходимость отражала потребность, она должна стать для человека актуальной в данный момент, превратиться в нужду, чтобы он захотел того, что ему необходимо. Но и в этом случае соотношения между необходимостью и потребностью могут быть разными, не всегда совпадающими. Д. А. Леонтьев полагает, что критерий необходимости может прилагаться к потребности только в том случае, если она, потребность, необходима для сохранения и развития человечества, а разрушительная или не играющая витальной роли с необходимостью не связана. По мнению Б. И. Додонова, потребность - это внутренняя программа жизнедеятельности индивида, отражающая, с одной стороны, зависимость от условий существования, а с другой - необходимость выполнения этой программы для того, чтобы существовать. Однако с этим трудно согласиться. Дело в том, что планирование, программирование характеризует психическую активность человека уже после появления потребности, так как планируется то, как удовлетворить потребность, а не как её сформировать. В. Л. Оссовский отмечает, что отношения между субъектом потребности и окружающим миром могут быть генетически запрограммированными (в виде программы жизнедеятельности, осуществляющейся через рефлексы, инстинкты) или же могут приобретаться в процессе онтогенетического развития человека. Актуализация этой программы жизнедеятельности в определённые моменты приводит к нарушению гомеостаза3 (неподвижности) системы «организм-личность», в результате чего возникают отношения противоречия между субъектом (человеком) и объектом (окружающим миром), между состоянием субъекта потребности и предметом потребности. Иначе говоря, возникают отношения противоречия, рассогласования между необходимым и наличным, или сущим (существующим), т. е. между тем, что необходимо человеку, и тем, что он в действительности имеет или что реально существует (наличествует) в окружающем мире и может быть при определённых условиях получено им.

Что касается понимания потребности как состояния, то большое число психологов (например, И. А. Джидарьян4, В. Н. Мясищев5, П. А. Рудик6) рассматривают потребность как состояние напряжения, проявляемое «здесь» и «сейчас». Это состояние, считает Е. П. Ильин, связано с возбуждением определённых чувствительных центров, реагирующих на воздействие того или иного раздражителя; с возбуждением центров эмоций, например, удовольствия или неудовольствия; с возбуждением, равно как и напряжением, отражающим возникновение временного доминантного очага и требующего своего разрешения

(в нём могут принимать участие ретикулярная формация и гипоталамус). Если потребность долго не удовлетворяется, то напряжение может перерастать в психическую напряжённость.

Е. П. Ильин даёт следующее определение потребности личности, объединяющее, с его точки зрения, различные рациональные моменты, высказанные разными авторами, в том числе представленными выше. Потребность - это отражение в сознании нужды (нужности, желанности чего-то в данный момент), часто переживаемое как внутренне напряжение (потребностное состояние) и побуждающее психическую активность, связанную с целеполаганием. При этом он поясняет, во-первых, что нужда понимается им не только как дефицит чего- то, но и как желание обладать привлекательным, нужным, необходимым для достижения цели объектом или как желание устранить неприятное ощущение или переживание (либо усилить их, если они приятны); во-вторых, в данном им определении потребности говорится о побуждении психической активности, а не о побуждении действий, деятельности, поступков. Эта психическая активность направлена на понимание сущности возникшей потребности и на формирование цели (абстрактной или конкретной), т. е. на представления объектов и действий, могущих удовлетворить данную потребность. Необходимо учитывать также, что человек является обладателем, носителем потребностей, которые в данный момент не актуализированы, но время от времени появляются. Человек обладает физиологическими и психологическими механизмами реагирования на нужду, которая у него периодически появляется. Он обладает долговременной памятью на пережитые потребности. Это, однако, не значит, что, как пишет Р. С. Немов, «.потребности, хранятся в долговременной памяти»[283], так как потребность - это наличное состояние, а в долговременной памяти могут храниться лишь представления о потребностях. Следует различать понятия «потребность организма» (нужда) и «потребность личности». Первым понятием охватываются как несознаваемые (неощущаемые) потребности организма, так и его осознаваемые (ощущаемые) биологические потребности. Вторым понятием охватываются как осознаваемые (ощущаемые) биологические потребности, так и осознаваемые (понимаемые) социальные потребности. Часть нужд организма, которые не отражаются в сознании, могут не переходить в потребности личности. Осознаваемые органические (биологические) потребности отражаются в сознании человека не только в виде ощущений (например, «сосание под ложечкой» при голоде), но и как переживание напряжения в виде желания разрядить это напряжение, а порой и усилить, если оно связано с положительными эмоциями. Потребности характеризуются модальностью (в чём именно возникает нужда), силой (степенью потребностного напряжения) и остротой (субъективным восприятием и субъективной оценкой степени неудовлетворения потребности или полноты её удовлетворения)[284].

Под актуализацией потребностей в данной работе понимается процесс преобразования, трансформации потенциальных потребностей в актуальные, процесс их перехода из потенциального, неактуального состояния в актуальное состояние и из одного, менее актуального состояния, в другое, более актуальное состояние. В самом общем виде этот процесс может быть представлен формулой

aN = A(N-a — N).              (4.2.15)

Указанный процесс осуществляется под непосредственным или опосредованным влиянием различных элементов жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, выступающих в качестве несознаваемых или сознаваемых факторов, обуславливающих, детерминирующих и вызывающих в этом процессе и в субъектах и контрсубъектах политики определённые изменения (обозначим эти факторы символом Фа1), в частности, под влиянием: сознаваемых или несознаваемых ментальных факторов, каковыми являются психические образования субъектов и контрсубъектов политики, их психическая деятельность и психические взаимоотношения друг с другом и другими людьми; репрезентированных (отображённых) в сознаваемых или несознаваемых психических образованиях субъектов и контрсубъектов политики нементальных факторов, представленных формулами (3.2.25)-(3.2.34), включая: некоторое множество людей, осуществляющих ту или иную деятельность и находящихся в определённых взаимоотношениях с субъектами и контрсубъектами политики и друг с другом; телесные факторы, каковыми являются телесные образования субъектов и контрсубъектов политики, а также их телесная деятельность и телесные взаимоотношения друг с другом и другими людьми; духовные факторы, каковыми являются идеально-знаковые образования, а также духовная деятельность субъектов и контрсубъектов политики и их духовные взаимоотношения друг с другом и другими людьми; социальные факторы, каковыми являются социальные образования, в том числе социальная деятельность субъектов и контрсубъектов политики и их социальные взаимоотношения друг с другом и другими людьми; вещные факторы, каковыми являются вещные образования, а также вещная деятельность субъектов и контрсубъектов политики и их вещные взаимоотношения друг с другом и другими людьми; экономические факторы, каковыми являются экономические образования, а также экономическая деятельность субъектов и контрсубъектов политики и их экономические взаимоотношения друг с другом и другими людьми; политические факторы, каковыми является предшествующая политическая деятельность субъектов и контрсубъектов политики и их предшествующие политические взаимоотношения друг с другом и другими людьми, а также государственная власть, её субъекты и контрсубъекты, их агенты, органы, организации, осуществляющие определённую властно-государственную деятельность и находящиеся в определённых властно-государственных отношениях друг с другом, субъектами и контрсубъектами политики и другими людьми. Начальные буквы слов «факторы» и «актуализаторы», «активаторы».

156

Все указанные факторы определённым образом влияют на мотивацию и, как отмечалось в гл. 3.2, актуализацию политической деятельности в целом. В рамках бихевиоризма или физиологических теорий некоторые из таких факторов рассматриваются в качестве стимулов или раздражителей, вызывающих определённую активность              людей. В любом случае они являются элементом

актуализации потребностей. Данное утверждение может быть представлено формулой

(е БуП = ФБуп = Фа)е аК              (4.2.16)

Чтобы данные факторы оказали то или иное влияние на актуализацию потребностей субъектов и контрсубъектов политики, они должны быть репрезентированы (отображены) в психических образованиях этих субъектов и контрсубъектов. Для этого субъекты и контрсубъекты политики должны осуществить соответствующие психические акты, которые могут быть как сознаваемыми, так и не сознаваемые ими. Например, акты-ощущения, акты-восприятия, акты- воспоминания, акты-представления, акты-воображения или акты-мышления. Данное утверждение с учётом формулы (4.2.16) может быть представлено формулой

[(е БуП =ФБуп = Фа) ^ Па ^ ФаПо]е аК              (4.2.17)

Процесс актуализации потребностей, так же как мотивация и актуализация политической деятельности в целом, - это стадиальный процесс, т. е. процесс, который имеет ряд стадий.

Как пишет Е. П. Ильин, формирование, или образование, какой-либо потребности - это стадиальный процесс, представляющий собой последовательное углубление отражения в сознании человека соответствующей нужды: от возникновения ощущения до понимания его причины. Наиболее отчётливо это показано в исследовании развития у мужчин полового влечения как потребности, проведённом В. М. Ривиным и И. В. Ривиной[285]. В этом процессе формирования (образования) потребности, равно как и в процессе развития мотивации, можно выделить три основных стадии. Во-первых, латентную стадию, в которой происходит специфическая «настройка» чувствительности к внешним раздражителям. Во-вторых, стадию неосознаваемой модальности нужды, которая характеризуется возникновением ощущения какого-то нового              состояния.

В-третьих, стадию осознания потребности, которая характеризуется появлением осознаваемого влечения[286].

Этот процесс имеет определённые предпосылки, условия. В частности, его предпосылкой, или условием, является недостаток (дефицит) или отсутствие чего-либо необходимого для жизни субъектов и контрсубъектов политики, т. е.

те или иные нужды в чём-либо необходимом для их жизни, которые представляют собой потенциальные потребности данных субъектов и контрсубъектов, когда

Н = N-a.              (4.2.18)

Эти нужды, или потенциальные потребности, могут быть репрезентированы (отображены) психическими актами субъектов и контрсубъектов политики в их психических образованиях. Данные акты и образования могут быть как сознаваемыми, так и не сознаваемыми этими субъектами и контрсубъектами. При этом данные нужды, или потенциальные потребности, могут ими: 1) ощущаться и восприниматься; 2) вспоминаться; 3) представляться, воображаться или осмысливаться. Говоря иначе, они могут быть: 1) ощущаемыми и воспринимаемыми, 2) воспоминаемыми, 3) представляемыми, воображаемыми или мыслимыми. Таковым может быть и любой другой элемент жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, о чём говорилось в гл. 3.2. При этом в одних случаях нужды могут быть реальными, действительными, тогда как в других случаях - нереальными, недействительными, мнимыми, ложными, существующими лишь в представлениях, воображении или мышлении субъектов и контрсубъектов политики и не имеющими ничего общего с их реальными, действительными нуждами. Например, они могут воображать или думать, что они в данный момент нуждаются в молочных продуктах, а на самом деле они нуждаются в хлебных продуктах или чём-то другом. Тем не менее, во всех этих случаях репрезентированные (отображённые) в данных психических образованиях нужды, в том числе мнимые (ложные) нужды, переживаются ими как их собственные реальные, действительные нужды. Будучи таковыми, т. е. репрезентированными (отображёнными) в психических образованиях субъектов и контрсубъектов политики и переживаемыми ими как их собственные нужды, или потенциальные потребности, они актуализируются, преобразуются (трансформируются) в актуальные потребности этих субъектов и контрсубъектов, становятся их актуальными потребностями. Это есть исходная, или первоначальная, стадия актуализации потребностей, которая может быть представлена формулой

{(Н = N-a) — Па — (Н = ^а)По— [А(Н = N-^ = Ы]}е aN. (4.2.19)

Представленные здесь актуальные потребности, репрезентированные в психических образованиях субъектов и контрсубъектов политики соответствующими психическими актами ощущения, восприятия, воспоминания, представления, воображения или мышления, на определённое время запоминаются этими субъектами и контрсубъектами, т. е. репрезентируются (отображаются) осуществляемыми ими психическими актами запоминания в их ментальной памяти, в том числе в их сенсорной (сверхкратковременной), кратковременной и/или долговременной памяти. Эти акты-запоминания могут быть как сознаваемыми, так и не сознаваемыми осуществляющими их субъектами и контрсубъектами политики. Они могут быть обозначены символом Па™^[287]. Результатом этих актов-запоминаний являются запомненные на какое-то время, т. е. репрезентированные (отображённые) в ментальной памяти, потребности, которые могут быть обозначены символом N^12. Данная стадия, т. е. стадия запоминания потребностей, может быть представлена формулой

N ^ ПаПМ^ ^ N™              (4.2.20)

Репрезентированные (отображённые) в ментальной памяти, т. е. запомненные, потребности могут определённое время не вспоминаться, или, проще говоря, забываться, субъектами и контрсубъектами политики (такая потребность

ЗБ3

может быть обозначена символом N ). В этом случае они на какое-то время (сверхкороткое, короткое или длительное) дезактуализируются, т. е. преобразуются (трансформируются) в потенциальные потребности. Данная стадия дезактуализации потребностей может быть обозначена символом -aN и представлена формулой aN = Д [(N™ ^ (N^ = N-a)].              (4.2.21)

Потенциальные потребности субъектов и контрсубъектов политики, представленные в формуле (4.2.21), т. е. дезактуализированные (забытые) на какое- то время потребности, могут быть вновь актуализированы ими. Однако лишь при определённых условиях. Во-первых, если они, как и ранее, согласно формуле (4.2.18), будут совпадать с соответствующими нуждами в чём-либо необходимом для жизни этих субъектов и контрсубъектов, когда

(N^ = N-a) = Н.              (4.2.22)

Во-вторых, если они будут активированы ими их сознаваемыми или несознаваемыми психическими актами воспоминания (обозначим эти акты- воспоминания символом ПаВП4) и репрезентированы (отображены) в соответствующих сознаваемых или несознаваемых психических образованиях- воспоминаниях (обозначим эти образования символом ПоВП5, а репрезентированные в них потребности - символом N^-™), когда

(N^ = N-a = Н) ^ ПаВП=м ^ (ПоВП=м = ^о=ВП).              (4.2.23)

В-третьих, если они будут переживаться ими как их собственные потребности, т. е., согласно формуле (4.2.19), как их собственные, реальные, действи

тельные нужды в чём-либо необходимом для их жизни, репрезентированные (отображённые) в их психических образованиях, когда

(КЗБ = N^ = Н)По=ВП = (ПоВС-м = КПо=ВП).              (4.2.24)

Таким образом, данная стадия актуализации потребности может быть представлена формулой

{(NЗБ = N-" = Н) ^ ПаBП=N ^

^ [(NЗБ = N-" = Н)По=ВП = (ПоВП^ = NПо=BП)]} е "N.              (4.2.25)

Потребности, активированные в ментальной памяти субъектов и контрсубъектов политики актами-воспоминаниями, могут быть далее репрезентированы (отображены) в других психических образованиях данных субъектов и контрсубъектов. Например, в представлениях, воображении или мышлении, а также в эмоциях или убеждениях. Для этого субъекты и контрсубъекты политики осуществляют соответствующие психические акты. Эти психические акты и образования могут быть как сознаваемы, так и не сознаваемы субъектами и контрсубъектами политики. Данная стадия актуализации потребностей может быть представлена формулой

[(ПоВП^ = ^о=ВП)^(Па^По^] е аК              (4.2.26)

Более того, активированные в ментальной памяти потребности не только репрезентируются (отображаются) этими психическими актами и образованиями, но и сами актуализируют, активируют, говоря иначе, вызывают и обуславливают, детерминируют или, как сказали бы сторонники бихевиоризма, стимулируют их[288] и многие другие психические акты и образования. Например, они могут активировать установки[289], существующие у субъектов и контрсубъектов политики, так как, согласно Д. Н. Узнадзе, «каждый из нас носит в себе бесчисленное множество фиксированных в течение жизни установок, которые, активируясь при всяком удобном случае, направляют работу нашей психики в соответствующую сторону» . Иначе говоря, они могут активировать, если угодно, возбудить психику субъектов и контрсубъектов политики, вызывать в ней своеобразные импульсы[290], колебания[291], а также иные повторяющиеся или неповто-

ряющиеся, ритмические[292] или неритмические, в том числе волнообразные, формы (способы) проявления их психической активности, т. е. изменить её. Следо-

2

вательно, «актуализация одного элемента "затрагивает" другие» элементы психики. Данное утверждение с учётом формулы (4.2.26) может быть представлено в обобщённой форме следующей формулой:

[(ПоВП=м = ^о=ВП] — [(Па1^ — По^л(алА)(ПалПо)].              (4.2.27)

Представленная здесь активация психики, вызванная активированными потребностями, - это важнейшая стадия мотивации и развития (развёртывания, формирования) политической деятельности субъектов и контрсубъектов политики, так же как и стадии актуализации потребностей этих субъектов и контрсубъектов, представленные в формулах (4.2.19), (4.2.25) и (4.2.26).

Тем не менее, этого недостаточно. Чтобы мотивация и развитие (развёртывание) политической деятельности были продолжены, необходимы другие, дополнительные, последующие стадии актуализации потребностей, наполняющие их соответствующим предметным содержанием, т. е. «опредмечивающие» их. Для этого осуществляются соответствующие несознаваемые и сознаваемые субъектами и контрсубъектами политики когнитивные психические акты, направленные на «опредмечивание» активированных потребностей. В первую очередь осуществляются психические акты-воспоминания. Они активируют

3

имеющиеся в ментальной памяти следы, или энграммы , тех элементов человеческого бытия, которые когда-либо уже удовлетворяли ранее актуализированные аналогичные или близкие им потребности, т. е. выступали в качестве предметов удовлетворения этих потребностей, а потому, вероятно, способны удовлетворить и потребности, актуализируемые и в данной ситуации. Результатом этих психических актов-воспоминаний являются психические образования- воспоминания, в которых репрезентированы (отображены) следы, или энграм- мы, соответствующих предметов удовлетворения активированных потребностей. В случае, когда активация указанных следов (энграмм) не происходит, то актуализация активированных потребностей субъектов и контрсубъектов политики и, следовательно, актуализация мотива развёртываемой ими политической деятельности, т. е. мотивация, прерывается или завершается. И наоборот, в случае, когда активация этих следов (энграмм) происходит, то она становится ещё одной стадией актуализации потребностей, наполняющей их соответствующим предметным содержанием, и, следовательно, ещё одной стадией актуализации мотивов политической деятельности. «В основе мотивации, - пишет П. В. Симонов, - лежит физиологический механизм активирования хранящихся в памяти следов (энграмм) тех внешних объектов, которые способны удовлетворить имеющуюся у организма потребность.»1. Данная стадия актуализации потребностей может быть представлена формулой

гтт ВП /тт ВП=ПР              тттgt; По=ВП\-| лт              /л ^ лп\

[Па ^ (По              n = ПРN              )]g aN.              (4.2.28)

Психические образования-воспоминания, представленные в формуле ,              могут быть далее репрезентированы (отображены) в других психических образованиях субъектов и контрсубъектов политики. Например, в представлениях, воображении или мышлении, а также в эмоциях или убеждениях. Для этого субъекты и контрсубъекты политики осуществляют соответствующие психические акты. Эти психические акты и образования могут быть как сознаваемы, так и не сознаваемы субъектами и контрсубъектами политики. Данная стадия актуализации потребностей может быть представлена формулой

г/тт ВП=ПР ттт) По=ВП\              y~v /тт По=ВП=ПР \т лт /л ^ лл\

[(По              n = ПРN              ) ^ Па ^ (По              n)]g aN.              (4.2.29)

Стадии актуализации потребностей, представленные формулами (4.2.28) и ,              могут выступать как единый процесс, единая стадия активации и последующей репрезентации (отображения) в психических образованиях следов (энграмм) имеющихся в ментальной памяти субъектов и контрсубъектов политики элементов человеческого бытия, в частности, тех, которые когда-либо в предшествующих ситуациях выступали в качестве предметов удовлетворения ранее актуализированных потребностей. Поэтому данная (единая) стадия актуализации потребностей может быть представлена формулой

гтт ВП /тт ВП=ПР тттgt; По=ВП\              т—г              /тт По=ВП=ПР \т лт /л ^ лл\

[Па ^ (По              n = ^n              ) ^ Па ^ (По              n)]g aN. (4.2.30)

Предметы, представленные в формулах (4.2.28)-(4.2.30), - это предметы, которые не только были когда-либо (в других ситуациях) предметами удовлетворения ранее актуализированных потребностей, но и являются потенциальными (возможными) предметами удовлетворения тех потребностей, которые актуализируются в данной ситуации (обозначим эти предметы символом ПР-^). Данное утверждение может быть представлено формулой

ПР/о=ВП = ПР-а№              (4.2.31)

Поэтому с учётом формулы (4.2.31) формула (4.2.28) может быть преобразована в формулу

[ПаВП ^ (ПоВП=П^ = ПР/о=ВП = ПРЛ)]е aN,              (4.2.32) Симонов П. В., Ершов П. М. Указ. соч. С. 14-15.

162

г/тт ВП—ПР              тттgt; По—ВП ttt)-[293]а \ тт /тт По—ВП—ПР —ПР-а \п лт /л

[(По              n — nPN              — ПР n) ^ Па ^ (По              n              N)]е аЫ, (4.2.33)

а формула (4.2.30) - в формулу

гтт ВП /тт ВП—ПР              ттт) По—ВП тттgt;-1а \              тт /тт По—ВП—ПР — ПР-а \т лт

[Па ^ (По              n = ПРы              — ПР n) ^ Па ^ (По              n              ы)]е аЫ.

(4.2.34)

Результатом осуществления психических актов, представленных в формулах (4.2.28)-(4.2.30), (4.2.32)-(4.2.34), может быть то, что актуализируемые потребности, представленные в формулах (4.2.19), (4.2.25), (4.2.26), преобразуются (трансформируются) в потребности, наполненные, или подкреплённые, соответствующим потенциальным предметом их удовлетворения. Иными словами, данные потребности наполняются (подкрепляются) соответствующим потенциальным, но при этом всё-таки предметным содержанием. В этом случае они в определенный будущий момент времени могут быть удовлетворены, т. е. в перспективе (потенциально) могут быть реализованы1, говоря иначе, имеют определённую возможность быть в будущем удовлетворёнными, т. е. реализованными. Поэтому они могут быть определены как потенциально «опредмечен- ные», т. е. как потенциально реализуемые, или удовлетворяемые, актуальные потребности, коротко говоря, как запросы. Обозначим их символами ЫРЛ-а и ЗП[294]. В случае же, когда психические акты, представленные в формулах (4.2.28)- , (4.2.32)-(4.2.34), не осуществляются или не наполняют (подкрепляют) актуализируемые потребности соответствующим предметным содержанием, процесс актуализации данных потребностей, как уже отмечалось, прерывается или завершается. Более того, потребности, которые не наполнены (не подкреплены) соответствующим предметным содержанием, не могут быть реализованы. В этом случае они являются разновидностью актуализируемых (активируемых), но нереализуемых (неудовлетворяемых) потребностей. Обозначим их символом NHP.

В качестве представленных в формулах (4.2.32)-(4.2.34) потенциальных предметов удовлетворения актуализируемых потребностей, в том числе предметов, наполняющих (подкрепляющих) соответствующим предметным содержанием потенциально реализуемые актуальные потребности, или запросы, могут выступать различные элементы человеческого бытия, в частности, его материальные, идеально-знаковые (духовные) и психические образования. Одни из них могут доминировать над другими. Первые могут быть определены как доминирующие (доминантные) потенциальные предметы удовлетворения потребностей (обозначим их символом ПР0-аЫ), тогда как вторые - как подчинённые, или субдоминантные, потенциальные предметы удовлетворения потребностей (обозначим их символом ПР8а-аЫ). Соответственно этому потенциально реали-

зуемые потребности, или запросы, могут быть как доминирующими (доминантными), требующими первоочередного удовлетворения, и, следовательно, особо важными, значимыми, ценными для их носителей - субъектов и контрсубъектов политики, так и субдоминантными, т. е. подчинёнными доминирующим запросам. Доминирующие запросы, т. е. доминирующие, потенциально реализуемые актуальные потребности, - это потребности, которые были определены нами ранее, в том числе в гл. 1.2, 1.3 и 1.4, как актуально доминирующие потребности. Назовём их предпочитаемыми запросами, или предпочтениями, и обозначим символами ND, N(Rn-a=D) и ПЗ[295], а также формулой

ND = N^-a=D) = ПЗ,              (4.2.35)

а субдоминантные (подчинённые) запросы, т. е. субдоминантные потенциально реализуемые актуальные потребности, обозначим символами ^РЛ-a=sd) и ЗП^ , а также формулой

ЗПза = N^-a=sd).              (4.2.36)

Например, проголодавшиеся субъекты и контрсубъекты политики могут испытывать определённую «очеловеченную» нужду в пище, не только активированную в их ментальной памяти и репрезентированную (отображённую) в их психических образованиях, но и наполненную (подкреплённую) соответствующим потенциальным предметом их удовлетворения (потенциальным содержанием). В качестве такого предмета, или содержания, могут выступать, в частности, хлебные продукты, которые ранее удовлетворяли аналогичные или близкие им нужды субъектов и контрсубъектов политики, а также следы (энграммы) которых активированы в ментальной памяти и репрезентированы (отображены) в психических образованиях данных субъектов и контрсубъектов. В этом случае данная «очеловеченная» нужда в пище выступает как потенциально «оп- редмеченная» потребность, т. е. как потенциально реализуемая (удовлетворяемая) актуальная потребность, или, говоря иначе, как запрос субъектов и контрсубъектов политики в хлебе. Однако предметом удовлетворения запроса субъектов и контрсубъектов политики в хлебе может быть не любой, а лишь определённый (определённого вида) хлебный продукт, например, необходимый для укрепления их здоровья, в частности, ржаной хлеб. Запрос именно в таком хлебе может доминировать над запросами других видов хлебной продукции. В этом случае данный запрос выступает как доминирующий (предпочитаемый) запрос, т. е. как предпочтение, как актуально доминирующая потребность субъектов и контрсубъектов политики в ржаном хлебе. Точно так же, как, например, потенциально «опредмеченная» потребность в депутатах Государственной Думы Российской Федерации может выступать в качестве запроса субъектов и контрсубъектов политики в этих депутатах, тогда как их запрос на определённых депутатов (например, представителей партии «Единая Россия»), доминирующий над другими запросами, - в качестве предпочтения.

Причём, подчеркнём ещё раз, актуализация «очеловеченных» нужд, или потребностей, в том числе запросов и предпочтений, осуществляется не столько в соответствии с генетическими (естественно-природными, биотическими, телесными, анатомо-физиологическими) особенностями субъектов и контрсубъектов политики, сколько в соответствии с условиями и уровнем их прижизненного развития. Так, Ф. Котлер (Kotler) пишет: «Проголодавшемуся жителю острова Бали требуются плоды манго, молоденький поросёнок и фасоль. Проголодавшемуся жителю Соединённых Штатов - булочка с рубленым бифштексом, обжаренная в масле картофельная стружка и стакан кока-колы... Продавцы часто путают потребности с нуждами. Производитель буровых коронок может считать, что потребителю нужна его коронка, в то время как на самом деле потребителю нужна скважина. При появлении другого товара, который сможет пробурить скважину лучше и дешевле, у клиента появится новая потребность (в товаре-новинке), хотя нужда и остаётся прежней (скважина)»[296].

Предпочтения (предпочитаемые запросы, актуально доминирующие потребности), а также субдоминантные запросы и другие актуальные потребности, в том числе нереализуемые потребности, субъектов и контрсубъектов политики, согласно формулам (4.2.12) и (4.2.26), репрезентированы (отображены) в их сознаваемых или несознаваемых психических образованиях (обозначим эти образования символами Пож, ПожСЗ и ПожНС). Иначе говоря, эти потребности могут быть либо сознаваемыми, либо не сознаваемыми их носителями - субъектами и контрсубъектами политики. Несознаваемые предпочтения обозначим символами ND^ (или NDПо(нс)), ^РЛ-а=^НС (или ^тЛ-а=^По(нс)) и ПЗНС (или ПЗПо(нс)), сознаваемые - символами ND^ (или NDПо(сз)), ^РЛ-а=^Сз (или ^РЛ-а=^По(сз)) и ПЗСЗ (или ПЗПо(сз)), несознаваемые запросы - символом ЗП8^НС (или ЗП^По(нс)), сознаваемые запросы - символом ЗП8^СЗ (или ЗП^По(сз)), несознаваемые нереализуемые потребности - символом              (или МНРПо(нс)), сознавае

мые нереализуемые потребности - символом N^,^ (или МНРПо(сз)). Предпочтения, т. е. актуально доминирующие потребности или актуально доминирующие запросы, сознаваемые субъектами и контрсубъектами политики, выражающие сознательную направленность своих носителей к их удовлетворению и особо

важные, значимые, ценные для них, требующие первоочередного удовлетворе-

21 ния, назовём интересами . Они могут быть обозначены символом I и представлены формулой

I — NDc3 — Ы(РЛ-а—в)СЗ — ПЗсз.

При этом необходимо учитывать, что все перечисленные разновидности потребностей являются различными моментами их актуализации, характеризующейся многообразием альтернативных вариантов путей её реализации. Эти моменты могут быть определены как моменты бифуркации , раздвоения, разделения, разветвления путей актуализации (развития) потребностей на определённые альтернативы (обозначим их не только символом v, но и символом lt;). Данное утверждение может быть представлено формулой

alt="" />[ Nнр, нс | Nнр, сз I

Таким образом, в обобщённой форме стадии (моменты) актуализации потребностей субъектов и контрсубъектов политики, включая стадию (момент) запоминания и временной дезактуализации потребностей, с учётом формул -(4.2.21), (4.2.25), (4.2.26), (4.2.32), (4.2.33) и (4.2.38) могут быть представлены формулой

[Па — (По[297]

alt="" />

(4.2.39)

Говоря иначе, можно выделить следующие стадии (моменты) актуализации потребностей субъектов и контрсубъектов политики, каждая из которых, согласно формуле (4.2.1), одновременно является стадией (моментом) актуализации мотивов политической деятельности: стадия репрезентации (отображения) в психических образованиях и преобразования в актуальные потребности «очеловеченных» нужд, т. е. потенциальных потребностей, субъектов и контрсубъектов политики в чём-либо необходимом для их жизни (формула (4.2.19)); стадия запоминания, т. е. репрезентации (отображения), актуализируемых потребностей в сенсорной (сверхкратковременной), кратковременной и/или долговременной ментальной памяти данных субъектов и контрсубъектов (формула (4.2.20)); стадия воспоминания, или активации, в ментальной памяти субъектов и контрсубъектов политики, ранее запомненных ими актуализируемых потребностей (формулы (4.2.21), (4.2.25)); стадия репрезентации (отображения) активированных (вспомненных) потребностей в других психических образованиях (например, в представлениях, воображении или мышлении, а также в эмоциях или убеждениях) данных субъектов и контрсубъектов (формула (4.2.26)); стадия воспоминания (активации) следов (энграмм)              тех имеющихся в ментальной памяти субъектов и контрсубъектов политики предметов удовлетворения ранее актуализированных потребностей, которые одновременно являются потенциальными (возможными) предметами удовлетворения актуализируемых в данной ситуации потребностей (формула (4.2.32)); стадия репрезентации (отображения) в других психических образованиях вспомненных (активированных) следов (энграмм) тех имеющихся в ментальной памяти субъектов и контрсубъектов политики предметов удовлетворения ранее актуализированных потребностей, которые одновременно являются потенциальными (возможными) предметами удовлетворения актуализируемых в данной ситуации потребностей. Проще говоря, стадия дальнейшего продолжения «опредмечивания актуализируемых потребностей, т. е. определения потенциально реализуемых актуальных потребностей, или запросов (формула (4.2.33); стадия определения (выделения среди запросов) актуально доминирующих потребностей (предпочитаемых запросов, или предпочтений) (формула (4.2.38).

Необходимо учитывать, что процесс актуализации тех или иных потребностей и мотивов политической деятельности в любой момент может быть прерван (отложен) на определённое время или полностью прекращён. Некоторые его стадии могут быть пропущены или, наоборот, соединены с предыдущими или последующими стадиями в одну. Определение мотива

Согласно формуле (4.2.39), все перечисленные в ней разновидности потребностей, в том числе актуализируемые (активируемые), но нереализуемые (неудовлетворяемые), а также субдоминантные запросы, предпочтения и интересы, являются не только моментами (стадиями), но и элементами актуализации потребностей субъектов и контрсубъектов политики. Однако сами по себе ни интересы, ни другие предпочтения, ни субдоминантные запросы, ни тем более актуальные, но нереализуемые (неудовлетворяемые) потребности, равно как и любые другие потребности, мотивами не являются. Сами по себе они не могут вызвать политическую деятельность, не могут побудить к ней субъектов и контрсубъектов политики[298]. Они являются лишь предпосылкой, предварительным условием, причём необходимой, но недостаточной предпосылкой, необходимым, но недостаточным условием политической и любой другой деятельности этих субъектов и контрсубъектов. «Иначе говоря, - пишет А. Н. Леонтьев, - потребность первоначально выступает как условие, как предпосылка деятельности...» . Следовательно, актуализация потребностей субъектов и контрсубъектов политики является необходимым и важнейшими, но недостаточным моментом и элементом актуализации мотивов осуществляемой ими политической деятельности. Она нуждается в дополнительных моментах (фазах, стадиях) и элементах. Поэтому мотивация политической деятельности, т. е. актуализация её мотивов, не сводится к актуализации потребностей осуществляющих данную деятельность субъектов и контрсубъектов политики. Точно так же, как мотив политичесчкой деятельности не сводятся к потребностям этих субъектов и контрсубъектов.

В психологии существуют различные подходы к определению мотива (англ. incentive, motive, reason). В «Кратком психологическом              словаре»

А.              В. Петровского и М. Г. Ярошевского (1985 г.) читаем: «Мотив (от лат. movere - «приводить в движение, толкать») - 1) побуждение к деятельности, связанное с удовлетворением потребностей субъекта; совокупность внешних и внутренних условий, вызывающих активность субъекта и определяющих её направленность; 2) побуждающий и определяющий выбор направленности деятельности предмет (материальный или идеальный), ради которого она осуществляется; 3) осознаваемая причина, лежащая в основе выбора действий и поступков личности»[299]. В качестве мотива называют самые разные психические феномены. Л. И. Божович - представления и идеи, чувства и переживания[300]. Х. Хек- хаузен - потребности и влечения, побуждения и склонности[301]. П. А. Рудик - желания и хотения, привычки, мысли и чувство долга[302]. А. Г. Ковалёв - морально

политические установки и помыслы[303]. К. К. Платонов - психические процессы,

23

состояния и свойства личности . А. Маслоу - установки . В. К. Вилюнас - условия существования[304]. А. Н. Леонтьев - предметы внешнего мира[305]. Многие психологи XIX-XXI вв. рассматривают мотив как побуждение[306], как побудительную, движущую силу. Мотив всегда побуждает либо что-то делать, либо что-то не делать. Так, Л. И. Божович пишет: «будем называть мотивами все побудители .деятельности» . В. И. Ковалёв утверждает, что мотив - это осознанное побуждение . По мнению М. Ш. Магомед-Эминова мотив - это только один из видов побуждений, наряду с потребностями, диспозициями (устойчивыми свойствами личности), интересами[307]. Согласно М. Г. Ярошевскому, мотив (от лат. moveo -«двигаю») - это то, что движет живым существом, ради чего оно тратит свою жизненную энергию. Его «служба» в этой жизни представлена тем, чтобы придать поведению импульс и направленность к цели, поддерживая энергетическое подкрепление поведения на всём пути стремления к ней. Он является «запалом» любых действий и их «горючим материалом»[308]. Б. Ф. Ломов подчёркивает: когда речь идёт о мотивах деятельности человека (и его поведения в целом), то имеются в виду некоторые субъективно переживаемые побуждения к действию. Для субъекта его мотив выступает как непосредственная побудительная сила, как непосредственная внутренняя причина его поведения[309]. Кроме того, одни психологи отождествляют мотив с потребностью, тогда как другие понимают мотив как предмет, намерение или цель, третьи - как устойчивые свойства личности, или личностные диспозиции, четвёртые - как состояние, пятые - как формулировку, шестые - как удовлетворённость. Например,

12

К. К. Платонов пишет, что потребности тождественны мотивам . Д. В. Колесов считает, что движущей силой психики являются потребности. Он говорит о ядре потребности, которое состоит из модели потребного результата (соответствующего, по П. К. Анохину, «акцептору» действия»), и генератора потребност- ного возбуждения (побудительной активности). Исходящее из генератора возбуждение побуждает исполнительную систему к деятельности (к воздействию на определённый объект окружающей среды). Информация о полезном результате проходит через модель потребного результата, играющую роль фильтра, к ядру потребности и ведёт к затормаживанию генератора, т. е. к угасанию по- требностного возбуждения, и деятельность исполнительной системы на время прекращается[310]. Согласно В. А. Иванникову, термин «мотив» следует закрепить за устойчивыми образованиями мотивационной сферы в виде опредмеченных потребностей, а для конкретного ситуативного образования, непосредственно инициирующего деятельность, использовать термин «побуждение» . С. П. Ма- нукян утверждает, что определённые предметы и явления (объекты) порождают потребность с конкретным содержанием. Это содержание каждый раз актуализирует данную потребность, если человек встречается с этим объектом или образ его по каким-то причинам воспроизводится в сознании. Поэтому не потребность вызывает деятельность, а предмет потребности или его образ . Б. Г. Мещеряков определяет мотив, следуя за А. Н. Леонтьевым, во-первых, как материальный или идеальный «предмет», побуждающий и направляющий на себя деятельность, смысл которой состоит в том, чтобы удовлетворить определённые потребности, и, во-вторых, как психический образ данного предмета[311]. Согласно теории К. Левина (Lewin), которая в своей основе может быть отнесена к геш- тальпсихологии, основным механизмом, побуждающим поведение человека, является уравновешивание локального напряжения, вызванного возникшей потребностью, в рамках более общей системы - «поля» личности. Напряжение в определённой области этого «поля» и есть потребность. Поле содержит разные по локализации и размеру области - различные сферы потребностей и намерений. По близости расположения к внешней среде они подразделяются на периферические и центральные области. Они различаются также по взаиморасположению (близости друг другу, сходству друг с другом), проницаемости (взаимозаменяемости). При возникновении напряжения в некоторой области поля (появления потребности) система стремится восстановить равновесие, распределив напряжение. К. Левин говорит о действиях по намерениям. Под намерением же, которое похоже на потребность и является квазипотребностью[312] (мнимой, ненастоящей потребностью), он понимает такие волевые акты, которые создают ситуацию, позволяющую человеку положиться на действие внешних стимулов так, что выполнение намеренного действия становится уже не волевым, а чисто условно-рефлекторным. Намеренность, отмечает К. Левин, основывается на том, чтобы создать действие, вытекающее из непосредственного требования вещей (окружающего поля)[313]. В. С. Мерлин и М. Ш. Магомед- Эминов считают, что в качестве мотивов, наряду с психическими состояниями, могут выступать и свойства личности[314]. Этой же точки зрения придерживается и К. К. Платонов, утверждающий, что «в качестве мотивов могут выступать и психические процессы, и состояния, и свойства личности»[315]. Понимание мотива как особого состояния человека, заставляющего его действовать или бездействовать, обозначено, например, Дж. Гилфордом[316] (Guilford), Е. P. Хилгардом[317] (Hilgard), P. А. Пилояном[318]. Определение мотива как формулировки цели и средств даёт К. Обуховский[319]. Мотив как удовлетворённость рассматривается

7              8              9

В.              Г. Асеевым , А. Г. Ковалёвым , П. М. Якобсоном . Во всех этих случаях доминирует монистическое представление о мотиве. Иначе говоря, за мотив в этих случаях принимается какой-то один конкретный психический феномен. Е. П. Ильин считает, что монистический подход к рассмотрению сущности мотива себя не оправдывает[320].

Следуя за Д. Н. Узнадзе[321], Е. П. Ильин предлагает рассматривать мотив как сложное, многокомпонентное интегральное, или системное, психическое образование, возникающее в результате многоэтапного процесса мотивации. Мотивы всегда формируются в индивидуальной жизни человека, а не имеются в готовом виде уже при рождении. Они не могут действовать непроизвольно. Не может быть внешних и внутренних мотивов. Мотивы всегда внутренние, в отличие от стимулов, вызывающих процесс мотивации, которые могут быть и внешними, и внутренними (интероцептивными). Границами мотива являются, с одной стороны, потребность, а с другой - намерение что-то сделать, включая и побуждение к этому. Это значит, что в структуру мотива не входят стимулы, и в то же время сам мотив не залезает в структуру исполнительного действия. Мотиву может принадлежать лишь стратегия деятельности, а тактика получения потребного результата складывается уже после формирования намерения другими психофизиологическими структурами и механизмами, отвечающими за исполнение принятого намерения (например, акцептором действия              по

П. К. Анохину). В структуру мотива могут входить различные компоненты, относящиеся к трём блокам: потребностному, «внутреннему фильтру» и целевому. В потребностный блок входят биологические и социальные потребности, а также осознание необходимости, долженствования («квазипотребности» по К. Левину). В блок «внутреннего фильтра» - нравственный контроль, оценка внешней ситуации и оценка своих возможностей (знаний, умений, качеств), а также предпочтения, интересы, склонности и уровень притязаний. В целевой

блок - образ предмета, могущего удовлетворить потребность, опредмеченное действие (налить воды или решить задачу), потребностная цель (удовлетворить жажду или голод) и представление процесса удовлетворения потребности (попить, поесть или подвигаться). Все эти компоненты (элементы) мотива могут проявляться в сознании человека как в вербальной (словесной, внутриречевой), так и образной форме, но не все сразу. В каждом конкретном случае в каждом блоке может быть взят в качестве основания действия или поступка (принимаемого решения) один из компонентов. Структура же каждого конкретного мотива (т. е. основания действия) строится из сочетания тех компонентов, которые обусловили принятое человеком решение и, как кирпичики, позволили создать здание, именуемое мотивом. Образ этого «здания» закладывается человеком в его память и сохраняется в ней не только в момент осуществления соответствующей деятельности, но и после её завершения. Набор компонентов в каждом конкретном мотиве может быть разным. Но и сходство внешней структуры мотива у двух лиц (тождество входящих в мотивы компонентов) не означает их тождества по смысловому содержанию, так как у каждого человека свои склонности, ценности, своя оценка ситуации и возможностей, специфическое доминирование потребностей. Кроме этой, горизонтальной, структуры мотива, у него может быть и вертикальная структура, так как в его состав могут входить два или три компонента из одного блока, один из которых играет главную роль, а остальные - сопутствующую, соподчинённую[322].

В данной работе при определении мотива политической деятельности учитываются многие существующие в психологии и приведённые выше точки зрения. При этом, однако, мы исходим из следующих основных посылок.

Во-первых, в качестве мотива политической деятельности могут выступать различные элементы человеческого бытия. В частности, согласно формуле , те или иные материальные, идеально-знаковые или психические образования либо совокупности этих образований, входящие, согласно формулам —(3.2.3), в состав соответствующей жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, в том числе телесные, социальные, вещные, экономические и политические материальные образования.

Во-вторых, быть иному материальному, идеально-знаковому или психическому образованию либо той или иной совокупности этих образований мотивом политической деятельности - значит выполнять в ней определённую функцию. Мотив политической деятельности - это материальные, идеальнознаковые или психические образования либо их совокупности, выполняющие определённую функцию. Одно и то же материальное, идеально-знаковое или психическое образование, одна и та же совокупность этих образований в одном случае может выполнять функцию объекта политической деятельности, в другом - функцию её средства, в третьем - функцию её результата, в четвёртом - функцию её цели, и, наконец, в пятом случае - функцию её мотива. Мотив политической деятельности - это, следовательно, её функциональный, а не процессуальный или субстанциональный элемент. Мотив - это не процесс или существующие сами по себе какие-либо материальные, идеально-знаковые или

психические образования либо их совокупности, а функция («работа»), выполняемая тем или иным материальным, идеально-знаковым или психическим образованием либо той или иной совокупностью этих образований. Данное утверждение может быть представлено формулой (4.3.1)

Мкп = ЛЕвуп = (Мо,Ио V По)].              (4.3.1)

Психологи выделяют различные мотивационные функции\ Во-первых, побуждающую функцию, или функцию побуждения, которая отражает энергетику мотива и мобилизует энергию, энергетический потенциал, энергетические ресурсы человека. Во-вторых, направляющую функцию, т. е. функцию направленности энергетики мотива на определённый объект, на определённую активность. В-третьих, стимулирующую функцию, которая отражает напряжение потребности и связана с продолжением побудительности при осуществлении намерения, так как мобилизуемая при возникновении потребностного состояния энергия не исчезает до тех пор, пока не будет удовлетворена потребность. В-четвёртых, можно говорить также об управляющей функции. К частным проявлениям управляющей функции следует отнести организующую и контролирующую функции. Первая из них означает, что внешне ещё не проявляемая деятельность мысленно организуется, так как уже существует некий предварительный и общий (абстрактный) замысел, но не его осуществление. Такое понимание организующей функции мотива близко представлению О. К. Тихомирова и Т. Г. Богдановой о структурирующей функции, когда важность конечного результата приводит к более тщательному анализу ситуации, к его большей вербализации и критической оценке . Вторая, контролирующая функция, как полагает А. В. Запорожец, осуществляется не прямо, а через механизм «эмоциональной коррекции», когда эмоции оценивают личностный смысл происходящих событий и в случае несоответствия этого смысла мотиву изменяют общую направленность деятельности. По своему содержанию данная функция близка смыслообразующей функции мотива, о которой пишет А. Н. Леонтьев . Некоторые философы и криминалисты рассматривают также отражательную функцию мотива, благодаря которой происходит отражение в психике человека потребностей и целей, средств их достижения и своих возможностей, последствий для себя и нравственного самочувствия. Е. И. Головаха и А. А. Кроник выделяют объяснительную функцию мотива, под которой понимают сознательно формируемый человеком источник его поведения4. К. Обуховский говорит о защитной функции мотива и защитных мотивах, в которых истинная цель подменяется «официальной версией», необходимой для сохранения требуемого решения, для создания видимости рациональной деятельности[323]. Д. Макклелланд (McClelland) пишет, что «благодаря мотивам осуществляются побуждение, ориентирование и выбор поведения»[324].

Мотивационная функция, т. е. функция мотива, выполняемая в политической деятельности тем или иным материальным, идеально-знаковым или психическим образованием либо совокупностью этих образований, состоит в первую очередь в том, чтобы побуждать к данной деятельности осуществляющих её людей - субъектов и контрсубъектов политики (обозначим данную функцию символом _/пБ ). Данное утверждение может быть представлено формулой

МЯп = ,/пБ[е БуП = (Мо,Ио v По)] — [(СпАС'п) — Rn] .              (4.[325] .2)

Быть тому или иному материальному, идеально-знаковому или психическому образованию либо той или иной совокупности этих образований мотивом политической деятельности - значит быть её побудителем. Если же оно не побуждает субъектов и контрсубъектов политики к данной деятельности, то оно, следовательно, и не является её мотивом. При этом необходимо учитывать, что, выполняя данную функцию («работу»), эти образования или их совокупности проявляют с определённой силой содержащуюся в них энергию, а также актуализируют, в том числе мобилизуют, энергетический потенциал, энергетические ресурсы осуществляющих политическую деятельность субъектов и контрсубъектов политики.

На данное обстоятельство обращают внимание и психологи. С их точки зрения, сила мотива определяется интенсивностью мотивационного побуждения, которое, в свою очередь, зависит, как              отмечает К. В. Судаков[326], от гипо

таламуса, приходящего в состояние возбуждения от недостатка каких-то веществ в организме. Гипоталамо-ретикулярные центры оказывают восходящее активирующее влияние на кору головного мозга и выступают в роли генераторов энергии, необходимой для формирования побуждения к деятельности. Кроме того, силу мотива определяют и психические факторы: знание результатов деятельности, а не выполнение работы «вслепую», понимание её смысла, определённая свобода творчества, а не жёсткое регламентирование. Сила мотива во многом определяется сопровождающей его эмоцией, из-за чего он может приобрести аффективный характер. Яркая эмоциональная окраска мотива указывает на преимущественно экспрессивный его характер, требующий немедленной и исчерпывающей «энергетической разрядки» в соответствующей внешней деятельности. Сила мотива больше, если человек сам детерминирует свою деятельность, исходя из собственных внутренних побуждений. Сила мотива слабеет, если цель достигается, что, по А. А. Ухтомскому, связано с затуханием доминантного очага возбуждения. Однако случается, что цель по каким-то причинам не достигнута, но напряжение ослабевает[327].

Мотивационная функция, т. е. функция мотива, выполняемая в политической деятельности тем или иным материальным, идеально-знаковым или психическим образованием либо совокупностью этих образований, может состоять также в том, чтобы при соответствующих условиях придавать данной деятельности определённый смысл. В этом случае функцию мотива политической деятельности выполняют те материальные, идеально-знаковые или психические образования или их совокупности, которые не только побуждают к определённой политической деятельности осуществляющих её субъектов и контрсубъектов политики, но и при соответствующих условиях придают данной деятельности определённый смысл. Обозначим данную функцию символом fcM. Так, А. Н. Леонтьев пишет, что «одни мотивы, побуждая деятельность, вместе с тем придают ей личностный смысл; мы будем называть их смыслообразующими мотивами. Другие, сосуществующие с ними, выполняя роль побудительных факторов (положительных или отрицательных) - порой остро эмоциональных, аффективных, - лишены смыслообразующей функции; мы будем условно называть такие мотивы мотивами-стимулами»[328]. Следовательно, если побудительная функция присуща любому мотиву, то смыслообразующая функция присуща не всякому мотиву, а лишь определённому мотиву, в частности, как нам представляется, мотиву, сознаваемому осуществляющими политическую деятельность субъектами и контрсубъектами политики (такой мотив, т. е. сознаваемый мотив, может быть обозначен символом М(сз)^, в отличие от несознаваемого мотива, который может быть обозначен символом М(нс^). Данное утверждение представим формулой

М(сз^ = ,/(пБ+СМ)[е Буп = (Мо,Ио v По)] ^ R^^aC^.              (4.3.3)

Что касается направляющей функции, которую приписывают мотивам некоторые психологи, то она, как отмечалось в гл. 1.3, выполняется не мотивом, а целью. Точно так же, как функция организации, управления, регулирования политической деятельности, в том числе функция ориентирования в ней и в жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации осуществляющих её субъектов и контрсубъектов политики, а также функция направления их психических актов, действий и высказываний на определённые объекты и результаты.

В-третьих, согласно формуле (1.3.8), мотивом политической деятельности могут быть только те материальные, идеально-знаковые или психические образования либо их совокупности, которые отвечают лишь определённым актуально доминирующим потребностям осуществляющих данную деятельность субъектов и контрсубъектов политики, т. е. выступают в качестве предметов удовлетворения их актуально доминирующих потребностей. Иначе говоря, мотивом политической деятельности могут быть только те материальные, идеаль

но-знаковые или психические образования либо их совокупности, которые отвечают не любым потребностям, а лишь представленным в формулах (4.2.35) и (4.2.37) сознаваемым предпочтениям (интересам) или несознаваемым предпочтениям субъектов и контрсубъектов политики. Данное утверждение с учётом формулы (4.2.35) и формулы (4.3.2) может быть представлено формулой

МЯп = /пБ[е БуП = (Мо,Ио V n°)]ND — [(СПлС'п) — ^П] •              (4-3 .4)

Если же материальные, идеально-знаковые или психические образования либо их совокупности не отвечают определённым актуально доминирующим потребностям, т. е. несознаваемым или сознаваемым предпочтениям, осуществляющих эту деятельность субъектов и контрсубъектов политики, не выступают в качестве предметов удовлетворения этих потребностей-предпочтений, то они не являются и мотивами данной деятельности. Мотив политической деятельности, следовательно, предполагает не только наличие в жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации определённых материальных, идеальнознаковых или психических образований либо их совокупностей, но и наличие в ней определённых актуально доминирующих потребностей (сознаваемых или несознаваемых предпочтений) субъектов и контрсубъектов политики. При этом ещё раз подчеркнём, что мотив политической деятельности - это не потребности осуществляющих её субъектов и контрсубъектов политики, а те материальные, идеально-знаковые или психические образования, которые выступают в качестве предметов удовлетворения их актуально доминирующих потребностей, т. е. их несознаваемых или сознаваемых предпочтений. Иначе говоря, это есть материальные, идеально-знаковые или психические предметы удовлетворения актуально доминирующих потребностей (сознаваемых или несознаваемых предпочтений) осуществляющих данную деятельность субъектов и контрсубъектов политики, т. е. всё то, что выступает в качестве предметов удовлетворения этих потребностей, что отвечает им. Это есть не нужда и не состояние нужды осуществляющих политическую деятельность субъектов и контрсубъектов политики, а то, в чём они нуждаются, что выступает в качестве предметов удовлетворения их актуально доминирующих потребностей (сознаваемых или несознаваемых предпочтений).

При этом необходимо учитывать, что согласно формулам (4.2.31)-(4.2.34), материальные, идеально-знаковые или психические предметы удовлетворения актуально доминирующих потребностей - это потенциальные, т. е. возможные (будущие), предметы, которые необходимо отличать от актуальных, т. е. реальных (действительных) предметов. Данное утверждение может быть представлено формулой

ПР-аЖ) ф ПРЖ.              (4.3.5)

Поэтому с учётом формул (4.2.31)-(4.2.34) и формулы (4.3.5) формула может быть преобразована в формулу

В-четвёртых, согласно формуле (1.4.20), мотивом политической деятельности могут быть лишь те материальные, идеально-знаковые или психические образования либо их совокупности, которые не только побуждают к ней субъектов и контрсубъектов политики и отвечают их актуально доминирующим потребностям, но и выступают в качестве её потенциального (будущего) конечного результата. Если же они не являются таковыми, то, следовательно, и не являются и её мотивом. Дело в том, что предметы удовлетворения потребностей субъектов и контрсубъектов политики, т. е. данные материальные, идеальнознаковые или психические образования либо их совокупности, не даны им в готовом виде. Они, согласно формуле (1.4.1), производятся, являются результатом, или продуктом[329], либо данной, либо предшествующей его деятельности, либо предшествующей деятельности других людей.

Эти предметы, или результаты, как отмечалось в гл. 1.4, выделяются (производятся) из объектов этих деятельностей. Например, даже кислород, являющийся предметом удовлетворения соответствующей потребности субъектов и контрсубъектов политики, производится, выделяется ими из воздуха и представляет собой результат их дыхательной или иной специальной, производящей кислород деятельности. Или водопроводная вода, которая предварительно очищается ими или другими людьми из тех или иных природных источников. (Эти объекты, наряду с другими факторами - материальными, идеально-знаковыми и психическими элементами жизненной ситуации и входящей в неё политической ситуации, участвующими в мотивации, т. е. актуализации мотивов, могут быть, в отличие от мотивов, в качестве мотиваторов, или мотивационных детерминант , политической деятельности). Поэтому необходимо различать объект политической и всякой другой деятельности субъектов и контрсубъектов политики и выделенный (произведённый) из него предмет удовлетворения их актуальных потребностей, в том числе предмет, отвечающий их актуально доминирующим потребностям (предпочтениям) и выступающий в качестве потенциального (будущего) конечного результата данной деятельности. Данное утверждение может быть представлено формулой

О ф ПРш.              (4.3.7)

Необходимо также различать потенциальный (будущий, ещё не произведённый в действительности) и актуальный (реально, действительно произведённый) конечный результат политической и любой другой деятельности, когда

Пр *nd Ф Прж.              (4.3.8)

При этом необходимо учитывать, что, согласно формуле (1.4.2), актуальный конечный результат политической и любой другой деятельности субъектов и контрсубъектов политики, отвечающий их актуально доминирующим потребностям (сознаваемым или несознаваемым предпочтениям), равен актуальному предмету удовлетворения этих потребностей, когда

прж = ПРЫБ.              (4.3.9)

а её потенциальный конечный результат, отвечающий актуально доминирующим потребностям (сознаваемым или несознаваемым предпочтениям) данных субъектов и контрсубъектов, равен потенциальному предмету удовлетворения этих потребностей, когда

Пр-акв = ПР-аж.              (4.3.10)

Именно потенциальный конечный материальный, идеально-знаковый или психический результат политической деятельности, побуждающий к ней осуществляющих её субъектов и контрсубъектов политики и отвечающий их актуально доминирующим потребностям, т. е. представляющий собой потенциальный предмет удовлетворения этих потребностей, может быть мотивом данной деятельности. Например, таковым может быть возможность получить субъектам и контрсубъектам политики (в частности, неработающим пенсионерам или инвалидам) представителей партии «Единая Россия» в составе депутатов Государственной Думы Российской Федерации. Или благодаря возможному избранию              депутатами данного органа государственной              власти представителей

этой партии              получить этим              субъектам и контрсубъектам              политики возможность

питаться ржаным хлебом и обезжиренным молоком. Актуальный же, т. е. реально, действительно произведённый, конечный результат политической деятельности, мотивом быть не может, но может быть объектом или средством какой-либо другой деятельности. Он является завершением (окончанием) политической деятельности, её актуализации, развёртывания, тогда как потенциальный конечный результат данной деятельности - её началом.

Подчеркнём ещё раз, что реальным, действительным, актуальным мотивом политической деятельности может быть её потенциальный конечный материальный, идеально-знаковый или психический результат данной деятельности, побуждающий к ней осуществляющих её субъектов и контрсубъектов политики и отвечающий их актуально доминирующим потребностям. Данное утверждение с учётом формул (4.3.6) и (4.3.10) может быть представлено формулой

В-пятых, мотивом политической деятельности могут быть лишь те материальные, идеально-знаковые или психические образования либо их совокупности, которые не только отвечают определённым актуально доминирующим потребностям осуществляющих её субъектов и контрсубъектов политики и выступают её потенциальным конечным результатом, но и репрезентированы (отображены) в их психических образованиях. Точно так же, как, согласно формуле (4.2.34), в их психических образованиях репрезентирован совпадающий, согласно формуле (4.3.10), с этим потенциальным конечным результатом потенциальный предмет удовлетворения этих потребностей. В психических образованиях субъектов и контрсубъектов политики оказываются, следовательно, репрезентированными не только, согласно формулам (4.2.12) и (4.2.26), их «очеловеченные» нужды в чём-либо необходимом для их жизни, а также их актуально доминирующие потребности (сознаваемые или несознаваемые предпочтения). Кроме того, в их психических образованиях репрезентирован и отвечающий данным потребностям потенциальный конечный результат осуществляемой ими политической деятельности. Эти психические образования могут быть обозначены символами ПоПр(-а)ж, а репрезентированный в них потенциальный конечный результат - символами Пр(-а)жп°. Следовательно, психические образования, в которых репрезентирован совпадающий с этим результатом потенциальный предмет удовлетворения актуально доминирующих потребностей, может быть обозначен символом По^*-^^ а репрезентированный в них потенциальный предмет удовлетворения актуально доминирующих потребностей - символом ПР(-а)^По.

Именно поэтому в гл. 1.4 мотив политической деятельности, согласно формуле (1.4.20), был определён как такой потенциальный конечный материальный, идеально-знаковый или психический результат данной деятельности, который отвечает определённым актуально доминирующим потребностям субъектов и контрсубъектов политики и репрезентирован в их психических образованиях. Данное определение мотива может быть представлено не только формулой (1.4.20), но и с учётом формул (4.2.34) и (4.3.11) формулой

МКп = /ПБ[е БуП = (Мо,Ио V По) = ПР а = Пр а]ЖПо — [(СПлС'п) — Кп] (4 .312)

Психические образования, в которых репрезентирован потенциальный конечный результат политической деятельности, могут быть как невербальными (бессловесными, первосигнальными), так и вербальными (словесными, второсигнальными). Они могут быть как сознаваемыми, так и не сознаваемыми их носителями - субъектами и контрсубъектами политики. Точно так же, как и психические образования, в которых репрезентирован совпадающий с этим результатом потенциальный предмет удовлетворения актуально доминирующих потребностей. Сознаваемые или несознаваемые психические образования, в которых репрезентирован потенциальный конечный результат политической дея

тельности, могут быть обозначены символами ПоНСПр(-а)Ы0 и ПоСЗПр(-а)Ы0, а репрезентированный (отображённый) в них несознаваемый или сознаваемый потенциальный (будущий) конечный результат - символами Пр(-а)коПо(нс) и Пр(- а)жПо(сз). Следовательно, сознаваемые или несознаваемые психические образования, в которых репрезентирован совпадающий с этим результатом потенциальный предмет удовлетворения актуально доминирующих потребностей, может быть обозначен символами ПоНСПР(-а)к0 и ПоСЗПР(-а)к0, а репрезентированный в них потенциальный предмет удовлетворения актуально доминирующих потребностей - символами ПР(-а)коПо(нс) и ПР(-а)коПо(сз).

Данное различение является основой деления мотивов политической деятельности на сознаваемые и несознаваемые мотивы, равно как основой деления несознаваемых и сознаваемых потенциальных конечных материальных, идеально-знаковых или психических результатов данной деятельности. И сознаваемый мотив, и несознаваемый мотив политической деятельности - это такой потенциальный конечный материальный, идеально-знаковый или психический результат данной деятельности, который отвечает тем или иным актуально доминирующим потребностям осуществляющих её людей - субъектов и контрсубъектов политики. Однако если в случае несознаваемого мотива политической деятельности данный результат - это не сознаваемый осуществляющими её людьми результат, то в случае сознаваемого мотива - сознаваемый осуществляющими её людьми результат. Иначе говоря, несознаваемый мотив политической деятельности - это такой потенциальный конечный материальный, идеально-знаковый или психический результат данной деятельности, который отвечает тем или иным актуально доминирующим потребностям осуществляющих её людей - субъектов и контрсубъектов политики, и репрезентирован в несознаваемых ими психических образованиях. Сознаваемый мотив политической деятельности - это такой потенциальный конечный материальный, идеальнознаковый или психический результат данной деятельности, который отвечает тем или иным актуально доминирующим потребностям осуществляющих её людей - субъектов и контрсубъектов политики, и репрезентирован в сознаваемых ими психических образованиях. Данное утверждение с учётом формулы (4.3.12) может быть представлено соответственно формулами

М-(нс)Кп — ,/пБ[е БуП — (Мо,Ио V По) — ПР- — Пра] мэПо(нс) — [(СпаС'п) — Rn]              (4.3.13)

и

Мсз^ — ,/пБ[е БуП — (Мо,Ио V По) — Пр а — Пр-1]™"^ — [(СпаС'п) — Rn],              (4.3.14)

а в общей форме - не только формулой (4.3.12), но и равнозначной ей формулой

М(нсv сз)Кл — ,/пБ[е Буп — (Мо,Ио v По) — ПР а — Пр-1]™"*" v сз) — [(СпаС'п) — Rn].              (4.3.15)

180

При этом необходимо учитывать следующее. Такие относительно простые психические образования, или репрезентации (отображения), как актуально доминирующие потребности и репрезентации потенциального конечного результата политической деятельности, отвечающего этим потребностям, могут входить в состав других, более сложных, психических образований, а также могут быть в них повторно или неоднократно репрезентированы. Эти последние, т. е. более сложные, психические образования могут быть определены как мотивационно-психические образования. Они принадлежат внутреннему, т. е. психическому, миру их носителей, но могут быть тем или иным образом проявлены во внешнем мире, в том числе в виде различного рода эмоциональных проявлений. В их число психологи, как правило, включают мотивационные состояния и мотивационные установки (в том числе мечты), а также влечения, желания, склонности, привычки, интересы или направленность личности человека к определённой деятельности. Некоторая совокупность таких интегрально связанных и иерархически организованных (упорядоченных) друг с другом мотивационно-психических образований, фиксируемых, хранящихся и время от времени актуализирующихся в памяти того или иного человека, образует присущую ему мотивационно-психическую сферу, выступающую в качестве подсистемы (подструктуры) его личности[330].

Таким образом, мотив политической деятельности включает в свой состав следующие компоненты: актуально доминирующие потребности (психические репрезентации соответствующих «очеловеченных» нужд, в частности, репрезентации несознаваемых или сознаваемых предпочтений) осуществляющих данную деятельность людей - субъектов и контрсубъектов политики; материальные, идеально-знаковые или психические образования - элементы человеческого бытия, отвечающие (соответствующие, удовлетворяющие) данным потребностям, побуждающие к данной деятельности осуществляющих её субъектов и контрсубъектов политики и выступающие в качестве её потенциального (будущего) конечного результата; сознаваемые и несознаваемые психические образования данных субъектов и контрсубъектов политики, в которых репрезентированы (отображены) потенциальный (будущий) конечный результат политической деятельности и актуально доминирующие потребности осуществляющих данную деятельность субъектов и контрсубъектов политики.

Указанные элементы (компоненты) мотива политической деятельности находятся в определённых отношениях друг с другом, которые выполняют определённые функции и имеют множество различных граней (сторон) и измерений. В частности, они интегрально связаны и организованы друг с другом, образуя особого рода функциональную систему (обозначим такую систему символом Jf). Лишь в этом случае они образуют мотив политической деятельности. В противном случае они являются лишь его предпосылками, но сами по себе, существующие отдельно друг от друга, мотивом политической деятельности не явля-

ются. Иначе говоря, мотив политической деятельности - это сложное, многокомпонентное, многогранное и многомерное образование, все элементы которого интегрально связаны и организованы (упорядочены) друг с другом, образуют особого рода функциональную систему. Данное утверждение в развёрнутом виде с учётом формул (4.2.35), (4.3.11) и (4.3.12) может быть представлено формулой

Мяп = J/m{(ND = N^-a=D) = ПЗ) ^ [е SyП = (Мо,Ио v По) =

ПР-а = Пр-a]ND /„              %              =              Ш*-%)] } — [(СплС'п) — ВД

(4.3.16)

а в сокращённом виде:

Мкп = J/m[ND /„ Пр-'aND /„ (По^лШ^Лго)] — [(СплС'п) — ВД (4.3.17) или как показано на рис. 4.3.1.

Рис. 4.3.1. Модель структуры мотива политической деятельности

Рис. 4.3.1. Модель структуры мотива политической деятельности

При этом необходимо учитывать, что жизненная ситуация и входящая в неё политическая ситуация, среда, окружающая субъектов и конрсубъектов политики, не исчерпывается элементами, представленными в формулах (4.3.16), и на рис. 4.3.1. Она включает и другие элементы человеческого бытия и окружающего людей мира. Некоторые из них, в том числе представленные в формуле (4.2.16), могут выступать в качестве факторов, оказывающих определённое влияние на данных субъектов и контрсубъектов и осуществляемую ими политическую деятельность, в том числе, как указывалось выше, часть из них может выступать не в качестве мотивов, а в качестве мотиваторов, или мотивационных детерминант, данной деятельности.

На рис. 4.3.1, изображающем структуру мотива политической деятельности, наглядно показан не только состав его элементов, но и отношения между ними, образующие его грани (стороны), в частности, следующие отношения:

«ND — [е SyП = (Мо,Ио v По) = ПР-а = Пр-а]ж»;              (4.3.18)

«[е БуП = (Мо,Ио v По) = ПР-а = Пр-а^^(ПоШ(-% = ПоПр(Лв)»;

(4.3.19)

«(ПоШ(-% = ПоПр(Лв) ^ ND».              (4.3.20)

Формула (4.3.18) представляет отношения между актуально доминирующими потребностями (сознаваемыми и несознаваемыми предпочтениями) субъектов и контрсубъектов политики и потенциальным (будущим) конечным результатом политической деятельности, отвечающими данным потребностям. Формула (4.3.19) - отношения между этим результатом и психическими образованиями, в которых репрезентированы актуально доминирующие потребности и данный результат. Формула (4.3.20) - отношения между данными психическими образованиями и актуально доминирующими потребностями (сознаваемыми и несознаваемыми предпочтениями) субъектов и контрсубъектов политики.

Лишь при наличии всех этих отношений образующие их элементы выступают не только в качестве предпосылок, но и в качестве элементов мотивов политической деятельности. Говоря иначе, лишь в этом случае происходит инвер- сия[331] всех этих элементов в определённые мотивы данной деятельности, в результате которой актуализация её мотивов завершается и начинается следующая фаза (стадия) её актуализации. Сами же по себе, вне отношений друг с другом, эти элементы - ни актуально доминирующие потребности, ни потенциальный (будущий) конечный результат политической деятельности, ни психические образования, репрезентирующие (отображающие) данные потребности и данный результат, - мотивами данной или какой-либо другой деятельности не являются.

<< | >>
Источник: Гомеров И. Н. Политическая деятельность: психолого-политологический анализ. 2010

Еще по теме Актуализация потребностей:

  1. Самоактуализация
  2. 15.2. Этапы разработки УР в стратегическом планировании
  3. Тема 15. СТРАТЕГИЧЕСКИЕ УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ
  4. 8.2.1 Осознание потребности
  5. Глава 6 ГРУППА Б. ОБЩИЕ ТЕМЫ РАБОТА С ПОЛЯРНОСТЯМИ
  6. Г лава 7 ГРУППА В. ВОСПРИЯТИЕ СЕБЯ
  7. 15.2. Этапы разработки УР в стратегическом планировании
  8. Тема 15. СТРАТЕГИЧЕСКИЕ УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ
  9. 8.2.1 Осознание потребности
  10. Занятие 22 ОЦЕНКА УДОВЛЕТВОРЕННОСТИ ПОТРЕБНОСТЕЙ РАБОТНИКА МЕТОДОМ ПАРНЫХ СРАВНЕНИЙ
  11. ОСНОВНЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ
  12. Потребности и интересы
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -