<<
>>

1. РОДСТВО И РОДОВЫЕ ОБЩЕСТВА

Мейер Фортес заметил, что изучение отношений и групп, традиционно рассматриваемых в аспекте родства, становится более «плодотворным», если их рассматривают «под углом зрения политической организации».

Эта констатация не наводит, между тем, на мысль, что родство в его совокупности имеет политические значения и функции. Она скорее побуждает к обнаружению внутренних механизмов родства, таких, как формирование групп, основанных на происхождении по одной линии,36 и внешних механизмов, таких, как создание союзных отношений, основанных на брачных обменах, которые порождают и включают политические отношения. Последние, между тем, не легко выделить в силу тесной связи родства и политического в во многих «примитивных» обществах. Одна из первоначальных задач заключается в поиске критериев, позволяющих осуществить раздел. Принцип, определяющий принадлежность к политической общности, является одним из этих критериев. Так как способ определения происхождения - по отцовской или материнской линии - главным образом обусловливает «гражданство» в этих обществах, то основанные на нем отношения и группы отмечены политическим знаком по контрасту сродством, понятым stricto sensu. В сегмен тарных обществах с домашним рабством статус раба, определенный прежде всего в терминах исключения, - непринадлежности к роду и неучастия в контроле общественных дел - ясно обнаруживает эту функцию системы происхождения.

Родовые общества состоят из лиц, которые, находясь в одних и тех же генеалогических рамках, соединяются по одной линии с одним и тем же родоначальником. В соответствии с числом поколений, о которых идет речь (генеалогическая глубина) их протяженность варьируется, так же как число элементов (или «сегментов»), которые их составляют. Со структуралистской точки зрения, группы, связанные общим происхождением, называются тогда сегментарными. Рассматриваемые с функциональной точки зрения, они проявляют себя как «корпоративные группы»: corporate groups, по определению британских антропологов; они имеют символы, общие всем их членам, предписывают различные формы деятельности и противостоят некоторым образом одни другим в качестве различных объединений. Их политическое значение является прежде всего следствием этой характеристики, ибо их политическая роль больше определена, исходя из их взаимных отношений, чем из внутренних отношений, их конституирующих. Способы примирения разногласий, типы столкновения и конфликта, системы союза и территориальной организации находятся в соответствии с общим устройством родовых сегментов и родовых обществ.

Пример, заимствованный из классической литературы, кажется необходимым для уточнения и иллюстрации этих фактов. Это пример ти- вов из Нигерии, создателей сегментарного общества, включающего большое число лиц (более 800000). Общая генеалогия, восходящая до предка основателя - Тива - включает, в принципе, их всех в соответствии с правилом происхождения по отцовской линии. Она управляет пирамидальной структурой, внутри которой сочетаются друг с другом родовые общества разных размеров: генеалогический уровень, на котором помещается предок, служащий точкой референции, определяет масштаб родовой группы, именуемой нонго.

Это соединение не осуществляется механически, но происходит в соответствии с формулой чередующихся противостояний и союзов; группы, происходящие от одного и того же предка и равнозначные, противостоят между собой (-), но оказываются объединенными и солидарными (+) внутри непосредственно высшего объединения, каким являются они сами в отношении противостояния со своими гомологичными группами; следующая схема показывает эту динамику, обнаруживаемую ре' альными противостояниями.

Сочетание через чередующиеся противоположности и союзы

Политический аспект этих отношений был констатирован в случае всех обществ, которые согласуются с этой моделью, так же как роль конфликта и войны в качестве проявлений тех объединений, которые включены в политическую жизнь.

Ро

В стране тивов эти объединения проявляют себя более устойчивым образом, вписываясь в очень определенные пространственные рамки. Родовые группы некоторого размера объединены на определенной территории, тар, так что сегментарная структура общества влечет за собой сегментарную структуру пространства и так что в силу последовательных соединений одно включает целостность населения, а другое совпадает с целостностью страны. Тару, географическому объединению, соответствует политическое объединение: ипавен. Таким образом, становится ясна тесная связь, существующая между группами по происхождению (именуемыми итио), родовыми группами, территориальными разделениями и политическими объединениями. Упрощенная диаграмма позволяет это прояснить: і і Предок

X Ч Группа 'Ч'ч по происхождению

(итио) ? Политическое Родовая группа (нонго) Территория

(тар) объединение Сипавен) ‘Довая структура, территориальная структура и политическая (случай тивов)

Принцип происхождения и территориальный принцип вместе способствуют в данном случае определению политической области; но первый является преобладающим. JI. Бохенен подчеркивает это, уточняя что группа по происхождению, к которой принадлежит тив, фиксирует «его политическое гражданство, его права на землю и местожительство» и определяет также лиц, с которыми можно сочетаться браком.3 Многочисленные функции групп по происхождению и родовых групп делает постоянно затруднительным строгое разграничение области родства и политической области. Тивы устанавливают различие, прибегая к территориальному критерию. Если простые объединения по местожительству, которые разграничивают также производственные группы, организуют разделение индивидов в соответствии с родством, напротив, территориальные разделы, имеющие свойство тара, проявляют, по существу, политический характер.

Этот упрощенный анализ, который получил бы отклики в исследовании других сегментарных обществ, помогает понять неопределенность антропологов - и постоянство их споров. Если правда, как это отмечает Макс Глюкман, что здесь есть материал для более тонкого познания разнообразия политических форм, характеристики и маркировки политического, его особые аспекты остается еще определить в отношении обществ со слабой дифференциацией, которая имеет в качестве основы родство и родовой порядок. Что вновь возвращает, в измененной формулировке, к вопросу, уже рассмотренному при сопоставлении максималистов и минималистов.

В этом отношении М.Ж.Смит провел наиболее систематическое теоретическое исследование. Он исходит из констатации трудности определения политического - в сегментарных обществах - в зависимости от общественных групп и объединений с часто неточными границами, и из требования исключения терминологических неясностей и выработки более строгой методологии. Его теория была рассмотрена в ходе предшествующей главы, но не в плане ее приложения к родовым и сегментарным системам. С его точки зрения, внешние отношения рода являются в первую очередь политическими отношениями, либо они проявляются как таковые (в случае войны или feud), либо они косвенно обладают этим свойством (через брачные обмены, ритуалы и т.д.). Внутренние отношения являются в первую очередь административными; они покоятся на авторитете, на иерархии, упорядочивающей точным образом общественные отношения. Смит утверждает, - не доказывая этого, как думают некоторые критики, - что внутренние механизмы, способствующие уменьшению «скрытых опасностей конфликта», могут быть уподоблены рудиментарным административным механизмам. Оба измерения политической области, таким образом, выявлены; и родовая сегментарная система проявляется «как особая комбинация политического действия и действия административного в (и между) структурах, формально определенных пределами происхождения по одной линии.» Но важно уточнить, что эти два аспекта (сегментация/иерархия, власть/авторитет) связаны в родовой системе; они отличаются не столько по отношению к общественным группам, сколько по отношению к различным «уровням» системы и к ситуациям, включающим тот или иной из ее элементов.

В обществах этого типа основной закон, определяющий политические позиции, является, по существу, генеалогической структурой, - которой можно манипулировать, чтобы узаконить фактическую власть. И политическая жизнь обнаруживается прежде всего через союзы и столкновения, через слияния и разделения, которые задевают родовые группы, через переустройство территориальных структур. Д.Истон настаивает в «Political anthropology» на различных и в займ о дополнительных характеристиках. Он подчеркивает нестабильность «поддерживающих структур», которые созданы «посредством союзов и меняющихся комбинаций, реализованных между сегментами»; эти последние «часто подразделяются и переустраивают их союзы с большой легкостью» и политическая власть ставится «постоянно под вопрос». Политическая борьба приобретает в силу этого факта особый характер; она не стремится к изменению системы, а к новому прилаживанию составляющих ее элементов; она выражается в отделениях, перегруппировках или в новых коалициях. Д.Истон констатирует, что эта механика так называемых сег ментарных обществ могла бы оправдать «рассмотрение каждого рода как независимой политической системы, а соперничество между родами как проявление внешних отношений». Характер политической системы был бы тогда признан в самой простой и самой нестабильной форме.

В статье, представляющей критический анализ, М.X.Фрид описывает существующие неточности и двусмысленности.37 Группы по происхождению - единицы, позволяющие расположить индивидов и воспроизвести линии по отношению к предку, - должны быть отделены от реальных родовых групп, проявляющих себя «полностью» в некоторых обстоятельствах и часто локализованных; и эти последние - от кланов, которые определяются обычно по отношению к далекому (часто мифиче- скому) предку и так, что не могут быть восстановлены все внутренние взаимосвязи. Сверх того, когда родовые общества подчинены четкой ло- кализации, они не составляют в силу этого общностей; они составляют только «ядро» последних - женщины отправлены вовне в результате брачных игр, а супруги получены извне; они остаются тесно связанными отношениями родства и представляют, следовательно, по формуле Лича, «компромиссные» группы. На этом уровне родство, экономическое измерение и политическое, оказываются смешаны, и последнее обнаруживается только прерывистым образом. Формальный анализ родовых структур недостаточен для выявления их политических характеристик до такой степени, что М.X.Фрид должен умножить критерии идентификации и приписать важную роль в определении политического критериям ранга и стратификации - то есть неравенствам в области статуса и «доступа к стратегическим ресурсам».

С другой стороны, слишком строгая дифференциация между родством и политической областью ведет к пренебрежению политическими влияниями первого, и особенно его возможными воздействиями на игру соперничества. Накопление супруг, потомков и союзов представляют сильное средство для укрепления (или поддержки) власти. Есть более сложные связи. Ж.Линхардг, сравнивая нилотические общества (Восточная Африка), все патрилинейные, но с очень неравно дифференцированной политической властью, показывает тройное отношение, существующее между степенью централизации, интенсивностью соперничества и важностью, придаваемой родству с материнской стороны. Последнее служит опорой в деле завоевания власти; чем чаще эта возможность приводит к успеху, тем более ожесточается соперничество и тем более увеличивается соответствующая власть.38 Существуют также символические связи. Акт разрыва в отношении родства (инцест, убийство родственника) часто соотносится с происхождением традиционной королевской власти: основатель как будто исключает старый порядок, чтобы установить свою власть и создать новый порядок; исторические мифы и королевские ритуалы напоминают это «событие» и демонстрируют, таким образом, исключительную природу суверена.

<< | >>
Источник: Жорж Баландье. ПОЛИТИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ. - М.: Научный мир. - 204 с.. 2001 {original}

Еще по теме 1. РОДСТВО И РОДОВЫЕ ОБЩЕСТВА:

  1. § 2. Комплексные системы родства в современных обществах: брачные союзы и запрет инцеста
  2. § 2. Системы родства
  3. Глава III РОДСТВО И ВЛАСТЬ
  4. Глава 6 АНАЛИЗ РОДСТВА
  5. Глава 7 ДЕТЕРМИНАНТЫ ТЕРМИНОЛОГИИ РОДСТВА
  6. Что означает понятие «близкое родство»?
  7. § 3. Природа и отношения родства: антропологический взгляд на нетрадиционные способы зачатия
  8. С. В. КУЛЛЛНДА ДРЕВНЕЯВАНСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ РОДСТВА И СВОЙСТВА И ЕЕ ИСТОРИКО-ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ИМПЛИКАЦИИ
  9. ДИСКУРСЫ РОССИЙСКОЙ ВЛАСТИ: ТЕРМИНЫ РОДСТВА
  10. IV. Родство и свойство
  11. ПЕРВИЧНАЯ ВЛАСТЬ АСИММЕТРИЯ В ОТНОШЕНИЯХ ВОЗРАСТА, ГЕНДЕРА И РОДСТВА
  12. § 7. Родовое устройство
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -